Русская Стратегия


"...политика невозможна без идеала; политика должна быть трезво-реальной. Нельзя без идеала: он должен осмысливать всякое мероприятие, пронизывать своими лучами и облагораживать всякое решение, звать издали, согревать вблизи... Политика не должна брести от случая к случаю, штопать наличные дыры, осуществлять безыдейное и беспринципное торгашество, предаваться легкомысленной близорукости. Истинная политика видит ясно свой идеал и всегда сохраняет "идеологический" характер." (И.А. Ильин)

Категории раздела

- Новости [2936]
- Аналитика [2133]
- Разное [370]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Статистика


Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Июнь » 15 » 100 ЛЕТ: ДНЕВНИК 1-ГО КУБАНСКОГО ПОХОДА. НАЧАЛО ПОХОДА КУБАНСКИМ ОТРЯДОМ. 8-14 марта
    03:34
    100 ЛЕТ: ДНЕВНИК 1-ГО КУБАНСКОГО ПОХОДА. НАЧАЛО ПОХОДА КУБАНСКИМ ОТРЯДОМ. 8-14 марта

    ***

    8 марта. Утром - переправа через р. Лабу. Переход  в 20 верст, с непрерывными боями. Ночлег  в  районе хутора Киселевского.

    Кубанский отряд: бой за обладание переправой через  Кубань у Дворянского.

    Утром 8 марта мы уходим  из  Некрасовской. Эта станица стоит на высоком холме, над которым возвышается прекрасный Храм, видимый издалека. Под нашими ногами, десятками весенних рукавов, пробегала разлившаяся река, много верст шла долина, а вдали на горизонте, этим ясным солнечным утром были видны туманные синие горы кавказского хребта.

    Юнкерский батальон форсировал Лабу; малыши «пускали пузыри», так глубок был брод. Инженерная рота быстро навела мост и к вечеру Добр. Армия двинулась прямо на юг. Мы вошли в местность, населенную вперемешку казаками, черкесами и иногородним крестьянским  населением, последнее отличалось особой революционностью и ненавистью к казакам и к  нам, «кадетам». Хутора были почти пустые. Население перебежало к  большевикам, окружавшим нас, которые рассказывали всяческие ужасы о насилиях, якобы творимых  нашими войсками, и население часто принимало самое деятельное участие в борьбе против нас — добровольцев.

    Эти хутора, один за другим, стали загораться. Их поджигали шедшие в авангарде казаки-партизаны, мстя за их совместные с большевиками выступления против казаков и добровольцев. Что толкало крестьян идти против  добровольцев и казаков - неизвестно. Жили они богато, дворы были полны скотом и птицей, ели они прекрасный пшеничный хлеб собственной выпечки, делая дрожжи из своего же хмеля.

    На ночлег  Армия остановилась в  нескольких, близко один от другого расположенных  хуторах. В хатах  нашлось место только для раненых  и для штаба армии. Большинству пришлось ночевать под  скирдами соломы у костров, по дворам. В  одном из дворов пришлось наблюдать несколько комическую картину. В обозе армии на повозке «исторического хлама», как назвал  ее ген. Корнилов, ехали: б. тов. председатель Государственной Думы Львов, б. министр путей сообщения ген. Кисляков  и б. председатель Главного К-та Союза офицеров подп. Новосильцев  и писатель И. Родионов. Ген. Кисляков (Быховец), всегда элегантный в  прошлом, ехал  в  этой повозке в генеральской шинели с красными отворотами. В  вечер  ночлега на хуторе он  в  этой шинели стоял у нашего костра и неумело и уныло общипывал  курицу, которую потом жарил на вертеле и тут же улегся на соломе спать.

     

     

    ***

    9 марта. Переход в наступление на хутор  Филипповский — 15 верст.

    Кубанский отряд: движение сначала на аул  Гатмукай, а затем вечером - переход между Пензенской и аулом Шенджий на ст. Калужскую.

    В этот день Добр. Армия оказалась в наиболее тесном тактическом окружении. Многочисленные хутора, пересеченная местность с небольшими рощами, - все затрудняло движение Армии и давало прикрытие красным, которые хорошо это использовали и обстреливали ружейным  и пулеметным огнем не только строевые части, но и обоз  с  ранеными, который шел  в  центре, охраняемый со всех сторон.

    Хутор  Филипповский защищался значительными силами красных в окопах,  по гребню перед хутором. Офицерский полк - с фронта и Партизанский - в обход, не останавливаясь, пошли в атаку на окопы. Особенно ожесточенный бой был  у Партизан. Красные, подпустив к окопам офицерский полк шагов на 200, когда уже можно было различать даже их  лица, вдруг  стремительно очистили окопы и бросились в ближайший густой лес.

    Во время этой атаки ген. Корнилов, как  всегда был  вблизи наших  цепей; его штаб приостановился около одной копны сена и тут пришлось видеть необыкновенное ранение. Пули все время посвистывали вокруг. Вдруг послышался глухой удар, как  будто бы пуля ударила во что- то упругое, и Ген. Ют., полк. Патронов схватился за голову: «меня ранили в  голову», действительно из  его правого уха показалось несколько капель крови «Где же выходное отверстие? Не видно». Он  продолжал стоять и разговаривать, только сильно побледнел. Оказалось, что пуля обошла по краю черепа и застряла где-то около шеи. Он остался жив, и позже даже продолжал служить, но эта пуля причиняла ему мучительные боли.

    Хутор Филиповский был взят «пустым». Все жители бежали. В некоторых хатах был найден на столе даже горячий обед, оставленный стремительно бежавшими хозяевами. В одном из хлевов обнаружили спрятавшихся баб, спросили их, чего они испугались, и получили неожиданный ответ: нам  сказали, что идут кадеты, похожие на волков и всех убивают. Ночью было нисколько тревог, быстро прекращенных.

     

     

     

    ***

    10 марта. Выступление из  Филипповского с боем. Занятие ст. Рязанской. Дальнейший переход  в аул Несшукай 20 верст.

    Кубанский отряд. Бой у ст. Калужской. Прибытие к  нему разъезда от генерала Корнилова.

    С  раннего утра красные повели наступление на Филипповский со стороны пройденных  накануне хуторов. Армия, имея в авангарде Корниловский полк, еще накануне занявший переправу с мостом через р. Белую, двинулась на ст. Рязанскую. Дорога в  двух-трех  верстах  от  хутора подымалась на невысокий гребень, уже занятый крупными силами красных, лес в  стороне также занят ими. Корниловцы с трудом сбили передовые части красных  и едва могли продвигаться вперед. Обстрел  начался с  флангов  и с тыла. Стремительные атаки офицерских  рот, руководимые везде поспевающим ген. Марковым, захлебнулись. На Партизанский полк в арьергарде нападают  превосходящие силы и теснят его. Ген. Богаевский просит  поддержки. Конвой ген. Корнилова, легко раненые офицеры и чины обоза, кто помоложе, все высланы в цепи. Несчастный обоз с ранеными, сгруппированный возможно теснее в  лощине, обстреливают  артиллерийским  и ружейным  огнем, убивают  австрийца-кучера ген. Алексеева, ранят и в обозе.

    Впервые за весь поход  происходит какая-то заминка в  наступлении. Вдруг радостное «ура» несется по фронту. Прискакал всадник  из  Кубанского отряда. Он дерется в  40-50 верстах  от  Армии. Внезапный перелом  в  Добровольческих  цепях  и переполох у красных, они бегут и скрываются в лесах, и Армия вновь переходит в  наступление, сворачивается в походную колонну и уже беспрепятственно идет  к  станице Рязанской. При входе в  станицу ген. Корнилова встречает депутация с хлебом-солью и белым большим флагом. Депутация становится на колени и просит  пощадить станицу. Некоторое недоумение разъяснилось позже. Оказывается, казаки этой станицы накануне разграбили черкесские аулы и теперь боялись наказания.

    В этой станице, вновь доказательство дикой пропаганды большевиков о кадетах-зверях. Офицер штаба ген. Корнилова заехал в один из дворов выпить воды и снял сапог и носок, чтобы вытряхнуть из него мусор. Когда молодая казачка, принесшая воду, увидела ногу офицера, то с  удивлением закричала: «да нога (у офицера) человеческая!» «А какая же могла быть у меня нога?» спросил он, «ведь и я человек, как и вы все». «Да нам говорили, что идут  кадеты, как  звери, и ноги у них  как  у черта с  копытами».

     

    Авангард  и главные силы с  обозом  прошли дальше в  аул  Несшукай. В станице остался штаб  армии и арьергард — партизаны ген. Богаевского.

     

     

     

    ***

    11, 12 и 13 марта. Аулы: Несшукай, Понежукай, Гатлукай, Вочепший, Шенджий. Переходы в  55 верст  с  дневкой в  Несшукай.

    Кубанский отряд. Переход в  Калужскую.

    Армия двигается через  черкесские аулы. Аулы, но на горные аулы не похожи. Обыкновенные дома, с русскими печами. Только мечети с небольшими минаретами придают им особенный характер.

    Движение армии сильно замедлилось. Глинистую, лесную дорогу часто пересекают ручьи и речки. Перекинутые через них  шаткие мосты на высоте 5-6 сажен  — ненадежны. Повозки переходят  их  с  интервалами. Конница идет  вброд. Черкесы встречают приветливо. При входе в  аул  развиваются белые ленты, как  знак  миролюбия жителей. Но это миролюбие не спасло черкесов от большевицких зверств. Скот у них угнали, сакли разорили, даже ульи разрубили топорами, чтобы достать из  них  мед. Чистенький белый аул  Хабукай совершенно пуст. Большевики вырезали часть населения, а оставшиеся ушли в  горы. В  одном из аулов нашли табачные листья, и курильщики сразу на них  набросились, делали «собачьи ножки» из  писем или листиков  записных  книжек,- а «аристократы» скатывали листы в сигары.

     

     

     

    ***

    14 марта. Соединение с Кубанской армией в аул Шенджий. Прибытие к ген. Корнилову ген. Покровского и ген. Эрдели с конвоем. Аул Шенджий.

    Балконы и изгородки усеяны добровольцами.

    Все смотрят на дорогу по направлению к ст. Калужской.

    Из предместья доносится громкое «ура». По дороге идет конная сотня. На папахах наискосок зеленая лента с мусульманским полумесяцем. То черкесский отряд сопровождает командующего Екатеринодарской армией ген. Покровского, прибывшего на свидание с ген. Корниловым. Рядом с ним ген. Эрдели.

    На золотистом кровном  скакуне подъезжает Корнилов.

    Поздоровавшись с конвоем, он в  кратком, горячем слове приветствует  давно желанное соединение армии и зовет  всех  на новые подвиги во имя великой родины.

    Бурный восторг овладевает всем и, и радостное оживление царит  в  ауле.

    Теперь все вместе. Силы удвоились.

    - В Екатеринодар, в  Екатеринодар!

    А даже соединенная Армия не превышала 6-ти тысяч — считая все, что было в  обозе, т. е. раненых и больных, врачей, штабных  и штатских, число которых увеличилось значительно беженцами из Екатеринодара.

    Но радость объединения, имена известных всем  генералов, непрерывные удачи добровольцев, все это так воодушевляло, что люди забыли о существовании науки — арифметики.

     

     

     

    ***

    КУБАНСКИЙ ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЙ ОТРЯД ДО СОЕДИНЕНИЯ С ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИЕЙ

     

    Кубанский Войсковой Атаман                             Полк. Филимонов

    Командующий Отрядом                             Ген.-м. Покровский.

    Начальник Штаба                                                   Ген. Шт. Полк. Науменко.

    Начальник Артиллерийской части                       Полк. Чумаченко.

    Начальник Инженерной части                              полк. Хабалов.

    Начальник Санитарной части                               Д р Машенко.

    Кубанский стрелковый полк                                 Полк. Туненберг.

    Кубанский пластунский батальон            Полк. Улагай

    Черкесский конный полк                                       Ген.-м. Султан-Келеч-Гирей.

    Конный отряд                                                          Ген. Шт. Полк. Кузнецов

    Конный отряд                                                          Полк. Косинов.

     

     Кубанская сводная батарея                                   Есаул Крамаров.

    Кубанская полевая батарея                        Кап. Виноградов

    Коннно-артиллерийский взвод                             Ес. Корсун.

    Кубанская инженерная сотня                                Кап. Бершов.

    Конвой Командующего Отрядом              Кап. Никитин.

    Походный лазарет                                       Д-р Пеллерман

    Обоз Отряда                                                 Ген. Шт. ген.-л. Карцов.

     

    Всего в Отряде: 2500 чел. пехоты, 800 чел. конницы, 12 орудий, 24 пулемета и 1 радиостанция, а всего с ранеными, обозом, гражданскими лицами — около 4000 чел.

     

    ПЕРВЫЕ НАЧАВШИЕ. К 100-летию 1-го Кубанского (Ледяного) похода

    Купить

     

     

    Категория: - Разное | Просмотров: 104 | Добавил: Elena17 | Теги: белое движение, россия без большевизма, книги
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1026

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru