Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [6995]
- Аналитика [6443]
- Разное [2548]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Декабрь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2022 » Декабрь » 22 » Виктор Правдюк. АПРЕЛЬ 1945 ГОДА
    18:46
    Виктор Правдюк. АПРЕЛЬ 1945 ГОДА

    Судя по журналу посетителей Кремлёвского кабинета Сталина, решающее обсуждение плана Берлинской наступательной операции Красной армии состоялось 2 апреля. При участии Молотова, Булганина, командующих 1-м Белорусским и 1-м Украинским фронтами маршалов Жукова и Конева, начальника Генерального штаба Антонова и начальника оперативного управления Генштаба Штеменко. Сталин неоднократно говорил военным, что Берлин должен брать 1-й Белорусский фронт. Но наступать на столицу Третьего Рейха планировал и 1-й Украинский фронт, и, чтобы выполнить указание вождя, в Генштабе, несмотря на явную нелепость этого, начертили на карте разграничительную линию между войсками Конева и Жукова. 1-й Украинский фронт Конева даже в случае большого успеха не имел права пересекать эту линию и должен был дожидаться того, чтобы войска Жукова первыми вошли в Берлин. Конев хорошо понимал несуразность этой диспозиции с разграничительной линией и протестовал против неё. А маршал Жуков молчал, уже примеривая на себя лавры покорителя Берлина. На совещании 2 апреля начальник Генштаба Алексей Антонов показал Сталину на карте разграничительную линию между фронтами и добавил, что это решение может только помешать успешному взятию Берлина. Его поддержал маршал Конев, заметивший, что войска будут просто стреножены на этой линии. В конце концов Сталин уступил, зачеркнул разграничительную линию на карте и сердито сказал: «Кто первый ворвётся, тот пусть и берёт Берлин».

    Согласно плану Берлинской операции, главный удар 1-й Белорусский фронт Жукова наносил в лоб, по прямой с Кюстринского плацдарма. Это было неудачное решение, приведшее к большим и напрасным потерям. А вот фланговый удар 1-го Украинского фронта в обход Берлина с юга был и задуман нешаблонно и исполнен красиво с точки зрения военного искусства…

    Летом 1934 года после разгрома оппозиции среди штурмовых отрядов и смерти президента Германии фельдмаршала Гинденбурга Гитлер впервые публично назвал своё государство тысячелетним Третьим Рейхом. В апреле 45-го года гитлеровской Германии шёл тринадцатый год, и находилась она в предсмертной агонии.

    1 апреля группа армий «Б» Вермахта фельдмаршала Вальтера Моделя окружена англо-американскими войсками в Эльзасе.

    Рейхсфюрер СС Гиммлер приказал расстреливать всех, кто поднимает белый флаг.

    9 апреля капитулировал окружённый Кёнигсберг. Войскам 3 Белорусского фронта сдался комендант города генерал Лаш и около 90 тысяч немецких солдат и офицеров. Лаш немедленно был объявлен предателем и приговорён Гитлером к расстрелу.

    В концентрационных лагерях немцы проводили чистки, убирая нежелательных свидетелей. 9 апреля в лагере Флоссенбург были казнены пастор Дитер Бонхёффер и бывший начальник Абвера, армейской разведки и контрразведки адмирал Вильгельм Канарис вместе с несколькими своими бывшими сотрудниками. Перед смертью осуждённых раздевали донага, вешали в обнажённом виде, а тела эсэсовцы немедленно сжигали. Вероятно, большинство современников в Германии считали казнённых предателями и преступниками. Одним из самых выдающихся погибших участников сопротивления был пастор Дитер Бонхёффер, ещё до Второй мировой войны обосновавший с христианской точки зрения необходимость вызова гитлеровскому государству и борьбы с ним даже ценой государственной измены. «В известных обстоятельствах измена является патриотизмом», - писал Бонхёффер, чьё имя стало символом мученичества для всех истинных христиан Германии.

    13 апреля войска 3-го Украинского фронта вошли в Вену. Бои за столицу Австрии были тяжёлыми, но недолгими, у Вермахта уже не было сил, чтобы защищать столицу родины фюрера. Вена избежала тотальных разрушений.

    Но основные события апреля планировались на середину месяца на берлинском направлении.

    Почему в феврале 1945 года Сталин совсем не спешил брать Берлин, а в апреле буквально гнал своих маршалов на столицу Рейха? Настроение вождя народов изменилось в короткий срок потому, что возникла реальная угроза вступления в германскую столицу западных союзников. Немецкий фронт на Западе разваливался, и советский диктатор боялся, что следствием этого явится неизбежный сепаратный мир с крайне малоприятными политическими последствиями. И не взирая на фальшивые опасения Штирлица в «17 мгновениях весны», союзники ни сепаратного мира заключать не собирались, ни Берлин брать не хотели, как бы этого не хотел Черчилль. Слишком большой крови и жертв это бы стоило войскам западных союзников. Для Сталина штурм Берлина был вопросом идеологического престижа, хотя Берлин сам по себе уже не имел никакого военного значения. Решить сверхзадачу в сталинском духе, не считаясь с потерями, мог только один маршал, всегда щедро черпавший необходимые средства из безграничных ресурсов Ставки и никогда не считавшийся с сотнями тысяч погубленных им жизней. Жуков брал Берлин в лоб и на скорость, приходя в ярость от мысли об успехах соперника маршала Конева. Знаменитые жуковские прожекторы, которые должны были освещать путь атакующим и ослепить обороняющихся, на самом деле не могли пробить плотный туман и дым от многочисленных разрывов, зато освещали наступавшие войска 1-го Белорусского фронта, которые упёрлись в укреплённые Зееловские высоты и три дня штурмовали их в лоб с большой кровью. Штурм высот был не нужен, так как войска 1-го Украинского фронта Конева обошли Берлин с юга, и немцы неизбежно должны были оставить позиции под Зееловым. В эти дни произошла трагикомическая сцена между маршалом Жуковым и командующим 1-й танковой армией генерал-полковником Михаилом Катуковым, которому Жуков приказал (!) не пускать войска Конева в Берлин. Катуков ответил: «Вы - маршал и Конев – маршал, вы и решайте между собой эту проблему…» Один из лучших командующих-танкистов Михаил Ефимович Катуков был тут же объявлен в приказе Жукова не способным к командованию и в том, что его командный пункт находится вдали от переднего края…

    Защищали Берлин три полевых и две танковых армии Вермахта, в общей сложности вместе с малобоеспособным фолькштурмом имевшие не более 400 тысяч человек. В Берлинской операции с советской стороны участвовали 2,5 миллионов человек, превосходившие противника по танкам и артиллерии более чем в четыре раза и почти в три раза по авиации. Не проще ли было обложить Берлин со всех сторон, лишив его защитников средств к сопротивлению и безжалостными бомбардировками заставить капитулировать? И не погибли бы в самые последние дни войны ещё сто пятьдесят тысяч наших русских солдат. Всё это было возможно, но не при участии Сталина и маршала Жукова, который был озабочен только тем, чтобы войска маршала Конева первыми не ворвались в Берлин.

    Переписка между маршалом Сталиным и президентом Рузвельтом в первой половине апреля достигла предела своей остроты. Сталин, ссылаясь на будто бы донесения разведки (ложные), заявил, что ему стало известно, что представители германского командования в Италии вели переговоры с американцами о якобы уходе итальянской группировки Вермахта на Восточный фронт. 3 апреля Сталин писал Рузвельту: «Вы утверждаете, что никаких переговоров не было ещё. Надо полагать, что Вас не информировали полностью. Что касается моих военных коллег, то они на основании имеющихся у них данных, не сомневаются в том, что переговоры были и они закончились соглашением с немцами, в силу которого немецкий командующий на Западном фронте маршал Кессельринг согласился открыть фронт и пропустить на восток англо-американские войска, а англо-американцы обещались за это облегчить для немцев условия перемирия». Обвиняя союзников, Сталин подобными манёврами стремился скрыть свои явные «грехи» в принуждении к установлению коммунистической власти в будущих странах «народной демократии».

    Последние дни жизни Рузвельта были заполнены интенсивной перепиской со Сталиным, в которой президент отвергал даже саму мысль о сепаратных соглашениях с гитлеровской Германией, и острой полемикой по проблемам будущей Польши. «Во всяком случае, - писал в своём последнем послании 12 апреля американский президент, - не должно быть взаимного недоверия, и незначительные недоразумения такого характера не должны возникать в будущем. Я уверен, что, когда наши армии установят контакт в Германии и объединятся в полностью координированном наступлении, нацистские армии распадутся».

    В этот же день, 12 апреля, президент Рузвельт скоропостижно скончался…

    10 апреля безмерно уставший Рузвельт отправился отдохнуть в своё сельское имение. 20 апреля он намеревался возвратиться в Вашингтон, чтобы вылететь в Сан-Франциско на открытие конференции Объединённых Наций. На отдыхе президент совершал на автомобиле поездки по окрестностям, занимался описанием своей коллекции почтовых марок, позировал русской художнице Елизавете Шуматовой, которая писала его портрет. Казалось бы, ничто не предвещало трагического исхода. Однако 12 апреля незадолго до ланча, когда Шуматова стояла у мольберта, а Рузвельту оставалось позировать всего 15 минут, произошло следующее: Рузвельт закурил, затем провёл рукой по лбу, дотронулся до шеи, резко побледнел и произнёс: «У меня ужасно болит голова». Это были его последние слова. Вскоре он потерял сознание и через два часа скончался. Америка хоронила своего президента, которому американский народ был обязан прекращением «великой депрессии», торжеством нового курса и экономическим процветанием. Рузвельт сумел создать супер-державу, и в этом его главная заслуга перед Америкой. Для этого Франклину Делано Рузвельту понадобились 12 лет, те самые 12 лет, которых хватило Гитлеру, чтобы разрушить Германию…

    Весной 45-го года настольной книгой Гитлера стал труд английского историка и философа Томаса Карлейля «История Фридриха Великого». Есть свидетельства, что однажды Геббельс читал фюреру эту книгу вслух, читал именно ту главу, в которой говорилось о чудесном спасении Бранденбургского дома короля Фридриха во время Семилетней войны, когда в России неожиданно умерла императрица Елизавета Петровна, а на престол взошёл Пётр Третий, поклонник короля Фридриха. Подверженный мистицизму Гитлер надеялся, что и с ним произойдёт подобное чудо. И когда ему 13 апреля сообщили о смерти в Америке его злейшего врага, его непримиримого противника Франклина Рузвельта, Гитлер опять на какое-то время уверовал в свою счастливую звезду…

    В Италии 14-я немецкая армия продолжала уверенно удерживать позиции на реке По. Только в конце апреля союзные войска получили возможность продвинуться на север.

    Американский флот на Тихом океане начал блокаду японского острова Окинава. Начались бои на море на подступах к острову. 6 апреля 335 японских лётчиков-камикадзе вылетели для самоубийственных атак против американских кораблей.

    7 апреля потоплен бомбами американской палубной авиации самый большой в мире линейный корабль – японский линкор-символ «Ямато».

    Сталина по-прежнему волновала проблема взятия Берлина. Черчилль и хотел бы обогнать русских, но главнокомандующий союзными войсками генерал Эйзенхауэр твёрдо придерживался соглашений, согласно которым Красная армия будет брать Берлин, а войска союзников продолжат наступление в направлении Дрездена и Лейпцига.

    После войны появилось немало политических спекуляций, связанных со взятием Берлина. Почти все они имеют целью прикрыть большие потери советских войск при штурме германской столицы. Берлинская операция началась 16 апреля. С юго-востока на Берлин наступали войска 1-го Украинского фронта, с Кюстринского плацдарма удар наносили войска 1-го Белорусского фронта, а 2-й Белорусский фронт, перешедший в наступление 18 апреля обеспечивал прочность правого фланга фронта Жукова. Войска маршала Конева на левом фланге испытывали меньшее сопротивление, и уже 18 апреля прорвали основной рубеж на реке Нейссе, форсировали реку Шпрее. Маршал Конев приказал командующим 3-й и 4-й гвардейских танковых армий генералам Павлу Рыбалко и Дмитрию Лелюшенко ворваться в южную часть Берлина. К вечеру 22 апреля передовые отряды танкистов уже вели бои в южной части немецкой столицы. Гитлер потребовал немедленно развернуть 12-ю армию генерала Венка, которая должна была сдерживать американские войска, против 1-го Украинского фронта. Но войска маршала Конева сумели отразить контрудар немцев и фланговыми ударами окружили 12-ю армию Вермахта.

    Маршал Советского Союза Иван Степанович Конев – один из самых многоопытных советских военачальников. Прошёл суровую школу первых лет войны, пережил тяжёлые поражения при командовании Западным и Калининским фронтами. Талант командующего раскрылся у Ивана Конева в период, когда он возглавил 1-й Украинский фронт. Войска под его руководством провели целый ряд образцово запланированных и успешно проведённых операций на большую глубину. В Берлинской наступательной операции армии фронта под командованием Ивана Конева действовали стремительно и умело.

    В апреле, перед неизбежным крахом Германии, американские спецслужбы устроили настоящую охоту на немецких учёных, добившихся в ходе войны заметных успехов в создании новых видов оружия. «Миссия Алсос» - так назывался секретный отряд Пентагона, главной задачей которого был захват новых технологий и их создателей. Несмотря на уже принятые разграничительные линии оккупации Германии (в составе секретных договорённостей на Ялтинской конференции) подразделения «Миссии Алсос» под самым носом у своих союзников, советских, английских и французских, врывались в лаборатории, на опытные заводы, захватывали архивы, увозили немецких учёных. Например, в апреле во французской зоне американцы в городке Эхинген неподалёку от Штуттгарта на глазах французских офицеров захватили документы и оборудование немецкого атомного реактора. Эту операцию назвали «Хамбаг» (обман). То же самое отряд «Миссии Алсос» проделал в ракетном центре в Нордхаузене, который должен был войти в советскую зону оккупации. Из Нордхаузена американцы вывезли около ста ракетных комплексов ФАУ-2, а затем и их создателей Вернера фон Брауна с генералом Вальтером Дорнбергером в придачу…

     

    1-й Белорусский фронт маршала Жукова имел в своём составе 4 тысячи танков, 22 тысячи артиллерийских стволов, более 4-х тысяч самолётов. Ни одному полководцу никогда и не снилось такое изобилие военной техники. Удар 1-го Белорусского фронта наносился в лоб, немцы занимали хорошо подготовленные заранее позиции. Ключом обороны Берлина были Зееловские высоты. И с первого дня наступления войска Жукова начали нести весомые потери. Трагическая судьба людей, погибавших на Зееловских высотах, состояла ещё и в том, что война шла к неизбежному своему концу, а умирали солдаты, которые имели право на долгую жизнь. Берлин был обречён, войска 1-го Украинского и 2-го Белорусского фронтов могли бы взять столицу Третьего Рейха в плотное кольцо, но политические мотивы были для советского командования важнее жизней людей, а маршал Жуков был подходящим кадром для войны «любой ценой».

    Без какого-либо сопротивления войска союзников заняли Мюнстер и Штуттгарт, Эрфурт и Лейпциг, Дюссельдорф и Мюнхен.

    2-й Украинский фронт в начале апреля завершил очищение от немцев Словакии.

    Советский Союз заявил, что договор о нейтралитете с Японией действителен только до 13 апреля.

    Гитлер передал командование всеми вооружёнными силами на севере Германии гросс-адмиралу Карлу Деницу.

    Подводная лодка Балтийского флота Л-3, командир - капитан третьего ранга Коновалов, потопила немецкий транспорт «Гойя», водоизмещением 7600 тонн.

    В Сан-Франциско начала работу Организация Объединённых Наций в составе представителей от 50 стран.

    17 апреля началась капитуляция германских войск группы армий «Б», окружённых в Руре. Через несколько дней застрелился командующий этой группой армий фельдмаршал Вальтер Модель.

    Вальтер Модель принадлежал к военачальникам Вермахта, выдвинувшихся на полях сражений. Модель отличался умением действовать в критических ситуациях и добиваться успехов, когда у других германских генералов опускались руки. Стоит вспомнить умелое руководство войсками в Ржевско-Вяземском выступе, на северном фланге Курской битвы, на первом этапе наступления в Арденнах. Моделя называли в Вермахте «пожарным» за то, что он не терял присутствия духа в безнадёжных ситуациях. Фельдмаршал Модель отличался жёстким, если не жестоким характером, был сторонником национал-социалистического воспитания в войсках. Жёстко фельдмаршал отнёсся и к самому себе. Модель считал, что сдача в плен для фельдмаршала является большим позором…

    24 апреля битва за Берлин достигла своего решающего часа. Войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов соединились в районе Бранденбурга, и обречённые немецкие армии оказались окружёнными в громадном городе

    Рейхсканцлер и Главнокомандующий Вермахтом Адольф Гитлер решил остаться в Берлине и оборонять его до конца, в том числе и собственного. Отметив свой 56-й день рождения 20 апреля, фюрер предложил своим соратникам заняться созданием баварской крепости, куда, что не исключено, в конце концов мог бы направиться и сам Гитлер. 24 апреля в окружённый Берлин прилетела подруга фюрера 32-летняя Ева Браун. Ева решила в любом случае разделить свою судьбу с Гитлером. Герман Геринг в качестве наследника лидера Третьего Рейха прислал в рейхсканцелярию осторожную телеграмму, в которой предлагал взять власть в свои руки ввиду того, что Гитлер не может руководить государством из блокированного города. Геринг был немедленно проклят Гитлером, снят со всех постов, и отряд эсэсовцев должен был арестовать и расстрелять толстого Германа. Второй удар нанёс Гитлеру в последнюю неделю жизни самый верный и преданный – известие о том, что рейхсфюрер СС Гиммлер ведёт тайные переговоры с западными союзниками привело Гитлера в бешенство. Рейхсфюрер также был лишён всех постов. «Верными мне остались только два существа, - заметил Гитлер, - Ева Браун и овчарка Блонди…»

    Подводная лодка У-234 с грузом урановой руды, разобранным реактивным самолётом МЕ-262 и другими секретами Третьего Рейха сумела выйти из Норвегии 7 апреля, через два дня скрытно обойти противолодочную завесу вокруг британских островов и выйти в Атлантический океан. Путь У-234 предстоял долгий – в Японию.

    Собирался ли Гитлер бежать из Берлина? Чем дальше от того апреля 45-го года, тем больше возникает фантастических воспоминаний и россказней об этом. Существуют версии о подготовке бегства фюрера в Гренландию - интересно, что там после перелёта был предусмотрен даже лыжный переход к тайному убежищу. Гитлер, правда, не был замечен в качестве лыжника и очень не любил снег, особенно большую тоску снег наводил на него после битвы под Москвой. Другой вариант спасения фюрера состоял в перелёте на Мадагаскар, где в тёплых джунглях Гитлер и верные ему эсэсовцы коротали бы время в воспоминаниях об иных днях. Конечно, в фантазиях к услугам их авторов всегда была Латинская Америка, некоторые из них даже видели Гитлера в Аргентине или в Парагвае.

    Воздушный способ исчезновения и спасения фюрера явно доминирует над путешествием на подводной лодке, потому что больше всех навспоминал подобных версий личный пилот Гитлера Ганс Баур и в каждой из них значительная роль принадлежит самому Бауру. В действительности Гитлер прекрасно понимал, что ему уже нет места на земле, и оборона Берлина, которой он руководил до последнего солдата, приведёт его прямо в ад, в тот круг дантовского ада, где находятся самые отъявленные палачи, лжесвидетели и убийцы…

    25 апреля войска 1-го Украинского фронта маршала Ивана Конева в районе немецкого города Торгау встретились с частями 12-й американской группы армий генерала Омара Брэдли. Встреча была исключительно тёплой, солдаты, пришедшие на Эльбу из глубин России и из штатов Нового Света радовались, что война для них закончилась, что они живы, что теперь увидят своих родных и близких…

    В Италии немецкий фронт в двадцатых числах апреля перестал существовать не столько в результате англо-американских атак, сколько по причине общего немецкого неблагополучия. Вермахт пытался уйти из Италии, но уходить уже было некуда. Вместе с отступившими германским частями попытался пробиться в Швейцарию и глава республики Сало Бенито Муссолини со своей верной подругой Кларой Петаччи. Итальянские партизаны пропустили немецкую колонну на север, а Муссолини и Петаччи были арестованы. Петаччи предложили свободу. Женщина пожертвовала собой ради любимого ею дуче. Руководил казнью будущий лидер коммунистов Луиджи Лонго. 27 апреля бывший итальянский любимец народа, диктатор и друг Гитлера был расстрелян вместе с Кларой Петаччи без суда и следствия. Петаччи пыталась во время расстрела закрыть собой Муссолини… Их тела повесили за ноги, вниз головой, на площади города Милана…

    А в Берлине в последние дни апреля продолжались уличные кровопролитные бои. Противники в городе уже не могли остановиться, вцепившись в друг друга. Берлинские улицы напоминали нашим солдатам и офицерам Сталинград: такие же бои на лестницах и в подвалах, схватки в подворотнях и «слоёные пироги» в домах, разница только в том, что там, в Сталинграде, война по-настоящему только начиналась, а здесь, в Берлине, заканчивалась окончательно и бесповоротно.

    Гитлер дотянул своё земное существование до без пяти минут двенадцати. Он успел увидеть фотографии повешенных в Милане Муссолини и Петаччи. Бои уже шли в берлинском квартале, где расположен был бункер рейхсканцелярии, когда фюрер Третьего Рейха поспешно обвенчался с Евой Браун в награду за её верность ему, и вместе с молодой женой покончил жизнь самоубийством… Охрана фюрера в эти часы уже отбивала атаки красноармейцев.

    29 апреля начались бои за рейхстаг. К рейхстагу непосредственно вышли воины 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта. В ночь на 30 апреля разведчики группы капитана Макова проникли внутрь рейхстага и подняли на нём первое знамя победы. Потом крышу рейхстага увенчали ещё несколько знамён, а самое известное из них водрузили – уже для кинохроники отобранные – опытные солдаты Михаил Егоров и Мелитон Кантария. Русский и, конечно, грузин. К вечеру 30 апреля группы эсэсовцев ещё отчаянно сопротивлялись в районе имперской канцелярии, но в целом апрель 1945 года закончился взятием нацистской столицы Берлина…

    Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/

    Заказы можно также присылать на orders@traditciya.ru

     

    _______________________________

    ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

    ПОДДЕРЖИ ИЗДАТЕЛЬСТВО!

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689 (Елена Владимировна С.)
    Яндекс-деньги: 41001639043436
     

    ВЫ ТАКЖЕ ОЧЕНЬ ПОДДЕРЖИТЕ НАС, ПОДПИСАВШИСЬ НА НАШ КАНАЛ В БАСТИОНЕ!

    https://bastyon.com/strategiabeloyrossii

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 149 | Добавил: Elena17 | Теги: РПО им. Александра III, вторая мировая война, виктор правдюк, книги, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1953

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru