Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [6679]
- Аналитика [6189]
- Разное [2418]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Сентябрь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2022 » Сентябрь » 5 » ПРЕМЬЕРА ПРОЕКТА! БОГ ВОЙНЫ. РАССКАЗЫ О ГЕНЕРАЛЕ МАРКОВЕ. 14. ЕКАТЕРИНОДАР
    22:14
    ПРЕМЬЕРА ПРОЕКТА! БОГ ВОЙНЫ. РАССКАЗЫ О ГЕНЕРАЛЕ МАРКОВЕ. 14. ЕКАТЕРИНОДАР

    Растянулся обоз чёрной лентой во мраке ночи. Двигается медленно, бесшумно. Только колёса скрипят, да изредка донесётся стон или чуть слышная брань кого-нибудь из раненых. Третий день армия в кольце, и вот-вот должна решиться её судьба. Быть или не быть. Если удастся прорваться через железную дорогу в широкие степи, то есть надежда, если же нет – то всему делу конец. А кому ж решать эту сложнейшую задачу, как не «Богу Войны» и «Шпаге генерала Корнилова» Сергею Леонидовичу Маркову и его орлам?

    Черно было на душе у генерала – под стать непроглядной ночной темени. Он уже давно не ждал для себя ничего хорошего, но никогда не выказывал охватывающей его безнадёжности. Безнадёжности и без того слишком много, а у армии должна быть надежда. Должна быть вера. И не имеет значения, что творится на душе у командира, не имеют значения его личные терзания, подчинённые не должны видеть их. Для подчинённых командир должен быть источником веры. А поэтому, что бы ни было, нужно демонстрировать уверенность, нужно ободрять и обнадёживать других, павших духом, даже если у самого почти не осталось сил надеяться на что-то. Так понимал свой долг генерал Марков и как никто умел увлечь за собой, разрядить обстановку острым словцом или шуткой, на которые был мастер. И в бою, и на привале он действовал по-суворовски, памятуя заветы великого полководца, которые сколько раз доводил до слушателей различных аудиторий, в которых случалось ему преподавать. Стремительный, как молния, он на практике воплощал науку побеждать. Его никогда не видели унылым и сломленным, но всегда устремлённым вперёд – к победе. Чтобы победить, армия должна желать победы и верить в неё. И всем существом своим Сергей Леонидович внушал всем эту веру. И собственные сомнения могли ли идти в счёт!

    Считанными днями раньше не находил себе Сергей Леонидович места, сердясь даже на Верховного. Двинуть Армию на штурм Екатеринодара, а его полк, главный и несравненный таран, оставить в арьергарде – охранять раненых и обоз (черти бы его драли!).

    - Чёрт знает что! – на ходу ругался Марков, размахивая нагайкой. – Раздёргали мой полк, а меня вместо инвалидной команды к обозу пришили. Пустили бы сразу со всей бригадой – я бы уж давно в Екатеринодаре был!

    - Не горюй, Серёжа, - отвечал на это генерал Романовский. – Екатеринодар от тебя не уйдет.

    Изнемогая от вынужденного «простоя» и чутко прислушиваясь к артиллерийской канонаде под стенами Екатеринодара, Марков с раздражением следил за переправой подвод через Кубань. Переправа эта, осуществляемая двумя паромами длилась нескончаемо долго, и это приводило Сергея Леонидовича в бешенство. Малейшая задержка движения вызывала в нем вспышки гнева, и удары его нагайки сыпались и на лошадей, и на возниц. Неожиданно, нарушая установленное движение, не взирая на опасность создать пробку, к парому протиснулась какая-то подвода. Опрометью налетел на неё Марков, с ходу потчуя хлыстом и возницу, и пассажира:

    - В сторону, мерзавцы!

    Подвода откатилась в сторону, но пассажир не сдержал негодования:

    - Ваше превосходительство!

     - Ах, извините, ваше превосходительство, - театрально раскланялся Сергей Леонидович, - но сейчас мне некогда! – и сменив шутовско-издевательский тон на ледяной и не терпящий возражений, приказал: - Стоять здесь! Переправа в последнюю очередь.

    Нарушить этот приказ ни сановитый пассажир, ни его кучер не посмели.

    Через два дня кровопролитный боёв сбылось неизбежное: Верховный бросил в бой резерв –бригаду Маркова.

    В ожидании штурма артиллерийских казарм на подступах к городу, в глубокой канаве, под проливным дождём вражеских пуль Сергей Леонидович нервно прохаживался взад-вперёд, обмениваясь короткими фразами с полковником Тимановским, не выпускавшим изо рта своей знаменитой трубки. Наконец, последовал долгожданный приказ…

    - Ну, видимо, без нас дело не обойдётся! - воскликнул Марков и, мгновенно очутившись на насыпи, бросился к цепям: - Друзья, в атаку, вперёд!

    Ожило поле, поднялись добровольцы, и все живое бросилось к смертоносному валу, падая, подымаясь, оставляя за собой взрытую снарядами пашню и тела убитых и раненых.

    Артиллерийские казармы были взяты, но в непрерывных боях источились скудные силы маленькой Армии. На четвёртый день боёв число раненых перевалило за полторы тысячи, боеприпасов не хватало катастрофически, погибли многие командиры, в числе которых любимец Корнилова, полковник Неженцев.

    На излёте этого страшного дня Верховный собрал совещание, на котором предстояло решить, что делать дальше. Измученный непрерывными боями Сергей Леонидович склонил голову на плечо Романовского и заснул. Тот толкнул его. Марков вскинул голову:

    - Извините, ваше высокопревосходительство, разморило – двое суток не ложился…

    Осунувшийся, мрачный Корнилов произнёс глухим голосом:

    - Положение действительно тяжёлое, и я не вижу другого выхода, как взятие Екатеринодара. Поэтому я решил завтра на рассвете атаковать по всему фронту. Как ваше мнение, господа?

    - Мы считаем, что осаду нужно продолжать, так как всякое иное решение, по нашему мнению, означает общую неминуемую гибель! – твёрдо заявил кубанский атаман Филимонов.

    Глаза Сергея Леонидовича недобро блеснули, но он не стал высказываться сразу, уступив очередность Деникину. Антон Иванович был не менее категоричен:

    - Необходимо немедленно отходить от Екатеринодара. При создавшихся условиях попытка взятия города – дело безнадёжное. Армия обескровлена, люди измучены, оружия нет. Мы погубим всех, если решимся на это.

    К мнению Деникина присоединился Романовский:

    - Первый порыв уже прошёл, настал предел человеческим возможностям, и об Екатеринодар мы просто разобьёмся. Неудача штурма вызовет катастрофу.

    Богаевский, поразмыслив немного, задумчиво произнёс:

    - Я не думаю, что город взять невозможно… Но удержать его нам не удастся… Даже взятие Екатеринодара, вызвав новые большие потери, привело бы армию, ещё сильную в поле, к полному распылению её слабых частей для охраны и защиты большого города. Тем не менее, я не могу с уверенностью высказаться в пользу того или иного решения…

    - Ваше мнение, Сергей Леонидович?

    - Я думаю, ваше высокопревосходительство, что, если я, генерал, так вымотался за эти дни, что в первый раз в жизни засыпаю на совещании, то каково должно быть состояние рядовых бойцов! По мне, так лучше не соваться, а поры дождаться! Я нахожу, что нужно отойти от города и двигаться по казачьим станицам в Тёрскую область. У нас ещё будут победы!

    - Михаил Васильевич?

    Все выжидающе посмотрели на старика Алексеева, известного с давних пор блестящим стратегическим умом, которому, правда, не доставало решимости и быстроты, иногда столь необходимых.

    - Екатеринодар должен быть взят… - медленно произнёс Михаил Васильевич своим скрипучим голосом. – Но я полагаю, что лучше будет отложить штурм до послезавтра; за сутки войска несколько отдохнут, за ночь можно будет произвести перегруппировку на участке Корниловского полка; быть может, станичники подойдут ещё на пополнение.

    - Итак, будем штурмовать Екатеринодар на рассвете первого апреля, - тотчас согласился Верховный. – Отход от Екатеринодара будет медленной агонией армии, лучше с честью умереть, чем влачить жалкое существование затравленных зверей!

    Приказ о подготовке штурма после однодневного отдыха был отдан тут же. По окончании совещания генерал Марков поднялся из-за стола и заявил:

    - У меня есть предложения, господа! Для подъёма настроения в войсках пусть кубанский атаман, правительство и Рада идут впереди штурмующих!

    - Я не возражаю… - откликнулся Филимонов, а представители правительства и Рады промолчали.

    Покинув штаб, Сергей Леонидович устало бросил своим подчинённым:

    - Наденьте чистое бельё, у кого есть. Будем штурмовать Екатеринодар. Екатеринодара не возьмём, а если и возьмём, то погибнем.

    В тот вечер он последний раз видел Верховного живым… На следующий день неприятельский снаряд угодил в здание фермы, где, несмотря на все отговоры, находился Лавр Георгиевич. Генерал Корнилов погиб.

    И, вот, теперь, предав земле его тело, Армия устремилась на север. Ночь была чёрной, безлунной, ни единая звезда не освещала своим сочувственным мерцанием скорбный путь Добровольцев. Людей становилось всё меньше: одни сложили головы в боях, другие, отчаявшись, покидали ряды, надеясь укрыться в одиночку или небольшими группами. Растекались по родным станицам кубанские казаки, уходили некоторые офицеры. Отчаянным было и настроение оставшихся. Всё чаще слышались разговоры о том, что пора распускать армию, пора распыляться и пробираться в горы по отдельности. Особенно паниковали в обозе. И добро бы раненые, знающие свою участь в руках «товарищей», так хуже их – штатские деятели, беженцы, обанкротившиеся политики – понабилось их в обоз так, что и не двинешься! Тяжело раненых, тех, что не перенесли бы дорогу, оставили в Елизаветинской – что-то стало с ними? Заложников взяли в обеспечение их безопасности, а будет ли толк? Своих раненых, боевых офицеров, оставили, потому что иначе нельзя было, а весь этот погорелый театр приходится тащить…

    Сергей Леонидович сидел на всхолмье вместе с генералом Африканом Богаевским, пропуская мимо себя колонны отступающей Армии и обсуждая сложившееся положение. После катастрофы казалось, что борьба окончена, что, быть может, в самом деле, пора распыляться… Разговор выходил горьким и безнадёжным. Однако Сергей Леонидович взял себя в руки и, верный себе, переменил тему, желая развеять скорбные мысли как собственные, так и своего собеседника:

    - Хорошая у вас шинель, Африкан Петрович! Длинная! Тепло вам в ней, а я в своём полушубке замерзаю!

    Так и свелась беседа к мелочам…

    Проследив за порядком отхода боевых частей и обоза, Марков вскочил в седло. В этот момент к нему подошел доктор Родичев, казначей Офицерского полка:

    - Сергей Леонидович, правду ли говорят, что мы окружены?

    - Совершенно верно, мы окружены, - спокойно ответил Марков. И взглянув сверху на своего поникшего помощника прибавил: - Знаете, доктор, дрянь тот начальник и дрянь те войска, которые не прорвут окружение. А мы, чёрт побери, дрянью не были и не будем!

    Рис. Игоря Колгарева

    Русская Стратегия

    _____________________

    ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ?

    ПОДДЕРЖИ РУССКУЮ СТРАТЕГИЮ!

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689 (Елена Владимировна С.)
    Яндекс-деньги: 41001639043436

     

    ВЫ ТАКЖЕ ОЧЕНЬ ПОДДЕРЖИТЕ НАС, ПОДПИСАВШИСЬ НА НАШ КАНАЛ В БАСТИОНЕ!

    https://bastyon.com/strategiabeloyrossii

    Категория: - Разное | Просмотров: 113 | Добавил: Elena17 | Теги: белое движение, генерал марков, россия без большевизма, Елена Семенова, игорь колгарев
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1924

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru