Web Analytics


Русская Стратегия


"За что можно и должно отдать жизнь, то и надо любить, тому и надо служить. Жить стоит только тем, за что стоит бороться насмерть и умереть: всё оставшееся малоценно или ничтожно. Всё, что не стоит смерти, не стоит и жизни." (И.А. Ильин)

Категории раздела

- Новости [3152]
- Аналитика [2370]
- Разное [555]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

Статистика


Онлайн всего: 20
Гостей: 20
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Январь » 9 » Культурная карта мира и местная культурная специфика (2)
    01:16
    Культурная карта мира и местная культурная специфика (2)

    14

    Своеобразной противоположностью им стали лучшие образцы советской военной промышленности, такие, как автомат Калашникова. Они – именно что соединение славянского и западноевропейского начал. Конкретно – индивидуальная славянская изобретательность и мастеровитость соединилось с логичностью и эффективностью, с в


    хорошем смысле шаблонностью. Во многом это связано со стремлением большевиков в принципе преодолеть славянское индивидуальное, хаотическое и нестандартное начало …

     


    Почему Россия да и другие славянские страны относительно консервативны?

     

    Как раз таки благодаря ярко выраженному индивидуализму и индивидуальному подходу к очень многому. Ограничения и принципы активно обходят, их самих не трогая. К тому же очень принято мигрировать. Кому не нравится — очень часто уезжает. Тоже по славянской очень древней традиции…

     


    Краткая история европейцев (от Атлантиды до наплыва мигрантов)


    Здесь мы попытаемся кратко рассмотреть всю историю европейцев. Мы постараемся сделать это в цивилизационно-культорологическом измерении, включающем в себя этнокультурный, этносоциальный, экономический, и конкретнополитические аспекты.


    На основе отдельных коллективов выживания и имитации их социального устройства строились наиболее известные древнейшие сообщества. Так было и в Европе.


    Первые значительные культурные достижения здесь связаны с создателями мегалитических культур неолита и бронзового века. Их носители создали и знаменитый Стоунхендж, и культура Оркнейских островов в Британии, Тарксиен на Мальте, а так же Аркаим (сооруженный индоевропейцами в соответствии с доиндоевропейской идеологической традицией. Отчасти схожими с ними были и древние города классический майя в Мезоамерике, коллективы ранних кавказцев.


    Вероятнее всего, эти весьма многолюдные, но компактные сообщества строились как единый кровно –родственный коллектив выживания. Где все считались родственниками друг другу (реальными или же искусственными), старшая ветвь управляла коллективом, осуществляя связь с богами – предками, потомками которых был коллектив. Иногда такие квазиродственные коллективы могли достигать нескольких тысяч человек.


    Основой большинства таких сообществ было оседлое земледелие, а связи между коллективами были весьма слабыми. В рамках одной разветвлённой общности выполнялись все значимые социальные функции


    Таким был первоначальный, наиболее древний вариант «общины без первобытности».


    Такие «расширенные» коллективы выживания долгое время были стабильны и эффективны, достигали высокого уровня благосостояния, культуры продолжительности жизни. Однако со временем единство «расширенного» коллектива выживания превращалось в фикцию. Он переставал быть сообществом, где все знают друг друга и чувствуют друг с другом родственную связь. Принципы отношения к относительному чужаку как к условному своему не были отработаны. И единый фиктивный коллектив распадался на несколько реальных, которые отделялись друг от друга. Что происходило


    15

    тем сильнее, чем активнее развивалось общество. Это, помимо прочего, приводило к сознательному уничтожению мегалитический святилищ, таких, как Гёбекли-Тепе, святилища на мысе Бродгар. Старшая ветвь лишалась власти, младшие коллективы обретали автономию и были теперь друг другу «небратьями».


    Можно предположить, что примером уже раздробившегося когда-то подобного целого являются культуры строителей дольменов, в целом более поздние, чем культуры создателей мегалитических сооружений неолита. Вероятно, общество сединой культурой дробилось на множество независимых линий гениалогического старшинства.


    От этих «европейских майя» до нас дошло больше, чем кажется. Например, широко распространённая рождественская трапеза со злаками и свининой появилась ещё у строителей Стоунхенджа. В целом похожей она осталась и у восточных славян.


        целом другая система самоорганизации складывалась у будущих «осевых» народов, индоевропейцев и семитов. Отдельные коллективы выживания у них были небольшими, неразветвлёнными, относительно слабыми. Отдельный коллектив не мог выполнять самостоятельно весь набор социальных функций: некоторые профессиональные, оборонительные и пр. Во многом это было следствием первоначально не слишком мобильного пастушества. Скота на определённой территории можно было выпасать ограниченное количество.


    Зато разные коллективы выживания вынуждены были кооперироваться, активно сотрудничать друг с другом, создавать обширные сети. Вырабатывались гораздо более разнообразные и широкие представления о своих - не только как о членах своего коллектива выживания.


    Таким образом, индоевропейцы и семиты стали первыми создателями обширных воображаемых сообществ. У семитов в этом огромную роль сыграли представления о боге-покровителе, перерастающие впоследствии в монотеизм. Для индоевропейцев такую же роль играли могущественные воинские и жреческие мужские союзы.


    Именно поэтому так же в основном в среде семитов и индоевропейцев возникали религии идеологии Осевого времени. Я уже неоднократно писал о причинах, приведших к их появлению: наличие расколотого синхронного и диахронного целого, политическая раздробленность и наличие культур-предшественников, возможность личного выбора и личной критики, устная религиозная и философская традиция. Так же огромное значение играла установление прочных негосударственных, небюрократичесих связей внутри обширного воображаемого сообщества. Это приводило к появлению представления о «человеке вообще», независимо от принадлежности к коллективу выживания, и необходимости нравственного отношении к нему, формулирования всеобщих нравственных и идейных принципов.


    Индоевропейцы эффективно ассимилировали другие, более древние народы. С одной стороны, воображаемые сообщества выставляли во много раз более сильные воинские контингенты, чем любые коллективы выживания. Они так же резко увеличивали межколлективное взаимодействие, где доминировали их язык и культура, которые достаточно быстро проникали и внутрь коллективов. Одновременно семиты и индоевропейцы активно усваивали культурные достижения древних народов в области земледелия и ремесла, мифологические представления.

     

    16

    Таким образом, возникали новые народы, биологические во многом остававшиеся прямыми потомками древних земледельцев неолита и бронзового века. Но принявшие новый язык, культуру и социальную организацию.


    Очень многие народы «культуры мегалитов» жили на берегу Атлантического океана и Средиземного моря. Они строили круговые постройки, которые иногда бывали затоплены морем при изменении уровня океана. У них была стройная общественная организация и развитый коллективизм, крайне серьёзное и прямолинейное отношение к системе ценностей и религии. Они могли воевать с индоевропейцами и/или их предками. Скорее всего, это и было зафиксировано в платоновском мифе об Атлантиде. Схожее, хотя и отличное предположение выдвигал и известный индоевропеист В.А. Софронов.


        ментальность европейцев сформировалась на основании соединения ментальности строителей мегалитов и пришедших индоевропейцев. С одной стороны – ограниченность, оформленность, коллективизм аборигенов, их замкнутые, чётко структурированные миры. Индоевропейцы принесли индивидуализм, способность к быстрым переменам, изменению границ и конфигурации мира.


        принципе, по схеме похоже на формирование латиноамериканцев. Но всё же это были другие люди в других условиях.


    Основой европейской культуры стала «культура достижения». К которой относятся современные европейцы и русские. И в определённой степени относились античные греки и римляне.


    «Культура достижения» базируется на великих идеях Осевого времени. О полном прекращении страданий в мире, всеобщем единстве и равенстве, исчезновении «своего» и «чужого», установлении бесконечной и вечной гармонии, ничем не омрачённого совершенства. Достигнутый результат здесь становится по настоящему значимым, вечным, неизменным, самодавлеющим.


    Европейцы заимствовали эти идеи в христианстве. Которое, однако, постулировало достижения всего этого только после прекращения «обычной» физической жизни. Как отдельного человека, так и человечества. В этом христианство было солидарно с другими учениями Осевого времени.


    Однако европейцы оказались единственными, кто стремился воплотить эти принципы в мирской, социально-политической жизни. И последовательно делали это из столетия в столетие. Суть такого мировоззрения была наиболее откровенно и концептуально


    сформулирована коммунистами. Коммунизм есть идейная квинтэссенция новоевропейского мировоззрения. В других западных идеологиях эти принципы сформулированы не столь откровенно. Однако достаточно последовательно реализовывались на практике.


    Особым очагом практической борьбы за бесконечное счастье, совершенство и гармонию в реальном земном мире стал Китай (оригинальные философские системы Осевого времени, квазикоммунистические движения и пр.).


    Это предопределило последовательную европеизацию таких стран китайского культурного региона, как Япония и Южная Корея и устойчивость коммунистических режимов в Китае, Северной Корее, во Вьетнаме.


    17

        так же и США, которые считаются оплотом западной цивилизации. Однако в этой стране очень много восточноазиатского и даже доколумбового, причём у самых что ни на есть белых американцев. Прежде всего это культ стандарта и единообразия, невелирование личностной специфики. Эти американцы больше похожи не на своих европейский предков, а на географических соседей и предшественников. Американцы оказались одними из объединителей европейских и неевропейких начал в своей культуре. Если у русских азиатское начало относится к государственности, то у американцев -к общностям среднего уровня (городок, комьюнити, предприятие).


    Европейское средневековое общество не развилось в «новую античность» из-за отсутствия в период развитого Средневековья массового притока рабов дармовых ресурсов с юга и востока, которыми пытались завладеть во время крестовых походов, кторые вцелом провалислись. Поэтому пришлось развивать технологии и совершенствовать свободный профессиональный труд. Поэтому Александр Невский, Саладин и Миндовг – де факто творцы научно-технического прогресса. Так же, как и последующие конкистодоры и колонизаторы, которые снабдили первоначальную технологическую профессиональную и интеллектуальную базу огромными дармовыми ресурсами Нового Света. А в XVII – XX вв. в Европе так инее сложилось единого центра силы и единодержавия. Немцы, французы и шведы проиграли. Россия и англосаксы не дали им добиться победы и одновременно сдерживали друг друга. Что порождало конкуренцию и, следовательно, развитие разных сфер общества, полицентризм и обмен идеями.


    Поэтому новоевропейское (российское) общество ориентировано на достижение целей. Экономического процветания, творческой самореализации, военной победы, получения удовольствия. Цели имеют совершенно самостоятельное значение. И не подчинены принципам физического воспроизводства и сохранения культуры и идентичности. Например, западные (русские) воины ещё в середине XX века решительно жертвовали собой ради победы страны. Очень многие художники, после смерти признанные великими, напряженно занимались творчеством, не имея с этого никакого дохода. Подобные установки ещё в древности существовали у различных индоевропейских народов. И транслировались во вне. Однако были существенно ограничены традиционной культурой. Но именно в период Нового Времени в среде европейских народов ставка на результативность стала основой культуры.


    Что позволило решительно двинуть вперёд все сферы европейского общества.


    Современный постмодерн и модерн в Европе оказались гораздо более выраженными и рельефными, чем были в эпоху Античности. (Тогда во многом сохранялся традиционный уклад сельской жизни, по крайней мере по сравнению с европейской современностью; к тому же переход к неотрадиционализму происходил под влиянием христианства – внутриимперской религии). И не была столь широко растиражированная идеологема «рая на земле». В период Античности постмодерн был более проходным, несамостоятельным явлением. В нем практически сразу стали прорастать побеги неотрадиционализма. В античное время на развалинах одних коллективов выживания сразу начиналось строительство других. Именно неотрадиционную модель общества несли в мир крепнущие меньшинства, такие как христианство.


    Разум по-настоящему поверил в себя, в свою способность открыть и найти всё что угодно. Эта убеждённость освободила его от оков и в сотни раз увеличила силу и эффективность. Огромные духовные и материальные ресурсы, до этого уходившие в другие сферы, поступили в распоряжение науки.


    18

    Результат не заставил себя ждать. Открытия посыпались как из рога изобилия. Они оказались настолько важными и многочисленными, что качественно в небывалом за всю историю объёме изменили жизнь миллиардов людей.


    Средневековье было временем традиционного, устойчивого образа жизни. Мир средневекового человека был чётко очерчен, пространство делилось на своё и чужое. Каждая сфера жизни имела для человека строго определённое значение в соответствии с его социальным статусом, этничностью и пр. И отдельный человек, и сферы его деятельности были чётко оформлены и ограничены. Над всем главенствовали интересы целого, его гармония, будь то отдельная сельская община, или христианский мир, или вселенная. Смыслом обществ было физическое и культурное воспроизводство, воспроизводство идентичности


    Но появляется культура Нового времени. Важнейшая причина её появления – антично-полисные корни, характерные для всех европейцев, не только для прямых наследников античности, но и для германцев и славян. Для такого общественного устройства и сопряженного с ним менталитета характерны самоуправление, свобода личности, соревновательность. Современная европейская государственность (так же как и средневековая) фактически является гибридом полисного устройства с военно-бюрократическим (с основой на полисном). Синтез полиса и деспотии был уже характерен для Древнего Рима. В новой Европе он стал ещё более глубоким.


    Как показала та же Античность, развитое полисное начало приводит к чрезвычайно резкому росту уровня развития экономики и культуры, свободы нравов и самовыражения, росту политической активности. Всё это приводили к росту потребностей. А рост потребностей – к росту экономики.


    Развитию науки в огромной степени способствовало христианство. Оно постепенно десакрализировало материальную Вселенную, разрушило представление об иерархии населяющих её богов и духов. Это способствовало появлению естественно-научного интереса к миру, появлению научного эксперимента. К тому же в зрелом средневековом христианстве получило развитие система логического обоснования религиозной истины – истины единственно верной. Это вызвало огромный всплеск внимания к точности и достоверности доказательства, что впоследствии перешло в науку.


    Наука, культура и экономика поддерживали рост друг друга в небывалом в истории человечества масштабе, что позволило кардинально изменить жизнь людей. И появилась надежда, что блаженства и гармонии можно будет достичь средствами улучшения земной жизни.


    С началом Возрождения и Нового времени все проявления человеческой жизнедеятельности стали обретать самостоятельное значение. Все они стали бурно развиваться независимо от влияния этого развития на интересы социального и культурного целого. Эти достижения обрели самостоятельную ценность. Независимую от интересов целого и его воспроизводства.


    Всё это решительно доминировать над носителями традиционной культуры. Не обладающими новыми, совершенными достижениями науки и техники, социальной организации. И порой не имеющими столь мощного боевого духа.


    Одновременно резко индивидуализировался и стал терять связь с целым и отдельный человек. Он, как и сферы человеческой жизни, приобрёл самостоятельное значение.


    19

    Человек принялся бурно удовлетворять собственные потребности, реализовывать личные качества. И всё это – без оглядки на интересы целого. Оно стало распадаться. Стабильные границы своего и чужого стёрлись или стали проводиться произвольно и быстро меняться. Социокультурное и национальное целое стало постепенно распадаться, ведь разделение на «своё» и «чужое» ведёт к созданию границ, очерчиванию целого, а это целое подавляет и организовывает отдельного индивида. Уничтожение границ деления на «своё» и «чужое» освобождает человека от контроля целого. Человек и реализация его целей и потребностей так же обрели самостоятельное значение.


    Сначала настал черёд местных общин, сословий. Они приносились в жертву пока ещё общему: государствам и нациям. В эпоху постмодерна настал и их черёд. Наступила эпоха полной атомизации.


    Приходу постмодерна на смену модерна способствовало исчерпание возможностей для развития экономики жизнеобеспечения и самообороны. Теперь основой стала престижная экономика с потреблением ради потребления, обусловленным потребностями в самоутверждении комфорте для огромных масс людей. А так же две мировые войны, когда в жертву эффективности и абстрактным идеалам были принесены основные социальные и бытовые устои.


    Теперь уже «культура достижения» подрывала жизнеспособность европейских этносов. В жертву социально-экономической эффективности были принесены институты, обеспечивающие физическое и культурное воспроизводство (община, семья). В жертву достижению целей (военной победы, карьерного роста и пр.) были принесены лучшие представители общества. Кто-то из них погиб, кто-то не оставил потомства. К тому же в комфортном и богатом обществе альтруизм и высокая компетентность, способности перестали быть востребованными. Всё можно было получить и без них. К тому же современная западная (российская) элита ради сохранения власти и увеличения прибыли преспокойно уничтожает собственные народы ( культурная парадигма, развившаяся до абсурдного уровня). Поэтому в наше время западное общество потеряло способность попросту воспроизводить себя.


    Фактически развитое традиционное земледельческое общество с городами, письменностью и мировыми религиями стало вершиной развития человечества. Оно могло гибко приспосабливаться к различным резким изменениям, воспроизводить в самых непростых ситуациях свою идентичность, обеспечивать физическое воспроизводство. «Надстройка» такого общества в виде высокой культуры и политических институтов опиралась на разветвлённую систему коллективов выживания.


    Такое общество действует как единая система, направленная на выживание. Прежде всего


    – на него. И на выживание не только физическое, но и духовно-идеологическое. Этому способствовала ведущая в таком обществе роль земледельческого труда, военного дела и религии: земледельцы добывали пропитание для всего общества, священники обосновывали божественность, незыблемость и святость традиционной организации общества, воины защищали социум.


    Все сферы такого социума были соразмерны и подчинены единому замыслу. Не допускались ни чрезмерное «утяжеление» отдельных частей, ни чрезмерное ослабление. Такое общество могло что-то недополучить в плане благосостояния, политических


    свершений и достижений культуры, но оно сохраняло гибкость и «многофункциональность».


    20

        началом Нового времени европейцы пошли по другому пути – пути самостоятельного развития различных сфер общества. Результаты их развития приобрели самостоятельно значение. Так произошёл переход от культуры выживания» к «культуре достижения».


    Составляющие общества перестали развиваться, исходя из необходимости укрепления стабильности системы жизнеобеспечения, религии и сельского хозяйства. Сферы социума теперь развивались по собственной логике и стали считаться самоценными. Теперь они могли вступать в конфликт друг с другом, общей системой общества и жизнеобеспечения. Объявление всей Вселенной «своим» миром привело к разрушению границ и внутренней структуры мира собственного.


        какой-то мере также поступили древние греки. Они перестали мыслить об обществе как о развитии сельского хозяйства и укреплении традиционных институтов и стали приобретать богатство непосредственно, само по себе на основе развития ремесла, торговли и военного наёмничества.


    Самостоятельное развитие сфер общества, профессий, наук и искусств потянуло за собой резкую индивидуализацию человеческой личности. Наряду с обвальным ростом могущества и богатства это способствовало развалу коллективов выживания.


    Самостоятельное развитие разных сфер человеческой жизнедеятельности приводило ко всё более быстрому, массовому и непосредственному удовлетворению различных человеческих потребностей и способов их удовлетворения и в пище, и в престижных предметах, и в самореализации. Причём это удовлетворение происходило не в системе физического и духовного самовоспроизводства общества, а всё больше и больше – вопреки ей.


        эпоху модерна на место священников пришли интеллектуалы и деятели искусства, которые вместо незыблемости и вечности стали отстаивать и создавать новшества и изменения, на смену воинам – буржуа, на место крестьян – рабочие. Люди, вместо того, чтобы защищать и кормить общество, теперь производили богатство. Они изрядно расшатали систему выживания общества, заменив самое важное второстепенным, хотя и значимым. Но общество модерна ещё способно было воспроизводить материальные и духовные ресурсы и защищать себя.


    При постмодерне на место интеллектуалов пришли шоумены и спортсмены, на место промышленной буржуазии – финансовый капитал и компании, работающие в сфере Интернета, на место рабочих – бармены, проститутки и аниматоры. При постмодерне только распределяют, но больше ничего не производят. Система жизнеобеспечения окончательно разрушается. Европейское общество больше не способно воспроизвести и защищать себя. Вообще продуцировать что-либо.


    «Культура достижения» развилась до самоубийственного абсурда. На место масштабных целей, достижение которых требовало планомерного труда и лишений, пришло массовое «обожествление» сиюминутного удовольствия, власти или богатства. Жизнь строится по принципу «пира во время чумы». О будущем большинство западных людей по настоящему не заботиться. Полностью потеряно ощущение исторической перспективы.


    Конечно, влияние глобального европеизированного мира на неевропейские культуры нельзя сбрасывать со счетов. Ведь глобализм в последние десятилетия несёт не столько новые идеалы и жизненные ориентиры, но более удобные и эффективные бытовые


    21

    практики. Которые помогают реализовывать потребности, общие для всех людей. С которыми редко борются даже последовательные ретрограды.


        эти практики исподволь разрушают традиционный уклад. Поэтому, например, постепенно снижается рождаемость во многих исламских странах. Пусть и не до западного уровня. Но всё же.


    Европейские лидеры и идеологи, отказавшись от самих себя ради эффективных бытовых практик, могли даже рассчитывать на постепенную победу надо всеми и вся. Однако такая политика слишком быстро уничтожает европейские народы – основу глобализма. А вместе с ними – и эффективную экономику. Социальная система общества глобального потребления слишком быстро пожирает саму себя. Насущным становится появление нового.


    Ещё на заре эпохи просвещения такую судьбу цивилизации предсказал известнейший разработчик философии истории Джамбаттиста Вико: «Наиболее значительная идея заключалась в том, что именно различная душевная организация людей, сначала почти животная, а затем постепенно гуманизировавшаяся, порождала соответствовавшие ей нравы, социальные и государственные институты на каждой ступени – от безгосударственной разъединенности гигантов до народной республики и абсолютной монархии. Сила творческой фантазии идет на убыль, её место занимают рефлексия и абстракция. Прокладывают себе дорогу справедливость и естественное равенство, разумная природа людей, «которая только и является человеческой природой». Но человеческая слабость не позволяет полностью достичь совершенства или удержать его. Народ, приближающийся к совершенству, оказывается жертвой внутреннего нравственного распада, возвращается в прежнее варварство и начинает тот же жизненный путь».


    Итальянский философ опирался на разработки античных мыслителей, которые уже имели опыт наблюдения за взлётом и последующим крахом культур. И на этой основе пришли к выводу о циклическом развитии цивилизаций.


    Относительно короткие циклы становятся частью более длительных: например, становление и крушение античности укладывается в «осевое время», так же как и развитие европейской цивилизации – от Средневековья к Новому времени и постмодерну. Оба этих цикла укладываются в общий цикл повышенной культурно-исторической активности «осевого времени». Возможно, «осевое время» – часть более крупного глобального цикла.


    Каждый цикл только в самой общей схеме повторяет предыдущий. В конкретно-историческом измерении история никогда не повторяется. Исчезают и появляются новые народы, необратимо изменяется техника, религиозные и этические представления.


        рамках Европейского осевого времени сохраняется общая схема. Бедное, жестко организованное, коллективистское и консервативное общество постепенно развивается в богатое, высокоразвитое, ориентированное на инновации и индивидуализм. Последнее уничтожает само себя, уничтожая национальные коллективы выживания и доводя до опасной степени развития свои особенности. Потом всё возвращается к изначальному, консервативно-коллективистскому состоянию, но на основе новых этносов, религий и ценностных систем.

     

    22

    Такова система развития цивилизаций европейского типа: затяжной и чрезмерно активный подъём, за которым следует резкое и жестокое крушение, потом начинается развитие во многом новой цивилизации, которая усваивает только самые эффективные и необходимые достижения предыдущей.


    Вряд ли на смену современной Европе придёт знакомые нам мусульманский восток и отчасти Африка. Мигранты теряют громадные пласты своей культуры параллельно с европейцами. Это будет не то и не другое с некоторыми сохранившимися элементами всех этих культур…

    Семён Резниченко


        Европе ослаблены самоорганизация и воспроизводства, у мигрантов навыки хозяйствования. В результате в Европе не будет ни европейской, ни азиатско-африканской культуры. Скорее всего, возникнет культура новых неофеодальных сообществ.

     

    Развитие Передней Азии.

     

    История Передней Азии определялась открытостью для миграций, хорошим климатом при его постепенном ухудшении. И теснотой. Недаром древние ближневосточные селения нередко состояли из одного или нескольких укреплённых «общежитий», состоящих и церемониального двора и маленьких семейных «квартир».

     

    Именно из-за этого Передняя Азия стала одним из очагов возникновения земледелия. Охотники-собиратели размножились, им стало не хватать места. Наиболее слабые из них вынуждены были довольствоваться малой территорией и потому перешли к земледелию. Позже они размножились и усилились, стали быстро и далеко расселяться. Накопившие запасы зерна стали строить для их защиты городские стены.

     

        это время часть земледельцев и скотоводов была вынуждена спуститься в заболоченные долины больших рек. Там оказалось возможным получать гораздо большие урожаи, чем на нагорьях, но при условии масштабной ирригации. Ирригация потребовал организации больших масс народа. Поэтому вначале в долинах рек возникла высокая храмово – городская культура, потом – первые империи.

     

        начале железного века регион вступил в стадию политического объединения и культурного синтеза. Возникли Ассирийская и Нововавилонская державы, объединявшие под своей властью совершенно не похожие друг на друга территории. Всё большую роль играл военный фактор, который привёл к созданию персидской державы Ахеменидов.

     

    Ахемениды попытались создать и синтетическое искусство, включавшее в себя наработки разных народов Передней Азии. Ахемениды активно способствовали распространению арамейского литературного языка. Синтез стал развиваться гораздо активнее после походов Александра Македонского, теперь в нём очень активно участвовала и античная культура.

     

    Кульминацией синтеза стало появление ислама, который позволил создать стабильную систему организации и самоорганизации общества на основе опыта разных народов. Государства теперь могли легко возникать и гибнуть, не меняя существенно уклада жизни.


    23

    Сейчас этот синтез находится под серьёзной угрозой, исходящей одновременно от исламского фундаментализма и вестернизации. Обе угрозы «идут рука об руку»: фундаментализм редуцирует и обедняет социальную жизнь, уничтожает её светскую составляющую. И, таким образом, делает общество неспособным обеспечивать своё существование. Вестернизация также ставит обпереднеазиатское общество в зависимость от материальных и культурных ценностей, имеющих внешний источник.

     

    Эллинизм и западная культура Нового времени.

     

    Проникновение западной цивилизации в другие региона мира во многом сходно с проникновением античной культуры в страны Востока в эпоху эллинизма. Новые технологии, эстетические концепции активно использовались, но они не превращали восточные общества в аналог Древней Греции.

     

    Проникновение западной культуры в Новое и новейшее время мало где, за исключением некоторых стран Дальнего Востока, привело к полноценной вестернизации. Но, в отличии от эллинизма, взаимодействие с западной культурой гораздо сильнее трансформировало и деформировало традиционные институты незападных обществ. Например, традиционное хозяйство (земледелие, скотоводство и пр.) часто или исчезло, или потеряло свою значимость, перестало удовлетворять потребности населения. При том, что современное промышленное или сельскохозяйственное производство западного типа, образ жизни внедрялись в жизнь в этих сообществ в той или иной степени ограниченно. В эпоху эллинизма же традиционное хозяйства менялось незначительно.

     

    Поэтому восточный эллинизм стал важным этапом формирования средневекового и современного восточного общества с местной культурно-хозяйственной основой. Влияние современной западной культуры породило стойкую зависимость от не, особенно в материальном, хозяйственной отношении. Но не привело к появлению эффективных механизмов её воспроизводства, за исключение «азиатских тигров», Малайзии, отчасти – Китая, Турции, Тайланда. Что стимулировало мощный приток мигрантов на Запад из незападных регионов.

    Семён Резниченко

     

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 145 | Добавил: Elena17 | Теги: семен резниченко
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1170

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru