Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [7767]
- Аналитика [7212]
- Разное [2948]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Сентябрь 2023  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2023 » Сентябрь » 10 » 105 лет Красному террору. В.Ю. Даренский: “Отношение к красному террору – это тест на русскость”
    23:23
    105 лет Красному террору. В.Ю. Даренский: “Отношение к красному террору – это тест на русскость”

    О трагедии Красного террора, положившего начало геноциду русского народа, и путях преодоления большевистского наследия беседуем с доктором философских наук, профессором Виталием Юрьевичем Даренским.

    - В этом году отмечается трагическая дата – 105 лет Декрету о красном терроре. На Ваш взгляд, приходит ли осмысление этой трагедии?

    - К сожалению, в наше время у значительной части населения происходит деградация исторической памяти в виде «ностальгии по СССР». Однако масштабы этой деградации тоже не стоит преувеличивать. Советские русофобы сейчас крикливы и создают много шума в соцсетях, но в реальности их уже осталось немного – в разы меньше, чем было в 1990-2000-х годах. А скоро и совсем не будет – они вымрут, как неандертальцы, «тупиковая ветвь».
    Но, с другой стороны, как я помню, в 1990-е они боялись и открыть рот, потому что тогда преступления большевистского режима были намного больше известны на уровне массового сознания, о них говорили детям в школе, и отрицать их было просто неприлично. Практически все тогда знали и про красный террор в Крыму зимой 1920-21 гг., организованный Белой Куном, Розалией Землячкой и Георгием Пятаковым, и про расказачивание, подавление Кронштадтского и Тамбовского восстаний, где дело дошло до применения химического оружия против народа своей страны. Жертвами крымского террора по разным данным стали от 50 000 до 120 000 человек – большинство из них не бывшие врангелевцы, а мирные жители, которых только подозревали в лояльности белогвардейцам и «старому режиму». Расстреливали целыми партиями, убивали всех подряд – врачей, учителей, рабочих, священников, рыбаков, даже больных в госпиталях… Среди убитых были женщины с грудными детьми. На деревьях, фонарях и памятниках крымских городов висели трупы. Тела расстрелянных лишь слегка присыпали землей. Некоторых хоронили заживо, и они стонали из-под земли…
    Все хорошо понимали и то, что большевистский терроризм не был якобы «ответной реакцией» или случайным уклонением от марксистской теории, а наоборот, её самой последовательной реализацией и сознательным геноцидом.
    Сейчас неосоветизм и историческое невежество стали «модой» и даже считаются признаком «патриотизма» – но все это только среди вымирающих советских поколений 40+. Молодежь в основной своей массе про СССР вообще ничего не знает и им не интересуется, поэтому в этих поколениях неосоветизм может иметь только единичные проявления среди маргиналов. Если же дать общий диагноз неосоветизму, то это в первую очередь показатель того, какой крайне примитивный тип человека воспитывали в СССР. Это аморальный инфантил, которого заботит только свое шкурное материальное благополучие, а на все остальное наплевать, в том числе и на миллионы замученных людей. СССР, в котором до 1970-х годов народ жил в дикой нищете и полном рабстве у антихристианского государства, ему видится «великой страной». Однако, повторяю, таких людей осталось уже мало и скоро уже почти совсем не будет.
    Официальная власть, при том, что она является порождением советской номенклатуры, в этом отношении все-таки не опускается так низко, как псевдопатриоты совкового разлива. Например, Президент В. Путин в 2007 году говорил в интервью о большевистском геноциде: «Достаточно вспомнить расстрелы заложников во время Гражданской войны, уничтожение целых сословий, духовенства, раскулачивание крестьянства, уничтожение казачества... Для нашей страны это особая трагедия. Потому что масштаб колоссальный. Ведь уничтожены были, сосланы в лагеря, расстреляны, замучены сотни тысяч, миллионы человек. Причём это, как правило, люди со своим собственным мнением. Это люди, которые не боялись его высказывать. Это наиболее эффективные люди. Это цвет нации. И, конечно, мы долгие годы до сих пор ощущаем эту трагедию на себе. Многое нужно сделать для того, чтобы это никогда не забывалось» (Путин поклонился жертвам сталинских репрессий // газета «Труд», 31.10.2007). И что-то действительно делается и самой властью – например, сам В. Путин возлагает цветы к памятнику А.С. Солженицыну. Однако преодоление массового беспамятства еще впереди…

    - Как следовало бы в России отмечать эту дату?

    - 7 ноября у нас главная дата – День Непримиримости; это самый главный символ, потому что примиряться с врагами Христа и России нам запрещают заповеди Божии. И победить этих врагов можно только так же, как и бесов – абсолютной непримиримостью со злом. Соответственно, 5 сентября стоило бы назвать Днем памяти о Геноциде. У казаков отмечается 24 января День памяти жертв расказачивания, и они называют общую цифру казаков, уничтоженных большевиками – 4 миллиона человек. Нужно чтобы аналогично День памяти о Геноциде русского народа отмечался как общенациональная скорбная дата и называлась общая цифра русских, уничтоженных советской властью, которая хотя и не может быть подсчитана точно, т.к. геноцид велся безвестно и чаще всего в документах не фиксировался, но в любом случае это десятки миллионов человек. По косвенным данным, подтверждается цифра Курганова, которую использовал Солженицын – около 60 млн. человек. Если красный террор лишь периода гражданской войны уничтожил около полутора миллионов человек, то общие потери населения, в тот период составили более 20 миллионов – в основном, от голода и эпидемий, которые возникли из-за гражданской войны большевиков против России. Это больше, чем потери мирного населения от нашествия Гитлера. Нашествие большевиков оказалось еще более страшным, чем гитлеровское. Затем уже террор 1920-40-х годов унес жизни, только по официальным данным, тоже около полутора миллионов.
    Но главные потери народа тоже не от террора, а от голода, который периодически повторялся в 1920-40-х годах несколько раз, и в сумме унес жизни не менее 20 млн. человек. Наконец, гибель населения в ссылках и т.п. от невыносимых условий жизни. В сумме мы и выходим на цифру Курганова-Солженицына. И это, еще не считая жертв ВОВ, которые нельзя списывать только на одного Гитлера, но вину за них также несет и большевистский режим с его бездарным и античеловеческим способом ведения войны. Достаточно напомнить, что в Первую мировую общие потери России, воевавшей с более сильным врагом, чем Гитлер – с тремя Империями сразу – были менее 1 млн. человек, а потери СССР в ВОВ – не менее 30 млн. Это также прямой результат большевистского режима. Еще более фундаментальный фактор геноцида – уничтожение христианского воспитания народа и разрушение института семьи в СССР: за советский период рождаемость у русских снизилась в 5 раз – с почти 9 детей на женщину в 1917 г. – до менее, чем 2 уже в 1970-е годы. Уже в 1970-е и начался «русский крест» – вымирание народа, население СССР росло уже только за счет Средней Азии. Всё это и дает объяснение того, почему к концу ХХ веке мы имели не полмиллиарда населения, по прогнозу Д.И. Менделеева, который точно сбылся по всем странам, кроме России, а имеем сейчас меньше русских, чем их было до 1917 г. Процесс вымирания сделала неизбежным уже коллективизация – она уничтожила многодетные семьи, которые имеют смысл только при частной собственности, которую передают детям, а колхозных рабов для товарища Сталина никто рожать не хотел, и начались массовые аборты. Эти факторы – безбожие, коллективизация с голодом, а затем пиррова победа в войне – и сломали хребет русскому народу в ХХ веке, сделали неизбежным его вымирание. Оно имеет кумулятивный характер, и хотя началось полвека назад, но максимальные темпы приобрело только сейчас. И спасти нас теперь может только чудо Божие, как это уже много раз бывало в русской истории. Это чудо, по пророчествам святых, будет – воцерковление и возрождение народа. Но для этого нужно в первую очередь знать историческую правду – о том, что произошло в ХХ веке.
    Русский Холокост начался с красного террора…

    - При обращении к теме красного террора всегда потрясает какое-то упоение жестокостью, безудержное зверство… Откуда взялось это в таких масштабах и формах? Ведь эти явления не исчерпываются психическим расстройством отдельных конкретно взятых палачей. Или такие расстройства, впадение в зверство – заразительно?

    - Сколько людей осуществляло красный террор, какой процент населения России? Даже если взять не только самих палачей, но и всех их подручных и причастных – то никак не более 1 процента населения. В любом народе во все времена 1-2 процента составляют сумасшедшие и бесноватые, поэтому ложны все русофобские рассуждения о якобы какой-то особой жестокости русского народа. Террор во время Французской революции был точно таким же массовым и садистским, и вообще акты массового садизма характерны как раз не для русской, а для европейской истории – вплоть до гитлеровского режима ХХ века. Таким образом, вопрос не в народе – такое можно сделать с любым народом – а в технологии и в идеологии, с помощью которой можно любой народ превратить в зверя. Этой сатанинской технологией оскотинивания людей был марксизм, особенно в его «ленинском» варианте. Марксизм – это такая социальная технология обмана и одурманивания людей, которая позволяет привести к власти в стране именно этот 1 процент бесноватых, которые затем руками своих холуев-Шариковых сразу же начинают поголовно уничтожать всех тех, кто им сопротивляется – то есть лучшую часть народа. Террор – это не средство, а изначальная цель их закулисных хозяев, которые устраивают революции с целью геноцида народов руками «революционной» власти.
    По аналогии с известным выражением, Ленин и его подельники могли бы сказать: «Дайте мне сатанинскую идеологию, и я переверну землю». И такую идеологию им дали – не только её создатели Маркс и Энгельс, но и их хозяева – та «мировая закулиса» (И. Ильин), которая владеет мировыми финансами с середины XIX века и использует их для уничтожения нашей христианской цивилизации. Эта «закулиса» использовала Маркса как «полезного идиота», который придумал «пролетарскую революцию», основанную на безбожии, тотальном ограблении народа и терроре. Реальным «хозяевам денег» эта людоедская идеология ничем не угрожала, зато её можно было очень удачно использовать для уничтожения целых государств – если её туда специально внедрить с помощью местных отморозков, финансируемых из-за рубежа.
    Именно так и произошло с Россией.   

    - Сегодня остается довольно людей, которых, по-видимому, вышеуказанное безудержное зверство не потрясает. Которые оправдывают его и славят его организаторов. Это от безграмотности или опять же какое-то душевное расстройство?

    - Безграмотность здесь вторична, поскольку любой человек при желании может очень быстро изучить реальные исторические факты. Но если он не хочет это делать, а продолжает верить в людоедские советские мифы, то дело уже не в невежестве, а в глубокой душевной порочности. Я уже выше сказал, какой тип человека воспитывало первое в мире антихристианское государство – стоит ли теперь удивляться ампутации ума и совести у «советских людей»?
    Кроме того, большую негативную роль продолжает играть школа, до сих пор внушающая детям лживые советские мифы. До сих пор через школьные учебники внедряется ложное представление, будто бы до покушений на Ленина и Урицкого, никакого красного террора не было. Да, официально Красный террор был объявлен 5 сентября 1918 года Постановлением СНК РСФСР от 05.09.1918 «О красном терроре» после убийства Урицкого в Петрограде и покушения на Ленина, однако реально он существовал всегда, и особенно массово уже во время первой антирусской «революции» 1905-06 годов, когда красные террористы убили более 20 тыс. русских людей, большинство из которых составляли крестьяне и рабочие, выступавшие против революционных бесов. А само понятие «красного террора» впервые использовала эсерка З. Коноплянникова, которая заявила на суде в 1906 следующее: «Партия решила на белый, но кровавый террор правительства, ответить красным террором». Это сатанинское лицемерие, свойственное революционным бесам. Государство защищало с помощью закона мирную жизнь своих граждан, в том числе и казня бандитов, а террором занимались «революционеры». А когда они захватили Россию с помощью массового террора, как татаро-монголы, они и создали свое первое в мире террористическое государство, основанное на целенаправленном истребление лучшей части русского народа.
    Еще до выхода специального декрета о терроре массовый красный террор уже практиковался в огромных масштабах. В 1917 г. еще до большевистского переворота происходил массовый террор мирного населения революционным бандами из числа дезертиров и криминала, выпущенного из тюрем. Эти банды затем были названы «красной гвардией» и стали первой опорой большевиков по всей стране. Расстреливали и карательные отряды, и эти убийства не попадали в статистику ВЧК. Вот одна из телеграмм бесноватого вождя, от 11 августа 1918 г.: «В Пензу. Т-щам Кураеву, Бош, Минкину и другим пензенским коммунистам. Т-щи! Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению. Этого требует интерес всей революции, ибо теперь везде «последний решительный бой» с кулачьем. Образец надо дать. 1. Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц. 2. Опубликовать их имена. 3. Отнять у них весь хлеб. 4. Назначить заложников – согласно вчерашней телеграмме. Сделать так, чтобы на сотни верст народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц кулаков. Телеграфируйте получение и исполнение. Ваш Ленин. P.S. Найдите людей потверже». В Пензу поехала известная психопатка и садистка Е. Бош руководить массовыми расстрелами.
    Сатанинским лицемерием и ложью является заявление большевиков о том, что якобы красный террор был ответом на мифический «белый террор», которого никогда не существовало в природе. Но об этом я еще скажу далее. Но эта ложь касается и непосредственного повода официального объявления красного террора. 17 августа 1918 г. в Петербурге социалистом Канегиссером был убит народный комиссар Северной Коммуны, руководитель Петербургской Чрезвычайной Комиссии Урицкий, а 28-го августа социалистка Ф. Каплан покушалась на жизнь Ленина в Москве. При чем здесь вообще белые, если террор здесь происходил между самими красными бесами – одни социалисты, пытаясь перехватить власть, убивали других социалистов?
    И как ответила на эти два террористических акта советская власть? По постановлению Петроградской ЧК, как гласит официозное сообщение в «Еженедельнике ЧК» от 20-го октября (№ 5), было расстреляно 500 человек заложников. Однако с уверенностью можно сказать, что действительная цифра значительно превосходит эту цифру (но никакого официального извещения никогда не было опубликовано). В самом же деле, 23-го марта 1919 года английский военный священник Lombard сообщал лорду Керзону: «в последних числах августа две барки, наполненные офицерами, потоплены и трупы их были выброшены в имении одного из моих друзей, расположенном на Финском заливе; многие были связаны по двое и по трое колючей проволокой". Один из очевидцев Петроградских событий сообщает такие детали: "Что касается Петрограда, то, при беглом подсчете, число казненных достигает 1.300, хотя большевики признают только 500, но они не считают тех многих сотен офицеров, прежних слуг и частных лиц, которые были расстреляны в Кронштадте и Петропавловской крепости в Петрограде без особого приказа центральной власти, по воле местного Совета; в одном Кронштадте за одну ночь было расстреляно 400 ч. Во дворе были вырыты три больших ямы, 400 человек поставлены перед ними и расстреляны один за другим».
    Тысячи и тысячи таких документальных фактов о красном терроре сейчас доступны, но абсолютно не интересуют людей с ампутированной совестью.

    - На ваш взгляд, преодолима ли такая одержимость? Что для этого требуется?

    - В первую очередь, нужно рассказывать людям, как все было на самом деле. Можно, например, для начала зачитать текст телеграммы бесноватого вождя от 3 июня 1919 г.: «Свияжск, Троцкому. Удивлен и встревожен замедлением операции против Казани, особенно если верно сообщенное мне, что вы имеете полную возможность артиллерией уничтожить противника. По-моему, нельзя жалеть города и откладывать дольше, ибо необходимо беспощадное истребление…» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 335).
    А потом рассказать, как реально происходило беспощадное истребление целых городов большевиками. Например, как в 1918 г. Ярославль восстал против большевиков и был практически полностью разрушен артиллерией красных, была уничтожена огромная масса мирного населения. Нынешние обстрелы Донецка укрофашистами даже отдаленно не похожи на геноцид, устроенный большевиками в Ярославле Это было больше похоже на уничтожение Дрездена американской авиацией в 1945 г. В июле небольшой отряд восставших взял Ярославль, причем вся милиция сразу перешла на сторону восставших без сопротивления. Глава восставших Перхуров запретил самосуды, издав приказ: «Твёрдо помнить, что мы боремся против насильников за правовой порядок, за принципы свободы и неприкосновенности личности».
    Но большевики взяли под контроль город за рекой Которослью; расположившись на доминировавшей над городом Туговой горой, они начали непрерывный артиллерийский обстрел Ярославля, который, по словам свидетелей, превратился в «непрекращающийся ад». 16 июля городская дума решила направить к красным парламентеров с просьбой выпустить из города стариков, женщин и детей. Но делегация была расстреляна большевиками. Красные подвергали город артиллерийскому обстрелу «по площадям», в результате чего уничтожались улицы и целые кварталы. В охваченной восстанием части города было уничтожено до 80 % всех строений. Отчаявшись сломить сопротивление ярославцев, командир красных Ю. Гузарский 16 июля 1918 года телеграфировал командованию: «Срочно шлите 10 000 снарядов, половина шрапнель, половина гранат, а также пятьсот зажигательных и пятьсот химических снарядов. Предполагаю, что придётся срыть город до основания» (РГВА. Ф.1. Оп.3. Д.83. Л.353). После подавления восстания большевики объявили, что аресту подлежат все мужчины города, начиная с 16 лет. В первый же день были расстреляны 428 человек. «Зачистки» продолжились и позднее. По данными историка С.П. Мельгунова, в Ярославской губернии с марта по ноябрь 1918 года было расстреляно 5004 человека. А сколько погибло мирного населения, если уничтожались целые кварталы и было уничтожено 80 % всех домов (всего 2147, а также сгорело 20 фабрик и заводов), никто до сих пор не посчитал. Очевидно, не менее половины населения города, которое на тот момент составляло около 80 тыс. человек.
    Людей, знающих реальную историю, а не советские мифы, всегда поражало то, каким образом к власти в России пришли большевики, которых на самом деле никогда и нигде не поддерживало большинство населения, а часто и вообще не поддерживал никто, кроме таких же бандитов, как они. Но им удалось захватить Россию – именно такая беспредельная жестокость, которую они проявили к Ярославлю и его жителям, простым обывателям, и стала главным «методом» распространения большевизма по всей стране.
    Был в ходе Гражданской войны случай, когда большевиками был уничтожен целый город и половина населения области. Образцовым примером стирания памяти о трагедии регионального масштаба служит забвение драматических событий 1920-го года в дальневосточном городе Николаевске-на-Амуре (ныне г. Николаевск Хабаровского края). Это страшное событие впервые было описано на документальной основе в книге А.Я. Гутмана «Гибель Николаевска на Амуре. Страницы из истории гражданской войны на Дальнем Востоке» (Берлин, 1924). В книге рассказано о захвате Николаевска на Амуре отрядом красных партизан Якова Тряпицына в марте 1920 года, с последующим уничтожением японского гарнизона, массовыми убийствами и грабежом местного населения и в конце концов полным уничтожением города. Автор писал: «Сахалинская область управлялась именем Российской Социалистической Федеративной Республики в течение трех месяцев, с 1-го марта по 2-ое июня 1920 года. В этот промежуток времени представители советской власти в области расстреляли, закололи, зарезали, утопили и засекли шомполами и резинами всех офицеров, за исключением одного случайно спасшегося подполковника Григорьева, громаднейшую часть интеллигенции, много крестьян и рабочих, стариков, женщин и детей. Уничтожили всю без исключения японскую колонию с японским консулом и экспедиционным отрядом, сожгли и уничтожили дотла город Николаевск».
    И продолжает: «Все, что до сих пор приходилось читать о зверствах агентов советской власти, как и о других кровавых эпизодах из истории мрачных эпох человечества, – бледнеет перед ужасами, творившимися в Николаевске на Амуре. Город, создававшийся три четверти века усилиями многих поколений русского народа, разрушен был до основания. Население же его почти целиком уничтожено. Количество убитых во время разгрома исчисляется официально около 6000 человек, но фактически погибло значительно больше. Вошедшие в начале июня месяца в город японские войска нашли догоравшее пепелище и гниющие на улицах трупы людей. Рассудок отказывается верить, на что способен человек, лишенный моральных устоев, совести и чувства гуманности, превратившийся в кровожадного зверя… В Сахалинской области разыгрался не обычный акт трагедии гражданской войны. На землю спустился сам сатана и справил свой кровавый пир».
    Эти слова: «На землю спустился сам сатана и справил свой кровавый пир» – должны быть выбиты на памятных крестах в местах массового убийства людей большевиками во время красного террора и искусственного голода.
    Отметим также, что японцы – тогда военные союзники России в Первой мировой войне – в этой ситуацией оказываются единственной силой, которая могла противостоять красному геноциду, но они вовремя не успели. Это к мифу о так называемых «интервентах», которые на самом деле были союзниками России и могли бы её спасти от катастрофы, но предали её. Союзники по Антанте предали Россию по указанию «мировой закулисы».
    5 января 1920 года правительство США, а вслед за ним и остальные бывшие союзники России объявили о выводе своих войск с территории России, передавая её большевикам (как это с самого начала и планировалось «мировой закулисой»). На Дальнем востоке оставались только японцы, хотя и они потом ушли, оставив армию М.К. Дитерихса самостоятельно оборонять Приморский край. События весны 1920 г. в Николаевске-на-Амуре газетчики всего мира окрестили «Николаевским инцидентом». Под предлогом возможного прихода японских войск командующий Охотским фронтом и единоличный диктатор Николаевской коммуны Яков Тряпицын, в виду приближения японских войск, стёр с лица земли двадцатитысячный город, официально объявив «террор без жалости». Из показаний К. А. Емельянова, канцеляриста в штабе Тряпицына: «Было решено город сжечь до основания, часть жителей эвакуировать, а часть уничтожить. ЧК получила чрезвычайные полномочия производить не только массовые аресты, но и казни. <…> Порядок массового убийства был установлен следующий: в первую очередь шли евреи и их семьи, во вторую очередь жёны и дети офицеров и военнослужащих, третьими обозначены были все семейства лиц ранее арестованных и убитых по приговорам трибуналов или распоряжениям Тряпицына, в-четвёртых, шли лица, по каким-либо причинам оправданные трибуналом и выпущенные на свободу, равно как и их семьи. В пятую очередь предназначались чиновники, торговые служащие, ремесленники и некоторые группы рабочих, не сочувствовавших политике красного штаба. По составленным спискам подлежало уничтожению около трёх с половиной тысяч человек. Почти месяц, приблизительно до мая, продолжалась усиленная работа по намеченному плану. Внесённые в списки систематически убивались небольшими партиями в заранее установленном порядке. Казни производились специально выделенными отрядами из преданных Тряпицыну русских партизан, корейцев и китайцев».
    В двадцатых числах мая Тряпицын выжег окрестности, уничтожив рыбацкие посёлки вокруг Николаевска, и приступил к разрушению города. На языке официальных донесений эта акция называлась «эвакуация Николаевска». Несколько дней в объятом пламенем городе шла жуткая резня. Первого июня, в полдень, радиограмма Тряпицына оповестила: «Деревни по всему побережью моря и в низовье Амура сожжены. Город и крепость разрушены до основания, крупные здания взорваны. Всё, что нельзя было эвакуировать и что могло быть использовано японцами, нами уничтожено и сожжено. На месте города и крепости остались одни дымящиеся развалины, и враг наш, придя сюда, найдёт только груды пепла». На огромном пепелище возвышались лишь остовы печных труб, закопчённые здания тюрьмы, училища и 35 уцелевших жилых домов (из 1165-ти). Были зверски убиты все, кого Тряпицын причислил к «контрреволюционерам и притаившимся гадам», включая женщин и детей. Перебиты 117 пленных солдат японского гарнизона (японская колония Николаевска была поголовно истреблена ещё в марте, во время боёв за город). Беспощадное уничтожение «эвакуируемых» продолжалось и в тайге. Жители прибрежных деревень вылавливали из Амура и Амгуни множество изувеченных тел: мужчин, женщин, детей – с обрезанными ушами, носами, отрубленными пальцами, убитых холодным оружием – шашками и штыками. Затем террор перекинулся на крестьян, у которых красное командование обнаружило «японофильские тенденции».  «Когда нашли труп владелицы шхуны Назаровой, у неё к рукам и ногам были привязаны дети. Три из детских телец держались, четвёртое оторвалось. На одной рук был узел, указывавший, что и к ней был привязан ребёнок…». («Трагедия Николаевска-на-Амуре 1920 г.: гибель “русской Помпеи”» Сост. Фёдор Попов).
    В результате этих массовых убийств бандами Тряпицына население Сахалинской области сократилось почти наполовину: если к началу 1920 года руководители Николаевской коммуны оценивали численность жителей области почти в 30 тысяч человек (Ауссем О. Х. Николаевская на Амуре Коммуна (1920 г.) // Пролетарская революция. 1924. №5. С. 36–63). В конце 1920 года руководство Сахалинской области определяло численность русского населения в 17 тысяч, инородческого – в 1 200 человек (Тепляков А. Г. Суд над террором: партизан Яков Тряпицын и его подручные в материалах судебного заседания // Русская линия / Библиотека периодической печати. 04.06.2016). Саму область вскоре ликвидировали, слив с Приамурской областью.
    Вот ещё один пример: в декабре 1919 г. партизанский отряд Г.Ф. Рогова захватил трехтысячный Кузнецк-Сибирский (Новокузнецк) и учинил страшный погром города, вырезав около трети населения и изнасиловав большую часть женщин. Цифра в 800 погибших, приведенная в одной из чекистских сводок, вероятно, близка к истине, но следует учитывать и прозвучавшую на губсъезде представителей ревкомов и парткомов информацию председателя Кузнецкого ревкома: «было вырезано до 1400 человек, главным образом, буржуазии и служащих». Красноречивый рассказ видного кузнецкого краеведа Д.Т. Ярославцева о роговском погроме опубликовал в 1926 г. писатель М.А. Кравков: «Иду я мимо двора какого-то склада. Ворота настежь, на снегу лужа крови и трупы. И в очереди, в хвост, стоят на дворе семь или восемь человек - все голые и ждут! По одному подходят к трем-четырем роговцам. Подошедшего хватают, порют нагайками, а потом зарубают. И тихо, знаете все это происходило, и человек начинал кричать только тогда, когда его уже били или принимались рубить...». Помимо отрубания голов, роговцы четвертовали, распиливали, сжигали живьем. Сибирский писатель В.Я. Зазубрин в 1925 г. встретился с партизаном Ф.А. Волковым, который согласился передать в новониколаевский музей «на историческую память» ту самую двуручную пилу, которой он вместе с женой казнил приговоренных. Председатель Кузнецкого РИКа Дудин на зазубринской записи рассказа Волкова начертал: «Факт распилки колчаковских милиционеров Миляева и Петрова общеизвестен и в особых подтверждениях не нуждается».
    Роговские погромы Кузнецка и Щегловска (Кемерова) выделятся даже на фоне партизанского бандитизма. Например, о «заслугах» оперировавшего в Ачинском уезде партизанского вожака М.X. Перевалова бывший председатель Енисейской губчека И. Г. Фридман говорил, что тот способен «не моргнув, вырезать 600, на его взгляд, контрреволюционеров». Изощрённые пытки, а также массовые убийства пленников и деревенских «буржуев» практиковались в большом, порядка 300 бойцов, алтайском отряде М.З. Белокобыльского. Как вспоминал один из партизан, «отряд его был чисто грабительский, к нему попали отъявленные воры, уголовные, которые окружили его, но боевые были, положили тысячу голов, если не больше... Белокобыльский грабленое себе не брал, но массу такую удержать один не мог». Партизанский вожак И. Я. Огородников во время поисков штаба Белокобыльского в Старой Тарабе увидел в этом селе «три воза трупов на простых дровнях... человек так до десяти на возу... все были нагие, обезображены... обрезаны носы, уши, выколоты глаза, тела испороты нагайкой». В декабре 1919 г. разъярённые огромными потерями при 18-суточном штурме хорошо укреплённого с. Тогул (там оборонялись до 250 солдат и 500 дружинников) красные бандиты Белокобыльского и других вожаков зарубили около 350 пленных, после чего штыками загнали в огромный костёр дюжину священнослужителей.
    Алтайские партизаны в массовом порядке истребляли лояльных властям зажиточных казаков. 3 сентября 1919 г. партизаны М. Назарова зарубили 116 казаков, взятых в заложники после сдачи центральной на Бийской казачьей линии станицы Чарышской; уничтожению подверглись также маральевские и слюденские казаки-заложники. Из оставшихся 228 пленников, втиснутых в нарочито маленькое помещение, в течение ночи задохнулось 50 чел. Всего партизанами, с исключительной жестокостью было разгромлено 10 из 19 населённых пунктов Бийской линии, что предопределило ответный террор со стороны казаков. Общими для действий партизан были повальное ограбление сельского населения (особенно нерусского), насилия над женщинами, погромы церквей. В Горном Алтае партизаны, добывая припасы, лошадей и оружие, повсеместно грабили и уничтожали коренное население, вырезая целые деревни, особенно в южных районах, прилегавших к границе с Монголией. Как сообщал в 1925 г. в письме Сталину местный большевик и бывший глава Кош-Агачского исполкома Н.М. Адаев, после ухода Колчака партизаны продолжали терроризировать алтайцев и казахов. В сентябре 1920 г. прибывшие из Монголии 30 жителей с. Черно-Ануй были зарублены местными партизанами, присвоившими затем их земельные наделы. Жители урочища Ши-шихман Онгудайской волости были разогнаны и частью перебиты, а деревню заселили партизаны из Бело-Ануя, грабившие её ещё в 1919 г. Аналогичная участь постигла население д. Аюл Чемальской волости, а д. Керзюн Шебалинского аймака была в 1922 г. «совершенно вырезана». Насилия над коренным населением Горного Алтая привело к тому, что оно активно поддержало многочисленные крестьянские восстания 1920-1922 гг. По сведениям Адаева, туземное население Алтая с 1919 по 1925 г. сократилось из-за красного террора и вынужденной эмиграции с 90 до 37 тыс. чел. (Тепляков А.Г. «Непроницаемые недра»: ВЧК-ОГПУ в Сибири 1918-1929 гг. М., 2007).
    Это только те примеры, которые были задокументированы. Но нужно понимать, что в документах зафиксирована только самая малая часть террора, а в основном он происходил без какой-либо фиксации. Смешны подсчеты некоторых историков в том, что по документам ЧК было расстреляно всего 50-70 тыс. человек – это капля в море массового красного террора, который ни в каких документах обычно не фиксировался. Уничтожение красными бандитами целых городов и сел происходили по всех стране, об этом остались данные в мемуарах и письмах свидетелей, которых огромное количество.  
    Однако красный террор состоял не только в убийствах и расстрелах, но также и в создании искусственного голода путем официального запрета на частную торговлю. Об этом обычно забывают, а зря, поскольку этот голод был не только причиной гибели миллионов людей, но и главной причиной победы красных в гражданской войне. Из-за голода люди шли в красную армию просто чтобы не подохнуть – ради пайка. И таких людей были тоже миллионы. Это была фактически первая в мире армия рабов, воевавших за «пайку», и чтобы спасти свои семьи. Искусственный голод был в городах, наиболее страшный – в Петрограде, который мало отличался от блокадного голода 1941-43 годов.
    Очень характерно просто сатанинское рассуждение Ленина на эту тему: «крестьяне далеко не все понимают, что свободная торговля хлебом есть государственное преступление. “Я хлеб произвел, это мой продукт, и я имею право им торговать” – так рассуждает крестьянин, по привычке, по старине. А мы говорим, что это государственное преступление» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 53. С. 142.). Это высказывание конченного бандита и урки, привыкшего грабить и жить за чужой счет. Собственно, Ленин всю жизнь не работал и жил на деньги иностранных спецслужб, готовивших его для уничтожения России.
    Ленин – создатель системы концлагерей в России. 15 апреля 1919 года «Известия» опубликовали декрет ВЦИК «О лагерях принудительных работ». Задачи организации и управления лагерями возлагались на губернские ЧК. Обычных тюрем не хватало, и большевики использовали опыт создания лагерей с колючей проволокой для содержания людей под открытым небом, который ранее применили англичане во время англо-бурской войны, а затем австрийцы – для геноцида русинов Галиции. Показательно, что первые концлагеря на европейском континенте были созданы именно для русских и задолго до Гитлера. Термин «концлагерь» официально употреблялся вплоть до 1929-го, когда на заседании Политбюро состоялось переименование в «исправительно-трудовой лагерь». Раньше этот термин применялся в первую мировую войну по отношению к военнопленным, но теперь Ленин применил его к гражданам собственной страны. 17 мая декрет дополнился новым, широким и подробным постановлением ВЦИК из 49 пунктов. «Во всех губернских городах в указанные особой инструкцией сроки должны быть открыты лагеря, рассчитанные не менее чем на 300 человек каждый. К концу 1919 года в России функционировал уже 21 лагерь. Наблюдение за порядком возлагалось на караульную команду, строившуюся из расчета – два надзирателя на каждые 15 человек. Они набирались из созданных в мае 1919-го ВОХР – Войск внутренней охраны республики. К 1921 году их численность вместе со специальными частями ЧК составляла порядка 200 тыс. бойцов.
    9 августа 1918 г. Ленин в телеграмме Пензенскому губисполкому и Евгении Бош писал: «Необходимо организовать усиленную охрану из отборно надежных людей, провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города» (ПСС, Т. 50, С. 143–144). Характерно и ленинское требование запереть сомнительных в концентрационный лагерь, не виновных в конкретном деянии, а только лишь сомнительных. Вот где истоки идеи концентрационных лагерей – они в ленинской телеграмме от 9 августа 1918 г., когда Гитлеровской партии еще не было и в помине. Естественно, у белых никаких концлагерей не было и быть не могло. Только англичане создали лагерь Мудьюг недалеко от Архангельска – но самое интересное в том, что англичане там находились с согласия Л. Троцкого и заключили договор с большевиками. Через этот лагерь прошло всего несколько сотен человек, а после ухода англичан он просто разбежался. Все это не идет ни в какое сравнение с системой концлагерей, созданной Лениным по всей России, через которую в период гражданской войны прошли сотни тысяч людей и большинство там и погибли.

    - Почему, как вам кажется, на государственном уровне так цепляются за кровавое большевистское наследие, продолжая героизировать террористов и т.д.?

    - Просто потому, что Россией фактически продолжает править советская номенклатура и её прямые потомки, только лишь сменившие идеологическую «вывеску». И они если не рационально, то по крайней мере интуитивно понимают, что если отказаться от советской мифологии, то к власти придут русские силы, которые их сметут. Они правят Россией полубольшевистскими методами, то есть почти не считаясь с народом – по-другому просто не умеют. А делать это можно только на основе пропаганды неосоветской идеологии.
    Например, недавно Минкульт РФ запретил документальный фильм «Голод», рассказывающий о голоде в России в 1921-1923 годах, ставшем причиной пяти миллионов смертей. Это был первый голод со Смутного времени, во время которого были массовая смерть и случаи каннибализма. С XVII века такого голода в России уже никогда не было. В этом фильме чиновники обнаружили «сведения, распространение которых запрещено законодательством РФ». На самом деле, это тоже ложь и лицемерие – законы РФ вовсе не запрещают распространять исторические знания. Но чиновники здесь просто тупо проговорились – он показали, что являются наследниками большевиков, и поэтому стараются скрыть преступления своих «отцов».  
    «Каким же законодательством запрещено рассказывать о том, что в 1921-23 годах был голод? Что погибли более 5 млн человек? <…> Это предательство собственной истории», – наивно возмущается в Сети один из авторов фильма Александр Архангельский. Объяснение этому я дал выше.
    Кроме того, некоторое распространение сейчас имеет и псевдонаучная литература, пытающаяся поддерживать советский миф о так называемом «белом терроре». Например, опус И.С Ратьковского. Технология лжи здесь примитивна и рассчитана на невежественных людей. Автор иногда использует мемуары белых, в которых говорится о расстрелах и возмездии. Но только белые расстреливают там, как правило, всего несколько человек, ранее особо отличившихся своими зверствами и заслужившими казнь. А когда автор уже фантазирует о тысячах расстрелянных, то всегда опирается на советские агитки тех лет, а также «воспоминания», написанные уже в 1920-30-х годах красными деятелями тоже с сугубо пропагандистскими целями. То есть это вообще не исторические источники, а заведомая ложь. Удивляться этой лжи не стоит – для «бесов» это обычная практика, основанная на их антихристианских взглядах.
    Действительно, серьезные историки на основе реальных документов фиксируют многочисленные факты самосудов и расправ белых над пленными красными – чаще всего, это делали казаки по своим обычаям, которые не предполагают долгих юридических процедур. Но количество жертв таких расправ вообще не идет ни в какое сравнение с чудовищным количеством жертв красного террора. Кроме того, командующие белыми армиями все время боролись с такими самосудами, грозя их участникам смертной казнью. В то время как у красных вообще не найдете таких приказов – у них террор был повседневной нормой и никому и в голову не пришло бы с ним бороться.
    В первую очередь важно понимать, что понятие «красный террор» имеет строгий научный и юридический смысл, поскольку «красный террор» был государственной политикой большевиков, зафиксированной в их официальном законодательстве. Это законодательство, прямо определявшее геноцид целых слоев населения, позволяет дать их режиму строго научное определение террористического государства. Со стороны белых мы можем обнаружить только преступления отдельных лиц, которые всегда пыталось предотвратить командование белых армий, но далеко не всегда успешно. Поэтому термин «белый террор» абсурден и противоречит исторической реальности.
    В советской пропаганде общим местом является упоминание так называемых «зверств колчаковщины». Однако до сих пор не найдено ни одной директивы А.В. Колчака на массовый белый террор в отношении рабочих и крестьян. Не найдено, потому что их не может быть в принципе. Призванный в ноябре 1918 г. на пост Верховного правителя России и получивший затем письменное благословение на борьбу от св. Патриарха Тихона, адмирал Колчак восстановил в Сибири справедливые законы Российской Империи. Так называемые «зверства белогвардейцев» – это были оборонительные зачистки многочисленных отрядов красных бандитов («партизан»), совершавших в белом тылу массовые убийства мирных граждан.
    Белые казнили по законам военного времени предателей Родины – а таковыми были все члены большевистской партии, поскольку выступали за поражение в войне, а потом разложили армию, стали союзниками немцев и подписали капитуляцию в Бресте, отдав немцам огромные территории. Кроме того, казнили убийц, мародеров и насильников, т.е. обычных преступников.    
     
    - В какой мере и форме следует преподавать подрастающему поколению этот кровавый отрезок нашей истории – 1920-е, 30-е годы? Т.ч. чтобы «кровавые мальчики», полигоны-лагеря не затмили своей страшной тенью всё прочее, чтобы не явилось какого-то психологического надлома, отторжения собственной страны и истории.

    - «Психологический надлом» и «отторжение» лживых советских мифов об истории – это жестокая необходимость для восстановления подлинной исторической памяти народа. Они абсолютно необходимы и неизбежны. Можно и нужно рассказывать и писать о чудовищных злодеяниях красного террора – в противном случае, мы получим беспамятный народ, который может этот террор повторить. То же самое касается и кошмарной истории Великой Отечественной войны, которую у нас тоже знают в основном по мифам.
    Особенно важно рассказывать подлинную суть гражданской войны и сущность большевизма как проекта Запада по геноциду России. Нужно в первую очередь говорить о том, что в 1918 г. страны Антанты лишь для виду поддерживали Белые армии, надеясь с их помощью восстановить восточный фронт против еще воевавшей Германии. После окончания Первой мiровой войны (11.11.1918) необходимость в этом отпала. Эмиссары Антанты еще с августа 1917 г. имели тайные сношения с большевиками, помогая им удержаться у власти. Правительство Ленина через своих тайных агентов в Париже, Лондоне, Токио, Нью-Йорке вело секретные переговоры с Антантой о нэпе. К середине 1919 г. против 150-тысячной армии Колчака сосредоточилась полумиллионная группировка красных войск, включая 50 тысяч «красных интернационалистов»: китайцев, латышей, венгров и др. наемников. В белых войсках началась страшная эпидемия тифа, поразившая более половины всех войск. В это же время «союзники» полностью прекратили поставки вооружения и медикаментов, негласно аннулировав уже оплаченные золотом военные заказы за границей. Чехословацкий корпус также предал белых. (Он был предназначен лишь для военных действий против Германии, а после окончания Міровой войны начал эвакуацию через Дальний Восток, ограбив Белую армию и захватив часть золотого запаса России и все железнодорожные составы, полностью блокировав железнодорожную дорогу, связывающую колчаковский тыл с фронтом). Затем, по решению Антанты, командование Чехословацким корпусом было передано в январе 1920 г. Иркутскому большевицко-левоэсеровскому Политцентру, которому выдали на расправу и адмирала Колчака с его белым правительством.
    Общее число жертв красного террора составляет не менее 1 миллиона 200 тысяч человек. Число расстрелянных по приговорам ВЧК – это капля в море, всего несколько процентов от их общего количества. В конце 1919 года Особая следственная комиссия по расследованию злодеяний большевиков определила количество погибших от проводимой советской властью государственной политики террора в 1 766 188 человек только в период 1918-1919 годов, включая 260 000 солдат и 54 650 офицеров, около 1,5 тыс. священников, 815 тысяч крестьян, 193 тысяч рабочих, 59 тысяч полицейских, 13 тысяч помещиков и более 370 тысяч представителей интеллигенции и буржуазии (Мельгунов С. П. «Красный террор» в России 1918-1923. Берлин, 1924; Эрлихман В. В. Потери народонаселения в XX веке.: Справочник. М., 2004).
     Известный историк С.В. Волков, оценивая красный террор как всю репрессивную политику большевиков за годы гражданской войны писал, что число жертв красного террора оценивается до 2 млн. человек. Хотя иногда называют и бо́льшие цифры, но в таких случаях к жертвам террора относят такого рода жертвы, как смерть от голода и болезней оставшихся без средств к существованию членов семей расстрелянных и тому подобное (Чёрная книга коммунизма: преступления, террор, репрессии. Справочное издание. М., 2001).
    Для сравнения: в царской России с 1825 по 1905 годы по политическим преступлениям было вынесено 625 смертных приговоров, из которых только 191 были приведены в исполнение, а с 1905 по 1910 год – период первой антирусской «революции» – было вынесено 5735 смертных приговоров по политическим преступлениям, считая приговоры военно-полевых судов, из которых приведён в исполнение 3741 приговор. Но это и спасло тогда Россию от Смуты и гибели миллионов людей, как это и произошло после 1917 г.
    Нужно объяснять людям, что именно красный террор и искусственный голод, созданный большевиками, а вовсе не «поддержка народа», которой не было и в помине, стали главными и решающими причинами победы красных террористов в гражданской войне. Известный деятель Белого движения А.А. фон Лампе наиболее четко и точно проанализировал эти причины в своей работе «Причины неудачи вооруженного выступления белых» (Берлин, 1929).
    Он писал о наивности народа, который и не мог представить себе, что принесут ему большевики: «окраины не знали и не понимали, чем он им грозит и потому не нашли в себе сил для поддержки белых выступлений до конца». Но «основной причиной неуспеха вооруженного выступления белых» он называет «отсутствие у белых методов действий, которые требовались жестокой обстановкой гражданской войны и небывалой разрухи. Если красные “работали” дубиной по обывательским головам, несли революционный режим, грабили “награбленное”, уничтожали остатки старого режима и... казнили и убивали за все без исключения, за всякий намек на сопротивление, то белые, быть может в силу своего наименования, (данного им, как и их противникам, самою жизнью) “работали” в белых перчатках, насаждали законы, призывали к их исполнению и тем самым сами же связывали себе руки и не получали сочувствия уже распущенного и развращенного демагогией населения. Красные обещали все, белые только то, что полагалось по закону... Красные в виде аргумента и меры убеждения имели террор и пулеметы; белые угрожали... законом. Красные отрицали решительно все и возвели в закон произвол; белые, отрицая красных, конечно не могли не отрицать и применяемые красными методы произвола и насилия... Белые не сумели или не смогли быть фашистами, которые с первого момента своего бытия стали бороться методами своего противника!». Да, белые, в отличие от фашистов, не могли перенимать людоедские методы своих врагов – иначе они перестали бы быть белыми.
    Только когда эти слова А.А. фон Лампе, раскрывающие подлинную историческую правду, мы увидим в каждом учебнике истории – от школьного до университетского – только тогда уже можно будет сказать, что у нас преподается действительно русская история, а не антирусская советская ложь.
    Любое оправдание красного террора, как и большевизма в целом – это тяжкое нравственное преступление перед Богом и Россией. Оно делает этих «оправдателей» тоже преступниками, вина распространяется и на них. В наше время отношение к красному террору – это тест на русскость. Любое его «оправдание» или замалчивание лишает человека права называться русским.


    Беседовала Елена Семенова
    Русская Стратегия

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 366 | Добавил: Elena17 | Теги: виталий даренский, красный террор, россия без большевизма, преступления большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2025

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru