Русская Стратегия


"Воин жизни, сражайтесь твёрдо и не уставайте верить в победу. Победу одерживает тот, чей глаз неустанно смотрит на неё. Кто думает о поражении, тот победу теряет из виду и больше не находит её." (Свт. Николай Сербский)

Категории раздела

- Новости [3082]
- Аналитика [2307]
- Разное [515]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Статистика


Онлайн всего: 13
Гостей: 12
Пользователей: 1
dshmarin2015

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Август » 30 » В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт. Снова о четниках
    23:38
    В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт. Снова о четниках

    Это было в начале 1970-х гг. В выходной день я с моими родителями отправился в кинотеатр «Нева» на утренний сеанс. Шёл фильм производства СФРЮ «За-падня для генерала». Насколько я понял, действие про-исходило в одной из балканских стран, вскоре после окончания Второй мировой войны. По ходу фильма «наши» ловили врагов, которые почему-то напомнили мне литовских «лесных братьев» из советского фильма «Никто не хотел умирать». «Западня» заканчивалась пленением попавшего в засаду главного врага — бо-родатого мужика в очках и широкой пилотке местного пошива, который верховодил местными врагами мест-ной советской власти. Что с ним стало потом, я не уяснил. Вот и всё, что я запомнил из этого фильма.

    Только в начале 1990-х гг. из публикаций в петер-бургском журнале «Новый часовой» я узнал о движе-нии четников и имя их предводителя — Драголюба Михайловича. Данный сюжет меня заинтересовал.

    Дело в том, что в начале 1990-х гг., когда в нашей стране появилась возможность заниматься историей русского военного зарубежья, тема захватила меня. Разумеется, русские люди, находясь в вынужденной эмиграции в различных европейских странах, жили не в безвоздушном пространстве. Поэтому в известной мере им пришлось окунуться в межвоенную политическую жизнь вдали от границ своего бывшего отечества. Тем более что в 1920-1930-е гг. Королевство Югославия было одним из главных центров русской военно-политической эмиграции. Достаточно вспомнить, что в те годы там существовали практически все известные русские эмигрантские воинские организации — IV отдел Русского Обще-Воинского Союза — РОВС. Округ Корпуса Императорских Армии и Флота — КИАФ. Отделения Общества галлиполий- цев и Зарубежного союза русских военных инвалидов, Общества офицеров Генерального штаба и тур- куловского Русского национального союза участников войны — РНСУВ. В Белграде находилось Главное правление общества ветеранов Первого Кубанского генерала Корнилова похода. И так далее.

    Позднее, в середине 1990-х гг., я получил возмож-ность регулярно знакомиться с номерами журнала «Наши вести» — издание Союза чинов Русского кор - пуса, выходившее в США. Из него я получал первые сведения по истории не только самого корпуса, но и о перипетиях Второй мировой войны на Балканах. По времени это совпало с войной на территории самой Югославии, которая совсем недавно называлась Социалистической Федеративной Республикой Югославией — СФРЮ. Кажется, именно в этом издании я впервые увидел фотографии четников, в таких же пилотках, как и у персонажей фильма «Западня для генерала». Но только в начале нынешнего века я узнал о том, что такой головной убор называется шайкача и является частью сербского национального военного костюма, его носили и в Первую, и во Вторую мировые войны. (По данным, требующим уточнения, в 1941-1945 гг. шайкачи носили и четники генерала Михайловича, и партизаны Тито. У первых головной убор украшал изменённый сербский герб, а у вторых — пятиконечная красная звезда.)

    Время от времени в книгах и публикациях, по-свящённых событиям 1941-1945 гг., я встречал это название — четники и имя их командира — генерала Королевской армии в Отечестве Драголюба — Дра- жи Михайловича. И вот в 2015 г. мне в руки попала книга отечественного автора А. Ю. Тимофеева «Четники. Королевская армия», издательство «Вече», 2012 год.

    Мне представляется, что эта книга будет интересна и полезна всякому человеку, интересующемуся исто-рией Второй мировой войны. Начнём с того, что во времена «развитого социализма» мало кто из граждан «Страны Советов» знал о том, что «внутри» освободи-тельной, антифашистской войны, которую вели народы Югославии против немецких и итальянских оккупантов, велась своя гражданская война. Не говоря уже о том, что в той войне, которая напоминала слоёный пирог, участвовали и наши зарубежные соотечественники. Причём по обе стороны этого многослойного конфликта.

    «Имеющий уши да услышит» — гласит еван-гельская мудрость. За четверть века, прошедших после распада СССР и Югославии, у любознательного читателя появилась возможность узнать о тех давних событиях, которым был посвящён югославский фильм «Западня для генерала». Теперь же вышло добротное научное исследование, посвящённое запретной для граждан СССР теме — движению четников и их вождю генералу Драголюбу (Драже) Михайловичу.

    В первых главах А.Ю. Тимофеев не только делает краткий экскурс в историю освободительной борьбы сербского народа, но и рассматривает биографию бу-дущего вождя четников Д. Михайловича.

    К моменту нападения германского Вермахта на Югославию у власти там находилось правительство, пришедшее в результате государственного переворота. За этим переворотом стояли англичане, которые стремились любыми способами ослабить давление германских войск на свои, высадившиеся в Греции. Заговорщики надеялись, что, как и в Первую Великую европейскую войну 1914-1918 гг., западные союзники окажут им помощь. Это было ошибкой, поскольку Франция в июне 1940 г. капитулировала, а Британия, осталась один на один в своём противостоянии с на-цистским агрессором.

    В результате молниеносной войны королевская армия потерпела сокрушительное поражение и капи-тулировала. Страна была разделена на ряд оккупаци-онных зон — германскую, итальянскую, венгерскую. Под эгидой Третьего рейха было создано Независимое государство Хорватия.

    В этих условиях задачей номер один для сербских патриотов, к которым, безусловно, относился Д. Ми-хайлович, было объединить силы против общего врага. Разумеется, сербским солдатам и офицерам, только  что пережившим молниеносный разгром, в голову не могла прийти мысль о том, чтобы открыто сразиться с германским Вермахтом. Ситуация диктовала только один метод борьбы против оккупантов — партизан-скую войну. Тем более что народы Балканского полу-острова имеют давние традиции подобных действий. Автор об этом напоминает во II части — «Военная структура и организация движения», в 1-й главе «Те-ория и практика партизанской войны в Югославии до апреля 1941 г.».

    Прародителями самого понятия «четничество» было такое явление, как «хайдучия». Термин «хай- дук» не может не вызвать ассоциацию со словом из малороссийской мовы «гайдук» и обозначает примерно то же самое. Гайдуки, или хайдуки, — это сво-бодолюбивые люди, не признающие над собой не-справедливых законов, — благородные разбойники. Причём данный своеобразный социальный протест, как правило, сочетался с протестом против гнёта национального. Вероятно, не случайно балканские хайдуки могут напомнить малороссийских казаков, которые считаются символами борьбы как против внешних врагов, иноплемённых и иноверческих, так и против носителей социальной несправедливости. Вот из этого явления — «хайдучия» — и выросли, образно говоря, четники. Позднее подготовкой четников занимались офицеры Сербской королевской армии в начале XX в. По сути дела, их готовили к партизанским действиям в тылу противника в будущей войне. И такие действия предпринимались сербской стороной в годы Великой европейской войны 1914-1918 гг.

    Пересказывать хитросплетения европейской по-литики в предвоенные годы не имеет смысла. Но стоит остановиться на одном обстоятельстве. В монографии «Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии. 1941-1945» (М.: «Вече», 2010) А.Ю. Тимофеев пишет о том, что весной 1941 г., в канун вторжения войск нацистской Германии и фашистской Италии, при участии Венгрии и Болгарии, часть правящих кругов Югославии, хотела бы за-ручиться помощью со стороны СССР. Но советский диктатор Сталин, в отличие от Николая II, не позволил втянуть себя. Сравнение весьма спорное, но не лишённое своей логики и простора для воображения в духе альтернативной истории «что было бы, если бы». Так или иначе, но в апреле 1941 г. Югославия была разгромлена и разделена на разные части с разными режимами.

    Казалось, что все сербы должны объединиться для борьбы против оккупантов и их союзников. С одной стороны, приступили к формированию отрядов и бо-евых групп не сдавшиеся немцам и итальянцам во-еннослужащие капитулировавшей Королевской армии, которых возглавил Д. Михайлович. С другой — комму-нисты во главе со своим вождём И. Броз Тито. Причём многие активисты Коммунистической партии Югосла-вии (КПЮ) до войны прошли основательную подго-товку в школе Коминтерна в Москве. Некоторые имели не менее основательную практику, пройдя горнило гражданской войны в Испании в 1936-1939 гг. Уже в самые первые месяцы выявились корни неприязни, которая довольно скоро выросла в смертельную враж-ду между четниками и партизанами-титовцами. В гла-зах титовцев офицеры и солдаты Королевской армии не вызывали как минимум уважения потому, что они были бойцами армии, проигравшей войну. У них хватило сил на сопротивление, чуть больше десяти дней. В свою очередь, партизаны в глазах военнослужащих бывшей Королевской армии, выглядели довольно по-дозрительными людьми, поскольку совсем недавно королевская Югославия рассматривала коммунистов как внутренних врагов, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

    Об этом хорошо сказано у автора, на тех страни-цах, где речь идёт о переговорах между четниками и партизанами: «Цели участников переговоров были противоположны. Одна сторона стремилась защитить сербов от дальнейшего уничтожения и обеспечить восстановление королевства. Другая — стремилась использовать войну как трамплин для прихода к власти и не видела особой надобности в том, чтобы беречь жизни сербских “мещан”, видя в немецких репрессиях лишь способ усилить массовость своего движения. Тито и его окружение видели в Д. Михайловиче офицера армии, проигравшей войну без боя и настаивавшего на острожном уклонении от боя. В свою очередь, Д. Михайлович и его штаб видели в Тито авантюристов, руководимых людьми непонятной национальности, далёких от военной науки» (с. 92).

    Четники заняли выжидательную позицию, стремясь упрочить свои структуры и пополнить запасы оружия, боеприпасов и военного снаряжения. В то время, как партизаны взяли курс на подготовку к вооружённому восстанию, не считаясь с потерями и жертвами, в первую очередь среди мирного населения, ради которого якобы и затевалась война. По их логике, чем больше было жертв, тем лучше для партизанского дви-жения. Ибо расстрелы заложников ожесточат мирное население, которое будет поддерживать партизан и по-полнять собой их ряды.

    Автор констатирует: «К концу октября 1941 г. на-метился полный разлад во взаимоотношениях двух повстанческих движений» (с. 94).

    Разлад между ними сначала привёл к тому, что ге-нерал Д. Михайлович отказался от вооружённой борь-бы против немцев и, установив с ними контакты, начал вести борьбу против коммунистических партизан.

    Со временем партизаны Тито и четники Михай-ловича стали считать главным врагом не иноземных захватчиков, а друг друга.

    Некоторые четники установили контакты с серб-ским коллаборационистским правительством и его отрядами, подчинявшимися генералам Д. Льотичу и М. Недичу. Не будет преувеличением сказать, что с осени 1941 г. на территории Сербии началась гражданская война. По ходу войны враждующие стороны периодически заключали перемирие с остальными «игроками». Включая иноземных оккупантов.

    Со временем генерал Д. Михайлович не только стал крупным военным деятелем, но и деятелем военно-политическим. Т.е. ему приходилось решать и дипломатические задачи, поскольку борьба велась против Германии и Италии, антигитлеровской коали-цией. Памятуя о былом братстве по оружию в 1914— 1918 гг., он ориентировался на западные державы. До поры до времени они поддерживали четников. Помимо этой деятельности ему приходилось всё больше и больше заниматься политикой. Как и всякий человек, ставший политической фигурой, он не мог не за-думываться о послевоенном устройстве Югославии и о реформах. Эта эволюция отражена в III части книги «От Великой Сербии к социал-демократии. Политическая программа ЮВвО». В 1-й главе «Идео-логия движения и эволюция идеологии» А.Ю. Тимофеев пишет: «Изначально движение Д. Михайловича не было политическим. Идея Д. Михайловича заклю-чалась в том, чтобы представить военно-четнические отряды как продолжение королевской Югославской армии, откуда и название ЮВвО — Югославское войско в Отечестве (четники Д. Михайловича). Армия в довоенной Югославии была деполитизирова- на, т.е. не участвовала в политической борьбе, служа прочной опорой идеологии, кратко определяемой трёхчленной формулой: “С Верой в Бога, за Короля и Отечество!” Лишь с ростом партизанского движения в ЮВвО появляется и всё более усиливается политическая составляющая движения. При этом сравнительно долго Д. Михайлович ограничивался лишь суррогатами политических органов, не желая заводить дублирующее эмигрантское правительство и партии институтов, чтобы подчеркнуть свою легитимность и преемственность с довоенной Югославией» (с. 155).

    Поэтому со временем генералу Д. Михайловичу пришлось привлекать гражданских политиков. Тако-выми были Д. Васич, С. Молевич, М. Жуйович.

    Едва ли в какой-то другой европейской стране столь остро стоял национальный вопрос, как в Югославии.

    Генерал Михайлович задумывался о том, чтобы после войны изменить границы Сербии в пользу сербского народа. То есть включить в состав Сербии те земли, из-за которых разгорелась война в начале 1990-х. Но, очевидно, коммунисты разработали свою программу по национальному вопросу, более привлекательную для народов Югославии.

    Разрабатывались соратниками Михайловича и со-циальные вопросы. Но они были менее конкретными, нежели наработки по национальному вопросу.

    Ещё более убедительным был проигрыш четников коммунистам в политической работе среди широких народных масс. Этому сюжету посвящён параграф «Массовые политические организации и политическая организация масс» (с. 180).

    В силу многих причин генерал Д. Михайлович к 1944 г. проиграл войну и на политико-дипломатическом фронте. Изначально его поддерживали англичане. Его полномочия главкома Сербской армии (войска) в Отечестве были делегированы королевским правительством в изгнании. Но позднее было заключено соглашение между этим правительством и коммунистами. Западные союзники — англичане и американцы переориентировали свою политику. Они предпочли сотрудничать с Тито, а не с пред-ставителями легитимной структуры — Королевской армией в Отечестве. В результате такой смены к мо-менту вступления Красной армии на территорию Сербии от генерала Михайловича фактически отвер-нулись и западные союзники, и Королевское прави-тельство в изгнании.

    И, наконец, последняя, V часть — «Агония». «Позд-ней осенью 1944 г. генерал Д. Михайлович оказался в ситуации, когда победа Тито в гражданской войне стала казаться неизбежной. Тито держал под своим контролем восточную часть страны, его партизанские отряды действовали и на ещё не освобождённых от немцев западных территориях страны; англо-амери-канцы, как и СССР, признали Тито; королевское пра-вительство воссоединилось с правительством Тито (договор Тито — Шубашич). В этих условиях выбор у Д. Михайловича был невелик: либо бороться до конца, надеясь на чудо, либо уйти из страны, признав дело проигранным» (с. 287-290). В итоге генерал был вынужден отступить в Боснию.

    «Планы Д. Михайловича, отступившего осенью 1944 г. в Боснию, сводились к созданию в оставленных районах Югославии подпольной сети, которая, соглас-но его планам, должна была бы организовывать народ-ное недовольство, заниматься подготовкой диверсий и в решительный момент поднять восстание. Для под-готовки кадров к диверсионной войне Д. Михайлович, находившийся в то время в Центральной Боснии, решил формировать специальные диверсионные группы, которые он на английский манер назвал “коммандос”» (с. 292).

    И далее автор констатирует: «Делая ставку на ра-боту подполья, пропаганду и саботаж на территории Сербии, Д. Михайлович совершенно терял из виду то, какой режим ему противостоял и чьими учениками были офицеры титовских служб безопасности. Богатый личный опыт как контрразведывательной, так и диверсионной и нелегальной деятельности молодых титовских служб безопасности был несомненен. А ка-чественная фильтрация населения, широкая агентурно-осведомительная сеть, бескомпромиссная работа с “подозрительным контингентом” (всё это было ти-пичным для их учителей из советской контрразведки) сочетались у титовских офицеров с юношеским рево-люционным задором и прекрасным знанием местных условий» (с. 298).

    Поэтому попытки Михайловича направить с тер-ритории Боснии на территорию Сербии отряды своих коммандос по большей части потерпели неудачу. Кро-ме того, титовцам удалось захватить некоторых четни- ков-радистов и затеять с их командованием радиоигру, что также способствовало разгрому групп четничес- ких коммандос, пытавшихся проникнуть в Сербию.

    В этих условиях генерал Михайлович выступил в свой последний поход, преследуемый частями ти- товской Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ). «В районе горы Зеленагора 12-13 мая 1945 г. окружённые четники были наголову разбиты и унич-тожены. Концентрированный артиллерийский огонь был невыносим. Хорошо вооружённые и отдохнувшие силы НОАЮ учинили форменное побоище, убив с 1 по 18 мая 1945 г. 300 офицеров и 9 235 рядовых бойцов ЮВвО» (с. 298). Среди погибших был и сын генерала Михайловича.

    С горстью верных людей лидер четников смог про-рваться в Сербию. «Там он ужаснулся террором и все-объемлющим контролем титовской тирании и вернулся в заросшие густым лесом горы Восточной Боснии, найдя приют у верных людей» (с. 299).

    «Захват ушедшего в 1945 г. в подполье Д. Михай-ловича, скрывавшегося в глухих районах Восточной Боснии, проводился по системе, использовавшейся НКВД для поимки высших офицеров ОУН — УПА. Общая схема включала в себя следующие шаги: захват и вербовка (сразу же после ареста) одного из высоко-поставленных офицеров движения, подготовка с по-мощью перевербованных боевиков хорошо залеген- дированной группы ложных повстанцев из офицеров контрразведки, использование этой группы, в состав которой включён один или несколько завербованных боевиков, для поимки лидеров движения. Такую тактику спецгрупп использовали против лидеров нацио-налистов на Украине, а позднее в Прибалтике и Польше советские и польские спецслужбы» (с. 300).

    По той же схеме титовским спецслужбам удалось выманить генерала Михайловича. Именно эта операция легла в основу сюжета кинофильма «Западня для генерала».

    А дальше был организован открытый судебный процесс, генерал был назван «врагом народа» и рас-стрелян.

    Нельзя не согласиться с автором, написавшим о том, что в последние двадцать лет активно возрож-дается в Сербии. И в народной памяти он запомнился с большой долей теплоты (с. 301).

    Могу засвидетельствовать. В последние годы мне довелось неоднократно побывать в Белграде. И до-вольно часто на книжных прилавках на улицах серб-ской столицы мне встречались книги с фотографиями генерала Михайловича на обложке. Похоже, что граф-фити, воспроизведённое в книге А.Ю. Тимофеева, я видел летом 2014 г. на берегу Саввы. Вот только лицо генерала было залито красной краской, явно сим-волизировавшей кровь. Поверх красной краски было начертано слово «смрт!», что означало «смерть!». Ря-дом с надписью «Дража жив. Он не умрёт, пока живы сербы и Сербия» красовалась надпись: «Коммунизм есть свобода народа!». Значит, та гражданская война, которая шла на сербской земле в 1941-1945 гг., не окончена до сих пор. Впрочем, как и у нас в России. Ведь никому другому из коммунистических лидеров 1940-х гг. не удалось претворить в жизнь ленинский тезис о перерастании войны с внешним врагом в граж-данскую войну. Такое удалось И. Броз Тито. Не без помощи СССР.

    Посев. №3. 2016

    Книгу можно приобрести на портале журнала

    «Голос Эпохи» www.golos-epohi.ru

    Категория: - Разное | Просмотров: 144 | Добавил: Elena17 | Теги: владимир чичерюкин-мейнгардт
    Всего комментариев: 0

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1127

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru