Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [7781]
- Аналитика [7223]
- Разное [2956]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Октябрь 2023  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2023 » Октябрь » 15 » Русский хронограф. «Благодаря за счастье РУССКОЙ быть!» Мария Волкова
    21:42
    Русский хронограф. «Благодаря за счастье РУССКОЙ быть!» Мария Волкова

    «Как птица поет в клетке те самые песни, что пела на воле, в лесу — так и та, кто поет нам свои звучные песни — выливает в них несказанно сильную, глубокую, нежную душу и поет о все забывающей и все прощающей любви к Родине, к матери России и не изменившим Ей в годину народного помрачения Ее сынам — Сибирским казакам.
    Автор — дочь Сибирского казака и Уральской казачки. Самое верное, сильное и глубокое Русское в ней отложилось и течет в ее крови.
    Автор познала Россию, великую Россию прошлого — Российскую Империю лишь в ранние детские годы, познала в Сибири, в Акмолинских степях, в знойных пустынях и ледниковых горах Семиречья — отсюда ее глубокое чувство природы и понимание ее красот, отсюда провинциальная, неиспорченная нежность, чистота и ясность чувств.
    Годы девичества и зрелости, замужества и материнства — страшный, неистово лютый подлинно ледяной поход через всю Сибирь от Уральских гор до Байкала, в нем — ужасная смерть горячо любимого отца, героя Колчаковского похода, нигде не сдавшего и не изменившего, потеря дочери-первенца...
    А потом — изгнание... чужбина — бедность, сознание своей неприкаянности.
    И вот, на чужбине, в беспросветной тоске по погибшей России — руки берутся за струны и льется песнь — о красотах былой Русской жизни, об удали казачьей, о милом, покойном Сибирском быте. Вдруг вздрогнет рука, нахмурятся брови — и мы услышим страшную повесть о пережитых страданьях, о гибели близких и дорогих, о потере надежд, о том, о чем, когда вспомнишь — не веришь, как это все можно было пережить», - так писал в предисловии к первому сборнику Марии Волковой старый сослуживец ее покойного отца генерал П.Н. Краснов.
    Мария Вячеславовна родилась 15 октября 1902 г. в городке Усть-Каменогорске Семипалатинской области, где служил в 1-м Сибирском казачьем Ермака Тимофеева полку сотник Вячеслав Иванович Волков. Мать поэтессы, Анна Сергеевна, также происходила из старинного казачьего рода и была дочерью генерала-от-кавалерии Сергея Евлампиевича Толстова. Сергей Евлампиевич был автором идеи защиты русской госграницы сплошной линией казачьих земель и создания нового, двенадцатого по счету, Тихоокеанского казачьего войска.
    Отца Мария считала «идеальным воплощением всего истинно русского». «Влиянию его на меня не было границ, - вспоминала она. - Вера в Бога, любовь к родине и преданность казачеству — вот оставленное им духовное наследство. Никогда ни наказания, ни резкого слова — недовольно сдвинутых бровей было мне достаточно, чтобы понять сразу сделанную ошибку и в ней глубоко раскаяться… …Мама была не только ко всем доброжелательна, но и попросту добра, приветлива, сердечна, откровенна, способна на самопожертвование и как будто излучала тепло. Более преданной дочери мне за всю жизнь не пришлось встретить. Долгой разлуки с родителями она, живя уже своей семьей, переносить не могла и по меньшей мере раз в два года непременно отправлялась с Китайской границы в Петербург их навещать».
    Детство Марии прошло в военной среде. Первым страшным событием, которое довелось ей пережить, было землетрясение в Верном (Алма-Ата) в 1909 г. Тогда отец успел выхватить ее из постели и, велев им с матерью тепло одеться и жечь костры, поскакал в свою сотню. Вернувшись утром, Вячеслав Иванович был занят лишь мыслью, как помочь пострадавшим. Вместе с полковым доктором они организовали походные кухни, которые несколько дней колесили по разрушенным улицам города.
    С началом Великой войны Волкова направили на Кавказский фронт, и вплоть до революции Мария с матерью жила в отчем доме последней – в Петербурге, на Измайловском проспекте. Анна Сергеевна устроилась волонтеркой в лазарет для раненых, а будущая поэтесса училась в гимназии.
    На фронте Вячеслав Иванович получил орден Святого Георгия и Георгиевское оружие. В 1917 г. он возглавил 7-й Сибирский казачий полк, расквартированный в Кокчетаве. Сюда к нему по охваченной смутой стране с большим трудом добрались жена и дочь.
    Полковник Волков стал одним из руководителей антибольшевистского военного подполья и контрреволюционного восстания мая-июня 1918 г. и главным исполнителем колчаковского переворота в Омске. Верховный правитель произвел его в чин генерал-майора и назначил командующим Иркутским военным округом, а позже - командиром Сводного казачьего корпуса, воевавшего на Восточном фронте.
    В 1919 г. адъютант Вячеслава Ивановича, подъесаул Александр Александрович Эйхельбергер стал мужем Марии. Венчались они в той самой Михайло-Архангельской церкви города Иркутска, где некогда перед отъездом на Русско-японскую войну венчался А.В. Колчак.
    Когда началось роковое отступление сибирской Белой армии, генерал Волков командовал конной группой Второй армии, а его жена и дочь следовали за ним в обозе. Вячеслав Иванович, предвидя катастрофу, хотел заранее отправить их в Харбин, но по каким-то причинам не смог сделать этого. В результате женщинам пришлось пережить весь ужас Сибирского Ледяного похода. При этом отряд Волкова, насчитывавший не более 30-40 человек, включая порядка 10 женщин и детей, отбился от основных частей и пробился сквозь зимнюю тайгу в одиночестве.
    Погубили Волкова и его людей, как и многих русских беженцев, у которых они попросту отнимали паровозы, бросая целые эшелоны детей и женщин замерзать насмерть – чехи. А, вернее, в данном случае румыны, входившие в состав Чехословацкого корпуса. В их эшелоне несколько дней ехал Вячеслав Иванович с семьей. Но в преддверье очередного боя румыны посоветовали отряду продолжать пусть своим ходом, заверив, что впереди опасности нет.
    После четырех суток похода по ледяной тайге отряд был окружен красными. Волков, не желая попасть в плен, застрелился на глазах жены и дочери. Они же, а также Эйхельбергер и семья сестры Анны Сергеевны оказались в иркутской тюрьме – в одной камере с Анной Васильевной Тимиревой. «В тюрьме мы пробыли недолго, — вспоминала Мария Вячеславовна. — Нас не ликвидировали, а выпустили по приказу председателя Сибревкома, ревизовавшего тюрьму, — товарища, видимо, принадлежавшего к вымирающему типу идеалистов».
    В заключении Анна Сергеевна заразилась тифом и вскоре умерла. Мария оказалась крепче и выжила. Ее муж, несмотря на свое адъютантство, также был освобожден, благодаря следователю, «добродушному русскому парню, которого впоследствии расстреляли за мягкое отношение к заключенным». Александр Александрович получил диплом народного учителя, и супруги затаились в одном из бурятских улусов Забайкалья. Здесь Эйхельбергер заведовал школой, а местные жители расплачивались с ним продуктами.
    В 1921 г. Мария родила дочь Асю, и семья отважилась перебраться в европейскую Россию. Здесь они узнали, что Сувалкская губерния, где родился Александр Александрович, отошла к образовавшейся независимой Литве. Это давало ему право объявить себя литовским подданным и требовать разрешения на выезд. Что и было сделано.
    Разрешение было получено, но за возможность покинуть советский концлагерь супругам пришлось заплатить еще одну страшную цену – в дороге заболела пневмонией и умерла Ася.
    Волкова покидала Россию, оставляя позади могилы всех дорогих ей людей: дочери, родителей и деда с бабушкой. После разгрома Уральской армии генерал Толстов был отправлен в концлагерь на Северной Двине и расстрелян. Его жена, Мария Павловна, скончалась в 1921 г. в Баку.
    В Литве у Марии Вячеславовны родился сын Александр, ставший великим утешением для матери. Позже на свет появилась дочь Ольга. Свекор, пастор Эйхельбергер, купил в Восточной Пруссии участок в 63 гектара с каменным домом, фруктовым садом, огородом, коровами и лошадьми. Началась фермерская жизнь, полная забот и тяжелого физического труда. Со свекровью отношения поэтессы не заладились, и, в целом, новая среда обитания была для нее тяжела. День уходил на хозяйственные хлопоты, и лишь ночью могла обратиться она к творчеству. Большую поддержку оказывал ей атаман Краснов, присылавший Марии, которую он помнил еще 8-летней девочкой, кипы газеты и журналов и много книг и заочно введший ее в казачий литературный круг. Его же стараниями увидела свет и первая ее книга… «Благодаря П. Н. у меня всегда был обильный материал для чтения: каждую неделю неукоснительно я получала пачку русских газет! – вспоминала Волкова. - Это были “Возрождение” и “Последние Новости”, аккуратно сложенные и надписанные всегда одним и тем же знакомым, милым почерком. П. Н. знал обо мне все и не переставал оберегать меня от опасности в конце концов превратиться всего лишь в рабочую машину».
    Творчество поэтессы высоко оценили Николай Туроверов, Алексей Ачаир, Владислав Ходасевич, а также Николай Рерих, генералы Миллер, фон Лампе и Головин, Великий князь Борис Владимирович…
    Тем временем в Германии укреплялась власть национал-социалистов. Вскоре гестапо арестовало брата Эйхельбергера, а затем репатриировали его родителей. Старый пастор не выдержал разлуки с прихожанами и умер. Александр Александрович вынужден был переменить литовское подданство на германское, а сына с началом войны мобилизовали…
    В армии Александр-младший непоправимо подорвал здоровье и почти все время проводил в лазаретах. Когда его собрались отправить на фронт, Мария Вячеславовна обратилась за помощью к Краснову, и тот устроил юношу переводчиком при казачьем управлении.
    Поражение гитлеровской армии обернулось для Эйхельбергеров новым испытанием. Им пришлось покинуть свою ферму. Перед отъездом поэтесса уничтожила свой архив. «Как это было страшно! — вспоминала она. — Господи! Какая это была боль! Не только душевная, но и явственная — в сердце… До тех пор я не имела представления об ужасе — предавать огню письма друзей… Они казались живыми — оживали в огне, и строчки перед тем, как сгореть, принимали вид напитанных кровью… С каждым письмом уходил кусок жизни…
    …Уходя с тысячами чужих мне по крови и внутренне очень далеких людей куда-то в неизвестность, с душой, полной тревоги за тех, кого я люблю, — я не перестала жить своей собственной, глубоко запрятанной жизнью и думать о самых неподходящих вот к этой обстановке вещах! Боже, неужели нам никогда уже не увидеть хорошей, простой человеческой жизни, когда не будет больше пафоса уничтоженья, когда можно будет громко, на весь мир говорить людям простые и искренние слова — всех любить, всех жалеть? Неужели не будет того времени, когда можно будет избрать себе дело по сердцу и отдаться ему честно, искренне и горячо?..»
    В этот период Эйхельбергерам пришлось совершить второй Ледяной поход. По заснеженной равнине – к берегам Балтийского моря под гул беспрестанно круживших над головами самолетов, при постоянной угрозе бомбежек… Затем по уже таящему льду Фриш-гафа – к Данцигу. Весь путь Александр Александрович проделал стоя, натянув вожжи и неотрывно глядя вниз, на лед, уже дававший трещины. Начавшаяся бомбежка окрасила лед кровью, но Эйхельбергеры уцелели.
    Поход завершился пленом – в Померании беженцев неожиданно окружили советские танки. Начальник комендатуры, куда их направили, оказался хорошим человеком. Александр Александрович был приставлен надзирать за полевыми работами в совхозе. В результате очередной репатриации семья оказалась в Западной Германии, где к ним присоединился сын, чудом уцелевший в Лиенце, где англичане выдали казаков и членов их семей СМЕРШу.
    Поначалу Эйхельбергеры отчаянно голодали. Чтобы хоть что-то заработать, Мария Вячеславовна научилась прясть. Уцелевшие казаки не забывали «певицу казачьей доблести», как называл ее Краснов. Ее стихи и очерки публиковались в разных изданиях по обе сторона океана. Поэт Николай Евсеев с большим трудом скопил деньги на издание книги Волковой, но она не смогла принять такой жертвы от собрата.
    Постепенно жизнь налаживалась. Сын, Алик, получил инвалидность, поступил в университет и женился. Семья вновь обрела дом и элементарный достаток. Однако испытания стольких лет разрушили здоровье поэтессы. Она тяжело заболела, и уже не могла избавиться от недуга до конца дней. В 1972 г. Мария Вячеславовна лишилась своей главной опоры – мужа. Она пережила его на целых десять лет. В последние месяцы жизни Волкова, несмотря на проблемы с памятью, готовила к печати свой итоговый сборник. Выпустить его она не успела, и он увидел свет лишь в 1991 г.


     

     

    Мария Волкова. Стихи

     

     

     

    Категория: - Разное | Просмотров: 1296 | Добавил: Elena17 | Теги: даты, белое движение, РПО им. Александра III, белый стан, книги, хронограф, Елена Семенова
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2026

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru