Русская Стратегия

      Цитата недели: "Находясь по самой середине держав, наиболее волнуемых вожделениями колониальной политики, мы не можем теперь ни на минуту забывать, что опасности захватов угрожают нам со всех сторон. В существовании такого положения винить некого. Но когда мы приводим Россию в состояние, не сообразное с опасностями её современного международного положения, мы оказываемся кругом виноватыми, ибо усугубляем опасность и ослабляем свои средства к их отражению." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

- Новости [1651]
- Аналитика [941]
- Разное [66]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

Статистика


Онлайн всего: 5
Гостей: 3
Пользователей: 2
bakavali, Elena17

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2016 » Август » 19 » Русские Беседы. Выпуск 8. 25 лет последнему преступлению КПСС
    21:36
    Русские Беседы. Выпуск 8. 25 лет последнему преступлению КПСС

    Часть 1: Путч ГКЧП 19-21 августа 1991 г.

    Гость программы - Председатель Русского Обще-Воинского Союза (РОВС) Игорь Борисович ИВАНОВ

    Приветствую Вас, дорогие читатели и слушатели, на новом выпуске программы «Русские беседы». С Вами – Глеб Ходкевич.

    Сегодня мы обращаемся к событиям нашего недавнего прошлого. Некоторые из наших слушателей хорошо помнят последние годы существования СССР и в особенности августовский путч ГКЧП. У многих очевидцев путч вызывает ряд ассоциаций: балет «Лебединое озеро», транслировавшийся по телевидению в перерывах между экстренными новостей, выступление Ельцина на танке перед домом Советов, последующая ликвидация КПСС, а затем и самого Советского Союза.

    Что же это было? Какую роль сыграл путч ГКЧП в истории нашей страны? Был ли иной выход, гарантировавший демонтаж партноменклатурной системы, но с сохранением страны? Дискуссии продолжаются до сих пор. Мы попробуем дать свои ответы на поставленные вопросы, и особенно уделим внимание участию патриотического сообщества в тех августовских событиях.

    Для этого мы пригласили в студию Председателя РОВС, капитана И.Б. Иванова. Здравия желаю, господин капитан!

     

    И.И.: Здравствуйте, Глеб, здравствуйте все, кто нас сегодня слушает.

     

    Г.Х.: Игорь Борисович, что Вы можете сказать о предыстории путча? Как СССР пришел к этому и каково было состояние патриотического сообщества накануне августовских событий 1991 г.?

     

    И.И.: Если описывать положение СССР накануне путча, то положение было хуже некуда, конечно. Дело в том, что СССР к 1991 г. окончательно зашел в тупик, причем во всех сферах жизни: и в экономике, и в политике, и в культурной, социальной и духовной сферах – то есть бы всеобъемлющий кризис. Коммунистическая партия завела народ в тупик, показала свою полную неспособность управлять страной и решать какие-либо проблемы. И это было очевидно для всех. «Товарищам», которые сегодня вздыхают по Советскому Союзу и кричат про CCCР 2.0, очень хочется пожелать оказаться в 1991 году – но я боюсь, что никто туда не захочет возвращаться.

    25 лет прошло с тех событий, молодое поколение не помнит реальной ситуации – ибо еще не родилось тогда или его представители были или младенцами. Либо были слишком молодыми, чтобы оценивать реальную обстановку в стране, не видели, что происходило в стране. Но те, кто чуть постарше – люди среднего и старшего возраста – прекрасно помнят тот концлагерь, в котором мы все жили в 1991 г. Страну разъедала сверхкоррупция. Коррупция-то, о которой сегодня много говорят, появилась не в наши дни, а еще в Советском Союзе. Все вопросы решались исключительно путем «телефонного права», все можно было достать только по блату, к этому можно добавить бесконечные очереди. Сегодня этих явлений практически нет, а тогда это было нормой советской жизни: пустые полки магазинов, еда по талонам, одежда по талонам. В Москве и Санкт-Петербурге было еще ничего – а в областных центрах и маленьких городах и по талонам нельзя было ничего купить.

    И выхода из этого кризиса почти никто не видел. А выход был один: надо было убирать коммунистическую тоталитарную систему, которая показала свою полную неспособность управлять государством.

    Но при этом коммунистическая номенклатура не собиралась сдавать свои позиции, не собиралась расставаться со своим награбленным имуществом и своим положением в стране. Вот из этого и проистекал путч ГКЧП.

    Общество в то время бурлило, обстановка была предреволюционная. Люди находились на грани, всем было очевидно, что революционные события – или если Вам больше нравится, контрреволюционные – неизбежны. Терпение народа, над которым издевались 74 года, к 1991 г. уже иссякало.

    Вот такая была обстановка в стране в 1991 г. накануне путча.

     

    Г.Х.: А что Вы можете рассказать о состоянии патриотического сообщества?

     

    И.И.: Патриотическое сообщество, к сожалению, не было полностью готово к этим событиям по той простой причине, что его накануне хорошо зачистили. Комитет госбезопасности, здесь, надо признать, хорошо поработал. Эту зачистку начинал еще Андропов в свою бытность начальником КГБ СССР. Сегодня ни для кого не секрет, что операцию «Перестройка» проводили под руководством КГБ, что во главе этой операции изначально стоял Андропов, а потом осуществлял её ставленник КГБ Горбачев. Идеей всей этой «Перестройки» было спасти разваливающуюся коммунистическую систему и избежать ответственности за все то, что «товарищи» коммунисты натворили за 74 года своего безобразия.

    Поэтому патриотическое сообщество было не совсем готово. Не забывайте, что именно патриоты были главным противником коммунистической системы – это прекрасно понимал и Андропов. Он всегда говорил, что не диссиденты, не либералы есть главный враг – как раз к этим «товарищам» Андропов испытывал большую симпатию вместе с КГБ – а русские патриоты. Поэтому основные лидеры патриотического сообщества были устранены. У русских патриотов не было к моменту путча общепризнанных лидеров: Солженицын находился в эмиграции, Огурцова накануне путча силком отправили в эмиграцию. Новых лидеров еще не было – они еще не успели созреть в русской патриотической среде.

    Нужно сказать, что русское патриотическое сообщество не было единым, оно было расколото. Важную роль тут сыграли органы госбезопасности, которые к этому времени взяли под свой контроль общество «Память». Отсутствие единства и отсутствие лидеров были серьезными минусами патриотического движения. Но тем не менее оно сыграло свою роль в событиях путча.

     

    Г.Х.: Вот Вы лично были свидетелем событий путча ГКЧП в Санкт-Петербурге. Можете вкратце рассказать, что происходило в Северной столице и что Вам запомнилось больше всего?

     

    И.И.: Не сколько свидетелем, сколько прямым участником: я был заместителем командира одного из добровольческих отрядов, которые стихийно возникали в эти дни - 19-21 августа 1991 г. Стоит рассказать о том, что происходило в Санкт-Петербурге. Во-первых, московские события более известны по сравнению с петербургскими. Во-вторых, уже и книги написаны о путче, и фильмы сняты, глядя на которые понимаешь, что историю в очередной раз переписали те, кто пришел к власти после 1991 г. - и эти байки сильно отличаются от реально происходивших событий в Санкт-Петербурге во время путча.

    Ну начнем с того, что никакие не демократы выходили на баррикады в августе 1991 г. для защиты демократии – это официальная версия, мало соответствующая действительности. На самом деле 90% пришедших на баррикады людей – а в Санкт-Петербурге баррикады возводились вокруг Мариинского дворца и телевизионного центра (это были две точки сопротивления путчу в городе) – никакого отношения не имели ни к демократам, ни к патриотам, ни вообще к каким-либо партиям. Это были обычные наши сограждане, доведенные жизнью в СССР до такого состояния, что они были готовы выйти на баррикады и защищать свою честь, свою жизнь, жизнь родственников и свою страну.

    Конечно, были члены различных политических партий и группировок (в т.ч. и демократы) – но они большинства как раз не составляли. Были представители разных организаций: монархических, казачьих и иных патриотических. Несмотря на то, что это были люди разных политических взглядов, всех их объединяло понимание того, что с коммунистической системой пора заканчивать, что страна окончательно заведена в тупик, что нужно менять всю политическую систему и нужно как-то выводить страну из коммунистического тупика. Это понимание было у всех. Люди именно с таким пониманием происходящего и вышли на баррикады.

    Сейчас существует множество версий событий, происходивших в Петербурге. Снят и фильм о Собчаке о том, как он «переговорами с путчистами спас город и всю страну», о том, что в Петербург не были введены войска именно «благодаря его усилиям». А ведь войска-то на самом деле были введены, в частности, Парголовская штурмовая бригада. Только бригада была введена в город по-хитрому: в отличие от Москвы, где войска входили с танками и боевыми машинами десанта, привлекая внимание горожан, парголовцев ввезли на грузовиках. Бригада была размещена в центре города и ждала сигнала. Тем временем в Петербург перебрасывалась на бронетехнике и Псковская десантная дивизия.

    В тот момент никто не знал, чем закончится путч, насколько он будет кровавым и во что это все выльется. Но тем не менее несколько тысяч человек вышли на баррикады у Мариинского дворца и телецентра. Самая напряженное время – ночь на 20 августа, когда в 2 часа ночи депутаты городского совета обращались по радио: «Граждане города! Всех мужчин, которые могут держать оружие, просим прийти к Мариинскому дворцу и встать на защиту законной власти».

     

    Г.Х.: А кто был законной властью в городе?

     

    И.И.: Речь идет о городском Совете Депутатов. Сам Совет на 70% состоял из антикоммунистически настроенных людей – это был первый (и последний) созыв, когда среди депутатов было много непартийных людей, как говорится, «с улицы». Совет и называл себя законной властью, которую красные путчисты пытались сместить.

    Нужно сказать, что в Москве во время путча было трое убитых – их имена сегодня хорошо известны. В Санкт-Петербурге погибших чудом не было. А они могли быть. Те десантники, которые шли на нас со стороны Пскова, и те десантники, которые уже были размещены в городе и ждали сигнала – прекрасно понимали, что на баррикадах стоят не новички: казачьи части, отряд ветеранов Афганистана из молодых парней, увешанных медалями и знающих запах пороха, добровольческие отряды из недавно демобилизованных мужчин. То есть, у нас тоже имелся опыт военной службы. Поэтому «избиения младенцев» в Санкт-Петербурге не произошло бы – была бы очень серьезная схватка. Были уже заранее заготовлены бутылки с бензином, люди уже были расставлены по местам, баррикады построены. Если бы бронетехника вползла бы к Мариинскому дворцу – то не обошлось бы и без сожженной бронетехники, и больших жертв как среди сторон, так и мирного населения. Слава Богу, в Санкт-Петербурге этого не случилось, не решились путчисты дать команду на штурм дворца и телецентра.

     

    Г.Х.: Можете ли Вы рассказать о Вашем участии и участии общества «Русское знамя» в событиях августовского путча в Санкт-Петербурге?

     

    И.И.: Участие общества «Русское знамя» - это отдельная история, потому что «Русское знамя» было не самой массовой и не самой известной организацией в 1991 г. Активистов было 40 человек, не считая тех людей, которые были раз-два на наших мероприятиях – таких было сотни. В то время больше на слуху были общество «Память» и «Демократический союз». Но, тем не менее, в Петербурге это была одна из самых известных патриотических организаций, а как потом оказалось – и самая эффективная по своей работе среди общественных патриотических организаций. Фактически все задачи, которые ставились перед «Русским Знаменем»: возвращение Санкт-Петербургу его исторического названия, возвращение Бело-Сине-Красного национального Флага в качестве официального символа России взамен красной тряпки, восстановление и установка новых исторических памятников – к концу 1991 г. были решены.

    Когда начался путч утром 19 августа, то «Русское знамя» с первых часов принимает участие в сопротивлении. Должен сказать, что ровно за три дня до путча состоялось закрытое собрание членов объединения «Русское знамя», на котором я поставил вопрос о подготовке к вооруженной борьбе. До своих соратников я довел свою точку зрения о том, что вооруженный путч со стороны коммунистов неизбежен. Мнения разделились, многие меня не поддержали, говорили, что никогда такого не будет, что коммунистическая власть еще стоит крепко и вряд ли мы в течение своей жизни увидим её крах. Через три дня мой прогноз оказался верным. Члены «Русского знамени» - не все правда, как показывает практика, патриотов у нас много на словах, а когда дело доходит до свиста пуль, то их становится в несколько раз меньше – с 19 августа принимали активнейшее участие в сопротивлении путчу. На базе объединения «Русское знамя» был создан отряд: сначала это был взвод в составе 2-го батальона охраны Мариинского дворца, потом этот отряд к вечеру был полновесной ротой, прикрывавшей две баррикады.

    Нужно заметить один упущенный момент: со стороны тех, кто сопротивлялся путчу, люди готовились серьезно. В Штабе защитников сидели отнюдь не новички, а кадровые офицеры советской армии и ВМФ, выступившие против коммунистов в этот момент и поддержавшие народ. Но Слава Богу, кровопролития не случилось, и почему – мы поговорим дальше.

     

    Г.Х.: А чем все-таки «Русское Знамя» больше всего отличилось в августовском путче?

     

    И.И.: Ситуация была следующей: «Русское Знамя» была организацией, которая с 1989 г. боролась за то, чтобы над Россией был официально поднят наш национальный Бело-Сине-Красный флаг – старейший символ нашей страны, существующий еще со времен Царя Алексея Михайловича. Мы собирали подписи за возвращение флага, эти подписи были потом переданы в спецкомиссию, и потом они сыграли свою роль. Первый - после 1922 г. - флаг России был поднят членами «Русского Знамени» над Мариинским дворцом. Мы потом проверяли время: официальный флаг над Санкт-Петербургом был поднят раньше, чем над Москвой. И честь поднятия первого флага была предоставлена нам – членам общества «Русское Знамя».

    Здесь свою роль сыграло такое обстоятельство, что во всем огромном городе Санкт-Петербурге только общество «Русское Знамя» имело громадное бело-сине-красное полотнище, сшитое нами заранее на случай больших событий – словно предчувствовали, что скоро оно понадобится.

    Вообще, Бело-Сине-Красные флаги были на баррикадах с самого начала путча. Бело-Сине-Красный флаг был символом сопротивления коммунизму, поэтому коммунисты его страшно ненавидели тогда, и до этого, и седо сих они его ненавидят, обзывая его «власовским», хотя никакого отношения к Власову он не имеет (у него был совершенно другой символ). Он же и корниловский, и петровский, и Царя Алексея Михайловича – главный символ Российской Империи. Поэтому ненависть коммунистам к Бело-Сине-Красному флагу нам понятна.

     

    Г.Х.: Сейчас, спустя 25 лет, можем ли мы сказать, чем на самом деле был путч ГКЧП? Публичным актом борьбы между группировками советской номенклатуры? Политическим спектаклем, предварявшим разделение страны? Или чем-то еще?

     

    И.И.: Если характеризовать произошедшее в августе 1991 г. одним словом, то я бы это слово назвал: ПЕРЕХВАТ. Это был самый настоящий перехват той самой назревавшей революции (или контрреволюции, если быть точнее), народного восстания, которое к 1991 г. было уже всеми ожидаемо. Коммунисты понимали, что они сейчас теряют власть, коммунистическая партия не пользовалась никаким уважением в народе, люди ненавидели коммунистов, сами коммунисты уже выходили из партии, а в саму партию уже почти никто не вступал. Поэтому верхушка коммунистическая и верхушка КГБ не хотели оказаться в роли Чаушеску. Мы все помним про судьбу Чаушеску и его семьи, когда румынская армия, поддержавшая румынский народ, поставила к стенке своего коммунистического диктатора и заодно всех местных румынских чекистов. Советские чекисты и партийные главари прекрасно понимали, что участь Чаушеску им всем предназначена.

    В сущности, путч был перехватом народного восстания. М.С. Горбачев много раз давал интервью на тему августовских событий. И здесь он очень откровенно и честно – отдадим ему должно, человек он лживый насквозь – сказал: «Я никогда не расскажу о том, что происходило в 1991 г. и правды никто никогда не узнает». Я думаю, что всей правды мы или действительно никогда не узнаем, либо узнаем её очень и очень нескоро, но задача путча была совершенно понятна: коммунистическая номенклатура хотела перехватить назревавшую революцию, сохранить под тем или иным видом свою власть даже с отказом от бредовых коммунистических идей. Власть им нельзя было выпускать, потому что потеря власти означала для коммунистов новый Нюрнбергский трибунал с осуждением и длительными сроками заключения – если не высшую меру наказания. Это потом подтвердил Ельцин, сказав: «Мы не допустили расправы над коммунистами, хотя страшных фактов хватало для того, чтобы устроить второй Нюрнберг».

    В итоге мы получили перехват и трагическую незавершенность августовских событий, потому что у людей было много надежд. Я помню это настроение людей, оно охватило многих: это непередаваемое чувство, когда ты гордишься своей страной, своими согражданами. Незабываемое ощущение единства всех граждан, когда всем казалось, что вот наступил этот момент освобождения страны, и дальше будет светлое будущее без коммунизма, когда мы сможем построить справедливое государство в интересах всех граждан и возродить Единую Великую Свободную Россию. Но вот эти планы как раз и не входили в расчеты коммунистов и госбезопасности: их задачей было удержать власть, и они её в итоге удержали, они отказались от коммунистической идеологии и очень ловко вывели из-под удара КПСС. Её просто распустили, без всякого сопротивления 20 миллионов коммунистов и кандидатов исчезли в один миг, как будто их вообще никогда не существовало. Но и судить-то некого! Нет компартии, распустил её Ельцин!

    Более того, Ельцин спас и органы госбезопасности. Вообще, КГБ – это силовое крыло КПСС. Это даже не разведка, не контрразведка – КГБ в СССР был частью партии. Согласно всем документам, КГБ являлся вооруженной частью компартии - который хоть и назывался «ГОСбезопасностью», но на деле был «ПАРТбезопасностью», потому что защищал не интересы государства, а интересы коммунистической партии.

    Провал 1991 г., незавершенность вот этих событий: не удалось провести ни декоммунизацию страны (ни один из коммунистов не ответил на суде за свои преступления), не удалось ликвидировать и вооруженный отряд КПСС – КГБ – который был переименован несколько раз и сохранился до наших дней на своем месте. Коммунисты быстренько перетекли из одних кабинетов в другие, вчера они были коммунистами, а после 1991 г. большинство коммунистов, комсомольцев, чекистов стали демократами. После перекраски они получили право приватизацией собственности.

    Ну и главное, что не было сделано – это большая трагедия и упущенные возможности – не проведены две важнейшие вещи: реституция и люстрация. Фактически, любая революция/контрреволюция подразумевает смену элиты. Беда 1991 г. в том, что никакой смены элиты не произошло. Какие-то одиозные фигуры были убраны, кто-то покончил жизнь самоубийством, кого-то ликвидировали, кто-то ушел в тень на пенсию, и про него никто не вспомнил – но никого не привлекли к ответственности. А основная часть партноменклатуры осталась в своих кабинетах, только флаги поменяли с красного не Бело-Сине-Красный и названия сменили с коммунистов на демократов. Не произошло того, чего ждал народ: чтобы от власти была отстранена вся коммунистическая верхушка - со всей её коррупцией, воровством, кумовством, со всем блатом, которым она развела в Советском Союзе. Именно отсюда у многих пошло жестокое разочарование в событиях 1991 г., потому что люди из огня попали в полымя: сначала народ по полной программе хлебнул бедствий коммунизма, а потом получил на свою голову несколько десятилетий бедствий демократии.

    При всем этом коммунистическая номенклатура выполнила главное условие своего спасения: она расчленила страну на части. Потому что только этим путем коммунисты могли избежать ответственности за все свои преступления: обвинить во всем Русский народ и расчленить СССР на 15 республик. Практически во всех этих республиках за некоторым исключением у власти осталась местная партноменклатура и ставленники КГБ.

    Вот что произошло в 1991 г.

     

    Г.Х.: Благодарю Вас! Всего доброго!

     

    И.И.: Всего доброго, до свидания!

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 343 | Добавил: Elena17 | Теги: игорь иванов, РОВС, даты, россия без большевизма, хроники третьей смуты, русские беседы | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 238

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru