Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [7781]
- Аналитика [7223]
- Разное [2956]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Май 2023  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Статистика


Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2023 » Май » 15 » Истории полкового священника
    10:09
    Истории полкового священника

    Полковой священник о.Роман позывной "Батюшка"
    За год СВО ему не раз доводилось причащать и крестить в полевых условиях. Дивное зрелище, когда отец Роман выезжает на позиции. Кажется, там, куда он приезжает, ни души, но как только Батюшка подходит к месту назначения, смотришь: из-за кустов, деревьев выходят ребята из пехоты, следом тянутся артиллеристы.


    Невозможно победить на поле брани без духовной помощи свыше. Так считает немало верующих военнослужащих, участников специальной военной операции, с которыми довелось общаться корреспонденту «Донецка вечернего». С каждым днем спецоперации все больше людей начинает понимать, что духовный фронт сейчас не менее важен, чем военный, и помощь священника в боевых условиях жизненно необходима. Именно поэтому в рядах защитников Отечества очень ждут служителей Церкви. В этой связи для многих ребят иерей Роман Заяц с позывным Батюшка, который почти год как окормляет православных воинов в зоне СВО, стал родным человеком. Отец Роман приехал из Кировской области. Духовное служение несет в 287 ОМСБ имени Александра Пересвета, окормляет ребят интернациональной бригады Пятнашка и по необходимости другие подразделения.

    Крестить приходилось в оружейке

    Вместе с отцом Романом корреспондент «Вечерки» не раз принимала участие в нескольких богослужениях, общалась с военнослужащими, к которым он регулярно приезжает. Конечно, служить на войне – не сродни служению в приходском храме. Обстановка на фронте каждый раз меняется, но, вопреки тяжелой ситуации, обстрелам, Батюшке удается исповедовать, причащать, навещать страждущих в больницах, вести беседы с военными, оказывать содействие в гуманитарной помощи и многое другое.

    Когда отцу Роману надо ехать к бойцам на передовую, он вооружается как воин – надевает бронежилет. Батюшка всегда одет по военке – под военной курткой подрясник. На рукаве шеврон с изображением русского монаха-воина, инока Троице-Сергиевского монастыря Пересвета. Неизменными атрибутами в его образе остаются большой наперсный крест, епитрахиль. При себе он всегда носит рюкзак, в котором Святые Дары для причастия, кадило, ладан, уголь, икона, святая вода, крапило, молитвослов и нательные крестики, которые нужны на случай, если попросят солдаты или просто люди на улице, в госпитале.

    За год СВО ему не раз доводилось причащать и крестить в полевых условиях. Дивное зрелище, когда отец Роман выезжает на позиции. Кажется, там, куда он приезжает, ни души, но как только Батюшка подходит к месту назначения, смотришь: из-за кустов, деревьев выходят ребята из пехоты, следом тянутся артиллеристы.

    «Еще с лета прошлого года в «Пятнашке» я ходил за одним солдатом – он был ярым язычником, пытался с ним разговаривать, уговаривать. Однажды он мне говорит: «Я проснулся с мыслью, что мне надо покреститься». Это не я. Это Дух Божий уже привел его к этому решению. Я его крестил в оружейке: среди автоматов, гранатометов, минометов. Был случай, когда пришлось бойца крестить прямо с автоматом, в бронежилете, каске. Перед штурмом все бойцы исповедовались, причастились, и стали загружаться в машину. А этот боец не подходил к Причастию, потому что не был крещен. Он сказал: «Батюшка, обещаю, когда вернусь, я покрещусь». А я ему ответил: «Тебе никто не обещал...». Я его здесь же крестил кратким чином перед погрузкой в машину. Здесь же причастил Запасными Дарами. Надел на него крестик, благословил. Слава Богу, с этим бойцом все хорошо. В крещении он Роман. Молодой паренек из Абхазии», - рассказал батюшка Роман.

    Таинство крещения проходило и в госпиталях. «Как-то крестил солдата, сам он по национальности татарин. Я приходил в палату к ребятам, он просил меня окропить водой, помазать маслицем. Потом он захотел, чтобы я его крестил», - вспоминает отец Роман.

    По промыслу Божьему крещение приняла в больнице 11-летняя девочка и ее сестры.

    «У ребенка было ранение в шею. Длительное время она лежала в больнице. Мы с ребятами из «Пятнашки» ее навещали. Как-то я приехал к этой девочке, к ней пришли ее мама и сестры. У них большая семья. Я крестил девочку с ее сестрами в больнице», - рассказал Р. Заяц.

    Отец Роман не из тех, кто ищет божественных чудес, но они на фронте действительно случаются.

    «"Батюшка, мне твоя каска жизнь спасла!", - этими словами встретил меня в госпитале доброволец из «Пятнашки» с позывным «Гагра», в крещении Георгий. От попадания гранаты из РПГ, моя каска, переданная «Гагре» на штурм, развалилась пополам, с него сорвало бронежилет и вырвало из рук автомат...Гагра получил лишь ранение в руку, легкую контузию и опаленное взрывом лицо. Это было явное Чудо! И дело не во мне, и не в моих молитвах. Граната из РПГ стены кирпичные пробивает... Господь Бог Своей милостью спас воина Георгия с позывным «Гагра». Видимо есть у Него планы на этого человека, или на его детей», - рассказал пресвитер.

    Врачующие душу

    Священнику выбирать не дано, он обязан окормлять и наших защитников Родины, и военнопленных. В духовной брани, говорит отец Роман, как у врачей, борьба идет за каждого человека. Только медики врачуют тело, а батюшки – душу.

    «Несколько раз был в колониях, где содержались украинские военнопленные. Контингент там достаточно разный. Есть военные преступники, по ним ведется следствие. Такие же люди, как мы, единственное, их в свое время наизнанку вывернули, выворачивали очень долго и упорно. Необъяснимые вещи происходят», - отметил он.

    «Думаю, что придет отрезвление, придет осознание… По моему мнению, они находились в очень узком информационном поле, у них сильно изменено сознание. Такие же люди, как мы, но очень сильно обработанные психологами», - говорит о своих наблюдениях отец Роман.

    «Каждое утро они молились Украине. Не Богу, не Божьей Матери, а Украине. У них год назад появилась «святая джавелина». Это кто? Мы же знаем, что это противотанковое орудие. В степень святости это возвести? Написали псевдоиконы, с ними ходили вокруг Киева. Потом вокруг Киева стаи ворон летали. Страшно, что у них происходит», - недоумевает священник.

    Покаяние не отменяет наказание

    Из числа исповедавшихся военнопленных отцу Роману запомнился мужчина, убивший девятерых мирных граждан.

    «Он совершил преступление в районе Мариуполя. В ходе следственных мероприятий его спросили: зачем, почему? Он рассказал, что перед боем приходил медик, давал наркотики. Потом, когда они впадали в определенное психическое состояние, приезжал замполит и начинал проводить беседы на предмет, что «сейчас мы зайдем в поселок, мирные жители из поселка ушли, остались только русские. Русские, переодетые в платье, юбки. Заходим, всех убиваем». Вот они заходят, видят в доме движение, начинают с пулемета стрелять. Входят потом, видят, что убили стариков, женщин, детей. Никаких военных нет. Осознание содеянного преступления у военнопленного пришло, видно, что ему тяжело. Он исповедался. Ему будет легче жить с таким грузом. Но покаяние не отменяет наказание. И покаяние не может быть смягчающим фактором при вынесении приговора. Что бы это не было манипулятивным фактором. Покаяние нужно самому преступнику. И наказание, с точки зрения Православной веры, нужно самому преступнику. Лучше за свои злодеяния претерпеть здесь, чем на Страшном Суде», - говорит Батюшка.

    «Вместе с тем, в тюрьме находятся люди, которые говорят о своих преступлениях, но по факту поступают, как Иуда, осознание есть, а покаяния нет», - поясняет отец Роман.

    Иудеи в рядах нацистов

    В ходе беседы интересуюсь у Батюшки, много ли среди украинских пленных представителей УПЦ.

    «В полку «Азов» большинство не православные. Православный человек, совершивший преступление, бежит, подобно Каину, и прячется в первую очередь от Бога. А «азовцы» бегут куда? Бегут в язычество. Причем в «Азове» был даже идол, пленные рассказывали, что в их полку стояла статуя Перуна. Не знаю, какие там обряды совершались. Были и такие, которые поклонялись Одину (верховный бог в германо-скандинавской мифологии). Наносились татуировки: от скандинавских рун до портретов Гитлера, Бандеры. Для националистов Бандера был как «флаг». Это символ их противостояния с Россией. При этом многолетний», - говорит отец Роман.

    Интересный факт рассказал собеседник «Вечерки». Когда прошлой зимой начались на Украине гонения на УПЦ, пленные уверяли, что не слышали об этом и быть того не может.

    «Православные украинские солдаты выступают резко против притеснения Православной Церкви, но их нахождение на поле боя, развязывает руки сатанинскому богоборческому режиму. Это православные люди, с изуродованной нацистским режимом психикой. Им сказали, что они «защищают родину», убивая «захватчиков». Они заблуждаются в осознании реальности, но верят в Бога, любят Православную Церковь. Как Савл (будущий Святой Апостол Павел), убивая христиан, думал, что служит Богу», - отмечает собеседник «Вечерки».

    А вот что не поддается объяснению, отмечает священнослужитель, так это то, что в одной связке с нацистами оказались иудеи, которые тоже служили в «Азове».

    «Как уживались иудеи с нацистами под одной крышей, вообще не понятно. Видимо, они объединились под флагом ненависти к России», - с сожалением констатирует он.

    России нужно возрождать духовный фронт

    Помощь священника в боевых условиях жизненно необходима. Однако солдаты из разных подразделений сетовали «Вечерке» на то, что на линии фронта существует духовный вакуум, не хватает священников.

    «Я думаю, здесь две причины. Во-первых: все-таки священнослужитель исполняет послушание на приходе у себя. Потому что нельзя оставить приход и уехать на войну. Во-вторых: может быть, не до конца есть понимание, что происходит. Мне пишут иногда батюшки, что, мол, вот нам нужно быть больше за мир. Такие пацифисты. Я отвечаю: приезжайте в Донецк, поговорим. Я ему на расстоянии не объясню, в какой здесь ситуации живут люди. Поэтому не надо говорить о мире, когда тебя обстреливают, или о каком-то всеобщем глобальном прощении, когда враг убивает твоих детей, и просить прощения не собирается. Можно запрощаться, но от этого обстрелы не прекратятся. Нужно их прекратить. Жестко и решительно. Во время боевых действий, в приоритете находится жизнь ваших родных и близких, а так же ваша жизнь, потому что вы нужны своей стране. Как говорил наш Верховный Главнокомандующий, «прощать террористов - это прерогатива Бога. Наша задача - организовать их встречу!» Выбор у наших врагов простой - сдаться или умереть», - отметил отец Роман.

    «Каждый православный, каждый гражданин России должен трудиться ради победы, ради будущего своей страны. Даже Патриарх говорит, что Церковь должна сейчас сделать все, «чтобы потом не говорили, что вы где-то отсиделись у себя в храмах и просто молебны служили». Священники должны быть на передовой – это определено еще с Ветхого Завета: когда армия Израиля шла воевать, священники шли на войну вместе с ней», - поясняет пресвитер.

    «Новости не передают всего происходящего. Только приехав сюда, я все через кожу впитал, я это все увидел. Мое сознание перевернулось, когда 13 июня 2022 года обстреляли Майский рынок в Донецке, погибли две женщины и ребенок 12 лет. Он сжимал в руках машинку, которую ему на день рождения купила мама. Тогда мы с бойцами «Пятнашки» приехали на рынок, эвакуировали раненых, я сам какого-то дедушку вывел с легким ранением к машине скорой помощи. Тогда сознание перевернулось», - говорит батюшка.

    «После, был обстрел птицефабрики в Шахтерске, откуда мы с «Пятнашкой» эвакуировали раненых сотрудников, и попавших под повторный обстрел волонтеров из «Молодой Республики» 10 июля, а 11 июля доставали тела погибших из-под завалов. 13 разорванных в клочья мирных жителей, включая маленьких детей, были на площади Бакинских Комиссаров 19 сентября. Мы там с одним священником служили панихиду по невинно убиенным...Был изрешеченный осколками автобус на Крытом рынке, все пассажиры которого погибли. На рынке были погибшие люди, горящие павильоны... Я все это видел своими глазами... Этого никогда не забыть...», - отмечает отец Роман.

    Капелланы на фронте

    По его мнению, нехватку батюшек можно было бы восполнить за счет института капелланов – это военнослужащие, которые выполняю некоторые функции священников. Капеллан может совершить крещение мирским чином, или отпевание, может быть кахитизатором и наставником в вопросах веры, читать утренние и вечерние молитвы.

    «Капеллан должен быть для них авторитетом, которого они уважают, который может поднять бойцов на штурм», - сказал отец Роман.

    В завершении встречи «Вечерка» поинтересовалась у отца Романа, не ведет ли он дневник полкового священника, подобно военному священнику протоиерею Митрофану Серебрянскому.

    «Делаю заметки на своей странице ВКонтакте, в телеграм канале «Позывной Батюшка». Оценки рано давать. Должно пройти какое-то время. Мы сейчас стоим вплотную к этой истории, которая творится, и осознать весь ее масштаб мы пока не можем», - отмечает иерей Роман Заяц.

    Виктория ЛЕВ

    https://donetsk-elenka.livejournal.com/8871929.html

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 272 | Добавил: Elena17 | Теги: Новороссия, духовная война
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2026

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru