Русская Стратегия

      "Восстанавливая правду и значение событий прошлого, ты становишься их участником. Что еще важнее: оставаясь верным правде о прошлом, ты тем самым отстаиваешь правду о настоящем. Отстаивание правды в настоящем начинается с отыскания правды о прошлом. Показательно, что это отыскание встречает сопротивление именно в настоящем тех сил, которым правда не нужна никогда. И именно это сопротивление современных нам сил свидетельствует о значении правдивого освещения прошлого." (Павел Хлебников)

Категории раздела

- Новости [2612]
- Аналитика [1771]
- Разное [188]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Январь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 6
Пользователей: 1
Elena17

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Январь » 9 » Культурная карта мира и местная культурная специфика (1)
    01:16
    Культурная карта мира и местная культурная специфика (1)

    Основные мировые цивилизации: краткая характеристика.

     

    Как выглядят человеческие сообщества если их рассматривать наиболее обобщённо с культурно — географической точки зрения?

     

    Для Запада характерен жесткий культурный контроль за общественной сферой и свобода в    сфере индивидуальной. Европейскость – свод чётких правил, обращённых к отдельному человеку, человек один перед государством и законом… Появился феномен социально адаптивного человека вне иерархии коллективов. Государство, воображаемые сообщества брали на себя их функции. Работать он мог индивидуально, но для обеспечения безопасности государство строит для него особую искусственную вселенную, далеко превышающую его кругозор и компетенцию. Отсюда крепость государственного уклада, рост городов и техническое развитие.

     

    Причём Дальний Восток ближе к Западной Европе. Здесь абстрактные принципы и общие схемы значат больше, чем изменчивость и личностное начало. Именно здесь в наибольшей степени оформился и укрепился характерный для Евразии бюрократизм на основе крупных воображаемых сообществ, включающих в себя огромное количество людей на больших территориях. Здесь человек контролируется и управляется как абстрактная «единица измерения», его отношение с государством и обществом строится вне зависимости от его взгляда на мир, верований, убеждений. Эта специфика возникла в следствии активных маятниковых миграций с запада на восток Евразии и наоборот, что приводило к активным межкультурным контактам, когда представителям самых разных этнических традиций приходилось уживаться в рамках одних и тех же воображаемых сообществ.

     

    Частые контакты между представителями различных культур, необходимость рационализации общественных отношений способствовали развитию логицистского подхода к реальности, что привело к развитию науки и изобретательства.

     

    Евразия имеет два хартленда – источника инноваций и миграций. Один, западный, тянется


        севера на юг от Балтики до Синайского полуострова, и восточный в районе Саян, Алтая до Индостана на юге.

     

    Хартленды дают импульсы к экспансиям и развитию, начиная с верхнего палеолита, но особенно после перехода к производящему хозяйству (особенно с IV тысячелетия до н. э) и вплоть до первого тысячелетия н. э.

     

    Для хартлендов, особенно для западного, характерен сильный антропоцетризм тамошний жителей, изменчивость и креативность. Эта специфика тесно связана с этническим разнообразием населения, разнообразием хозяйственного уклада. А так же весьма компактной социальной организацией, состоящую из небольших родовых либо территориальных групп. Для хартлендов характерна масса мелких и нестабильных образований, отсутствие масштабных и прочных империй, социальная изменчивость, общинно-полисные структуры.


    3

    Именно это сделало их источником масштабных этноисторический процессов и изменений. Западный хартленд стал источником расселения индоевропейцев и семитов во все стороны света, распространения авраамических религий и античной культуры. Существует весьма достоверная гипотеза, что и высокая земледельческая мегалитическая культура попала в Европу из Передней Азии. Из восточного хартленда началось заселение человеком Америки, миграции кочевников, распространение буддизма.

     

    На территории западного хартленда античные греки создали систему формальной логики


        философии, а так же искусство красивой и яркой жизни, высокую «культуру процесса». При формировании новоевропейской «новой античности» роль греков, хоть и не в полном объёме, досталась славянам, и в особенности – русским. Славяне формировались на территории того же среднеевропейского хартленда, что и греки. Хоть и севернее, ближе к кельтам, другому близкому им по духу народу. Для среднеевропейского хартленда характерны партикуляризм и индивидуализм, стремлении к автономии отдельных общин


        личностей. Славяне вообще и русские в частности получили православную веру вместе с наследием высокой античной культуры именно от греков. И римляне, и жители востока отмечали у древних греков сильное творческое начало, профессионализм в сочетании с сильным, порой чрезмерным индивидуализмом. То же самое говорят о русских в наше время как западные, так и восточные люди. Русские, и вместе ними и славянство в целом, является креативным, творческим началом мировой новоевропейской цивилизации. Индивидуальным началом в противовес общему и системному.

     

        южной части западного хартленда активно проявили себя самые разные народы, например,те, кто первыми перешли к земледелию. Позднее наиболее активную роль здесь играли различные семитоязычные этносы.

     

        целом северная часть западного хартленда по многим культурным параметрам ближе к западной Европе, а южная — к Востоку.

     

    «Римским» началом новоевропейской глобальной цивилизации стал романо –германский мир. С его уклоном во всеобщность и системность, логичность и рациональность. Именно здесь в последние несколько веков возникли основные философские системы, были разработаны принципы рациональной организации общества. Наибольшее воплощение западная системность получила в США. Именно там нашли своё воплощение, были поставлены на поток и введены в систему многие изобретения русских и славян в целом. Никола Тесла сделал в США уникальные открытия, а Элон Маск создал «Тесла моторс»…

     

        Америке ещё до появления европейцев очень значимы были обобщённые принципы, разработанные по аналогии с движением космических тел, смены сезонов. У индейцев древней Мезоамерики стало развиваться тоталитарное мышление, поскольку организовывать и держать под контролем людей приходилось не рационально — бюрократически, а идеологически. Особенно это касалось высших слоёв общества. Отсюда пошло восходящее корнями к шаманизму воспитание элиты как воплощений (пусть уже и непрямых) важных для земледельца явлений природы: дождя, солнца и пр. В таких условиях существенно подавлялось личное «я» элитария. Он сливался со своей функцией и не мыслил себя вне её. Отсюда, в ряде случаев, очень эффективное выполнение этой функции. В том числе и с выходом на внерациональный уровень.

     


    4

    Система воспитания людей-функций стало социокультурной причиной появления мезоамериканских городов –государств с развитой архитектурой, культурой, духовной жизнью. Материальной причиной стала высокоурожайная кукуруза (маис). Вместе они компенсировали техническую отсталость (неиспользолвание металлов в производстве и военном деле, отсутствие колеса и тягловых животных).

     

    Для доколумбовой Северной Америки была характерна более эгалитарная организация общества, более ориентированная на горизонтальные социальные связи.

     

        моменту прибытия в Северную Америку первых европейцев этот регион переживал очередной период неофеодализма. Стратифицированные культуры юга США: Миссисипи, анасази, хохокам исчезли, их сменили более эконономные, малолюдные, эгалитарные сообщества. Так же, как это произошло в Древней Греции после падания дворцовых микенских государств.

     

    Если бы не появление европейцев на их месте могли возникнуть что-то вроде античных полисов. Основы для них – весьма развитые автономные общины, уже существовали, те же селения индейцев пуэбло. Без прихода европейцев эти общины могли постепенно развиваться, не меняя главной сути своего социального устройства. Для индейцев характерен консерватизм, приверженность индейцев жестким внеличностным социальным нормам, которые крайне слабо реформировались, и могли быть только отменёнными в случае крайней неэффективности. Также известна приверженность индейцев небольшим территориально- родовым сообществам с плотными социальными связями. В таких условиях полисы могли бы стать гораздо более непрерывным и устойчивым явлением, чем в Европе! Более того, приобрести черты, сближавшие их с социалистическим обществом! Этому мог способствовать сравнительный недостаток ресурсов, постоянная необходимость совместного труда, небольшие размеры коллективов с высоким социальным контролем.

     

        гораздо дальше на север могли возникнуть полисы, гораздо более близкие античным и славянским, основанные на индивидуализме, личной инициативе, жесткой соревновательности культуры, предприимчивости и морской торговле. Речь идёт, прежде всего, об индейцах приморского северо-запада Америки, таких как тлинкиты, хайда. Эта ментальная специфика сочеталась с обилием многих видов ресурсов в регионе.

     

    Лев Гумилёв глубоко ошибался в том, что затяжной конфликт между русскими промышленниками и тлинкитами, был вызван отсутствием комплементарности между этносами. Наоборот, русские в лице тлинкитов столкнулись с наиболее близкими с ними ментально и культурно американскими индейцами! И те и другие оказались воинственными, предприимчивыми и мастеровитыми индивидуалистами, которые неизбежно вступили в соперничество за важные для тех и других ресурсы и статус лидеров.

     

    Ирокезская лига со временем могла развиться в нечто среднее между этими двумя типами, стать эдаким «североамериканским Римом».

     

        любом случае, всесторонне развитые, но достаточно компактные и демократичные полисы были бы очень перспективны в Северной Америке без европейцев.


    5

    Основа американской политической системы – основной государственный принцип, империум, не полежит воплощению. Он остаётся духовным и абстрактным. Подобное отношение во многом вытекает из радикального протестантского понимания божественного, максимально абстрагированного от земного.

     

    Естественно, весь народ «демократически» не управляет США. Но у империума не только не один жрец – президент, но и не одна группа жрецов. Их принципиально несколько. И они если и полностью не равны друг другу, то всё же имеют ту или иную степень независимости друг от друга, и так или иначе должны друг с другом считаться. Единой правящей группировки, от которой зависит всё и вся, быть не должно. Такова «американская демократия» на уровне правящей элиты.

     

    На уровне обычных людей это выражалось в возможности создания новых и особых сегментов американского общества для себя и под себя. Религиозных общин, фирм, фермерских хозяйств, поселений. Эти сегменты отличались весьма высокой, признанной фактически и юридически, автономией от остального общества. При этом существовала узаконенная возможность и процедура создания новых таких сегментов новыми «отцами


    – основателями». Где они получали возможность пусть не изменять устои американского общества, но жить в значительной степени по своим собственным правилам. Которые были нередко совсем не демократичными. Однако достаточно сильные люди могли относительно свободно выделится из них и создать новые собственные сегменты. Такова была американская демократия для большинства американцев. При этом контроль за созданием каких-либо общенациональных структур оказался под плотным контролем элиты.

     

    Организация верховной власти у американцев оказалась прямо противоположной таковой


        русских. У нас власть обязательно воплощалась и персонифицировалась, внутренняя структура элиты была гораздо более вертикальной, иерархичной.

     

    Организация основной массы народа, тем не менее, у досоветский русских и американцев была весьма сходной. Существовал значительный простор для индивидуально-групповой сегментации, создания новых относительно независимых социальных субъектов.

     

    Однако в общем строе ментальности существовали и существуют значительные различия. Американское общество очень укреплял и структурировал принцип верховенства надо всем внеличностного регулятора: религиозных принципов, конституции, законов, правил


        инструкций. Русская культура гораздо более антропоцентрична, и значение личных качеств и человеческой воли и поведения гораздо выше. При весьма высокой степени индивидуалистичности обеих ментальностей.

     

    Тем более, что в США европейское начало в культуре – далеко не единственное. Относительно гибкая германская кастовость здесь сочетается восточноазиатское растворение человека во всеобщем и абстрактном. Внешне это напоминает растворение китайца в текучем и изменчивом дао, слияние человека с функцией у доколумбовых индейцев. Но это скорее аналогия, чем гомология. Под влиянием внеличностных систем управления, регулирования общественной жизни активизировались механизмы растворения человека в космических ритмах и социальных структурах, которые были изначально заложены в западноевропейских культурах ещё во времена строителей мегалитов.


    6

    Как и в США, в Латинской Америке этническая идентичность в значительной степени сливалась с гражданско-государственной через индивидуальное слияние с господствующей этноязыковой средой.

     

    Латинская Америка крайне внутренне неоднородна и различна. Как континент в целом, так и отдельные страны, их регионы, отдельные города внутри себя. В отношении труда, различных культурных и политических ценностей, религии латиноамериканцы абсолютно различны. Совершенно неодинаковой была степень воздействия на латиноамериканцев внеличностных принципов и регуляторов.

     

    Антропоцентричный индивидуализм и изменчивость так же не сближает латиноамериканцев с американцами. Но сближает со славянами. Жизнь очень многих славян и белых латиноамериканцев основывалась на триаде «индивидуализм, анархизм, авторитаризм». Принципы социальной организации, как и у славян, были различными.

     

    Откуда эти сходства? Возможно, из-за кельтов, во многом создавших подоснову испанской и португальской культуры, представители которых колонизировали Южную и Центральную Америку. Кельты, как и славяне, типичные представители культур западного хартленда, проходящего в т.ч..через центральную Европу.

     

    Культура народов Африки южнее Сахары имеет свою специфику. И в доколумбовой Америке, и в традиционной Африке делался упор на организацию власти с заменой многочисленной бюрократии религиозно-идеологическими методами управления. Но в доколумбовой Америке роль сердцевины идеологии выполняли природные явления, в Африке – духи предков.

     

        Африке же – человек, воплотивший себе первопредка. Будь то маг, монарх или президент. Иногда это целя группа людей, например, представители некоего тайного общества. И он, и его наследники имеют значение, пока сильны. На место ослабевших приходят новые воплощения силы и удачи…

     

        отношении внебюрократического, работающего изнутри человека иерархизма традиционные американская и африканская цивилизации близки друг другу. Но африканская культура одновременно близка антропоцентризму западного хартленда Евразии, который, собственно, и упирается в африканский континент на юге. Американская культура до прихода европейцев гораздо ближе культурам Дальнего Востока с их стремлением растворения личности во всеобщих процессах.

     

    Таким образом, основными оппозициями в ч структуре мировых цивилизаций были и отчасти являются сейчас противоположность бюрократизма, характерного для Евразии, с управлением на основе мировоззрения и харизмы, характерного для традиционных культур Африки и доколумбовой Америки. А также противоположность антропоцентризма, изменчивости, креативности хартлендов с системностью и внеличностной сутью Запада и Дальнего Востока.

     

     

     

    7


    Неофеодализм: «Мир Грефа» и «мир Хокинга».

     

    http://www.apn.ru/index.php?newsid=36870

     

    Наступление неофеодализма описывают и призывают форсировать очень важные, известные люди. Например, Герман Греф и Алексей Кудрин говорят о замене массы юристов, чиновников и большинства профессий в целом роботами и нейронными сетями. Глава Сбербанка также указал на то, что для работы с самообучающимися программами не нужна и масса программистов. Крайне нужны и важны люди, которые смогут правильно принимать решения по управлению всей этой замечательной техникой и софтом, немногими специалистами. Гибкость и способность к непрерывному саморазвитию крайне важны для таких систем.

     

    Вероятно, развитое общество и будет в целом основываться на подобных системах вне зависимости от того, в чьих руках будет власть. Поскольку инструмент очень эффективный, пусть и этически сомнительный. Хотя первоначально, неверное, методом проб и ошибок будет идти поиск эффективной формы воплощения принципа.

     

    Для понимания ряда сторон его функционирования полезны футурологические статьи Константина Крылова. Он, например, касался такой темы, как судьба тех людей, которые не нужны для функционирования «всего этого»?

     

    Конечно, многие из них погибнут по тем или иным причинам. Некоторые смогут создать небольшие, но достаточно развитые и автономные центры жизнеобеспечения.

     

    Третьи же могут оказаться кем-то вроде домашних животных для тех, кто будет управлять роботами и нейронными сетями. Их могут использовать для добычи генетического материала с разными целями, а также для игр и развлечения. За жизнью сообществ подопечных смогут наблюдать, как за реалити — шоу, участвовать в их жизни, как в онлайн — играх. Также их могут содержать из престижных и/ или идеологических соображений, их поддержка может восприниматься в виде некого потлача. Подопечным, в зависимости от целей, возможно, будут создавать как комфортную, так и суровую, опасную жизнь.

     

    Хозяева могут сделать так, чтобы их подопечные знали об их существовании, а могут и так, чтоб не знали. Техника позволит…

     

    В целом, при неофеодализме могут возникнуть разные виды социальной организации.

     

        Коллективы выживания (группы родственников, хутора, общины). Они могут быть самодостаточные, владеющие собственным программным контентом. Относительно технически развитыми, но зависящими от поставщиков контента. Либо примитивные, как правило, зависящие от более развитых групп. В целом малые группы могут быть либо автономными коллективами выживания либо быть включёнными в различные потестарные структуры.


    8

        Полисы — технически развитые и самодостаточные сети коллективов выживания. Могут включать в себя целый ряд коллективов выживания и их сетей разного уровня развития, где ведущую роль играют производители программного контента, организаторы производства и защиты.


    Полисы могут быть разными.

     

    А) «Обычными», ориентированными на физическое и культурное воспроизводство своих членов.

     

    Б) «Научными монастырями», основная цель которых — получения интеллектуального продукта. Все остальные виды их деятельности подчинены этой единой цели.

     

        Империи.


    А) Империя, защищающая автономные коллективы выживания и полисы, выступающая модератором отношений между ними.

     

    Б) Тоталитарная империя. В ней ряд неразвитых или односторонне развитых, плохо или никак не организованных групп людей полностью зависят от единого центра производства программного контента и политико- силового контроля.

     

    Можно предложить и другую классификацию неофеодальных сообществ, на основе соотношения традиционности и инновационности.

     

    А. «Королевства и вольные города» — различные социальные структуры, как правило, сравнительно малолюдные, уклад жизни в которых полностью перестроен согласно принципам неофеодализма (организация людей в коллективы выживания, экономия ресурсов, компактность всего и вся).

     

    Б. «Византии» — общества, претерпевшие определённые изменения, но сохранившие немало из уклада жизни времён модерна и постмодерна.

     

    Очень возможно появление сообществ «нового типа»: небольших коллективов под тоталитарным руководством. Несмотря на малые размеры, горизонтальные социальные связи между их членами будут минимальны, как и самоорганизация. Зато все они будут находиться под полным контролем руководства группы, которое, часто с помощью продвинутых технологий, сможет управлять ими так же, как роботами.

     

    Все эти весьма разные виды социальной организации и уклада жизни могут иметь место при неофеодализме в разное время на одной территории и одновременно в разных местностях. Особенно в сравнительно ранний период, до конца XXII в.

     

    Но нельзя забывать, что любое человеческое сообщество функционально ограниченно и может дать ответ далеко не на все вызовы.

     

    9

        целом, «по Герману Грефу» для жизни достаточно компактного высокотехнологичного центра, вероятно, с некими зависимыми сообществами, который, в идеале, может существовать бесконечно долго, совершенствуясь и плавно видоизменяясь в соответствии с конкретными условиями.

     

    Но надо помнить и о «мире по Стивену Хокингу». В котором людям, пусть и самых самодостаточным, рано или поздно придётся покинуть Землю. Что планеты не вечны — научная аксиома!

     

    Поэтому стоит вопрос не только о переселении людей на другое космическое тело, но и о поселении непосредственно в открытом космосе. Наверное, люди смогут поселяться на некое время на неких территориях отдельных планет. Только ни одна планета, действительно удобная для жизни, до сих пор не исследована! В любом случае, необходимы «корабли -матки», способные непрерывно успешно дрейфовать в космосе, которые в принципе не нуждаются в соприкосновении с поверхностью космических тел. Конечно, в открытом космосе громадное количество опасностей. Но «корабль –матка» в теории может перемещаться по маршруту «наибольшего благоприятствования, туда, где в данный момент сравнительно безопасно, причём с «опережением». Что планета сделать, понятное дело, не может…

     

    Причём «корабль –матка» может использовать ресурсы сразу нескольких планет. Поселение на разных «кораблях –матках» может минимизировать конфликты между разными группами людей/ И места, и ресурсов в этом случае хватит на всех!

     

    Но для этого, прежде всего, нужны отлично оснащённые научные монастыри, существующие ради научных открытий, а не ради удовлетворения стремления к комфорту, признанию, и выживанию как таковому. Потому, что иначе в дальний космос не выйти и там не поселиться.

     

    Как я уже писал, возникнет ли научный монастырь, и насколько он будет успешен — неизвестно. Подготовка к построению «человечества Стивена Хокинга» идёт во много раз хуже, чем создание «мира Германа Грефа». Как всем известно, судьба человечества неизвестна никому…

     

    Перспективный человек.

     

    Этот человек может хорошо знать программирование, инженерное дело, биотехнологии, сельское хозяйство, медицину или монтажное дело. Он дружит с 3D-принтером и альтернативной энергетикой.

     

    Он может договариваться с другими хорошими профессионалами в разных областях, объединяться с ними, быть членом как коллективов выживания, так и ситуативных коллективов.

     

    Этот человек умеет отличать людей, с которыми можно налаживать взаимовыгодное сотрудничество от болтунов и паразитов.

     

    10

    Важнее всего для него реальный результат и справедливость.

     


    Славяне.

     

        каких условиях формировался менталитет и уклад жизни славян? Какими источниками мы для этого располагаем?

     

    Судя по археологическим данным, основу ядру славянского уклада жизни положили охотники европейского мезолита лесной зоны, жившие 11 – 12 тысяч лет назад. Это были небольшие, достаточно мобильные и самодостаточные группы людей, жившие индивидуальной охотой и собирательством, рыболовством. Он этом говорят и некоторые генетические исследования, посвященные происхождению славянского ответвления гаплогруппы R1a.

     

    Эти люди явно не были славянами по языку и идентичности, хозяйственному укладу, но частично были их генетическими предками. И уже тогда были ориентированы на выживание самодостаточными малыми группами, чему способствовала жизнь в густых лесах.

     

    Постепенно далёкие предки славян освоили земледелие, обработку металлов и другие новации. Одновременно по территории центра Восточной Европы, от Чехии до русской лесостепи, мигрировали самые разные народы, представителям которых также суждено было стать предками славян.

     

    Различные лингвисты датировали формирования праславянского языка ( или группы языков) с конца II тысячелетия до н.э. до рубежа нашей эры. Вероятно, формирование славянской языковой специфики началось с краха высоких культур бронзового века, позже — процесса освоения железа и, в последствии, ряда элементов античной культуры.

     

        этот период жители европейских лесов и лесостепей научились применять массу технических изобретений, которые усилили жизнеспособность малого замкнутого коллектива, подняли уровень жизни в его рамках. Стала расти численность населения, начались миграции, малые коллективы начали искать пути для разных форм консолидации.

     

    Как известно, для ранних славянских археологических культур (Пражско- корчаковской, Пеньковской) характерны в целом характерны небольшие селища, состоявшие из полуземлянок. Большинство поселений не были укреплены. Городища же очень часто имели не жилой, а культовый характер.

     

    Погребальный обряд чаще всего представлял из себя трупосожжение с малым количеством инвентаря или вообще без него.

     

    Ремесленные изделия отличались простотой (например, горшки, изготовленные без применения гончарного круга, которые часто никак не украшались). Но в кладах


    11

    Пеньковской культуры нередко встречались яркие, но лёгкие и компактные изделия в степном духе…

     

    Одновременно у славян уже было пашенное земледелие, земледельческо-скотоводческое хозяйство было достаточно разнообразным и развитым.

     

    Письменные же источники, например, византийские, говорят о постоянных миграциях славян, их частых конфликтах с другими народами, где они являлись то нападающей, то обороняющейся стороной, о развитых у славян навыках партизанской войны и боя на воде. Великое переселение народов то возносило различные славянские общности к вершинам военно- политического успеха, то отбрасывало едва ли не к рабскому состоянию ( например, покорённых дулебов в отношении аварского каганата).

     

        данные археологии, и письменных источников говорят об отсутствии стабильности и постоянных изменениях. Именно к ним был приспособлен уклад жизни. Например, небольшие неукреплённые селища, состоявшие из полуземлянок, легко можно было основывать и относительно безболезненно бросать. У славянина было немного громоздких ценных вещей, которые надо было нести собой. Активное использование лодок и небольших судов помогало славянам быстро передвигаться по рекам или морским путём.

     

    Отдельные группы славян, пусть и совсем небольшие, стремились к самостоятельности и автономии. Отдельным группам на достаточно больших и труднодоступных территориях, легче было избежать неприятностей, в очередной раз обрушившихся на их соплеменников, быстро поменять место жительства и «перегруппироваться».

     

    Такой образ жизни способствовал развитию у славян сильного, гибкого рационального интеллекта, способности иметь дело с новым и незнакомым, умению действовать по обстоятельствам, легко менять свои планы и поведение. Древние славяне жили в мире Великого переселения, где не было стабильных и постоянных сообществ, отношений между людьми. Отсюда внимание славянина к отдельному, единичному и неповторимому. Отсюда, например, гибкость и способность к внутреннему разнообразию русского языка, его способность к передаче неповторимых нюансов.

     

    Но славянская рациональность была менее способна к устойчивым, последовательным и стабильным построениям, их реализации на практике.

     

    Но для славян существовала и сфера неизменности, постоянства, нерасчленённости и единства. Которая жестко и последовательно противопоставлялась крайней изменчивости земного мира. Это была сфера сакрального, потусторонний мир.

     

    Например, на городищах отчётливо культового назначения обычно разрозненные славяне собирались вместе. Погребальный инвентарь был в среднем крайне скудным. Хотя, как мы знаем из письменных источников, древние славяне нередко выступали в роли успешных завоевателей. Просто мир иной, видимо, последовательно противопоставлялся в их сознании миру земному. И материальные предметы там были попросту не нужны.

     


    12

    Напрашиваются аналогии и с индийскими представлениями об изменчивом и полном страдания мире сансары, и противоположной ему нирване, слиянии с Брахманом, когда уже всё едино и нет различения чего-либо… Хотя, скорее всего, подобные славянские индийские представления возникли независимо друг от друга.

     

    Таким образом, мы можем предположить, что древним славянам было присуще в их мировосприятии и социальной жизни ориентация на изменчивость и единичность, жесткое противопоставление сакрального и профанного.

     

    Для русских ситуация продолжения Великого переселения сохранялась весьма долго и после «официального» завершения такового. И при всём существенном отличии русских от древнейших славян, у нас сохраняется ориентированность на индивидуальное, единичное и изменчивое ( те же «русский авось» и русская находчивость, креативность).


        также на жесткое разделение сакрального и профанного (например, слишком резкое отличие высоких идеалов и поведения их избранных носителей от повседневной жизненной практики).А также значительная роль территориальных идентичностей, наличие развитых территориальных субэтносов социальных и идеологических квазисубэтносов, не имеющих собственной территории.

     

    Основа традиционного славянского государственного устройства – гегемония. Социальные, территориальные, профессиональные группы сравнительно сильно этнизированны. Среди социально –территориальных групп одна (или с союзниками) возглавляет другие. Нет чётких и постоянных правил и отношений гегемона и народа. Слишком многое зависит от отдельных ключевых фигур. Гегемон должен либо вести успешные завоевания (набеги), либо получать большие доходы от внешней торговли. Иначе он будет вынужден жестоко эксплуатировать и одновременно выглядеть в его


    глазах слабым. Политическое устройство не слишком совершенное, и славянские народы в целом от него отказались. В настоящее время в своём государственном устройстве они сочетают на редкость реальную демократию с большой ролью «внешних влияний», которые одновременно признаются и отторгаются весьма причудливым образом. «Внешнее влияние» частично заменяет «того самого» гегемона. И позволяет поддерживать демократизм и относительное единство внутри самого народа.

     


    Многие аспекты именно в русской культуре определяют два фактора: отделённость и противопоставленность сакрального и профанного, а так же сплочённость и сила малых


    групп в противоположность крупным. Всё это есть у всех народов. Но у русских выражено несколько более сильно. У многих народов наряду с противопоставлением сакрального и профанного, действовал и принцип «что вверху, то и внизу», у русских – ослабленный. И идентичности, отделяющие их от других соотечественников, у русских сильнее, чем у многих народов. Так же у русских очень развита индивидуальность и неповторимость любых общностей,


    их зависимость от конкретных «кадров», лидеров и пр.. Именно благодаря этим двум факторам компактные группы русских, чувствующие свою обособленность от остального народа, очень часто превосходят всех остальных. Как среди


    русских, так и среди зарубежных этносов.


        по этой же причине достоинства и достижения этих ограниченных групп русских, принципы их жизни сравнительно плохо передаются другим группам и в более позднее время.


    Киево — печерские монахи практически сразу же достигли наивысшего уровня


    13

    православной религиозности и монашеского благочестия. Но в этом не были замечены большинством современников, спокойно исповедовавших язычество или синкретические


    формы религии ещё более трёх столетий. Большевики, будучи небольшой сплочённой политической сектой, победили всех и вся. А превратив своё учение в государственную идеологию – почти сразу же её предали…


        литературе, кинематографе, архитектуре и других сферах русской культурной жизни мы многократно наблюдали рождение ярких и совершенных школ и направлений, и их нередко быстрое затухание или деградацию.

     

    Если что русским имманентно присуще независимо от эпохи, так это постмодерн. Постоянная непохожесть русских друг на друга, смешение эпох и стилей. Постоянная изменчивость и текучесть. Русские – сложный, самоизменяющийся коллаж, постоянный в своей изменчивости.

     

    Для русского человека важны общность образа жизни и восприятия мира. Именно так он определяет своих. Национальность, язык, религия, политические взгляды важны во много раз меньше. Потому что к образу жизни, кругу общения и другому реальному взаимодействию всё это не имеет или почти не имеет отношения…

     

    Если кто-то скажет: «Я за русский народ в целом и как таковой» то это индивидуалист и фрилансер, «гражданин мира». Или человек, подобный некоторым оригинальным античным философам, считавшими себя «эллинами вообще», а не гражданами конкретного полиса. Таких очень мало.

     

    Различия славянской и западной научно-технической мыслипоявились ещё в эпоху средневековья. На Западе в большей степени была развита цеховая система, у славян — в меньшей. На Западе уровень качества и специфика изделий был относительно унифицирован. У славян – в меньшей степени. Он имел больше различий и перепадов.


        целом и в будущем западным европейцам больше удавалось открытие общих принципов и законов, которые в основном и были открыты западноевропейцами. Славянам – конкретные изобретения конкретных вещей. Воплощение «истинно славянского» подхода можно считать великого русского инженера Шухова, который отказался от карьеры математика – теоретика ради проектирования конкретных архитектурных конструкций. Аналог Шухова в гуманитаристики – дешифровщик письменности майя Ю.В. Кнорозов. Ещё один славянин — дешифровщик — Б.Грозный,


    расшифровавший письменность хеттов. Но это правило имело немало ярких исключений. Как теоретики большого масштаба среди русских учёных проявили себя М.В. Ломоносов, Д.И. Менделеев. К.Э. Циолковский. К ним нужно прибавить и князя П.А. Кропоткина, теоретика как социальной самоорганизации у людей, так и специфики взаимоотношения между животными. В последнем случае ряд современных западных учёных признаёт превосходство князя над ближайшими последователями Дарвина и отчасти самим Дарвином. Любое трогательное фото с дружащими котёнком и совёнком, если оно не


    фейк – доказательство правоты Кропоткина. … Среди гуманитариев ближе всего к «большой четвёрке П. Сорокин, во многом


    определивший пути развития западной социологии. Очень специфическим славянским учёным был Никола Тесла. Им, с одной стороны, открывались фундаментальные принципы и законы. С другой стороны, некоторые его полумифические машины, вероятно, были ближе к невоспроизводимым произведениям искусства, чем к серийным приборам …

    Семён Резниченко

     

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 59 | Добавил: Elena17 | Теги: семен резниченко
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 748

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru