Русская Стратегия


      Цитата недели: "Если оскудевшая душа человека или его подорванный разум не находят уже благословения даже для Отечества - то это значит, что такой человек не способен ничего любить горячей, самоотверженной любовью."
(Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

- Новости [1415]
- Аналитика [799]
- Разное [49]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Октябрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2016 » Октябрь » 11 » Современное состояние ПВО стран - бывших советских союзных республик. Часть 4-я
    22:23
    Современное состояние ПВО стран - бывших советских союзных республик. Часть 4-я

    Современное состояние ПВО стран - бывших советских союзных республик. Часть 4-я

     

    Грузия

    До конца 80-х на территории Грузии размещались части 19-й отдельной Тбилисской армии ПВО, входящие в состав 14-го корпуса ПВО. 1 февраля 1988 года в связи с организационно-штатными мероприятиями 14-й корпус ПВО был преобразован в 96-ю дивизию ПВО. В ее составе находились три зенитно-ракетные бригады: в Тбилиси, Поти и Эчмиадзине, на вооружении которых состояли ЗРК С-75М2/М3 и С-125М/М, отдельный зенитно-ракетный полк, вооруженный ЗРК С-75М3 (размещался в Гудаута), отдельный зенитно-ракетный полк в районе Рустави, оснащенный ЗРК дальнего действия С-200В, а также две радиотехнические бригады, где имелись РЛС: П-18, П-19, П-37, П-14, 5Н87, 19Ж6 и радиовысотомеры: ПРВ-9, -11, -13. На территории Грузии на момент распада СССР базировались два истребительных авиаполка: 529-й иап в Абхазии на аэродроме Гудаута на Су-27 и 166-й гв иап в Марнеули на перехватчиках Су-15ТМ.

    После распада СССР части бывшей советских вооруженных сил, включая силы 96-й дивизии ПВО, не перешли под юрисдикцию провозгласившей независимость Грузии, а остались под контролем России. В начале 90-х большая часть техники была вывезена в Россию, однако новые власти «независимой» Грузии на фоне разгорающихся в республике межнациональных конфликтов всеми средствами старались получить доступ к современному оружию, в том числе и к средствам ПВО. Российское военное присутствие сохранялось в Грузии до ноября 2007 года. 12-я военная база (Батуми) была создана на основе 145-й мотострелковой дивизии, а 62-я военная база (Ахалкалаки) на основе 147-й мотострелковой дивизии. Зенитное прикрытие российских военных баз в Грузии до 2005 года осуществляли 1053-й зенитный ракетный полк (Батуми) и 1007-й зенитный ракетный полк (Хеллачаури), где на вооружении состояли мобильные ЗРК «Куб» и «Круг» на гусеничном шасси.

    В 1992 году грузинские вооруженные формирования силовым путем захватили один зрдн C-75М3 и два С-125М, а также несколько РЛС метрового диапазона П-18. Эти системы были введены в строй, составив основу ПВО вооруженных сил Грузии в 90-е годы. Грузины применили ЗРК С-75М3 в ходе вооруженного конфликта в Абхазии, сбив 19 марта 1993 года в районе Гудауты российский Су-27. Однако долго поддерживать в рабочем состоянии ЗРК С-75 в Грузии не смогли, через два года на вооружении остались два маловысотных ЗРК С-125М с твердотопливными зенитными ракетами, не требовавшими трудоёмкого обслуживания и заправки жидкими топливом и окислителем. Эти комплексы были размещены в окрестностях Тбилиси и Поти. Однако к началу 2000-х имевшиеся в Грузии «стодвадцатьпятки» выработали свой ресурс и нуждались в восстановительном ремонте. Ввиду отсутствия кондиционных ЗУР, ракетами снаряжались только две из четырёх пусковых установок. К тому моменту в Грузии практически прекратился контроль воздушной обстановки, так как из-за не проведения регламентных работ и текущего ремонта захваченные у российских военных РЛС вышли из строя.

    В ПВО сухопутных войск Грузии в девяностые годы попало некоторое количество вооружения из арсеналов частей бывшей советской армии. В том числе были 100-мм зенитные пушки КС-19, 57-мм зенитные автоматические пушки С-60, 23-мм спаренные зенитные установки ЗУ-23, зенитные самоходные установки ЗСУ-23-4 «Шилка», ЗРК «Стрела-10», ПЗРК «Стрела-2М», «Стрела-3» и «Игла-1». Часть зенитных установок ЗУ-23 была установлена на легкобронированных тягачах MT-ЛБ. Однако большая часть этого вооружения была потеряна в неудачной для Грузии войне с Абхазией или вышла из строя ввиду неправильной эксплуатации и ненадлежащего хранения.

    После прихода к власти в 2003 году Михаила Саакашвили в Грузии был взят курс на форсированное усиление вооруженных сил, с целью создания предпосылок для возвращения Южной Осетии и Абхазии военным путём. Для прикрытия грузинских сухопутных подразделений и важных объектов в случае возможного ограниченного военного вмешательства России в грузинские операции против отколовшихся республик, Грузия начала активные закупки современных систем ПВО и модернизацию имеющихся.

    В 2005 году два грузинских ЗРК С-125М прошли восстановительный ремонт и модернизацию на Украине. В 2007 году четыре РЛС П-18 модернизированы украинской компанией «Аэротехника» до уровня П-18ОУ. Благодаря модернизации силы ПВО Грузии получили новые двухкоординатные РЛС обнаружения воздушных целей на современной элементной базе, способные работать в условиях пассивных и активных помех. На момент нападения на Южную Осетию ВВС Грузии располагали четырьмя радиолокаторами П-18ОУ, развёрнутыми в Алексеевке, Марнеули, Поти и Батуми. В дополнение к модернизированным П-18ОУ на Украине были закуплены две современные мобильные трёхкоординатные радиолокационные станции 36Д6-М. Как уже говорилось во второй части обзора, посвящённом Украине - РЛС 36Д6-М1 на данный момент является одной из лучших в своём классе и применяется в современных автоматизированных системах ПВО, зенитно-ракетных комплексах для обнаружения низколетящих воздушных целей, прикрытых активными и пассивными помехами, для управления воздушным движением военной и гражданской авиации. Данный радар представляет собой дальнейшее развитие РЛС СТ-68У (19Ж6), принятой на вооружение в 1980 году и применявшейся в составе ЗРС С-300П. При необходимости 36Д6-М работает в режиме автономного пункта управления, дальность обнаружения – до 360 км. РЛС 36Д6-М создана в запорожском НПК «Искра». В 2008 году эти стации были размещены в окрестностях Тбилиси и Гори.

    По данным, просочившимся в украинские СМИ, Украина поставила Грузии до четырёх станций пассивной радиолокации «Кольчуга-М», способные в пассивном режиме, фиксируя излучения самолётных радиотехнических систем, обнаруживать современные боевые самолеты, в том числе использующие технологии «Стелс». Максимальная дальность обнаружения «Кольчуга-М», в зависимости от режима работы и параметров излучения цели, составляет от 200 до 600 километров. Кроме того, Грузия получила одну станцию РЭБ «Мандат». Станции «Кольчуга-М» и «Мандат» производились в Донецке СКБ РТУ и компанией «Топаз».

    В 2006 году украинская компания «Аэротехника» осуществила увязку всех грузинских военных и четырёх гражданских радиолокаторов системы управления воздушным движением в единую систему Национального воздушного управления ASOC (Air Sovereignty Operations Centers). Центральный командный пункт ASOC находился в Тбилиси. В первой половине 2008 года грузинский сегмент ASOC был подключен к системе ASDE (Air Situation Data Exchange) НАТО через Турцию, что позволяло системе ПВО Грузии получать данные о воздушной обстановке непосредственно от объединенной системы ПВО НАТО в Европе.

    Освещение воздушной обстановки в 2008 году над территорией Грузии и управление боевыми действиями сил и средств ПВО осуществлялось органами боевого управления и стационарными радиолокационными постами по информации от РЛС П-37, 36Д6-М, П-18ОМ, а также нескольких стационарных РЛС французского производства в районах Поти, Копитнари, Гори, Тбилиси, Марнеули.

    Помимо модернизации имеющихся ЗРК С-125М Грузия осуществляла закупки современных зенитных комплексов. В 2007 году грузинские представители передали в Регистр по обычным вооружениям ООН сведения, согласно которым один дивизион ЗРК «Бук-М1» в составе трёх батарей были получены от Украины. В комплекте с ЗРК поставлено 48 ЗУР 9М38М1. Пикантность данной сделки состояла в том, что зенитные комплексы выпуска 1985 года были взяты из состава противовоздушных подразделений вооруженных сил Украины. Одновременно Украина вела переговоры с Россией о модернизации и ремонте имеющихся ЗРК «Бук-М1».


    Первые ЗРК «Бук-М1» с Украины были морским путем доставлены в Грузию 7 июня 2007 года. В июне 2008 года в Интернете появились фотографии грузинских «Бук-М1» во время проведения тактических учений в Западной Грузии, датированные августом 2007 года. 12 июня 2008 года в порт Поти была доставлена еще одна батарея ЗРК «Бук-М1». Но в боевых действиях принять участия ввиду не освоенности расчётами она не успела, и была захвачена российскими войсками.


    Кроме мобильных ЗРК средней дальности «Бук-М1», Украина поставила Грузии восемь самоходных ЗРК ближней зоны 9К33М2 «Оса-АК» и шесть ЗРК 9К33М3 «Оса-АКМ». Самоходные комплексы «Бук-М1» и «Оса-АК/АКМ» так же, как и стационарные С-125М, входили в состав ВВС Грузии и были дислоцированы в Кутаиси, Гори и Сенаки. В ряде источников публиковались сведения о закупке в Израиле одной батареи современного ЗРК ближнего действия Spyder-SR. В данном мобильном зенитном комплексе в качестве ЗУР используются ракеты класса "воздух-воздух" Python-5 и Derby. Официально эта информация не подтверждена, однако журнал ‘Jane's Missiles & Rockets’ в июле 2008 года со ссылкой на заявление представителя Rafael сообщил, что «комплекс Spyder-SR был заказан двумя инозаказчиками, и один из них поставил ЗРК на боевое дежурство». Свидетельством наличия в Грузии израильского комплекса ПВО Spyder-SR с ЗУР Python являются фрагменты одной из ракет, обнаруженных в зоне боевых действий.

    Кроме Украины и Израиля, в усилении ПВО Грузии участвовали и другие государства. Так, по информации МО РФ, Болгария поставила 12 зенитных установок ЗУ-23-2М и более 200 ЗУР 9М313 для ПЗРК «Игла-1». Согласно грузинскому отчету в Регистр обычных вооружений ООН, от Польши в 2007 году получено 30 ПЗРК «Гром» (модернизированный вариант российского ПЗРК «Игла-1») и 100 зенитных ракет к ним. Есть информация о приобретении Грузией ПЗРК советского образца и в других странах бывшего Варшавского договора.

    Что касается истребительной авиации, то в ВВС Грузии никогда не было боевых самолётов, способных действовать в качестве перехватчиков ПВО. Имеющиеся штурмовики Су-25 и учебно-тренировочные L-39, оснащённые ракетами ближнего боя Р-60М с тепловой головкой самонаведения, могут эффективно бороться только с вертолётами и военно-транспортными самолётами на малых и средних высотах. В августе 2008 года грузинские штурмовики и боевые вертолёты задействовались только в начальной стадии конфликта. В условиях господства в воздухе ВВС России шансов на успешное выполнение боевых вылетов у боевых самолётов ВВС Грузии не было, и все грузинские Су-25 во избежание уничтожения были рассредоточены по нескольким аэродромам и замаскированы в укрытиях.

    В 2008 году в войсковой ПВО армии Грузии имелось следующее зенитное вооружение: батарея 57-мм зенитных орудий С-60, полтора десятка ЗСУ-23-4 «Шилка», около 20 установок ЗУ-23 на различных самоходных шасси, примерно 30 ПЗРК «Гром », а также несколько десятков ПЗРК «Игла-1», «Стрела-2М» и «Стрела-3». Грузинским «ноу хау» было оснащение расчетов ПЗРК квадроциклами повышенной проходимости, что значительно повышало их мобильность и позволяло быстро менять огневые позиции.

    В августе 2008 года, несмотря на внезапность нападения, грузинской армии не удалось военным путём решить поставленные задачи. Более того, вероломная атака на Южную Осетию и размещённый там российский миротворческий контингент в итоге обернулась сокрушительным поражением и беспорядочным отступлением грузинских вооруженных сил. На этом фоне относительно успешными можно считать действия ПВО Грузии. По своему потенциалу система ПВО Грузии в 2008 году была примерно эквивалентна усиленной системе ПВО советской дивизии первой линии периода конца восьмидесятых - начала девяностых годов.

    К сильным сторонам системы ПВО Грузии можно было отнести:
    - наличие централизованной системы освещения воздушной обстановки и управления боевыми действиями сил и средств ПВО, в которую были включены разнотипные военные и гражданские РЛС;
    - высокую мобильность средств ПВО и ее эшелонирование (наличие ЗРК малой дальности и ближнего действия, ПЗРК, ЗА);
    - несовпадение частотного диапазона радиоэлектронных средств ЗРК Грузии советского производства с рабочим диапазоном ГСН УР «воздух-РЛС» российской авиации (существующие литеры ГСН в основном предназначены для работы по частотам РЭС ПВО НАТО, а не по своим средствам);
    - отсутствие у российских самолетов штатных средств РЭБ индивидуальной и групповой защиты в рабочем диапазоне частот грузинских ЗРК «Бук-М1» и «Оса АК/АКМ»;

    Столкновение с грузинской системой ПВО в 2008 году стало серьёзным испытанием для ВВС России, тем более что, судя по всему, первоначально имела место недооценка нашим военным руководством возможностей ПВО противника. Эффективность применения ЗРК во многом оказалась весьма высокой благодаря наличию в составе экипажей высококвалифицированных украинских инструкторов. По официальной украинско-грузинской версии все они не состояли на действительной военной службе в вооруженных силах Украины, а были «гражданскими специалистами». Для обнаружения воздушных целей и выдачи целеуказания зенитным комплексам в грузинской системе ПВО во избежание потерь старались максимально использовать данные, полученные от станций радиотехнической разведки «Кольчуга-М», минимизируя время работы активных радиолокаторов. Грузинские ЗРК использовали тактику действия из засад, стараясь избегать длительного включения собственных РЛС. Это серьёзно затрудняло борьбу с грузинскими средствами ПВО.

    По неофициальным сведениям, неподтверждённым российским МО, грузинские ЗРК смогли в первый день войны 8 августа сбить пять российских самолета – три штурмовика Су-25, один самолет-разведчик Су-24МР и один дальний бомбардировщик Ту-22М3. Кроме того, в ходе конфликта ВВС России потеряли еще три самолёта – два штурмовика Су-25 (9 августа), один фронтовой бомбардировщик Су-24М (10 августа). Еще минимум один российский Су-25 получил попадание ракеты ПЗРК, но смог благополучно дотянуть до своего аэродрома. Всего, по заявлению гендиректора 121-го авиаремонтного завода (Кубинка) Якова Каждана, серьёзные боевые повреждения получили три Су-25.

    Считается, что часть российских боевых самолётов могла быть сбита «дружественным» огнём ПЗРК, которые были запущены российскими десантниками, мотострелками и осетинскими ополченцами. Предположительно, бомбардировщик Су-24М и разведчик Су-24МР были поражены ЗУР ЗРК «Оса-АК/АКМ, а один штурмовик Су-25 стал жертвой «дружественного огня». Из членов экипажей сбитых российских самолетов двое (пилоты Су-24МР и Ту-22М3) попали в плен, откуда были освобождены по обмену 19 августа. Пять российских летчиков (пилот сбитого дружественным огнем Су-25, штурман экипажа Су-24МР и три члена экипажа Ту-22М3) погибли.

    В российских СМИ и представителями МО РФ с целью оправдания потерь делались заявления о якобы наличии в Грузии поставленных с Украины дальнобойных ЗРК С-200В и современных мобильных ЗРК «Тор», однако никаких подтверждений этому предоставлено впоследствии не было и данные заявления следует считать дезинформацией. Сомнительно, чтобы грузинские военные смогли эксплуатировать стационарный ЗРК С-200В с жидкостной ЗУР 5В28, весящей более 7 тонн. Поддержание в работоспособном состоянии этого зенитного комплекса требует наличия многочисленного хорошо подготовленного технического персонала и является весьма затратным. Что касается ЗРК «Тор», то на Украине, являющейся основным поставщиком систем ПВО для грузинских вооруженных сил, исправных комплексов этого типа не было, и получить их Грузия, кроме как от России, нигде не могла. Что с учётом напряженных российско-грузинских отношений было, конечно, не реально.

    Никогда до августа 2008 года российские ВВС не несли таких больших потерь. Причинами, приведшими к столь серьёзным последствиям стали:
    - недостатки в планировании, пренебрежение данными разведки и недооценка возможностей противника;
    - привычка действовать по шаблонам, непонимание важности защиты самолетов и вертолетов, жизни экипажей, места и роли радиоэлектронной борьбы в общей системе боевого обеспечения;
    - отсутствие детального анализа информации о системе ПВО Грузии;
    - недостаточно быстрая реакция штабов на быстро меняющуюся обстановку и плохое взаимодействие ВВС с наземными подразделениями;
    - неприменение постановщиков помех для обеспечения прикрытия ударной авиации из-за их отсутствия на ближайших аэродромах;

    В ходе боевых вылетов на территории Южной Осетии и Грузии выяснилось, что российские лётчики оказались не готовы к ведению боевых действий против противника, у которого имелись современные системы ПВО и контроля воздушной обстановки. Эта война фактически стала первым в мире конфликтом, в котором авиации противостояли ЗРК нового поколения, такие как «Бук-М1», поступивший на вооружение в восьмидесятые годы. Во всех предыдущих военных кампаниях конца 20-го начала 21-го века – ПВО была представлена в основном ЗРК разработки пятидесятых - шестидесятых годов прошлого столетия. Кроме того, свою роль сыграло и то обстоятельство, что ВВС России, как и советские ВВС, всегда готовились к войне с противником, оснащённым системами ПВО западного производства. Это привело к тому, что имеющиеся российские радиолокационные головки самонаведения ракет «воздух-РЛС» по частотным диапазонам не совпадали с РЛС и ЗРК советского производства, не было необходимой аппаратуры управления и целеуказания.

    Также негативные роль сыграли следующие факторы:
    - в первые двое суток после начала боевых действий полеты ударной авиации выполнялись строго по намеченным маршрутам с оптимальным распределением эшелонов в целях безопасности полетов, на скоростях, не превышающих 900 км/ч, и на высотах, входящих в зону поражения неподавленных грузинских ЗРК;
    - отсутствие средств РЭП групповой защиты боевых порядков на первом этапе;
    - недостаточная численность постановщиков помех, малое время их нахождения в зоне постановки помех;
    - недостаточное количество самолётов-разведчиков и несовершенство их аппаратуры;
    - недостаточная высота максимального потолка полета вертолетов – постановщиков помех, вследствие чего невозможно было их применять в условиях гористой местности;
    - ведение радиотехнической разведки осуществлялось нерегулярно и не всеми силами, без постановки пассивных и активных помех для уточнения радиоэлектронной обстановки, состояния систем связи и управления, дислокации РЛС и ЗРК противника;
    - оперативный контроль районов ведения боевых действий, выявление КП, ПУ, позиций РЛС и ЗРК вооруженных сил Грузии с помощью средств космической разведки практически не осуществлялось;
    - доля использования высокоточных боеприпасов при нанесении воздушных ударов составляла менее 1 %.

    Как зачастую водится в России – «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Неприемлемо высокие потери и недостаточная эффективность действий российской боевой авиации на начальном этапе операции потребовали экстренных мер. Для исправления ситуации было необходимо вмешательство представителей Главного командования ВВС и разработка совместно с командованием 4 Армии ВВС и ПВО соответствующих рекомендаций экипажам самолетов и вертолетов.

    В целях избегания потерь нашей авиации стали широко применяться организационные меры:
    - исключалось участие в ударах самолетов, не имеющих средств индивидуальной защиты;
    - применение ударной авиации только под прикрытием групповых средств защиты из зон самолетами и вертолетами РЭБ (Ан-12ПП, Ми-8ППА, Ми-8СМВ-ПГ) и в боевых порядках самолетами Су-34 с комплексами РЭБ нового поколения;
    - применение боевой авиации осуществлялось на максимальной скорости и на высотах, исключающих применение ПЗРК и зенитной артиллерии Грузии;
    - самолеты Су-25 выход из атаки производили при массированном отстреле тепловых ловушек и минимизировали время работы на максимальных режимах;
    - полеты авиации стали осуществляться по маршрутам с обходом районов, прикрытых средствами ПВО («Бук-М1», «Оса-АК/АКМ»), а также на высотах более 3,5 тыс. м и скоростях, обеспечивающих оптимальные условия для преодоления противодействия средств ПВО;
    - использование выходов на цели с направлений, не прикрытых средствами ПВО, и выполнение повторных атак с разных направлений с использованием рельефа местности и дымовых завес;
    - атаки цели «с ходу» в минимальное время с использованием естественного теплового фона при уходе от цели (в сторону гор, облаков, освещенных солнцем);
    - полет по разным маршрутам к цели и обратно с использованием демонстративных и отвлекающих групп самолетов и вертолетов;
    - исключение повторного захода с того же курса и полеты по одному маршруту до цели и обратно.

    После потерь, понесённых 8 и 9 августа, российские ВВС, используя весь имеющийся арсенал, подавили грузинские ЗРК и радиолокаторы. Очень хорошие результаты при прикрытии ударных групп продемонстрировала бортовая станция постановки помех перспективного фронтового бомбардировщика Су-34, которых на тот момент в строевых частях не было. Борьбу с РЛС и ЗРК противника главным образом вели фронтовые бомбардировщики Су-24М с помощью противорадиолокационных ракет Х-58 с применением аппаратуры «Фантасмагория».


    Массированным авиационным ударам подверглись выявленные позиции грузинских систем ПВО, места их постоянной дислокации и базы хранения техники. Были уничтожены оба грузинских дивизиона ЗРК С-125М и большая часть военных и гражданских радаров, а также подавлены все ЗРК «Бук-М1» и «Оса-АК/АКМ». В отличие от сербских ЗРК С-125, которые достаточно успешно использовались в 1999 году против авиации НАТО, грузинские комплексы этого типа постоянно находились на стационарных позициях, что в итоге привело к их полному уничтожению. В последующие дни боевых действий реальную угрозу российским самолетам и вертолётам составляли только грузинские ПЗРК.

    После того как российская боевая авиация начала целенаправленную охоту за грузинскими ЗРК и РЛС, противник в течение короткого времени потерял более половины зенитных комплексов и радиолокаторов, и российские средства радиотехнической разведки больше не фиксировали их излучения над территорией Грузии. Можно только сожалеть, что система ПВО Грузии не была подавлена в самом начале военной операции, и наше командование допустило крупные просчёты, приведшие к неоправданным потерям. Стоит задуматься о том, каким бы был итог военной кампании, столкнись наши ВВС с более подготовленным и сильным противником.

    В ходе наступления российских сухопутных частей в качестве трофеев, помимо ЗРК «Бук-М1» (четыре самоходных огневых установки и две пускозаряжающие установки с ЗУР), были захвачены пять боевых машин ЗРК «Оса-АКМ», несколько зениток ЗУ-23 и несколько самоходных ЗСУ-23-4 «Шилка», находящиеся в разной степени сохранности. Помимо этого, российским войскам удалось захватить ряд образцов специальной аппаратуры американского производства. Её состав не раскрывается, но судя по всему, речь может идти о стациях радиотехнической разведки, системах спутниковой и «закрытой» связи. Американские официальные представители неоднократно выступали с требованием вернуть «незаконно захваченную» американскую военную технику, но получили отказ. В ряде источников сообщалось, что трофеем российской армии в Грузии стала мобильная пусковая установка израильского ЗРК «Спайдер». Однако подтверждения этому в официальных российских источниках нет, возможно, факт захвата «Спайдера» не получил огласки по политическим причинам, из-за нежелания портить российско-израильские отношения. Через несколько дней после завершения «горячей» фазы российско-грузинского конфликта, российские средства радиотехнической разведки начали вновь фиксировать излучение грузинских РЛС и станций наведения ЗРК. Это свидетельствовало о том, что уничтожить систему ПВО Грузии полностью не удалось.

    Хочется верить, что руководство МО РФ сделало соответствующие выводы по итогам военной кампании 2008 года. За прошедшие годы российская ударная боевая авиация была качественно улучшена. В ВВС начались широкие поставки новых фронтовых бомбардировщиков Су-34, была модернизирована часть Су-24М, Су-25 и Ту-22М3. В то же время система ПВО Грузии существенно не улучшалась. С целью восстановления радиолокационного поля над территорий страны в строй были введены несколько стационарных РЛС, предназначенные главным образом для управления воздушным движением.

     

    В конце октября 2015 года грузинскими и французскими представителями был подписан «Меморандум о взаимопонимании» на поставку новых противоракетных систем и систем противовоздушной обороны. А 15 июня 2016 года Министр обороны Грузии Тина Хидашели подписала соглашение с компанией ThalesRaytheonSystems в Париже о покупке «продвинутых» систем ПВО. Подробности сделки официально не разглашаются, но в СМИ просочились сведения, что на первом этапе речь идёт о поставках буксируемого варианта ЗРК малой дальности Crotale Mk3, который является модификацией ЗРК Crotale NG и трёхккординатных РЛС Ground Master 200 (GM200).

    Дальность пуска ЗУР Crotale NG достигает 11000 м, потолок – 6000 м. Комплекс, помимо помехозащищённой РЛС, оснащён набором оптоэлектронных датчиков, что даёт возможность скрытно действовать ночью и в сложных погодных условиях.

     

    Мобильный радар GM200 размещается на четырёхосном грузовом шасси. Время перевода из транспортного в рабочее положение составляет 15 минут. Дальность обнаружения высотных воздушных целей – 250 км. Благодаря высокой автоматизации его обслуживание могут осуществлять два оператора.

    После выполнения первого этапа сделки предполагаются поставки ЗРК большой дальности SAMP-T с использованием дальнобойной ракеты Aster 30 и многофункциональной РЛС Arabel. Дальность пуска ЗУР Aster 30 последних модификаций превышает 100 км. По заявлению производителя, комплекс SAMP-T способен успешно бороться не только с боевой авиацией, но и поражать оперативно-тактические баллистические ракеты.


    Кроме приобретения современных радаров и зенитных комплексов, грузинские представители проявляли интерес к французским истребителям Mirage 2000-5. Всё это свидетельствует о стремлении руководства Грузии в перспективе существенно повысить возможности собственной системы ПВО, что в случае реализации всех планов существенно изменит баланс сил в регионе. Одновременно с этим можно отметить, что традиционная роль Украины как главного поставщика систем ПВО сошла на нет, и вооруженные силы Грузии постепенно отказываются от техники и вооружения советского образца.

    Продолжение следует...

    По материалам:
    http://pvo.guns.ru/book/cast/georgia_ru.htm
    http://myzarya.ru/forum1/index.php?showtopic=6074
    http://www.rusarmy.com/forum/threads/vvs-i-rehb-rossii-protiv-pvo-gruzii.7040/
    http://defence.pk/threads/georgia-signs-a-contract-with-france-to-purchase-advanced-air-defense-missile-systems.381564/

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 71 | Добавил: Elena17 | Теги: Национальная безопасность, армия | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 40

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru