Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [5804]
- Аналитика [5153]
- Разное [2011]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Февраль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2017 » Февраль » 1 » Информация к размышлению. Способна ли Россия сохранить суверенитет? Ч.13. Сетевая властвующая элита современной России
    01:37
    Информация к размышлению. Способна ли Россия сохранить суверенитет? Ч.13. Сетевая властвующая элита современной России

    Клановая система управления 

    Очевидно, политика В. Путина отличается от действий его предшественников. Главной целью власти в 90-х был криминальный делёж наследия СССР и целенаправленное разрушение существовавшего строя. Основой политики В. Путина стало построение вертикали власти. Выбор между «демократией», «планом», «рынком» и «кланом» был сделан в пользу клана, построенного по принципам социальных сетей исключительно на основе верности системе власти. Это привело к некоторым тактическим успехам - удалось несколько ограничить всевластие криминала и олигархов, снизить остроту сепаратистских тенденций, несколько уменьшить темп обнищания и вымирания населения. Разумеется, главный выигрыш, получила властвующая элита -максимизацию прибыли и власти.

    Существует  упрощённое представление, что властвующую элиту в современной России можно рассматривать как иерархическую вертикальную сеть. В рамках этой сети идёт централизация и монополизация власти, приоритет интересов государства превалирует над интересами общества,  государственная власть носит автократический характер [1]

    « Сейчас объективно идет процесс строительства новой империи. 
    И эта зарождающаяся на наших глазах империя носит обусловленные ее историческим генетическим преемством основные черты: 
    - централизация и монополизация власти, 

    - ставка на государственные инициативы, а не на частные, 
    - система тотального контроля, 
    - милитаризация и экспансионизм (не обязательно территориальный), 
    - приоритет интересов государства над интересами общества, 
    - автократический характер государственной власти, 
    - коррумпированность госаппарата, которая может быть подавлена только жесткими репрессиями. 
    Идущие в нынешней России процессы не зависят от того, кто у власти - Владимир Путин или кто-то другой, какая группа является доминирующей - чекистская корпорация или технари».
     

    Иван Николаев,  Игорь Николаев. Сталин и Путин. Российские геополитические императивы[2].

    Согласно противоположной точке зрения система власти в России соответствует горизонтальной социальной сети, состоящей из множества центров силы, обеспеченных  локальным бюрократическим, финансовым  и силовым ресурсом, не замыкающихся лично на В. Путина[3].

    Те 2%, которые сегодня правят страной, вышли на поверхность в момент разрушения российско-советской империи, на рубеже 80-90-х годов прошлого века. Речь идет о людях, которые на точке перегиба истории, в ситуации краха советского проекта, оказались перпендикулярны прежнему государству - потому, не будучи скованы советско-имперскими моральными нормами и образцами, смогли достаточно быстро обустроить свой собственный режим на самых лакомых кусках советских руин. Глубокая ошибка – считать этих людей партаппаратчиками или кагэбешниками.

    Современный правящий слой состоит из двух групп:

    - аутсайдеров советской системы, в силу разных причин оказавшихся на обочине официальных имперских структур и потому невзлюбивших всё имперское; они научились носить маски советских чиновников, но эти маски не должны никого обманывать…;

    - позднесоветских подпольных бизнесменов, которые в принципе не соприкасались с имперским государством…; всевозможных торговцев антиквариатом и «варёными» джинсами; характерные представители этой группы – правящие олигархи (не все, но большинство)».

    С Белковский, политолог, директор Института национальной стратегии.[4]

    Реальная система власти в России – это  негласная, непрозрачная, неписаная и размытая суперпозиция вертикальных и горизонтальных сетей, основанных на личных связях, административных, финансовых и силовых ресурсах. Она сильно отличается от привычной системы формальных властных институтов[5],[6]. Отсутствие в её внутреннем устройство ясных границ между формальными и неформальными иерархиями, взаимодействие по неписаным правилам, делает систему больше похожей на клан (замкнутая группа людей, объединенных родственными, деловыми и т.п. интересами), чем на правительство большой современной страны.

    Для нынешней системы власти РФ характерна иерархия уровней по удалённости от центра. Систему образует «команда», состоящая из лидеров и их ближайших помощников, которая формирует стратегию группы, её нормы и структуру, тактику взаимоотношений с другими группами. Высший уровень в этой сложной сетевой паутине занимает ближайшее окружение Президента: влиятельные фигуры, связанные с ним лично - бывшие коллеги и сослуживцы, родственники, друзья, близкие приятели и их дети. Одно из основных требований к этому уровню - личная лояльность В. Путину в обмен на «крышу» - «своих не сдаём»[7].  Все остальные исполняют волю центра, соучаствуя лишь в процессе её реализации.

    «Своим - все. Врагам - закон».

    Никколо Макиавелли

    Сеть «ближнего круга»

     

    В этой сложной сетевой системе верхние эшелоны занимает властвующая элита – «команда В. Путина», скреплённая неформальными  клановыми  и личными отношениями.  Система управляется не только официальными законами, но и неписанными неформальными правилами[8],[9],[10].

     

     «В этой команде <В. Путина> три группировки. Первая — это чекисты, товарищи, которые у него остались со времён, когда он работал офицером КГБ. …. Они ответственны за государственную политику в целом, включая силовую. Вторая группировка — это экономисты, большей частью либеральные, прозападные, которые пришли к нему со времён, когда он работал в команде Анатолия Собчака в Санкт-Петербурге. Они ответственны за экономическую политику, в их руки переданы все крупнейшие госкорпорации, все крупнейшие банки. И третья группировка — это менеджеры, которых Путин «подобрал», когда работал в администрации президента в Москве».

     

    С.  Марков. Политолог, директор Института политических исследований[11]

    «… реальная политическая власть в стране принадлежит не одному человеку, не семье, не военной хунте, не партии и не этнической группе.  Власть принадлежит корпорации сотрудников спецслужб».

     А. Илларионов, экс руководитель группы анализа и планирования при председателе Правительства России и советник Президента РФ[12]

    Вертикальная составляющая сети власти имеет все недостатки, которые присущи сложным иерархическим системам. «Команда» за счёт личных неформальных связей и административного ресурса обеспечивают системе в целом стабильность и лояльность лидеру. Но параллельно она блокирует любые попытки модернизации административной системы, превращая её в безликую,  подчиняющуюся неформальным правилам структуру. Система пытается выстроить население страны в единую сеть, ориентированную на корпоративные интересы властвующей элиты. Ни один предприниматель не может противостоять подобной системе и его единственный шанс на выживание - стать частью системы[13]. Интересы «послушной толпы» система учитывает лишь в той степени, чтобы избежать социального взрыва.

    «Система основана на единственном принципе - распределении ресурса: за долю ренты покупается лояльность элит и населения. Разрушить эту схему способно оскудение ресурсной базы, отказ политических групп от системного поведения и стремление граждан к политическому участию.

    Первое мы наблюдаем, хотя еще в недостаточной степени, чтобы истощить запас прочности системы.

    Второе тоже наблюдаем - в форме «дотационного сепаратизма». Власть на территориях, в особенности в национальных республиках, требует все возрастающую долю бюджетных расходов и все большую свободу экономического и политического поведения  в обмен на показную лояльность.

    Третье всё больше проявляется в точечных протестах с тематикой от жилищно-коммунальной и градостроительной до трудовой (невыплаты зарплат и увольнения).

    Таким образом, все три процесса идут, но ни один не набрал силу, необходимую для изменения свойств системы. Возможно, переход количества в качество - это вопрос времени».

    Е. Шульман, политолог, доцент РАНХиГС при Президенте РФ[14].

    Картина усложняется тем, что сетевая система власти в России, является субсетью тотальной мировой сетевой системы, в которой суверенитет национальных лидеров понятие весьма условное.

    >«В очень многих сферах политические лидеры уже не обладают суверенитетом в принятии решений. Но они полагают, что ещё могут сами решать центральные вопросы. Я утверждаю, что это лишь фантазия, только иллюзия…. Разумеется, мне не хотелось бы ставить под сомнение умственные способности этих политических лидеров».

     

    Бутрос Бутрос - Гали, Генеральный секретарь ООН [15]

    «И в Америке, и в России государство – это машина для выдавливания прибыли из населения. Что-то вроде скотного двора по Оруэллу. Есть забор, есть стены и сторожевые собаки, есть бараны. Бараны полагают, что хозяева о них заботятся, а собаки защищают их от волков (ну, задерут порой глупую овечку, так неча провоцировать!). И это справедливо, так говорит телевизор. На каждом скотном дворе есть наемный менеджер, или как иногда говорят, президент на галерах. И работа его – ох, не сахар!»

     

    Владимир Громов, профессор университета США[16]

    «Они <США> хотят все контролировать. … У меня такое впечатление иногда складывается, что Соединенным Штатам  не нужны союзники. Им нужны вассалы … Они не готовы сотрудничать на равных ни с Европой, ни с нами. А сотрудничать на равных - это значит совместно определять степень угроз, совместно выработать систему управления этой системой… Они категорически отказываются».

    В. Путин. Премьер – министр РФ[17]

    Система власти, в её сегодняшнем виде не может и не хочет решать даже элементарные традиционные и рутинные вопросы хозяйственного и политического устройства страны. Но ситуация ещё хуже, чем кажется на первый взгляд. Политическая верхушка упорно не замечает, что мир стал намного сложнее и динамичнее, что к органам управления предъявляются совершенно другие требования, чем в ХХ веке.

     

    В результате в стране сложилась очень сложная социально-экономическая ситуация. Усталость общества от конфликта на Украине, снижение социальных стандартов и рост социального расслоения, коррупция и стяжательство, отсутствие позитивных реформ стимулируют рост полярных настроений: от апатии до протеста.  Это сопровождается духовным разложением значительной доли населения, включая властвующие и интеллектуальные элиты. Многие люди уверовали в идеалы жизни Запада и не видят другого пути развития общества, тупо следуя западным стандартам. Но полностью решить задачу по «замещению сознания» населения России не удалось – в обществе растёт сопротивление политике идеализации социальной и экономической системы Запада.

    Система ценностей «ближнего круга»

     

    Ближний круг»  имеет две приоритетные задачи: удержание власти и личное обогащение. Мы знаем негативные результаты действия команды Путина и ничего не знаем лично о его действиях. Общественность имеет только тот противоречивый образ, который рисуют нам ангажированные провластные или прозападные СМИ и критика в сетях Интернета.  Никто точно не знает величину личного состояние Путина, но все хорошо знают об алчном, коррумпированном и непрофессиональном его окружении. Ни для кого не является  секретом, что в его «ближнем круге» через счета в российских и оффшорных банках вращаются миллиарды долларов сомнительного происхождения или явно полученных «из воздуха»[18],[19],[20].

     

    Власть создала из Россия мирового лидера по неравенству в распределении богатства домохозяйств.  На долю 110 российских миллиардеров приходится 35% богатства домохозяйств всей страны[21], а на долю 1% самых богатых россиян -  71% всех богатств домохозяйств. Для сравнения 1% самого богатого населения США владеет  37% всех богатств, в Китае и Европе - 32%, в Японии - 17%.

    «Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает».

     

    Никколо Макиавелли[22]

    Негативный имидж команды Президента проецируются на его образ, а действия его окружения ведут к созданию экономического и политического кризиса в стране. По данным соцопроса, за 2016 год почти вдвое сократилась доля россиян, доверяющих правительству (с 45% до 26%), Совету Федерации (с 40% до 24%), Госдуме (с 40% до 22%). Также снизился уровень доверия граждан к прокуратуре (с 37% до 24%), полиции (с 29% до 24%) и суду (с 29% до 22%). Уровень доверия к президенту (74%), армии (60%) и органам госбезопасности (46%) остаются относительно высокими, хотя по сравнению с 2015 г. их рейтинги также упали на несколько процентов[23].

     

    «Они <приватизаторы 90-х, в том числе Шувалов, Дворкович и др.> не могут и не умеют зарабатывать. … Но им нравится быть богатыми и они начинают воровать...»

     

    «…нужно менять модель, ликвидировать эту элиту девяностых годов. От неё же пользы никакой. Она не способна работать на страну, только воровать. Они этим занимались 20 с лишним лет, отказывать себе в этом удовольствии не хотят».

    М. Хазин. Экономист, политолог.[24],[25]

    Размывание обязанностей и коллективная безответственность привели к тому, что верхние эшелоны властвующей элиты расхищают миллиарды – это стало привычной нормой[26],[27],[28][29].

     

    <В 2010 г. во время строительства Центра в Сколково> деньги Шувалову привозили в грузовиках…  В коробках, в мешках, просто в пачках огромных таскали в дом. Загружали в шкафы для одежды".

     

    А. Коржаков, экс-начальника Службы безопасности президента России[30].

    Преступность процветает тогда, когда находит опору в преступности политической, в коррупции чиновничьего аппарата. Вопреки декларациям о борьбе с привилегиями, невиданные в прошлом масштабы приняли - раздача льгот, дающих возможность почти бесконтрольно расхищать государственную казну, кумовство, семейственность, «телефонное право», использование властных полномочий для дискредитации политических противников и деловых конкурентов. Все это - достаточно традиционные черты разложения государственной власти. В России оно приняло пугающие размеры, и питательной почвой для него стал процесс приватизации государственной и муниципальной собственности зачастую нелегитимным или спорным в правовом отношении способом, тем не менее признаваемым определенной частью общества, в пользу которой была осуществлена соответствующая приватизация».

     

    Сулакшин С.С., Максимов С.В., Ахметзянова И.Р. и др. "Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России"[31].

    В коррупции и кумовстве погрязли не только государственная бюрократия и руководство крупнейших государственных корпораций, но и научные, образовательные и медицинские государственные организации[32]. Жизнь, не соответствующая официально заработанным средствам, стала нормой для властвующих элит[33].  

     

    Окружение Путина нельзя назвать национальной (ориентированной на интересы государства) властвующей элитой. Оно выращено на идеологии эпохи приватизации и отказывается признавать за собой ответственность перед обществом, рассматривая себя как зависимых партнеров западных экономических группировок[34].  Моральные качества окружения позволяют ему работать и на Путина, и на его противников, на Россию, и на США.

     

    «Игорь Шувалов – яркий пример компрадорского чиновника, который обслуживает метрополию. Поэтому прошу не называть его вице-премьером правительства РФ. Этот компрадор, обслуживающий западную элиту, не имеет никакого отношения к России, только что фамилия русская».

     

    Валентин Катасонов, профессор[35]

    Часть властвующей элиты встроена в западные субсети и активно разрушает государственную систему РФ, на которой активно паразитирует. Дело не только в том, что уровень коррупции и некомпетентности элиты превышает все мыслимые границы, она ещё хочет и гордиться своим положением выдающегося паразита. Подконтрольные глобальной сетевой системе СМИ с удовольствием демонстрируют нищим зрителям политических лидеров и их безмозглых жен и содержанок, тратящих миллионы долларов на модные наряды и  на престижные курорты. Зачем депутату ГД А. Палкину иметь в личной собственности 59 квартир и 200 автомобилей[36]? Или экс-депутату ГД, Председателю Попечительского совета Российского еврейского конгресса, бывшему руководителю городской комиссии по противодействию коррупции, советнику патриарха Кирилла по строительству В. Ресину иметь несколько часов стоимостью около $1 млн. каждые[37]?  Такое поведение вызывает озабоченность психическим здоровьем «народных избранников». Управленцы с отклонениями в психике  провоцируют  разрушение системы, на которой они паразитируют, тем более, что СМИ используют их пороки для дискредитации системы в глазах общества, в котором почти 20% имеет доход ниже официального уровня бедности (9700 руб.)[38].

     

    Для России ситуация порочна ещё и потому, что властвующие российские элиты, встроенные в западные субсети,  находятся под контролем и защитой мировой финансовой элиты. 

     

    «…  без смены модели развития ничего не получится, но смена модели требует удаления из власти большинства российских властных группировок …  с одновременной войной с западными властными группировками, на которых эти наши группировки работают…».

     

     «… если этих людей убрать, то можно попасть в положение Ирана. То есть получить полный набор санкций (запрет на экспорт нефти, отключение российских банков, полная конфискации или, как минимум, арест всего имущества российских олигархов), которые сделают жизнь в стране невыносимой… для того, чтобы сменить модель, во власть нужно привести не одного человека, а сразу - команду. Но назначение новой команды … это значит, отставка старой команды, то есть - объявление войны Западной финансовой элите. Именно так любая властная группировка воспринимает массовую отставку своих людей»

     

    Михаил Хазин. Экономист, политолог[39], [40]

    «Россия может иметь сколько угодно ядерных чемоданчиков и ядерных кнопок, но поскольку 500 миллиардов долларов российской элиты лежат в наших банках, вы еще разберитесь: это ваша элита или уже наша? Я не вижу ни одной ситуации, при которой Россия воспользуется своим ядерным потенциалом»

     

     Збигнев Бжезинский, политолог[41]

    Юлий Лисовский

    http://www.za-nauku.ru/

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 907 | Добавил: Elena17 | Теги: Информация к размышлению, юлий лисовский
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1861

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru