Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [7999]
- Аналитика [7522]
- Разное [3125]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Июль 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Статистика


Онлайн всего: 16
Гостей: 16
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2024 » Июль » 1 » К 10-летию обороны Славянска. «Это война Добра со Злом…» — иностранцы в боях за Новороссию. 1. Французы, немцы и другие
    20:24
    К 10-летию обороны Славянска. «Это война Добра со Злом…» — иностранцы в боях за Новороссию. 1. Французы, немцы и другие

    Никола Перович, командующий Интернациональной ротой, родился во Франции, но по национальности – наполовину серб, наполовину черногорец. Пять лет он прослужил во французской армии, в горной бригаде. Принимал активное участие в военных операциях в Афганистане. Однако, осознав в определённый момент, что больше не желает чуждые для Франции интересы США и НАТО, оставил службу. По мнению Перовича, «у жителей Евросоюза постепенно открываются глаза на то, что происходит в Европе и в мире. Они уже не столь наивны, как это было еще совсем недавно, и понимают, что с помощью центральных СМИ осуществляется масштабная манипуляция общественным мнением. После войн в Югославии и Ливии, а также продолжающегося военного конфликта в Сирии приходит понимание, что всё это хорошо спланированные операции, являющиеся звеньями одной цепи. А собственно Европа находится под чрезмерным влиянием США. Это вызывает желание разобраться в ситуации и привлекает дополнительный интерес к альтернативным СМИ».

    Никола не единственный француз, воюющий в рядах ополчения. Часто в сюжетах из Новороссии можно увидеть 26-летнего Виктора Ленту, запоминающегося своими усами а-ля Пуаро. Виктор – француз колумбийского происхождения. Он родился в Тулузе, пять лет прослужил в Воздушно-десантных войсках. Участвовал в специальных операциях в Чаде, Афганистане и Габоне. В составе сил специального назначения арестовывал президента Республики Кот-д’Ивуар Лорана Гбагбо. Как и Перович, Лента скоро понял, «что французские вооруженные силы работают вовсе не на Францию, а обслуживают чуждые французам американские интересы», и немедленно покинул службу.

    Будучи патриотами свой страны и сторонниками консервативных ценностей, Виктор, Никола и их соратники представляют международную геополитическую организацию Unite Continentale, в которую входят добровольцы со всего мира, но прежде всего европейцы, которые являются традиционалистами и «готовы отстаивать свои идеи и ценности, бороться с агрессивным американским империализмом и, если это необходимо, противостоять ему вместе с теми народами и странами, на которые эта агрессия направлена»[1]. Данную организацию не финансирует ни одно правительство, и её члены не выполняем чьих-либо военных, политических или коммерческих заказов. «Мы – добровольцы, — говорит Виктор, — действуем по велению души и совести и существуем исключительно на личные средства и добровольные пожертвования наших друзей и единомышленников»[2].

    По мнению Ленты «на сегодняшний день Украина не является независимой страной. В результате государственного переворота к власти там пришли политически несамостоятельные люди, действующие в чужих интересах. Поэтому сами украинцы более не управляют ситуацией и, по сути, не контролируют Украину. Мы видим, что «украинская революция», как и «арабская весна» на Ближнем Востоке, готовилась и совершалась по американскому сценарию. Украина стала очередной жертвой политики США и НАТО – так же, как, например, Ливия, Ирак, Сирия и Египет. В то же время становится всё более очевидным, что атака на Украину – это прежде всего атака против России и русского народа.

    В действительности нынешняя ситуация на Украине создана для того, чтобы по возможности максимально отдалить Россию от Европы. Хотя нужно заметить, что в целом правительства стран Евросоюза и так почти беспрекословно подчиняются американскому диктату и делают практически всё для реализации интересов США. По большому счету политика ЕС уже определяется Соединенными Штатами – именно поэтому многие европейские страны, которые хотят развивать совместные проекты с Россией, сталкиваются с огромными трудностями и зачастую вынуждены вообще отказываться от прямых и косвенных экономических выгод. Как известно, эти процессы начались задолго до конфликта на Украине – думаю, с началом разделения Югославии. С тех пор США фактически подчинили себе Европу. И всегда стремились расширить свое геополитическое влияние, чтобы контролировать Россию с ее огромными природными ресурсами. Поэтому собственно Украина здесь оказывается как бы и ни при чем – она используется Соединенными Штатами в качестве разменной монеты.

    Нужно понимать, что здесь идет борьба не с украинцами, а с агрессией США. Большинство из тех, кто пострадал от действий американских империалистов, рассматривают Новороссию и борьбу жителей Донбасса как новую надежду для всего мира».

    Unite Continentale выступает за геополитический альянс европейских стран в форме союза свободных народов и суверенных национальных государств, которые всесторонне взаимодействуют с Россией. В связи с этим Виктор возлагает большие надежды на «Национальный фронт» Марин Ле Пен, отражающий европейскую мечту о прочном союзе с Россией, а не с Америкой.

    «Думаю, для того чтобы разбудить Европу, нужен шок, — говорит Лента. — Большинство европейцев «лоботомизированы», оболванены, превратились в «хомо экономикусов». Они полностью лишены национального самосознания, бережного отношения к традиционным ценностям, которые были заменены разрушительной для народов Европы альтернативой. Была потеряна их идентичность. Чтобы вернуть их к нормальному человеческому состоянию, нужен шок, который привел бы к большому духовному пробуждению и подъему. Вполне возможно, что изменить ментальность европейцев способны результаты будущих выборов в таких странах, как, например, Франция. Если, конечно, к власти в этих странах придут новые политические силы. Важно отметить, что, несмотря на все старания проамериканских сил, всё к этому и идет. Однако это может привести и к народным волнениям, и к вооруженным столкновениям, и даже к гражданским войнам».

    https://i1.wp.com/cheguevova.ucoz.ru/_MyPic/2015_03/gijom_2.jpg

     

    Возможность гражданской войны в самой Франции не исключает и Гийом Норманн, сражающийся на Донбассе с лета 2014 года также в бригаде Мозгового. «Французское общество довольно тоталитарно, — говорит он, — наше правительство создало тоталитарную общественную систему. Ты не можешь идти против нее, если ты там живешь. С 1960-х годов у власти фактически одни и те же люди. Да, они играют в игру, когда якобы левые политики сменяют якобы правых, затем наоборот. Все они либералы. Сегодня единственная партия, которая может бросить вызов гегемонии либералов, — это «Национальный фронт». Ситуация в нашей стране взрывоопасная как никогда. У нас полно конфликтов: межэтнические, межкультурные, межрелигиозные, социальные. К этому добавляется имущественное расслоение, безработица, массовая иммиграция. Слишком много проблем для одной страны. И, если так дальше пойдет, очень скоро мы скатимся в гражданскую войну. Я уверен, что рано или поздно у нас начнется гражданская война. Гораздо более жестокая, чем в Донбассе. Здесь люди добрее, цивилизованнее, они не потеряли какое-то конструктивное начало. У нас же все будут воевать против всех. Кстати, ты в курсе, что более 1400 граждан Франции участвовали в гражданской войне в Сирии на стороне исламистов? И если у нас что-то такое начнется, обычные люди могут оказаться в своеобразных тисках: с одной стороны, правительство, которое бросит против активистов армию и полицию, а с другой — исламисты, которые захотят отобрать наши дома и землю. Так или иначе, нас еще ждут проблемы. Правительство не хочет, чтобы мы были свободными и имели свою точку зрения. Оно хочет, чтобы мы оставались рабами. Каждый второй француз думает примерно так же, как и я. На недавних выборах «Фронт Насьональ» получил 20%. Но дело не только в голосах. Многие из тех людей, которые по каким-то причинам голосовали за социалистов или коммунистов, согласны со мной по ключевым вопросам. Даже иммигранты уверены, что нас ждет гражданская война. Вообще французское общество разделено на множество маленьких враждебных лагерей — по политическому, социальному или этническому признаку. Это будет война всех со всеми. Сегодня Франция — очень нестабильное и агрессивное место. Парадокс, но я в Донецке себя чувствую в большей безопасности, чем на юге Парижа (смеется). Здесь люди, несмотря ни на что, помогают друг другу, здесь есть, не побоюсь этого слова, братство. Во Франции все это давно уже закончилось»[3].

    Гийом никогда не служил в армии и имел лишь начальную военную подготовку в тех националистических организациях, где состоял. Всю свою амуницию он оплатил сам, истратив многие сотни евро. На Донбасс доброволец приехал с помощь всё той же Unite Continentale. Добирался по маршруту Киев — Харьков — Донецк. Проезжая через украинские блокпосты, показывал свой студенческий билет и журналистское удостоверение. Постовые пропускали.

    По приезде в Донецк, Норманн прошел трёхмесячные тренировочные курсы, которые практически сразу стали сочетаться с боевыми действиями. Он считается пехотинцем, но, как и большинство французов, в основном занимается фронтовой разведкой. Его первый серьёзный бой состоялся под Дебальцево, на северо-востоке от этого города. «Мы неожиданно для себя были вынуждены вступить в бой за один из железнодорожных полустанков, — вспоминал Гийом. — Наша атака была стремительной, но очень неорганизованной. И наше небольшое подразделение, где были только французы, вступило в бой с украинскими военными. Мы убили нескольких украинцев и отбросили их от станции, но нам крепко повезло, что сами не понесли потери. Уж очень плохим было наше взаимодействие в этом бою — как между собой, так и с другими подразделениями»[4].

    Гийом – православный человек и консерватор до мозга костей. Сатанинский «сатирический» журнал «Шарли Эбдо» он называет символом того, против чего воюет в Новороссии. На Донбасс Норманн, рок-музыкант, мультипликатор, студент, вынужденный заниматься подработками, чтобы оплатить учёбу, активист французского националистического движения, приехал по велению души. «Родители меня воспитали таким образом, что я считаю абсолютно нормальным воевать за свои ценности и идеалы», — говорит он.

    Некоторые соотечественники Норманна приняли Православие уже в Новороссии. Их крестил известный священник о. Олег Трофимов. «Дивна дела Господня! – писал он. — Война в Новороссии являет нам удивительные стечения судеб человеческих, а в них — исторические вехи, отражающиеся на судьбах народов. Новороссия! Это именование воспринимается не только как географическая точка, но как поле брани, борьбы добра и зла, как метафизическое явление Святой Руси. Это именование того места, где происходит перерождение сердца человека.

    Сегодня вновь прибыли добровольцы с разных концов мира — из Франции, Казахстана, Сербии, Германии, Белоруссии — в наш храм, получить Божье благословение. Был отслужен молебен, помазал их святым елеем, окропил святой водой. Но более всего удивительно то, что в нашей матушке Святой Руси совершается чудо – принятие Православия иноверцами! Можно было бы говорить и не как о чуде, если бы была для этого создана миссия, трудились миссионеры-полиглоты, прочитали бы лекции о правильности Православия и ложности других религий и т.д. Но вот в душе созрело невидимое семя – я — РУССКИЙ, ПРАВОСЛАВНЫЙ!!! Божий дар – Православное Христианство — нами как то не бережется, мы рождены в исторически православном государстве, и теперь Бог нам милостиво открывает на примере иноверцев святость и ценность веры!

    Примером может послужить сегодняшнее событие. Парень из Франции, из Парижа, католик Гийон (пытаюсь такой записью передать звучание нерусского имени), вступив в ополчение Новороссии, был принят по чину «прием в Православие католиков» через миропомазание, хотя тот внутренний духовный чин, который совершился в его душе, намного важнее видимого. Теперь имя ему – Георгий, он с благоговением прижал к груди иконочку Святого Георгия Победоносца. Наблюдал за ним, как он скрупулезно старался перекреститься по-православному!

    Общался с ним через переводчика: «Прими дар сей – веру Православную, веру русских богатырей! Стой за правду до смерти, живи свято!». Когда я это говорил, лицо у него светилось, он кивнул головой, как будто и не надо было переводчика, в молитве на глазах слезы, сбылось то долгожданное, к чему стремилась его душа. «Теперь мы братья и по вере, и по духу» — ответил он. «Помни – говорю я ему, – если придется погибнуть, то дальше встреча с Богом, а здесь, на земле Святой Руси, будешь тогда похоронен как православный русский воин-христианин». Он кивнул головой.

    После того, как мы вышли из храма, стал я его расспрашивать поподробнее, как же он все же решился приехать на войну, зачем она ему, что подвигло к такому выбору???

    Брат Георгий, француз: «Во Франции полная информационная блокада, люди в неведении, когда говоришь правду, то в эти чудовищные фашистские преступления отказываются верить. Я пытался в соцсетях, чатах, сайтах выставлять информацию о происходящем, все жестко модераторами и админами блокируется. Если власти видят, что ты как- то влияешь на общество и ты не разделяешь официальную позицию властей, то оказывается, они могут найти, что 5 лет назад, ты за какой-то месяц вовремя не уплати налог, а значит и пеню, или у тебя начинаются проблемы с ипотекой. Демократия и свобода слова это только слова. Демократически ты имеешь право только жить в удовольствие материальными благами, извращаться на любой вкус, вся это мерзость заливается в души людей. Это гетто антихриста! В стране нравственный кризис, к религии с детства формируется крайне негативное отношение. Мне как бывшему католику на все это было больно смотреть. Бедные и несчастные люди, а еще кто-то хочет вступить в ЕС. Вы себе только приставьте, ели человек зашел в костел и побыл там больше, чем 40 минут на службе, или просто зашел помолиться, то это воспринимается как из ряда вон выходящее, как действия психически больного и неуравновешенного человека. Тут же блюстители порядка могут на «возмутителя» общества заявить и принудительно проверить его морально-психическое здоровье. Меня приятно удивило даже привело в восторг, что у вас, у православных христиан, богослужения проходят по 3 — 4 часа! Для меня это как глоток воды живой. Да, я не понимаю еще службу, ваш язык, мне тяжело с непривычки выстоять, но душа- то понимает.

    У нас в Париже, костелах, могут проходить рок концерты, выставки собак, хоть даже порнографическая выставка. Это уже давно никого не смущает, я уже не говорю о исламизации, они тоже особо нравственно не отличаются. Когда я все это увидел – происходящеие зверства укрофашистов в Новороссии, то в душе проснулось — мое место здесь, русские — мои братья и их боль — это моя боль, тогда я и приехал. Я здесь встретился с «русским» Богом, я счалив и теперь обретаю полноценность смысла жизни, я здесь пригожусь, по духу я теперь также русский».



    Раз в неделю к нам прибывают добровольцы с разных стран мира. Меня особенно удивляет, что среди них со старой и «благополучной» Европы, с неславянского мира приезжают молодые ребята – французы воевать за Святую Русь! И здесь, действительно уместно, говорить о Новоросси как о Святой Руси! У прибывших, даже не у православных, на войну, весьма глубокая и осознанная духовно-нравственная мотивация! Пути Господни неисповедимы!

    Сегодня, вновь, меня милосердный Господь, сподобил быть участником и совершителем удивительного чуда – обращение католика француза война Крис(з)а (или Кристина, простите, пытаюсь передать русским языком, французское имя) в Православную Церковь. Как мне сказал переводчик, это имя и означает Христианин! Провел с ним миссионерскую беседу, но боле всего, наши ребята с лагеря, молодцы, беседовали с ним о вере в Бога. Но как я понял его (Криса), это решения у него уже созревало давно, но не было для этого подходящих обстоятельств. Так он был принят в Православную Церковь по «чину принятие католиков в ПЦ» через миропомазание с именем – ХРИСТИАНИН. Пусть все Святые христиане и будут покровителями его! Мне, когда я совершал этот чин, как то особенно было торжественно на душе, переживания страха Божьего, чуда Божьего, необъяснимого, и имя решил не менять. Когда я с ним разговаривал, еще до принятия …, то сомневался, не поспешно ли с моей стороны — его принятие? Но Бог управил, Крис меня просто ошарашил, своим ответом, о чем речь будет идти дальше.



    — ХРИСТИАНИН зачем ты сюда приехал? Что тебя подвигло? Зачем тебе эта война? Расскажи о себе.

    — Мне 25 лет, сам с города Марсель, сирота. С юности служил в знаменитом французском легионе миротворческих сил в Афганистане, Северной Африке и в других горячих точках. О войне знаю не понаслышке. Мои знакомые добровольцами уже здесь воюют в Новороссии за свободу народа от фашистских оккупантов. Но причина этой войны на много глубже. В процессах мировой глобализации происходит, борьба за умы, а точнее сказать – порабощение умов, дай так чтобы люди стали зомби, глупо верили СМИ. Мировая жидо-олигархия как инструмент дьявола, имеет здесь свой финансовый интерес, все войны в мире это их бизнес. В этом я как военный уже убедился. Да уже это давно не кому не секрет, что проект – Украина готовился как антироссийский форпост.

    Во Франции, дай и в остальной Европе информационная блокада. По СМИ целенаправленная ложь и антироссийская истерия. Когда в Киеве разогнали беркутовцы «онижедети», то не было у нас не одного телеканала, что бы не визжали об этом, круглосуточно, а когда в Новороссии уже на протяжении последних 4 месяца гибнут тысячами в не в чем не повинные люди от рук фашистов, то об этом даже не слова. Понятно кто хозяин Европы – дьявол. Хотя уже последнее время происходит прорыв информационной блокады.

    Меня сюда Сам Бог привел, в душе возникло непреодолимое желание, борьбы со злом – мое место здесь! Тот ужас, геноцид населения в Новороссии, меня просто поверг. Как я будучи воином-защитником могу после этого быть равнодушным? Мое место здесь. Я по духу РУССКИЙ! Понимаете, это крик моей души из-за всех сил – я РУССКИЙ!!! И по вере, благодарю вам батюшка, теперь я ваш брат, а вы мои братья! Мне за честь будет с вами воевать до победы!



    — А почему нельзя называться французом и воевать с русскими, можно ведь быть и католиком и при этом соблюдать заповеди Божьи?

    — Франция себя изжила, это закат. Даже во Франции в некоторых городах и поселениях осталось меньше одной трети местного населения, исламизация, и ты, в такой обстановки если себя будешь позиционировать как француз, то могут привлечь за расовую дискриминацию. В плане религии, то к ней через «общественное» мнение прививается негативное отношение. Педофильные скандалы ксензов, конечно же авторитета для церкви не добавляют. Франция превращается в Содом и Гомору. Во время гей парадов прямо на улицах совершаются показательные акции – совокупление с извращениями. Вся эта гадость с детства заливается в души людей.

    — Ты раньше был знаком с Православной Церковью?

    — Да. В нашем городе есть Православная Церковь, я туда заходил. Было интересно, что-то влекло необъяснимо меня туда. Но уклад жизни городского жителя при всей суете, образ жизни командировочного военного не давали мне возможности глубже во всем разобраться. В составе нашего легиона, половина это выходцы со стран СНГ, украинцы, русские, белорусы, молдаване и с Приднестровья и Кавказа. Всех их мы называли русскими. У меня была возможность так же соприкоснуться в разговорах с ними с Православной верой, и чуть подучить язык. (Честно сказать, говорит плохо, но понимает хорошо!)

    Да… задумался я, все так не обычно. Раз Франция еще рождает таких сынов ХРИСТИАН духовных львов-легионеров, значит для Франции еще не все потеряно! А значит, и нам православным христианам следует таким быть не по названию, а по духу! А значит, русским пора стать РУССКИМИ по правде Божьей! А значит, Русь Святая воспрянет, и будут повержены враги ее!»[5]



    Кроме французов Бог сподобил о. Олега привести в лоно Православной Церкви и двух католиков-каталонцев, также прибывших сражаться за Новороссию из Испании.

    «После богослужения в этот день я провожу регулярные катахизаторские беседы перед крещением, куда я их и пригласил, — рассказывал батюшка. — Переводчик скрупулезно переводила мои наставления, от чего лекция затянулась по времени вдвое больше. По окончании у меня состоялась беседа с прибывшими каталонцами (ребятам по 24, 25 лет). С их согласия они были приняты в лоно Православной Церкви через миропомазание, имена их не менял, так как они есть в православных святцах. По их просьбе имена не говорю и лица на фотографиях не выставляю. Кстати в рядах ополченцев есть и бородач, бывший мусульманин, который перед приездом сюда уже принял православие, но друзья по старой памяти так Ахметом и зовут.

    — Ребята что подвигло вас, зачем вы сюда приехали на войну? Что вас связывает?

    — Батюшка, а как же оставаться в стороне? Произошел информационный прорыв, по телевизору мы видели, как бомбят города, мирных граждан с самолетов, расстреливают и сжигают в не в чем неповинных людей, насилуют малолетних девочек, расчленяют и продают людей на органы… массовые захоронения, разрушают храмы. Это неслыханные чудовищные преступления против человечества! Нам никак в голову не укладывается, у нас в Испании армия защищает свой народ, а здесь украинская армия убивает свой народ. Как это может так произойти в 21 веке? После всего этого увиденного, мы уже не могли оставаться в покое, наше сердце разрывается от боли за вас. Каждый раз, когда я сажусь есть, ложусь спать, или разговариваю с братом или сестрою, в их лице я вижу картины – убитые деточки, разорванные в клочья тела, слезы матерей. Как после этого жить? Ваша боль – это наша боль, это наши слезы, и ваша победа над фашистсми – это наша победа! Поэтому мы здесь, нас Бог сюда призвал. Мы не первые и не последние.

    — Ведь Испания это не близко, как же вы сюда добрались? (В это время их фотографировали).

    — Батюшка, большая просьба не фотографируйте нас. Мы сепаратисты (это он выговаривал гордо – авт.), уже за то, что приехали сюда на войну, в Испании за это сажают в тюрьму на большие сроки, но мы боимся не за себя, а за наши многодетные семьи. Само уже наше намерение и отправится в дорогу это большой риск. Пришлось ряд преодолеть трудностей, что бы «правильно» добраться к вам, избежать прослушки и слежки. Конечно, родители нам препятствовали, даже отец силой пытался удержать, не смог. Единственно мамам отрада, что у них есть еще дети.

    — Как жизнь в Испании?

    — Испания живет сейчас после кризиса неважно: высокая безработица особенно среди молодежи. Вхождение в ЕС не улучшило нашу жизнь, цены повысились, в стране из-за кредитных траншей жизнь не стала лучше, находимся в экономическом рабстве. Испания прогнила от коррупции, демократия это только слова, страной управляют олигархические кланы. Мы уже давно боремся за свободу Каталонии. Повсеместно навязываются содомские ценности, хотя подавляющая часть населения – против, к религии – остывает интерес.

    — Раньше где-то воевали, оружие держали?

    — Раньше мы нигде не воевали, но мы душою – воины, защитники! Поэтому мы здесь и уверены в победе, ибо где правда, там и победа!..»

    В рядах ополчения сражаются и граждане Италии, не пожелавшие, однако, называть своих имён, и даже трое граждан США: «Хантер» из Иллинойса, Зак Новак из Нью-Йорка и Рассел Бентли («Техас»).

    Предки Зака – этнические сербы, перебравшиеся в США полвека назад. Сам он прожил в Штатах всю жизнь. Родители, однако, воспитали его так, чтобы он помнил свои корни, боролся с несправедливостью и помогал нуждающимся. С их благословения в 90-е, впрочем, Новак уже успел принять участие в боевых действиях в Боснии, куда отправился добровольцем. Отец сперва не поверил этому намерению сына, а мать сказала, что он должен ехать, чтобы защитить своих братьев и сестёр, и очень гордилась поступком сына. Эта мужественная женщина с большой болью переживала события в Новороссии и, по его мнению, именно эти переживания ускорили её кончину. Похоронив мать и навестив могилы предков в Сербии, Новак отправился добровольцем на Донбасс. «Долгое время я наблюдал за происходящим в Новороссии, за влиянием фашистского режима Обамы в других странах. Сирия, Афганистан, Ирак – затем влияние перешло в Иран. Мы должны остановить это здесь, в Европе. Я больше не могу видеть слёзы детей. Мне надоело сталкиваться с несправедливостью, коррупцией… Кто знает, может, люди Новороссии примут меня, и тогда я порву мой американский паспорт и выброшу его, но не в реку – она чистая – а в мусор. Если, конечно, я смогу получить гражданство Новороссии»[1], — говорит Зак. По его убеждению, Новороссия является сегодня центром священной битвы между Добром и Злом.

    Схожих взглядов придерживается его соотечественник Рассел Бентли: «Когда я увидел, что происходит в Киеве, с майданом и всем остальным, я сразу понял, что это поддерживают США, это срежиссированное США действо. Я понял, что это будет очередная грязная заваруха, как в Ливии как в Панаме, в Сирии, в Афганистане, в Ираке. Так и произошло. Я имею в виду, вы помните, они говорили, что собираются принести свободу и демократию на Украину, и сейчас мы видим, что они осуществили незаконное вмешательство, фальшивое голосование в Киеве, они притащили самый настоящий фашизм. Люди, с которыми сражается Донецкая армия, армия Донбасса, Луганск и Донецк, это самые настоящие нацисты, живые, зигующие Гитлеру нацисты и их надо остановить. Они преступники. Они не были бы у власти, если бы не риторика и действия США. Поэтому как американец и гражданин мира я почувствовал ответственность и приехал сюда помогать этим людям защищать их дома от нацистов… от фашистов. Вот почему я здесь». На Донбассе «Техас» воюет с ноября 2014 г. Участвовал во многих операциях, включая бои в Донецком аэропорту. По убеждению добровольца нынешняя война – это война между добром и злом. Донбасс он называет своим новым домом. Рассел признаётся, что ему стыдно за то, что США поддерживают украинскую власть: «Жители Донбасса не хотели, чтобы их контролировали поддерживаемые Западом нацисты. Поэтому я приехал сюда. Я видел много смертей и разрушений за эти три месяца. Каждый человек, который был убит, каждый дом, который был сожжен — все проблемы из-за решений США. Поэтому я приехал сюда, чтобы показать, что не каждый житель США поддерживает фашистское государство США и нацистское правительство Украины».

     

    Большой известностью и любовью, как в России и Новороссии, так и зарубежом, пользуется бразильский доброволец Рафаэль Лусваргхи. В своём Фейсбуке уже неплохо освоивший русский язык бразилец, внешне более похожий на святорусского князя, сформулировал свою идею так: «Несмотря на мою политическую позицию социалиста, не слишком последовательную или популярную, я борюсь здесь исключительно за Великую и Священную Матушку Россию, за ее славу и за нашу славянскую расу. Я готов пойти на все, чтобы покончить с западным упадничеством и со всеми, кто препятствует российской славе. Когда Запад в своем обесценивании человеческих ценностей добрался до самого дна колодца, он взял в руки лопату и принялся копать, так что теперь этот враг распространяет свою болезнь педерастов, слабаков и убогих на всех, до кого коснется. Но на нашей земле этому не бывать! Мы сильны, а мир принадлежит сильным! Мы будем сражаться до последней капли крови, даже если надежда иссякнет, до конца, любой ценой. Кровь и Честь!»

    Рафаэль Фернандес Маркуес Лусваргхи родился недалеко от Сан-Паулу. Предки его были венграми, перебравшимися в Бразилию в начале века. С детства Рафаэль полюбил Россию и русскую культуру. В Бразилии подчас показывали советские мультфильмы, а отец будущего героя Новороссии очень любил аргентинскую экранизацию «Тараса Бульбы». С Бульбы и мультиков и началась большая любовь бразильца к ещё неведомой стране, которая затем лишь укреплялась благодаря книгам.

    В 18 лет юноша уехал во Францию, три года служил в Иностранном легионе, в Африке. По возвращении на Родину он начал учиться на полицейского, нёс службу в конной полиции, а в 2010 году поехал в Россию.

    Полтора года Рафаэль учился в Курске на врача, попутно уча русский язык… Он мечтал попасть в русскую армию, но без знания языка это было сложно, поэтому пришлось учиться на врача. Но эта профессия не увлекала пылкого бразильца. Поняв, что в армию с иностранным гражданством не возьмут, Рафаэль вернулся было в Сан-Паулу, но тут на Донбассе грянула война…

    В сентябре он прибыл в Новороссию и вступил в «Интербригаду» «Призрака». Военный опыт бразильца оказался весьма востребованным для добровольцев, многие из которых прежде вовсе не служили в армии. «Я приехал сюда бороться за землю моих предков, за славу и свободу Великой Руси, за Россию, за русский народ и его культуру, которую я очень люблю, — говорил Рафаэль в одном из интервью. — Русские люди из Донбасса хотят быть свободными от самой концепции государства Украины которая была сконструирована еще до Майдана. В Косово была сходная ситуация в 2008 году, и там его немедленно поддержали власти стран Запада. Согласно международному законодательству у людей есть право выбирать свою собственную судьбу. Большинство здесь хочет воссоединиться со своими братьями и сестрами в Российской Федерации. Схожий процесс происходил в Германии и Италии в XIX веке, в очередной раз Германия объединилась в 1990 году и была поддержана Советским Союзом в то время. Иного пути быть не может»[2].

    По мнению бразильца, то, что нужно для России, нужно и для Бразилии с геополитической точки зрения, так как наши страны входят в БРИКС, которая теоретически может в будущем заменить господство США и Европы в мире. «В Бразилии уже слишком сильно американское влияние, — говорит Рафаэль. — Все, до чего дотягиваются американцы разрушается, ценности семьи, я не очень религиозен, но и религия тоже. Все становится каким-то бессмысленным. Например, обычные девушки в Бразилии, они не феминистки, но очень эгоистичны. Они все настоены на «американское» будущее. Когда возник этот кризис, когда у России появились все эти проблемы, я подумал: «Я пойду». Война – это не проблема для меня, потому что я всю жизнь был военным»[3].

    Российские зрители узнали Рафаэля, благодаря докфильму «Хлеб Первомайска». Зимой 2014-го в Первомайске в составе подразделения луганского казачьего командира «Бабая» (не путать с его российским тёзкой, «прославившимся» многочисленными фотосессиями в начале войны) бразилец прикрывал снайперов и гранатометчиков, был в разведке, глазами фронта, удерживал вместе со всеми позиции. Затем был переведён в Стаханов, где в должности старшего сержанта был командиром боевой машины РСЗО «Град».

    В апреле 2015-го Рафаэлю Лусваргхи было присвоено внеочередное воинское звание лейтенанта 6-го отдельного мотострелкового казачьего полка им. атамана Платова. Вскоре в ходе очередных боёв в районе Донецкого аэропорт бразилец был ранен. Уже через несколько дней он пытался сбежать из больницы в свою часть, стремясь как можно скорее вернуться на фронт.

    Рафаэль уверен, что война будет идти ещё долго: «В украинской армии еще много личного состава и боекомплекта. Подготовка их хорошая (но мы лучше, конечно) и скоро США и ЕС их поддержат, но победа будет точно за нами!»[4] О своих планах бразилец говорит кратко: «Я буду стоять до конца, а потом хочу остаться в Новороссии. Неважно, где. Где я смогу остаться, там и останусь»[5].

    https://i0.wp.com/img1.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/582/120582817_5.jpg

     

    Как ни удивительно, в новороссийском ополчении можно встретить даже поляков. Так, например, в рядах первого реактивного дивизиона батальона «Кальмиус» с начала октября 2014-го служит Дариуш Леманьски, ранее проживавший в Англии. Возмущённый тем, как лживо представляют конфликт на Донбассе западные СМИ, он решил отравиться в Новороссию сам. «Запад показывает только бедную Украину, полностью игнорируя ее бандеризацию, — говорил поляк в интервью Давиду Худзецу. — Я думаю, и не только я, что это была война между США и Россией, а Украина никому не нужна. Дайте нам жить, мы не агрессоры – это Украина пришла к нам, а наоборот. Здесь я встретил настоящих друзей, которым доверяешь как самому себе, идя в бой. На переднем крае – только братья, не друзья – братья. Я артиллерист, но война есть война – каждую секунду идет борьба, если хочешь выжить. Люди здесь очень вежливы, встречая на улице – улыбаются и приветствуют. Они с тобой не знакомы, но ты в форме – и это очень важно для них, значит, ты защищаешь их, воюешь за них. Я горжусь этим! Я горжусь тем, что я здесь, вместе с братьями из Донецка – и могу бороться».

    На Донбасс Дариуш добирался через Украину, самолетом прилетев в Киев. Украинская столица не оказала польскому гражданину тёплого приёма. Пока он искал автовокзал, патрулями полиции и армии задерживали его несколько раз и каждый раз требовали от него взятку за возврат паспорта – в конечном итоге дошло до того, что Леманьски умолял водителя за последние гроши довезти его до Донецка – телефона и багажа уже не было…

    В конце своей «одиссеи» Дариуш случайно встретил английского репортера Грэма Филипса и согласился дать ему интервью, в котором не побоялся даже показать паспорт.

    Само собой, в Польше подобное поведение своего гражданина было воспринято крайне негативно. Последовали обвинения добровольца в терроризме, наемничестве, странные проверки записей в приходских книгах в костелах родного городка Леманьского…

    Ровно обратной была реакция в России, открывшей для себя, что известная формула «народ и правительство = два разных народа» верна и для Польши. «Многие россияне, видя, что сюда приехал воевать поляк, подумали и… тоже приехали, — рассказывал Дариуш. — Мне добровольцы из России сказали так: если поляк воюет за нас, то мы тем более должны быть тут».

    Приехав на Донбасс, Леманьски не знал русского языка, но это не помешало ему поступить на службу в артиллерию. Сперва командование очень оберегало столь редкого добровольца, что немало раздражало Дариуша. В один прекрасный день он прямо заявил командиру, что приехал воевать, а не прятаться за чужими спинами, что он такой же солдат, как и все.

    Большое негодование поляка вызывают попытки «укропов» и их кураторов приписать обстрелы жилых кварталов ополченцам: «Ведь большинство людей – местные, как же они будут подвергать свои семьи ответным обстрелам? Если бы так было, вскоре ополченцы сами бы встали против властей ДНР… Кроме того, как на улицы завезти тяжелое оборудование? Смех… Оно ведь не маленькое! Люди в зоне боевых действий рассказывали нам о том, как украинские патрули проверяют, нет ли в здании врагов. Они Как ни удивительно, в новороссийском ополчении можно встретить даже поляков. Так, например, в рядах первого реактивного дивизиона батальона «Кальмиус» с начала октября 2014-го служит Дариуш Леманьски, ранее проживавший в Англии. Возмущённый тем, как лживо представляют конфликт на Донбассе западные СМИ, он решил отравиться в Новороссию сам. «Запад показывает только бедную Украину, полностью игнорируя ее бандеризацию, — говорил поляк в интервью Давиду Худзецу. — Я думаю, и не только я, что это была война между США и Россией, а Украина никому не нужна. Дайте нам жить, мы не агрессоры – это Украина пришла к нам, а наоборот. Здесь я встретил настоящих друзей, которым доверяешь как самому себе, идя в бой. На переднем крае – только братья, не друзья – братья. Я артиллерист, но война есть война – каждую секунду идет борьба, если хочешь выжить. Люди здесь очень вежливы, встречая на улице – улыбаются и приветствуют. Они с тобой не знакомы, но ты в форме – и это очень важно для них, значит, ты защищаешь их, воюешь за них. Я горжусь этим! Я горжусь тем, что я здесь, вместе с братьями из Донецка – и могу бороться».

    На Донбасс Дариуш добирался через Украину, самолетом прилетев в Киев. Украинская столица не оказала польскому гражданину тёплого приёма. Пока он искал автовокзал, патрулями полиции и армии задерживали его несколько раз и каждый раз требовали от него взятку за возврат паспорта – в конечном итоге дошло до того, что Леманьски умолял водителя за последние гроши довезти его до Донецка – телефона и багажа уже не было…

    В конце своей «одиссеи» Дариуш случайно встретил английского репортера Грэма Филипса и согласился дать ему интервью, в котором не побоялся даже показать паспорт.

    Само собой, в Польше подобное поведение своего гражданина было воспринято крайне негативно. Последовали обвинения добровольца в терроризме, наемничестве, странные проверки записей в приходских книгах в костелах родного городка Леманьского…

    Ровно обратной была реакция в России, открывшей для себя, что известная формула «народ и правительство = два разных народа» верна и для Польши. «Многие россияне, видя, что сюда приехал воевать поляк, подумали и… тоже приехали, — рассказывал Дариуш. — Мне добровольцы из России сказали так: если поляк воюет за нас, то мы тем более должны быть тут».

    Приехав на Донбасс, Леманьски не знал русского языка, но это не помешало ему поступить на службу в артиллерию. Сперва командование очень оберегало столь редкого добровольца, что немало раздражало Дариуша. В один прекрасный день он прямо заявил командиру, что приехал воевать, а не прятаться за чужими спинами, что он такой же солдат, как и все.

    Большое негодование поляка вызывают попытки «укропов» и их кураторов приписать обстрелы жилых кварталов ополченцам: «Ведь большинство людей – местные, как же они будут подвергать свои семьи ответным обстрелам? Если бы так было, вскоре ополченцы сами бы встали против властей ДНР… Кроме того, как на улицы завезти тяжелое оборудование? Смех… Оно ведь не маленькое! Люди в зоне боевых действий рассказывали нам о том, как украинские патрули проверяют, нет ли в здании врагов. Они не желают рисковать, поэтому бросают гранаты внутрь подвалов. А теперь скажу то, чего вы, вероятно, еще не знаете – в этих подвалах прячутся от огня люди. Семьи с маленькими детьми. Они (украинские солдаты) что, святые? Все им хлопают в ладоши, а вот ты представь, что в подвале прячется твоя мать… Посмотри на наших политиков в Польше: ни один из них не хочет поднять задницу и приехать своими глазами увидеть, как люди здесь живут – бедно, но дружно. Для политиков важно только то, что сами укропы об этом говорят, и с этим невозможно согласиться, ведь события, освещаемые в СМИ, высказывания политиков – полностью односторонние и лживые».

    Леманьски уверен, что мир не наступит до тех пор пока США не перестают всюду вмешиваться: «Пока они везде влазят, и речи не может быть о каком-то мире. Донбасс хочет мира, но разоружить себя не позволит».

    Дариуш призывает всех следовать его примеру и вступать в ополчении Новороссии: «Если я смог, не говоря вообще ни слова по-русски, то и каждый сможет. Кроме того, наши языки очень похожи, а если какие проблемы – я всегда помогу. Нам нужны врачи, специалисты, нам нужны все – кто хоть что-то умеет. Здесь совсем не так, как думают многие: приезжаешь – и сразу на фронт. Прежде, чем вы получите оружие, нужно пройти обучение, чтобы не нанести вред ни себе, ни кому-либо иному. И абсолютно не все идут в бой… Армии Новороссии нужен тыл, вспомогательные службы, врачи, санитары – дорога открыта. Достаточно захотеть! Мы с нетерпением ждем каждого, каждая пара рук здесь НУЖНА».не желают рисковать, поэтому бросают гранаты внутрь подвалов. А теперь скажу то, чего вы, вероятно, еще не знаете – в этих подвалах прячутся от огня люди. Семьи с маленькими детьми. Они (украинские солдаты) что, святые? Все им хлопают в ладоши, а вот ты представь, что в подвале прячется твоя мать… Посмотри на наших политиков в Польше: ни один из них не хочет поднять задницу и приехать своими глазами увидеть, как люди здесь живут – бедно, но дружно. Для политиков важно только то, что сами укропы об этом говорят, и с этим невозможно согласиться, ведь события, освещаемые в СМИ, высказывания политиков – полностью односторонние и лживые».

    Леманьски уверен, что мир не наступит до тех пор пока США не перестают всюду вмешиваться: «Пока они везде влазят, и речи не может быть о каком-то мире. Донбасс хочет мира, но разоружить себя не позволит».

    Дариуш призывает всех следовать его примеру и вступать в ополчении Новороссии: «Если я смог, не говоря вообще ни слова по-русски, то и каждый сможет. Кроме того, наши языки очень похожи, а если какие проблемы – я всегда помогу. Нам нужны врачи, специалисты, нам нужны все – кто хоть что-то умеет. Здесь совсем не так, как думают многие: приезжаешь – и сразу на фронт. Прежде, чем вы получите оружие, нужно пройти обучение, чтобы не нанести вред ни себе, ни кому-либо иному. И абсолютно не все идут в бой… Армии Новороссии нужен тыл, вспомогательные службы, врачи, санитары – дорога открыта. Достаточно захотеть! Мы с нетерпением ждем каждого, каждая пара рук здесь НУЖНА».

    https://i0.wp.com/mtdata.ru/u9/photo80FA/20020435807-0/original.jpg

    Иво Стейскал

    12 августа2014 года во время боёв под Миусинском, недалеко от города Красный Луч на юго-востоке Украины смертью храбрых погибли два чешских добровольца – шофёр из города Жатец Войтех Глинка и 40-летний учитель физкультуры из города Брно Иво Стейскал. К сожалению, никаких сведений об этих двух героях Новороссии найти не удалось. Но, вот, что сообщает об их гибели ополченец «Курат»: «Мы пошли в разведку боем — посмотреть огневые точки и уйти. В 150 метров от нас стояли две БМП и в конце улицы «грады». Пошли со стороны речки в обход, уничтожили одну из единиц техники, но прикрытие бронетехники уничтожило половину нашей группы — двух чехов и одного местного жителя, который нас сопровождал. Я целый ушел и двое раненых. Чехам в Минусинске памятник собираются ставить. Чехи — настоящие герои. Осколками одному оторвало голову, а тот, у которого ноги были оторваны, лег на гранату, и когда украинцы пришли проверить документы, подорвал себя и целую группу»[6].

    Словак же Мирослав Рогач стал известен, благодаря Юрию Юрченко, с которым они вместе находились в плену, и которому поэт считает себя много обязанным за помощь в тот тяжелейший период.

    Рогач родом из Жилино, работал шахтёром. Там у него осталась семья. В Новороссию он, дотоле никогда не воевавший, приехал 4 июля, а 6-го уже вступил в ополчение стрелком. «Я – человек, который и люблю свободу, но и уважаю свободу других людей, — говорил он в одном из интервью. — Большую часть жизни я прожил в западной Европе, хорошо знаю, какие там настроения людей, какой дорогой она идёт. Мне это не нравится как человеку. У меня всегда были хорошие русские друзья, советские войска освобождали Чехословакию… Душа позвала Людям Новороссии никто не помогал, я решил помогать именно им».

    Родственники думали, что Мирослав находится где-то в тылу, чистит картошку. Но однажды, позвонив ему и услышав в трубке шум боя, поняли, что находится он на самой, что ни на есть передовой.

    Боевой путь Рогача начался со Степано-Крынки. Вскоре под Иловайском он попал в плен. Каратели сильно избили его, поломав несколько рёбер, но Мирослав, не обращая на это внимания, сосредоточился на помощи более пострадавшему товарищу по несчастью – Юрию Юрченко, с которым судьба свела их в железном шкафу, ставшей их «тюремной камерой» на первых порах заключения. Позже поэт напишет о тех днях посвящённое Рогачу стихотворение:

    …Сам, весь – один большой синяк

    («Пустяк! Да что там…»), –

    Возился-нянчился словак,

    Со мной, «трехсотым»…

    В такой мы влипли с ним «экстрим»,

    В такую «кашу»!..

    Но – мы нашли друг друга с ним, –

    Спасибо шкафу.

    И Муз кормили мы с руки:

    В пространстве адском

    Шептал на русском я стихи,

    Он – на словацком…

    (…)

    А артобстрел – на редкость – лют,

    В нас – ё-моё-ты! –

    Зенитки, гаубицы бьют,

    Бьют минометы, –

    И, заглушая в сотый раз

    Твой голос, Миро,

    Шесть долгих суток лупят в нас

    Все пушки мира.

    Затихло… «Жив?.. Не ранен, брат?..»

    «…И – полон планов!..»

    И, из убежища, назад,

    Спешит охрана:

    «Что, живы, суки?.. «Ваши» – вас

    Жалеют, значит…»

    «Бля буду! – в следующий раз

    Шкаф расхерачат!»

    «…«Француз»!.. Словак! – немае слiв! –

    Агенти Раши!..

    Що принесло вас, двох козлiв,

    В Україну нашу?..»

    Боюсь, вам, хлопцi, не понять…

    Шум… Что там, снова?.. –

    «Отходим! Пленных – расстрелять!..»

    И – лязг засова…

    Всё, Миро. Занавес. Отбой.

    Ни рифм, ни шуток.

    Я счастлив был прожить с тобой

    Шесть этих суток.

    За миг, как ввысь – в слезах, в огне –

    Душа вспарила,

    Твоя улыбка, Миро, мне

    Жизнь озарила.

    Мирослав Рогач был освобождён позже, чем Юрченко – также путём обмена пленных. Оружие в руки словак решил больше не брать, а помогать Новороссии, которая по его мнению должна стать независимой республикой, работой в тылу или же по гуманитарной части. Вернуться на родину он не может, так как там ему грозит арест за участие в «незаконных вооружённых формированиях». Теперь Рогач надеется получить вид на жительство в России.

    Как известно, воевали в Новороссии и граждане Германии. Однако, большинство из них, трудно причислить к иностранцам, ибо родом они из России. Среди них известный под позывным «Штирлиц» доброволец Николай. В 9-летнем возрасте он уехал с семьёй из Астаны в Германию и прожил там 10 лет. Николай успел проучиться полтора года в экономической школе, когда началась война. Отец парня был военным, и оттого «Штирлиц», хотя и не служил сам, был воспитан морально готовым к военной службе.

    Как и для многих «точкой невозврата» стала для него одесская трагедия 2-е мая. «Нам объявлена война, — понял он тогда. — Не просто русскоязычным Украины, а нам всем русским людям объявлена война». Вскоре прозвучало знаменитое обращение Игоря Стрелкова с призывом вступать в ополчение. После него Николай понял, что теперь «единственный вариант собрать вещмешок и ехать в Славянск». Парень хотел вылететь самолётом в Донецк, но в аэропорту уже шли бои, поэтому пришлось добираться поездом.

    «Я ехал целенаправленно в Славянск, — рассказывал он, уже прибыв на место, в интервью Russia Today. — Я смотрел сообщения и Паши Губарева, и Стрелкова, и понял, что дальше сидеть нельзя. Я был шокирован, что здесь многие местные мужики, которые служили в армии и прошли военную подготовку, сидят дома и ходят вечерами квасить пивасик…»

    Матери Николай сперва сказал, что едет к приятелю в Москву. Но затем подумал, что будет нехорошо, если его убьют, и кто-то позвонит и скажет ей об этом, а потому открыл правду сам. Мать долго не могла прийти в себя от этой вести, но постепенно привыкла. А вот девушка «Штирлица», жившая в Москве, бросила его со словами «Я думала, что ты умный…»

    По прибытии в Славянск, Николай попал под обстрел, который умудрился заснять на камеру. После этого в связи с отсутствием боевого опыта был назначен военкором при батальоне «Тор». Кроме него, в ополчении в ту пору сражался ещё один немец – «Юстас», учитель физики и математики, приехавший воевать на время каникул. Никто из добровольцев не получал ни копейки. Если у «Штирлица» возникала необходимость в средствах, что, впрочем, случалось редко, то просил он их у матери.

    О выходе из Славянска Николай узнал буквально за 15 минут до отправления. «С одной стороны, довольно смешно, что такой город, как Славянск, они не могли взять так долго. С другой — армия есть армия, и ополчению тягаться с ней трудно, — говорил он в уже цитированном интервью. — Зато у нас командование лучше, у нас люди лучше. А поскольку у нас добровольцы, то и боевой дух получше – совсем другая атмосфера, — уверен молодой боец. — Всё закончится в нашу пользу. Ну как мы можем проиграть?»

    По оставлении Славянск «Штирлиц» участвовал в освобождении сел Кожевня и Красная Зорька, после чего выдвинулся на КПП «Мариновка» и в течение месяца вместе со своим подразделением удерживал контрольно-пропускной пункт. Освобождение именно этих сел привело к образованию так называемого «Южного котла», в котором оказалось несколько украинских бригад. После их разгрома ополчение получило множество ценных трофеев в виде украинских танков, артиллерии и т.п.

    После этого Николай, получивший в ту пору «не боевую травму», отправился на месяц домой к великой радости матери, которая всеми силами старалась отговорить сына от возвращения на фронт. Но «Штирлиц» был непреклонен и, окончив лечение, вернулся в Новороссию. Николай активно поддерживает связь с Германией. Он был необычайно горд, когда ещё в августе узнал, что граждане его второй родины собрали для Донбасса гуманитарную помощь.

    «Штирлиц» верит в победу и считает, что каждый сегодня должен помогать её приближению тем, чем может: «Нельзя сидеть, если видишь, что где-то происходит неправда, нельзя сидеть, а нужно что-то делать».

    Из книги Елены Семёновой

    Добровольцы. Век ХХI. Битва за Новороссию в портретах её героев Добровольцы. Век ХХI. Битва за Новороссию в портретах её героев

     

    Категория: - Разное | Просмотров: 170 | Добавил: Elena17 | Теги: герои новороссии, Новороссия
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2045

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru