Русская Стратегия


"...политика невозможна без идеала; политика должна быть трезво-реальной. Нельзя без идеала: он должен осмысливать всякое мероприятие, пронизывать своими лучами и облагораживать всякое решение, звать издали, согревать вблизи... Политика не должна брести от случая к случаю, штопать наличные дыры, осуществлять безыдейное и беспринципное торгашество, предаваться легкомысленной близорукости. Истинная политика видит ясно свой идеал и всегда сохраняет "идеологический" характер." (И.А. Ильин)

Категории раздела

- Новости [2936]
- Аналитика [2133]
- Разное [370]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Статистика


Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Июнь » 1 » Дорогами Гражданской: Белгород (записки писателя, белогвардейца и реконструктора)
    23:01
    Дорогами Гражданской: Белгород (записки писателя, белогвардейца и реконструктора)

    Вместо предисловия

    Нет, я не разлюбила Францию-Красу. Я еще к ней вернусь. Но в эти годы, в годы Гражданской войны, мои странствия – по России. Я не загадывала ничего нарочно, всё сложилось само. Мне выпала возможность пройти дорогами русской славы и русской беды.

    Сколько раз доводилось мне в жизни слышать плебейский и подлый довод: раз проиграли, значит прав был враг.

    Но наш Сеньор и Спаситель тоже «проиграл» на Кресте. Затем – Воскрес.

    Девизом Марковцев было – «Смерть и Воскресение». Они гибли – за Россию. От нас зависит – воскресят ли их наши души и сердца, наши дела.

    В своем повествовании я не хочу отделять факты Истории от эпизодов нашей Реконструкции, судьбы нынешние – от судеб тогдашних. Всё это – душа России. Мистическая душа, трепет которой я вожделею услышать, в очередной раз пускаясь в дорогу.

    1.
    После Столетия Ледяного похода, отмеченного помимо Реконструкции памятным маршем от аула Шенджий к аулу Натухай, путь наш лег в Белгород. Здесь – еще не столетие. 99 лет назад, летом 1919 года (далее я привожу слова Капитана Н.А.Копылова) «городу Белгороду и всей Белгородской губернии предстояло стать ареной жестоких боёв Гражданской войны, в которых решалась дальнейшая судьба будущего России. Вопрос: на чьей стороне окажется победа, стоял тогда как никогда остро.

    В мае 1919 года началось наступление Добровольческой армии генерала В.З. Май-Маевского из Донбасса по линии Харьков – Белгород – Орел – Курск. Резким броском части белых прорвали красный фронт и 10 (23) июня 1919 года оказались на подступах к Белгороду. На следующий день ими был взят Харьков.

    Наступление на Белгород велось по двум направлениям: вдоль железной дороги наносил удар Корниловский ударный полк, одновременно в обход с востока, с целью перерезать железную дорогу с севера двигался 1-й Офицерский генерала Маркова пехотный полк. Это были наиболее подготовленные и отборные полки Добровольческой армии.




    Не смотря на неожиданность наступления Добровольческой армии, которая считалась надёжно запертой в Донбассе, командование Красной Армии не собиралось сдавать Белгород без боя. Город превращался в укрепленный район: вокруг него рылись окопы, создавались артиллерийские позиции, протягивались проволочные заграждения».

    Ради реконструкции этого сражения мы и покинули вечером 18 мая Москву. Те из нас, вернее сказать, кто потек в путь из Москвы.

    Ибо как всегда – Цветные полки съехались отовсюду. Сразу назову: Москву, Тулу, Белгород, Воронеж, Самару, Уфу, Симбирск, Екатеринодар, Одессу.

    Нам предстояло повстречаться уже в лагере. Но до этого – десять-двенадцать часов на колёсном ходу – в окнах видна земля, за которую сражались Добровольцы.

    Майский рассвет в окне. Курская губерния – прекрасна. Холмистый рельеф, волшебные леса, возделанные (я даже удивилась) поля, реки и озёра, полные, кажется, даже не водой, а чистой росой.

    Каштаны, вязы, берёзы. С радостью отметила, что по этому направлению обочины еще не покрыты борщевиком Сосновского, этим «дьяволохом», постепенно разрастающимся до размеров национального бедствия.

    И звучит в голове родное, бесконечно любимое. "А мои ти куряни – сведоми къмети: подъ трубами повити, подъ шеломы възлелеяны, конець копия въскръмлени; пути имь ведоми, яругы имь знаеми, луци у нихъ напряжени, тули отворени, сабли изъстрени". Да, как раз так и есть. В конце-концов, знайте, враги всех времён: наша возьмёт. Ну или всё погибнет. Но вашей – не будет точно.

    2.
    День Рождения Государя отметили уже sub tentorium. Шатры наши – скромны и решительно аутентичны: ряд огромных серых палаток, разбитых прямо на мокрой после дождя траве. Марковский шатёр можно узнать издалека: по Значку Глеба Яковицкого – чёрному с белым крестом полотнищу, перед которым сменяется караул. На сей раз носить его в бою за Яковицким будет Адъютант Его Высокопревосходительства – Михаил Зверинский.

    Тянет дымком от костров, на которых уже булькают котелки. Громкие возгласы: радость встреч. Смех, прекрасное настроение.

    Воронежцы:
    – Елена Петровна, идёмте же с нами к костру! Мы там, страшно сказать, какую белогвардейщину развели.

    Екатеринодарцы, меж собой:
    – Патронов мало? А у меня в подсумке личный запас. Вот.
    – Ах ты, запасливый ты хоббит.
    – Я не запасливый хоббит, я хозяйственный казак.

    Новые знакомства.

    В строю наших – юная Настя Соколова. Сперва разговор зашел о … трёх мушкетерах, перекинулся на вольтижировку, с вольтижировки на то, когда у кого возникает сердечный интерес к Белому делу.

    – Я, знаете ли, Настенька, будучи еще моложе вас, написала свой первый роман... Там и Северо-Запад, и Юг России... Есть, конечно, "косяки", в двадцать-то лет... Но уж не переделаю – нельзя в ту же реку.

    – А как называется?
    – "Держатель Знака".
    – ... Так вы – Елена Чудинова? Это и есть вы?
    – Что есть, то уж есть.
    – Я "Держателя" прочла два года назад... Словно про меня и моих друзей – всё-всё, до строчки.

    Поудивлялись радостно.

    Еще через часок разговора выяснилось, что Настя – католичка. Новый виток разговора. О судьбах российского латинства.

    А потом опять – о родной войне.

    – А у меня, знаете, предки были все красные. Родители – к истории равнодушные, а вот поколение бабушек – идейное. Мама, не очень-то разбираясь, говорит бабушке: "А Настя-то Гражданской войной увлеклась". Та: "Да что ты?! Я ей подарочек привезу". И приезжает спустя какое-то время. С огромными сумками. "Настенька, это тебе, молодец ты, что... "

    Глубокая тишина. Бабушка, с томами собрания сочинений И.В.Сталина в руках, остолбенело взирает на белогвардейскую форму внучки.
    Занавес.

    3.
    Какие события нам предстояло воспроизвести, когда рассвет разогнал окутавший лагерь туман? Предоставлю вновь слово Капитану Копылову, разработавшему сценарий сражения.

    «Отступление красных прикрывает броневик «Остин». К лету 1919 г. в составе Красной Армии насчитывалось около 250 броневых автомобилей, находящихся на всех фронтах Гражданской войны. Часть из них действовала на Южном направлении в районе Харькова и Белгорода. В это время броневики эпизодически, как в составе различных подразделений — «бронеколонн», «партизанских особого назначения отрядов», так и отдельными машинами.

    Во время боя броневые машины были объектом постоянных артиллерийских ударов, ведь вывести машину из строя, значит сорвать прикрытие атаки неприятеля. Вот красный броневик подбит, а его экипаж сдаётся белым. Оказывается, он состоял из бывших офицеров, которые теперь, пользуясь случаем, переходят на сторону белогвардейцев, уверяя, что они были мобилизованы в Красную армию и специально искали случая уйти к своим собратьям-офицерам, а в этом бою специально стреляли мимо цели.

    Такой случай типичен для Гражданской войны. Надо сказать, что к 1918 году в бывшей Российской императорской армии насчитывалось около 220 тысяч офицеров, большинство из которых проживало на территории Центральной России, куда они вернулись после демобилизации старой армии. Учитывая, что первые очаги антибольшевистской борьбы возникали на окраинах бывшей Российской империи, большинство не могли принять в ней участие, хотя и сочувствовали лозунгам Белого движения.

    Летом 1918 года большевики объявили о начале всеобщей мобилизации в Красную армию, в том числе и бывших офицеров. Верные привычке подчиняться приказу, многие из них вступили в армию. Однако нередкими были случаи перехода офицеров на сторону белых, особенно в период, когда Красная армия терпела поражения.

    Белые называют захваченный броневик «Генерал Марков» и под его прикрытием выдвигаются к позициям красноармейцев».

    Копылов же наставляет перед боем Марковцев:

    – Помните: Победа идет за вами шагом атаки. Не уроните имени шефа нашего Полка!
    Немного подумав, не так торжественно:

    – Да... эээ... можете принести мне по шкурке красного пушного зверя. Целиться хорошо. Кто промазал, тот – девчонка.
    Я (на ухо другой Сестре, за строем):

    – А обе Настеньки могут друг дружке говорить: "Кто промазала, та – мальчишка!"
    4.

    Мне не очень на сей раз повезло: оказалась на самой-самой периферии сражения. (Я в прошлый раз рассказывала, что поля боя – очень велики). Поэтому я лишь, очень издалека, пронаблюдала передвижение красной бронетехники, а спустя некоторое время оказалась рядом с атакой затаившихся до поры в лесу казаков. Бой представал мне лишь в виде муравьиного копошения крошечных фигурок вдали, грохота и дыма. Не увидела роскошного момента, где от взрывной волны белые фуражки Марковцев покрылись землёй. Не увидела сама, как подбили красный броневик (а дым из него валил таков, что даже испугались – не ломанётся ли сдуру на поле пожарная команда), как выбивали врага из окопов, да под конец ветер донёс многоголосье победного молебна.

    Но до молебна еще – далеко. Опять предоставляю слово Копылову:

    «Вот из-за леса выходят главные силы наступающей Добровольческой армии. Это – Корниловский и Марковский полки – наиболее стойкие в бою части, прозванные «шефскими» или «цветными» полками за своеобразную форму, отличающую их от других частей. Эта форма была создана еще в начале Гражданской войны, весной 1918 года. Отличительными цветами Марковцев были белый – символ чистоты идей и борьбы за возрождение Родины, и черный – символ траура по России. Они были утверждены первым Командиром, а затем шефом Сводно-офицерского полка, генералом С.Л. Марковым. В 1919 г., благодаря проведенной мобилизации Марковские части были развернуты в три дивизии и составили ударную группировку Добровольческой армии.

    Корниловцы ведут свою родословную еще с лета 1917 г., когда был сформирован Корниловский ударный полк, названный так в честь Верховного главнокомандующего русской армии – генерала Л.Г. Корнилова. Именно Корниловцы составили ядро Добровольческой армии, собравшись в декабре 1917 г. на Дону. Отличительными цветами Корниловцев с тали красный и черный – цвета дыма и пламени. Кроме того, на левом рукаве они носили голубой щит с н изображением адамовой головы и надписью «Корниловцы». Сейчас Корниловский полк составил резерв ударной группы.

    Однако, в стане белых не все спокойно. Одна из частей, срывая погоны и расстреливая офицеров переходит на сторону Красной армии. Такие случаи происходили на всех фронтах Гражданской войны. В данном случае, на Юге России, летом 1919 года на сторону красных перешли солдаты прибывшего из Франции бывшего Русского экспедиционного корпуса, которых включили в состав белых армий Юга России. В первом же бою солдаты, перебив офицеров, почти целиком перешли на сторону Красной армии. Таковы были реалии Гражданской войны».

    Немного сократив повествование, скажу в двух словах, что на поле боя наличествовали также махновцы, отвлекшиеся от военных действий на грабёж. По ним ударили Корниловцы.

    «Артиллерийская подготовка возвестила о начале атаки красноармейцев. Стараясь не дать возможности противнику закрепиться, они упорно атакуют позиции Марковцев. <…> Перестрелка противников сопровождается дуэлью меду броневиком и танком.


    Стараясь обойти фланг противника, красное командование начинает переговоры с махновцами. В Гражданскую войну эти стороны нередко сражались бок о бок. Можно вспомнить, что в 1918 г. Нестор Махно был награжден орденом «Красное Знамя» № 3, а его отряды составили отдельную бригаду РККА. Летом и осенью 1919 г. красные и махновцы отчаянно дрались с белыми отрядами, поэтому переговоры могут окончиться весьма успешно.

    Так и есть. За тачанку, лошадей и самогон, махновцы уступают красным танк, что сразу усиливает оборону красноармейцев».

    Корниловцы атакуют махновцев… И вот бой, наконец, переламывается:

    «Исход боя решает фланговая атака Корниловцев. Разгромив махновцев, они наносят удар во фланг красным позициям. Одним из главных составляющих успеха в сражениях Гражданской войны был захват неприятельской артиллерии. В условиях маневренной войны артиллерия действительно играла роль «бога войны». Иногда всего лишь одно орудие могло сдержать наступление противника или, наоборот, способствовать успешной атаки. Почти все сражения начинались с неожиданного артиллерийского обстрела, который должен был посеять панику в рядах противника и лишить его способности к сопротивлению.

    Поэтому главный удар корниловцев наноситься по красной батареи, захват которой венчает успехом общую атаку белогвардейцев».

    Забавный момент, который даю в комментарии Глеба Яковицкого:

    «Атака Казаками красных укреплений была роскошная, но Карпов не назначил вовремя "убитых" и "раненых". Такой бой – и все целы. Я им транслирую: "Это уж безобразие полное получается! Исправляйте срочно!" Карпов понял, что надо исправлять, но взялся за дело слишком уж резво. Через несколько минут оказалось, что укрепление-то брать не кем – все вповалку. А укрепление-то должно быть взято. Транслирую Вильгельму, перебрасываю Марковцев под его командованием на другой участок. Ну ничего, справились, тут и Корниловцы подтянулись».





    Невзирая на дождь, то поливавший, то прекращавшийся, на давний бой собрался смотреть, мне сдается, весь Белгород. Так и хочется сказать – «освобожденный Белгород». Как же радостно воссоздавать белые победы. Ближний год их будет ещё – довольно много.

    4.

    В завершение сражения, впечатления Глеба Яковицкого:
    «А почему все так удачно в Белгороде вышло? … Само собой так вышло…День рождения Императора Николая II, он нас, конечно, поругал перед боем, но потом всё было хорошо. И второй раз подряд, во время минуты молчания, начинает идти лёгкий дождик, который заканчивается сразу после звучания метронома. Вот и думайте, что хотите».

    …Традиционная минута молчания – всегда очень сильный момент после реконструкции сражения. Многие в толпе зрителей – плачут.

    5.
    Грусть расставаний, обратный путь, дорога в окнах нашего «Марковского» автобуса.

    Путевые наблюдения:
    Имена влияют всё же на людей. Наш Зверинский - Адъютант Его Высокоблагородия – Михаил Юрьевич. Вероятно потому с его на самом-то деле вполне приятного лица не сходит выражение лермонтовской разочарованности. Относящейся не только к окружающему миру, но и к себе самому, что особливо проступает на реконструкциях. В выражении глаз сквозит, при переходе, допустим, через очередную речку, нескончаемый монолог: "И верно я у Маменьки народился дурак. Уж не мальчик ведь, к чему, к чему эти нелепейшие затеи?" Имеет также обыкновение дерзновенно прекословить начальству. Одно слово – Михаил Юрьевич. На обратном пути, сидя в автобусе, потихоньку спарывает погоны с предназначенной в основательную стирку гимнастёрки. Прежде, чем положить их отдельно в карман, с невероятной осторожностью прикасается губами. Вероятно я вздрогнула слишком громко, ибо моё присутствие было замечено.

    Зверинский (тихим, нарочито невыразительным голосом):
    – А Вы думали, что мне это не настолько дорого?

    Подмосковье встречает нас похолоданием и угрюмым дождём, расставаться под которым как-то суетливо и потому особенно грустно.

    Череда столетий трагичнейших эпизодов Гражданской – продолжается. Не приведи Господь её забыть. История забытая – история повторяющаяся.

     

    25-26 мая, Москва

    Е.П. Чудинова

    Источник

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 146 | Добавил: Elena17 | Теги: мемориальная работа, елена чудинова, белое движение, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1026

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru