Русская Стратегия


"Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжко его унижение, но пробьёт час, он соберёт свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу." (И.А. Ильин)

Категории раздела

- Новости [2927]
- Аналитика [2125]
- Разное [365]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Май 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Май » 2 » В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт. Кому наследует РФ. На путях исторического мародёрства (1)
    22:51
    В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт. Кому наследует РФ. На путях исторического мародёрства (1)

    Книгу можно приобрести на портале журнала

    «Голос Эпохи» www.golos-epohi.ru

    В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт. Кому наследует РФ. Русское зарубежье и зарубежные соотечественники (5)

    Одержав победу в Гражданской войне, сторонники советской государственности последовательно уничтожали людей, памятники, символы, олицетворявшие Российскую государственность, основанную на православном христианстве. Это не было импровизацией, или случайностью в деле строительства красной Вавилонской башни. Отцы – основатели СССР, считали Россию всего лишь плацдармом для разжигания мировой революции, а посему она рассматривалась как нечто чуждое, даже если не сказать, враждебное.

    Однако очень скоро выяснилось, что мировая революция отодвигается в будущее на неопределённый срок. А посему, наиболее прагматичная часть большевицких вождей переориентировалась на строительство социализма в одной отдельно взятой стране. Этот процесс органично дополнило историческое мародерство.

    Те, кто знаком с батальной живописью второй половины девятнадцатого века, хорошо представляет себе картину выдающегося русского художника-баталиста В.В. Верещагина «Победители», на которой запечатлен эпизод из Русско-турецкой войны 1877–1878 гг.

    По полю боя, судя по всему, только что закончившегося победой турок, бродят победители, обирающие убитых и добивающие раненых русских воинов. На переднем плане своего полотна В.В. Верещагин изобразил группу турецких солдат – аскеров. Один из них, сидя на земле, натягивает сапоги, снятые с убитого русского солдата. Рядом ещё несколько турок обступили своего товарища. Этот аскер уже успел напялить мундир убитого русского офицера и водрузил себе на голову русскую офицерскую фуражку. Окружившим своего однополчанина турецким солдатам весело. Они смеются. А один из них издевательски отдает ему честь.

    Именно так поступили большевики, когда поняли, что их цель № 1 – мировая революция, не реальна. Вместо того, что бы покаяться за свои преступления, они стали делать вид, что конечная цель – мировая революция, ни куда не делась, она не снята с повестки дня, а просто отодвинулась во времени.

    Кстати, о покаянии. В известной повести А.И. Куприна «Купол Св. Исаакия Далматского», посвященной походу Северо-Западной армии на красный Петроград осенью 1919 г., есть эпизод – вывод белыми на расстрел двух пленных красных.

    Когда белый офицер предложил им как русским людям по обычаю покаяться перед смертью, первый ответил бранью, а второй, судя по одежде, матрос, с трудом дотянувшись до уха офицера, насколько позволяли ему связанные руки, тихо, но убежденно сказал: «Бог не простит!»(1)

    Если такое признание сделал красный балтийский матрос, образно говоря рядовой чернорабочий революции, что же можно сказать о революционных вождях! Тем более что матрос это сказал в 1919 г. А сколько ещё преступлений совершили советские вожди и их сторонники в последующие годы! Во сто крат был прав И.Л. Солоневич, когда говорил про Сталина, что из всех людей человечества, вероятно, он ближе всего стоял к престолу Сатаны.

    На их фоне Ульянов (Ленин) в известной степени может быть достоин уважения за свою последовательную антироссийскую политику, без исторического мародёрства. В то время как Джугашвили (Сталин) стал прибегать со второй половины 1930-х гг. к историческому мародёрству всё более масштабно и агрессивно. Что не мешало ему говорить о себе: «Я всего лишь скромный ученик великого Ленина».

    В таком случае можно сказать, что советский диктатор творчески «обогатил» и «дополнил» политику своего учителя.

    В первые годы советской власти неукоснительно выполнялась ленинская установка на уничтожение памятников русским царям и их слугам. При непосредственном участии вождя мирового пролетариата в Московском Кремле был низвергнут с постамента памятник Царю-Освободителю Александру II. Сам мемориал, сооруженный в конце XIX в. полностью уничтожили. Был уничтожен поклонный крест на месте гибели московского генерал-губернатора Великого князя Сергея Александровича, убитого бомбой, брошенной революционером-террористом А. Каляевым.

    Весной 1918 г. по распоряжению московских властей во главе с большевиком Л.Б. Каменевым (Розенфельдом) был низвергнут памятник национальному герою России генералу М.Д. Скобелеву. По времени это совпало с капитуляцией Советской России перед Центральными державами, на стороне которых в 1914–1918 гг. воевала Турция.

    Вместо генерала Скобелева Скобелевскую площадь украсила гипсовая статуя Советской Конституции, которая, кстати сказать, не долго простояла на этом месте. Поскольку быстро стала разрушаться. В прямом смысле этого слова.

    Воинское Братское кладбище, замышлявшееся как мемориал героев и жертв Второй Отечественной войны 1914 г., с 1918 г. стало превращаться в расстрельный полигон МЧК. По некоторым сведениям, в годы Гражданской войны 1918–1920 гг. на нем было расстреляно около 10 тыс. человек. Но хоронили на нём и после окончания Гражданской войны, в частности разбившихся красных военлётов – неподалеку находилось летной поле – печально знаменитая Ходынка. Закрыли кладбище в 1925 г. С 1932 г. его стали планомерно уничтожать. По моему, довершали это процесс в 1970-е гг.

    В последующие годы в Москве был уничтожен храм Казанской Божьей Матери на Красной площади – памятник в честь изгнания иноземцев из Москвы в начале XVII в. Был взорван храм Христа – Спасителя, построенный на народные деньги и бывший всенародным памятником победы России в Отечественной войне 1812 г. над наполеоновской Францией. А ещё раньше был разрушен памятник Царю – миротворцу Александру Ш рядом с этим храмом – памятником.

    Была разрушена Триумфальная арка на Садово – Триумфальной площади. Так же была воздвигнута в честь победы России над Францией.

    Здесь надо напомнить о том, что на месте Казанского собора в разное время (советское, разумеется, прим. Автора) располагались ремонтная мастерская, пивная палатка и общественный туалет. На месте храма Христа – Спасителя первоначально планировали возвести Дворец Советов. Когда эта идея оказалась не реализованной, то на месте храма был сооружен открытый бассейн «Москва».

    На месте царского мемориала в Московском Кремле в 100-летнюю годовщину со дня рождения вождя мирового пролетариата был установлен ещё один памятник «вечно живому».

    Согласно сведениям, приведённым в фотоальбоме известного писателя и историка П.Г. Паламарчука «Сорок сороков», изданного за границей в конце 1980-х гг., в 1980-х гг., т. е. к началу перестройки от былых Московских «сорока сороков» оставалось всего лишь несколько десятков действующих православных храмов и ни одного монастыря. Причем автор, специально оговорился о том, что в это число включены бывшие сельские храмы, который украшали подмосковные деревни, в дальнейшем поглощённые Москвой, по мере её территориального роста.

    В С.-Петербурге, переименованном в Ленинград, был взорван храм – памятник погибшим в Русско – японскую войну 1904–1905 гг. русским морякам. Он назывался храм Спаса – на – водах.

    Был взорвана Знаменская церковь на одноименной площади у Николаевского вокзала.

    В Казанском соборе на Невском проспекте, который так же был памятником победы России в войне 1812 г., был открыт музей истории религии и атеизма.

    Основательно был разрушен Ярославль, во время его осады советскими войсками летом 1918 г.

    Свой мартиролог взорванных и уничтоженных храмов и памятников был в каждом мало – мальски значительном российском городе.

    В советское время были осквернены могилы прославленных русских полководцев – генерала М.Д. Скобелева в его бывшем имении в Рязанской губернии, фельдмаршала графа М.Ф. Каменского, в его имении Сабурово в Орловской губернии. В соседней Тульской губернии была уничтожена могила контр – адмирала В.В. Руднева – командира легендарного крейсера «Варяг». На Бородинском поле – поле русской ратной славы был взорван памятник генералу князю П.И. Багратиону.

    Была осквернена церковь – усыпальница в подмосковной усадьбе Осташево, в которой был погребен князь императорской крови Олег Константинович Романов – младший сын знаменитого поэта К.Р. – Великого князя Константина Константиновича. Молодой князь офицер – кавалерист погиб в самом начале Великой войны 1914 г., в перестрелке с германским патрулем в Восточной Пруссии он был смертельно ранен.

    Разумеется, сторонники советской государственности воевали в первую очередь не с памятниками, а с людьми, с теми, кто олицетворял столь ненавистную для них Россию.

    На протяжении 1920 – 30-х гг. в СССР продолжались репрессии против «бывших». Они имели мало общего со стихийными самосудами 1917 г. и даже с красным террором времён Гражданской войны. Но от этого преступление не перестает быть преступлением. Тем более что осуществлялось это карательными службами режима, который сам по себе был не легитимным и преступным.

    В 1921 г. по «таганцевскому делу», или по делу Петроградской боевой организации, было расстреляно около ста человек, преимущественно это была столичная интеллигенция, бывшие офицеры и дворяне. Но были среди осужденных и матросы красного Балтийского флота, и сестры милосердия, в частности Голенищева-Кутузова, и простые обыватели. Списки арестованных и расстрелянных по таганцевском «делу» пестрят дворянскими фамилиями – собственно сам профессор Н.С. Таганцев, О.В. Голенищева-Кутузова, Н.С. Гумилев, Л.Н. Бенуа, фон Крузенштерн, Скарятина, Дурново, Раевский, Черносвитов.(2)

    В 1925 г. в Петрограде несколько десятков дворян были осуждены по «делу лицеистов». В частности князь Н.Д. Голицын и граф А.А. фон Сиверс.

    В 1928 гг. в Москве прошли аресты военспецов работавших в «Вохимтресте». Были арестованы бывший генерал В.Н.Деханов, В.Л. Дымман, Н.В. Шульга, В.С. Михайлов. Их расстреляли.

    1929 г. – «год великого перелома» по определению Сталина, год начала коллективизация, переломившей хребет русскому и российскому крестьянству ознаменовался новыми репрессиями против «бывших».

    В 1930 г. начались аресты по крупномасштабному «делу» «Весна». В Москве были арестованы бывшие генералы А.А. Свечин, С.Г. Лукирский, А.Г. Лигнау А.Е. Снесарев и многие другие.

    В Петербурге, называвшемся тогда Ленинградом, было раскручено «дело» бывших офицеров лейб – гвардии Московского полка. Был арестован и приговорен к расстрелу бывший гвардейский офицер полковник П.М. Яковлев. В 1917 г. он стал последним командиром полка. Причем командиром выборным. Параллельно с «делом» бывших офицеров лейб-гвардии Московского полка, ОГПУ раскручивало и другие «дела» против бывших офицеров в бывшей столице.

    Аресты прошли в Киеве. Здесь главным фигурантом в «деле» «Весна» назначили бывшего генерала, известного военспеца В.А. фон Ольдерогге. Именно он в 1919 г. разрабатывал военные планы красным на Восточном фронте, которые привели к разгрому армии адмирала А.В. Колчака.

    Всего же по «делу» «Весна» и смежным с ней «дел», было репрессировано 10 тыс. бывших офицеров. Аресты проводились сотрудниками ОГПУ в Москве, Петербурге, Киеве, Одессе, Харькове, Воронеже и других городах СССР.(3)

    Отечественные историки считают, что эта репрессивная кампания ОГПУ явилась своеобразным мостиком, или связующим звеном, между красным террором эпохи военного коммунизма, который был направлен против эксплуататорских классов, и сталинским «большим террором», который, с точки зрения коммунистов, несправедливо обрушился на своих – на красных.

    Общее, у арестованных было одно – они были в 1917 г. офицерами и генералами Русской армии. Но сами по себе они были людьми довольно разными. Были те кто, дав присягу большевикам, служили им верой и правдой и на момент ареста продолжали служить в РККА. Например, бывший генерал Ольдерогге.

    Другие, после демобилизации, проведённой советской властью в начале 1918 г., на военной службе больше не состояли, как бывший полковник Яковлев.

    Из центральных регионов репрессии перекинулись за Урал, в Сибирь.

    В 1933 г. ОГПУ был арестован бывший главнокомандующий войсками Уфимской директории генерал В.Г. Болдырев. Он ещё в начале 1920-х гг. был амнистирован советской властью, работал в Сибирской краевой плановой комиссии, писал труды по проблемам экономического и хозяйственного развития Сибири. ОГПУ завело на него «дело» о «контрреволюционной белогвардейской организации», в которую, помимо самого генерала Болдырева, входили служившие в армии адмирала А.В. Колчака, и, на тот момент проживавшие в Сибири, бывший полковник Х.Е. Бутенко, бывший военный врач Н.П. Шавров, бывший товарищ министра финансов в правительстве адмирала Колчака Г.А. Краснов, бывший капитан И.А. Лаксбург и ряд других лиц из числа «бывших».

    Репрессии органами ОГПУ – НКВД против бывших в данном регионе – в Кузбассе, проводились и в последующие годы.(4)

    До сих пор историки не приходят к единому мнению, что послужило причиной репрессивной кампании конца 1920-х – начала 1930-х гг. Был ли действительно заговор среди военспецов, служивших в РККА, или всё это было сфабриковано ОГПУ? Были ли связи у арестованных военспецов с русской военной эмиграцией в лице руководства Русского Обще – Воинского Союза – РОВС, который в тот момент возглавлял генерал от инфантерии А.П. Кутепов? Насколько опасен этот гипотетический заговор был для советского режима?

    Если принять точку зрения, сводящуюся к тому, что заговор действительно был и что именно поэтому агенты ОГПУ поторопились убить генерала Кутепова в Париже, в начале 1930 г., то она так же свидетельствует не в пользу сторонников советской государственности. Ибо тогда придётся признать, что в СССР было широкое недовольство советскими порядками и были предпосылки для начала нового раунда Гражданской войны, войны за освобождение России от советской власти.

    Косвенно в пользу такой версии свидетельствует судьба бывшего генерал – лейтенанта Н.А. де Роберти. Кадровый офицер Российской Императорской армии, он принял участие в Гражданской войне на Юге России. Служил вместе с генералом А.П. Кутеповым. Однако оказался замешанным в темные делишки, несовместимые в офицерским мундиров и честью, за что был осужден и с позором изгнан из рядов Белой гвардии. Оставшись на Юге России, он был арестован красными, доставлен в Москву и в 1920–1922 гг. находился в заключении. Советской властью был помилован и принят на службу в РККА. Он был завербован ВЧК – ОГПУ.

    Будучи в служебной командировке в Берлине, встречался со своим бывшим начальником генералом Кутеповым и в удобный момент, когда они остались наедине, успел сказать ему о том, что является советским агентом и что ОГПУ готовит на него покушение. Увы, это признание не спасло генерала Кутепова. Согласно последним данным, он был убит советскими «рыцарями плаща и кинжала» при попытке похищения в Париже, в январе 1930 г. Но, де Роберти, думается, за этот поступок многое простится. Тем более что, вернувшись в Москву, он сознался своим «кураторам» с Лубянки в том, что предупредил генерала Кутепова о грозящей ему опасности. Чекисты его расстреляли.(5)

    Независимо от «дела» «Весна», в начале 1930-х гг. сталинский наместник в бывшей столице – Петербурге, секретарь ЦК ВКП (б) С.М. Киров провел масштабную операцию по очистке города от «бывших». Примерно 10 тыс. семейств «бывших» – дворян, купцов, нэпманов, священников, были в административном порядке высланы из города на Кольский полуостров, а некоторая часть в Вятку. Так С.М. Киров пытался решить жилищную проблему в пользу рабочего класса.

    Чекисты раскрывали всё новые и новые антисоветские группы – «церковно – монархические», «кулацко – эсеровские» и прочие.

    В 1929 г. ОГПУ в Москве был арестован совслужащий из «бывших» О.В. Волков. Он переправлял за границу свои очерки и фельетоны, высмеивающие советскую действительность. Публиковался он под псевдонимом, но ОГПУ его «вычислило». Волков был осужден и этапирован на Соловки. К тому времени Соловки уже приобрели зловещую, поистине всероссийскую, или всесоюзную известность.

    После падения белого фронта на Русском Севере, знаменитый монастырь основанный Преподобными Зосимой и Савватием был закрыт и превращён в первый крупный советский концентрационный лагерь, который снискал такую славу. Помимо собственно самих Соловецких островов, он включал в себя структуры в районе Холмогор. Там проводились чекистами расстрелы сдавшихся в Крыму врангелевцев, а затем кронштадтских матросов ещё в самом начале 1920-х гг.

    О своих мытарствах по тюрьмам, лагерям и ссылкам, О.В. Волков оставил воспоминания, который вышли в России массовым тиражом ещё при жизни автора в начале 1990-х гг. «Погружение во тьму».

    В своих мемуарах он отмечает одну характерную деталь советской действительности. Попав на Соловки в первый раз в 1929 г., он оказался среди людей одного с ним воспитания, одного с ним круга, близких по духу людей, принадлежавших, как и он сам к дореволюционной России. Они, так же как и Волков отбывали свои срока по обвинению в контрреволюции.

    Когда С.В. Волков попал второй раз в заключение на Соловки, то он не мог не обратить, внимание на то, как резко за считанные годы изменился социальный состав заключенных. Это произошло в 1931 г.

    Вот что он писал об этом в своей книге «Погружение во тьму» -

    «Состав Соловецких заключенных существенно изменился. Становилось все меньше чистокровных «контриков» – народу, принадлежавшего непосредственно дореволюционной России. Соловки уже вбирали потоки лиц, связавших свою судьбу с советским строем, составлявших промежуточное поколение: бывший офицер оказывался на проверку прапорщиком. Присягавшим Временному правительству; сосланный специалист – сыном, а то и внуком помещика, отпрыском прежних «особо первых четырех классов». То был народ, уже воспринявший отчасти новые психологию, принципы, критерии морали. Вошедшие к тому времени в моду процессы вредителей, поставляли в лагерь первые партии советской интеллигенции, техников и инженеров уже послереволюционной формации. Этому контингенту были непонятны настроения тех, кто почитал Октябрьскую революцию крушением России, а выкорчевывание религии – сталкиванием народа в пропасть одичания и бездуховности. Верующих и противников большевиков они относили к ретроградам, приверженцам изжитых идеологий. И если между «нераскаявшимися» и «просветившимися» еще не было враждебности, как приключилось позднее, когда лагерь наводнили разжалованные коммунисты, то определились непонимание и отчужденность».(6)

    После убийства 1 декабря 1934 г. сталинского наместника Кирова, в Петербурге, называвшемся в те годы Ленинградом, НКВД осуществило масштабную операцию «бывшие люди», название которой говорило само за себя. Она началась в феврале 1935 г. Масса петербуржцев была репрессирована с формулировкой «социально – опасный элемент». Они составили «кировский поток». Причем те, кто отделался в 1935 г. относительно мягким наказанием, скажем ссылкой, то в 1936–1938 гг. большинству из них приговоры пересмотрели и заменили на расстрел.

    То же самое можно сказать и о военспецах, осуждённых по «делу» «Весна». В большинстве случаев приговоры были пересмотрены и заменены на расстрел. Тем же закончились в большинстве случаев и повторные аресты бывших военспецов, тех, кого арестовали в 1930 г, а потом, «разобравшись» выпустили на свободу.

    Завершающий удар по «бывшим» советская карательная машина нанесла во время сталинского «большого террора» 1936–1938 гг.

    Во второй половине 1930-х гг. началась кампания по переписыванию истории России по советским лекалам. Сталиным и его кликой, были «реабилитированы» некоторые персонажи Отечественной истории и их стали трактовать в угодном советскому диктатору ключе.

    Первый, кто оказался в этом ряду, был поэт А.С. Пушкин. В СССР был пышно отпраздновано 100-летие со дня его смерти. Были выпущены почтовые марки, началось переиздание его произведений массовыми тиражами.

    Под «реабилитацию» попал Св. Блгв. Князь Александр Невский. В 1938 г. знаменитым советским кинорежиссером С. Эйзенштейном был снят художественный фильм о битве русских дружинников с немецкими рыцарями и ландскнехтами на Чудском озере в 1242 г. Людям не советской формации бросалась в глаза одна деталь – князь Александр Ярославич – христолюбивый воин, ни разу не осенил себя крестным знамением. Ни разу не перекрестились и его дружинники. По ходу фильма нет ни одного богослужения. Про Господа Бога русские воины не вспоминают.

    В 1940-х гг. был учрежден советский орден Александра Невского. Орден Александра Невского существовал и до революции в России. Но, как и всю русскую наградную систему, его отменило в конце 1917 г. советское правительство.

    А ведь ещё совсем недавно постановлением ОГПУ в 1930 г. был расстрелян «бывший» князь А.А. Вадбольский. Воспитанник Пажеского корпуса, бывший офицер, князь Вадбольский неоднократно арестовывался ОГПУ. Был в заключении на Соловках. В 1930 г. его привезли из Тобольской ссылки в Москву, где обвинили в принадлежности к мифическим контрреволюционным организациям «Орден Александра Невского» и «Возрождение России». По этим делам чекисты арестовали около двадцати человек, преимущественно из «бывших». Как говорится в очерке о нем «Несмотря на то, что Вадбольский категорически отрицал все обвинения, его приговорили к расстрелу».(7)

    Перед войной на экраны СССР вышел художественный фильм «Пётр Первый», снятый по мотивам исторического романа «красного графа» А.Н. Толстого, принадлежавшего, кстати говоря, к не титулованной ветви известной русской дворянской фамилии. При этом кто мог напомнить о том, как в самом начале 1930-х гг. был взорван Чудов монастырь на территории Московского Кремля. В церкви этого монастыря крестили будущего царя Петра Великого. Между этими двумя событиями прошло всего несколько лет, срок с точки зрения даже человеческой жизни ничтожный.

    В 1930-х гг. в Москве была уничтожена Сухарева башня – уникальный памятник русской истории и культуры. В ней наблюдал за небесными светилами сподвижник Петра Великого генерал Брюс. Здесь же располагались математические и навигацкие классы, в которых обучались будущие русские военные моряки.

    В 1940 г. на экраны СССР вышел кинофильм о царском полководце «Суворов». Он был, безусловно, положительным персонажем.

     

    Категория: - Разное | Просмотров: 153 | Добавил: Elena17 | Теги: владимир чичерюкин-мейнгардт, власть, россия без большевизма, белое движение
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1022

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru