Web Analytics


Русская Стратегия


"За что можно и должно отдать жизнь, то и надо любить, тому и надо служить. Жить стоит только тем, за что стоит бороться насмерть и умереть: всё оставшееся малоценно или ничтожно. Всё, что не стоит смерти, не стоит и жизни." И.А. Ильин

Категории раздела

- Новости [3364]
- Аналитика [2542]
- Разное [646]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Январь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Статистика


Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2019 » Январь » 12 » Станислав Зверев. Альфред Мильнер. Великий колониальный проконсул. Ч.5.
    03:23
    Станислав Зверев. Альфред Мильнер. Великий колониальный проконсул. Ч.5.

    Монархическая трагедия. Генерал Краснов - приобрести книгу

    Русским монархистам и приближённым Царской Семьи трудно было сразу установить заказчика преступных действий.  Естественно, что первые подозрения падали на думский комитет, осуществивший захват правительственных структур.

    Генерал Василий Гурко, занимавший крупнейшие военные посты перед революцией, в 1918 г. написал, что 23 февраля беспорядки возникли «из-за распространения слухов о возможности голода, который якобы угрожал Петрограду». «Позднее было установлено, что в городе не было серьёзных проблем со снабжением мукой. Однако в подобных случаях особую важность имеет не действительное положение, а то, что происходит в воображении простых людей. Исходя из этого, агитаторы призвали народ на улицы и организовали демонстрации». Агитаторы были подкуплены «деньгами, происхождение которых по сию пору до конца не выяснено. При этом, вероятно, различные силы использовали свои особые цели, но все они, не сговариваясь, действовали в одном направлении. Только какой-нибудь будущий историк сможет, наконец, установить настоящих виновников возникших беспорядков» [В.И. Гурко «Война и революция в России» М.: Центрполиграф, 2007, с.326-327].

    Генерал Гурко задал самое верное направление для исследователей. Среди организаторов подкупов и мятежей действительно англичане и масоны преследовали различные цели.

    Имевший массу контактов с англичанами французский генерал Морис Жанен 7 апреля 1917 г. в дневнике был точнее насчёт авторов начального подкупа: «революция руководилась англичанами и конкретно лордом Мильнером и сэром Бьюкененом» [П.В. Мультатули «Внешняя политика Императора Николая II» М.: ФИВ, 2012, с.764].

    В декабре 1919 г. соучастник С. Хора в преступном убийстве Григория Распутина В.М. Пуришкевич раскаивался в своём англофильстве и в ростовской белой печати «бичевал английского посланника Дж. Бьюкенена за невыполнение союзнического долга и участие в Февральской революции» [А.А. Иванов «Правые в русском парламенте от кризиса к краху (1914-1917)» СПб.: Альянс-Архео, 2013, с.115].

    В.И. Ленин в первом письме издалека за март 1917 г. весьма определённо писал про «совместный удар царизму», нанесённый «всей буржуазной и помещичьей Россией со всеми её бессознательными прихвостнями и всеми её сознательными руководителями в лице англо-французских послов и капиталистов». «Весь ход событий февральско-мартовской революции показывает ясно, что английское и французское посольства, с их агентами и “связями”», «непосредственно организовали заговор вместе с октябристами и кадетами, вместе с частью генералитета и офицерского состава армии и петербургского гарнизона особенно для смещения Николая Романова». «Не будем делать себе иллюзий. Не будем впадать в ошибку тех, кто» «набрасывают флер на заговор англо-французских империалистов с Гучковыми и Милюковыми» [«Первая мировая война в оценке современников» М.: РОССПЭН, 2014, Т.4, с.382-384].

    Советский еврейский историк Рафаил Ганелин неудачно уподобляет ссылки на труды Ленина в эпоху СССР использованию французского языка в XIX веке, и неубедительно оправдывается тем, что опираясь на Ленина, удавалось вести широкие дискуссии [Р.Ш. Ганелин «Советские историки: о чём они говорили между собой» СПб.: Нестор-История, 2004, с.187-188].

    Как видно, сочинения Ленина действительно давали советским исследователям шанс выйти на заговор Мильнера. Ленин много напутал, он не отделял английский заговор от французов, Гучкова от Милюкова, он не интересовался деталями подлинной истории переворота. Ленин говорил: «англо-французские и русские капиталисты хотели «только» сместить или даже «попугать» Николая II, оставив в неприкосновенности старую государственную машину» [Н.Р. Панкратов, И.М. Поляков «Военно-полевая работа партии большевиков в период борьбы за диктатуру пролетариата (1903-1917)» М.: Военно-политическая краснознамённая академия, 1965, с.156].

    Это масоны и думцы хотели только сместить Царя, захватив эффективный государственный аппарат для присвоения будущих лавров победы. Англичане, действовавшие по заданию Мильнера, этот аппарат желали сломать.

    Но дошедшие до Ленина сведения, что свержение Императора было результатом международного заговора, а не самочинного восстания рабочих или солдат, он счёл нужным использовать, на словах добиваясь новой, настоящей народной революции. Поскольку далее революционный развал давал множество новых доводов против Временного правительства, возвращаться к истории заговора в популистских целях Ленину не требовалось.

    Ленин сам, а потом и большинство историков революции, стали набрасывать покровы на заговор Мильнера. Но ещё один советский лидер, Ленину равный, разделял осведомлённость монархистов насчёт участия англичан в перевороте. Лев Троцкий, когда Ленин уже замолк, вступил в прямую перепалку с британским премьер-министром Стэнли Болдуином, доказывавшим провальные итоги революции в России прямыми заимствованиями из сочинений Троцкого. Последний нашёл чем уязвить главу правительства Британии. Он издевательски напомнил, что Бьюкенен оказал «скромное содействие» февральской революции «не без ведома своего правительства», считая, «что маленькая революционная катастрофа в Петербурге будет полезнее для дела Великобритании, чем распутинская постепенность» [Л.Д. Троцкий «Куда идёт Англия» М.-Л.: Госиздат, 1925, Т.1, с.26].

    Троцкий, чья болтливость вошла в поговорку, пускал в ход все действенные информационные боезапасы. Иосиф Сталин, вконец помешавшийся на розыске заговоров иностранных разведок не с пустого места, а на основании опыта того же февраля 1917 г., больше помалкивал.

    Важно представить, какую ответственность несут масоны, студенты и другие агенты революционного заговора перед своим и последующими поколениями: сделав возможным свержение Императора, они обусловили последующий красный террор и дали сильнейший дополнительный мотив террора – поиск агентов зарубежных спецслужб. Большевики находили и придумывали себе врагов и без того, вину с них история Февраля ни на сколько не снимает, но даёт один из важнейших ключей к знаменитой загадке 1937 года – к казавшейся многим абсурдной форме ложных обвинений и преувеличенных представлений лидеров ленинской партии о значении заговоров.

    После ошибочной и потому разгромленной схемы двух заговоров (буржуазии и правительства, а не англичан и масонов) в советской историографии на какие-то мгновения прорывались замечания о необходимости исследовать меру обоснованности ленинских суждений. И.М. Пушкарёва, обратившая в внимание в 1967 г., что обозначенная Лениным конспирологическая особенность революции «не освоена» советскими историками, в опубликованной 15 лет спустя монографии не дала ни намёка на заговор Мильнера. И проблема вовсе не в труднодоступности для исследователей английских архивов и в недостаточности советских, как пишет другой историк [Е.Н. Бабикова «Двоевластие в Сибири» Издательство Томского университета, 1980, с.19].

    Всё дело в полной невозможности в условиях СССР представить главными организаторами переворота не рабочих, а англичан, масонов и студентов. В РФ тоже оказалось никому не выгодно доказывать реальность заговора Мильнера, т.к. она идёт в разрез лживой правительственной пропаганде своего демократического превосходства над монархическими принципами. Только писатели монархисты типа Михаила Назарова не уставали напоминать о проблемных свидетельствах по заговору Мильнера.

    Авторы, отрицающие решающее значение заговоров, наполняют свои книги и статьи бестолковым бесполезным пересказом наименее существенных деталей и версий, по скуднейшему перечню источников и исследований. Это касательно деятельности ВВНР в главе «Масоны, масоны, кругом одни масоны» и активности иностранных агентов в следующей главе «Рука Берлина. Или Лондона?», где ни разу не упоминается имя А. Мильнера, а «Круглый стол» единожды назван так, будто он существует только в версии П.В. Мультатули. При этом историк оказался не в состоянии подать пример того, как именно надо рассматривать роль «Круглого стола» [А.В. Шубин «Великая Российская революция: от Февраля к Октябрю 1917 года» М.: Родина МЕДИА, 2014, с.110-122].

    Масса таких поверхностных компилятивных изданий создаёт путаницу представлений и отвлекает от рассмотрения наиболее существенных вопросов истории февраля 1917 г.

    Не декларативно заявить, как это чаще всего делалось прежде, а полностью доказать реальность заговора следует через исчисление действий всех задействованных английских агентов. Посла Джорджа Бьюкенена, руководителя политической разведки Хора, военной разведки Нокса, начальника бюро пропаганды Вальпола, главы миссии снабжения Пуля, дипломата и разведчика в Москве Локкарта.

    По действиям каждого из них можно судить о степени вовлечённости в заговор.

    Обвинения белоэмигрантом В.Ф. Ивановым писателя Г. Вальпола, прямо пока не подтверждаются. По дневнику А.Н. Бенуа, 16 февраля 1917 г. тот прибыл из Лондона на вокзал Петрограда. 26 февраля он, несмотря на разгоравшийся мятеж, отправился во Французский театр на представление. 9 марта 1917 г. Вальпол не позволил высмеивать Россию в своём присутствии, вступившись за её честь.

    Как и Хор, другие сообщники Альфреда Мильнера оставляли для историков обманки: по мемуарам Ллойд Джорджа, Мильнер считал, что «хотя самодержавие и представляет собой плохую форму правительства, понадобится целое поколение, чтобы заменить его чем-либо новым» [В.С. Дякин «Русская буржуазия и царизм в годы первой мировой войны» Л.: Наука, 1967, с.308].

    Советский посол в Англии так записал в мемуарах беседу с Ллойд Джорджем: «Мильнер был умный человек, но до мозга костей бюрократ. Народ, массы для него не существовали. Он их не видел, не понимал… Мильнер прибыл в Петроград 29 января 1917 г., пробыл там недели три, виделся с представителями правительственных кругов и петроградского высшего общества, вернулся в Англию 2 марта и уверенно заявил: «Всё обстоит благополучно, никакой революции не будет до окончания войны!» А ровно через 13 дней разразилась революция!.. Вот вам цена официальных обследований, – Ллойд Джордж вдруг сделал хитрое лицо, и глаза его сверкнули. – Признаюсь, я не очень поверил Мильнеру, – усмехнулся он, – чутьё мне говорило, что в Петрограде назревает буря… С Мильнером в качестве одного из секретарей ездил мой земляк Дэвис – ныне лорд Дэвис – молодой валлиец, смышлёный, живой, наблюдательный. Когда он вернулся в Лондон, я вызвал его и спросил, что он думает о положении в России. Дэвис дал оценку, прямо противоположную мильнеровской. Дэвис встретил в Петрограде своего дальнего родственника, постоянно там живущего. Этот родственник не имел отношения к высшему обществу, но зато знал русский народ. Он повёл Дэвиса на базары, на фабрики, познакомил со студентами, с интеллигенцией… И Дэвис мне прямо заявил: «Со дня на день ждите в России революции». Так оно и вышло…» [И.М. Майский «Воспоминания советского дипломата. 1925-1945» М.: Наука, 1971, с.180].

    Прямая речь в мемуарах всегда в высшей степени ненадёжна. Особенно в расчёте на публикацию в СССР относительно закономерностей революции. Бюрократом чистой воды Ллойд Джордж назвал Мильнера в 3-м томе воспоминаний 1-го издания. Уже становится ясно, из чего плетётся гладкая ткань полувымышленного разговора. Но если предположить, что долго живший в Британии Майский узнал о заговоре Мильнера и желает о нём намекнуть, со ссылками на хитрые ухмылки Ллойд Джорджа, то весь монолог сочинён ради правдивого финала: агент Мильнера Дэвис вышел на связь со студентами Петрограда и доложил Ллойд Джорджу о скором наступлении подготовляемого переворота.

    Можно увидеть в воспоминаниях Локкарта о встрече в Москве примерно тот же подтекст, при расхождении в фактической подаче мыслей персонажа, ибо каждый изображал не настоящего Мильнера, а свою концепцию февральской революции: «лорд Мильнер задал мне несколько вопросов, и я отвечал, что, если не будут некоторые уступки общественному мнению, беспорядки неизбежны. Он вздохнул: «Я не говорю, что вы неправы, но я обязан сообщить Вам две вещи. Прежде всего люди, хорошо разбирающиеся в положении вещей… считают, что революции не будет до конца войны. И во-вторых, я не вижу способа побудить к тем уступкам, о которых Вы говорите»» [Е.Д. Черменский «IV Государственная дума и свержение царизма в России» М.: Мысль, 1976, с.272].

    Смысл тот, что без организации мятежа сама по себе революция не вспыхнет. Это Мильнер точно понимал.

    Великий Князь Михаил Михайлович писал Царю из Лондона: «агенты Интеллиджент Сервис, обычно хорошо осведомлённые, предсказывают в ближайшем будущем в России революцию. Я искренне надеюсь, Ники, что ты найдёшь возможность удовлетворить справедливые требования народа, пока ещё не поздно» [«Камер-фурьерские журналы 1916-1917» СПб.: ДАРК, 2014, с.7].

    Тут трудно прийти к однозначному мнению, получил ли каким-то образом Великий Князь информацию от участников заговора, для него не предназначавшуюся, или же его использовали в кампании массированного давления на Императора, добиваясь мирной сдачи им правительственной власти. В любом случае А. Мильнер ещё лучше знал данные своих секретных служб и ни в каком блаженном неведении не находился: он мог изображать таковое или же мемуаристы работали на его алиби.

    Не исключено, что те же источники информировали английского посла в Париже: 13 декабря 1916 г. н. ст. он пишет в дневнике, что скоро должно последовать убийство Императора Николая II («трагедия во дворце») «или революция, поддержанная армией». 1/14 марта: «письма из Петербурга, о которых мне сообщали, оказались пророческими. Революция разразилась» [Ф. Берти «За кулисами Антанты» М.-Л.: Госиздат, 1927, с.135, 166].

    В остальном записи дневника Берти о состоянии Российской Империи содержат типовую легенду о Распутине, Штюрмере и других сторонниках сепаратного мира при Дворе. Однако со стороны противников Царя он мог получать адекватную информацию о подготовке переворота.

    В 1921 г. Альфред Нокс воспоминаниях передал слухи, что предполагалось отправить герцога Коннаутского с письмом Георга V Царю: «герцогу было бы гораздо легче советовать императору, чего, очевидно, не мог бы себе позволить лорд Мильнер без риска нанести царю оскорбление» [А. Нокс «Вместе с русской армией» М.: Центрполиграф, 2014, с.462].

    Согласно камер-фурьерским журналам, Император Николай II не принимал Мильнера у себя. Но по дневнику, лорд Мильнер принят 20 января в 12 ч.

    Масса свидетельств указывает на необычайный характер официального прихода проконсула Мильнера во власть в метрополии, благодаря которому именно ему удалось возглавить миссию в Россию. Уинстон Черчилль, который нередко позволял себе неожиданные откровенности, в 1945 г. выступил с надгробной речью в палате общин. Он сказал: «вскоре Ллойд Джордж захватил высшую власть в государстве и руководство правительством». Черчилля переспросили: захватил? А он так и повторил: «захватил» [К. Роуз «Король Георг V» М.: АСТ, 2005, с.328].

    Вот ещё заговор, связанный с именем Мильнера: «ни у современников, ни у историков не было сомнений в том, что против Асквита был составлен подлинный заговор и его участники, прежде всего сам Ллойд Джордж, действовали бесчестными методами» [Л.Е. Кертман «Джозеф Чемберлен и сыновья» М.: Мысль, 1990, с.333].

    Ллойд Джордж признавал ключевую роль А. Мильнера в своём кабинете. По его утверждению, Мильнер превосходил Бальфура и Бонар Лоу «силой творческой мысли и богатством идей», «был неустрашим, никогда не боялся сделать предложение», каким бы оригинальным оно ни казалось [О.Р. Айрапетов «Генералы, либералы и предприниматели» М.: Три квадрата, 2003, с.207].

    «Двое мужчин, кого я видел дольше других в течение последних двух лет войны, когда я осуществлял верховное руководство, были Бонар Лоу и лорд Мильнер». Это сказалось и на частоте присутствия Мильнера на страницах воспоминаний, которые явно показывают исключительную вражду автора к Русскому Самодержавию. Ллойд Джордж, ссылаясь на отчёты главы миссии из России, убедительно показывает, что лорд Мильнер целиком разделял его силу ненависти к Царскому строю. Ллойд Джордж противопоставляет концепции У. Черчилля, самым достойным образом оценившего усилия и достоинства Царской России, доводы А. Мильнера и лидеров заговора в Москве о негодности режима [D. Lloyd George «War memoirs». London. 1938. Vol.1. P. 449, 944].

    Это наилучшим образом доказывает, что Мильнер и Ллойд Джордж были союзниками не Императора Николая II, а тех, кто вошёл в заговор с М.В. Алексеевым с целью свергнуть Государя.

    Продолжение следует

    Источник

     

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 80 | Добавил: Elena17 | Теги: Февральская революция, 100 лет катастрофы, станислав зверев, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1274

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru