Web Analytics


Русская Стратегия

"Для народов, подобных русскому, сложившихся и окрепших ещё сравнительно недавно и ещё занятых своим устройством, то есть ещё молодых, дикость учения о вреде патриотизма до того очевидна, что не следовало бы об нём даже упоминать, и если я делаю это, то имею в виду лишь тех ещё не переводящихся соотечественников, про которых написано: "Что книжка последняя скажет, то сверху и ляжет"". Д.И. Менделеев

Категории раздела

- Новости [3447]
- Аналитика [2625]
- Разное [688]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Февраль 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728

Статистика


Онлайн всего: 11
Гостей: 10
Пользователей: 1
Elena17

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2019 » Февраль » 12 » Людоедство в Крыму во время голода 1921-1923 гг.
    05:19
    Людоедство в Крыму во время голода 1921-1923 гг.

    В начале 1920-х гг. Крымский полуостров пережил гуманитарную катастрофу. После завершения Гражданской войны регион охватил массовый голод, унесший множество жизней. Следствием этой трагедии стали многочисленные случаи людоедства.Газетные публикации, архивные документы и свидетельства очевидцев рисуют чудовищную картину.

    Вот как описывают ситуацию в Крыму в конце 1921 г. материалы Госинфосводки ВЧК от 17 января 1922 г.:

    «По всему Крыму наблюдается развитие уголовного бандитизма.
    Наряду с уголовными бандитскими шайками, действуют банды, имеющие политическую окраску.

    Голод усиливается во всех округах Крыма. В некоторых районах голодают 75% населения. Всего в Крыму голодающих насчитываетсясвыше 340 тыс. жителей. Наиболее серьезно положение в Ялтинском округе и Карасубазарском районе. Помощь голодающим оказывают комитеты  взаимопомощи,  всего  их насчитывается  275.  Помощь слаба вследствие отсутствия средств»[1].

    Особенно страшными были первые месяцы 1922 г., когда большинство населения было предоставлено само себе.

    «Голодная смерть Крыма началась, - читаем в письме поэта Максимилиана Волошина Марине Цветаевой и ее дочери, Ариадне Эфрон, датированном 13 января 1922 г. -  На улицах уже появились трупы татар. Барометр показывает 2 мил<лиона> за пуд хлеба. А на рейдах Севастополя, Ялты, Феодосии стоят иностран<ные> суда с хлебом. Но им приказывают уходить, т<ак> к<ак> они «имеют наглость» запрашивать по 140 тыс<яч> за пуд, когда твердая цена для ввоза 80 тыс<яч>.

    «Пролетариат предпочитает поголодать, чем обогащать спекулянтов»…»[2]

    С каждым днем ситуация в регионе становилась все хуже.

    Ужас происходящего передают архивные документы и свидетельства очевидцев.

     «Судак, Ст<арый> Крым погибают от голода, - писал М.Волошин матери 12 февраля 1922 г. -И помочь им нельзя, т<ак> к<ак> никакие припасы доставлены туда быть не могут. Да их и нет. <…> Единственное спасение для судачан- это бежать, переезжать в Феодосию. Но и в Феодосии люди помирают ежедневно на улицах. Трупы не хоронятся: некому рыть могилы. Их едят кошки в мертвецкой. Кошек едят люди. На улицах рев голодных»[3].

    Это февраль 1922 г. В следующем месяце, сообщалось в суточной сводке ЧК за 3 марта, «ужасы голода начинают принимать кошмарные формы. Людоедство становится обычным явлением: в Бахчисарае семья цыган зарезала 4-х детей и из <их – Д.С.> мяса сварила суп. Цыгане арестованы, и суп с мясом доставлен в милицию<...> Но если в городах заметны кой-какие признаки помощи, то в деревнях голодающие оставлены абсолютно на произвол судьбы»[4].

    Спустя трое суток, 6 марта 1922 г., органы ЧК зафиксировали, что «в Карасубазаре  (ныне – Белогорск) наблюдаются случаи употребления в пищу трупов. В Бахчисарае случаи голодной смерти учащаются. В больницах лежит 25 неубранных трупов умерших от голода. Голодные на рынке вырывают продукты из рук»[5]. В этот период в Карасубазаре также отмечались многочисленные факты «ловли детей и пропажи их»[6]. Вскоре милиция обнаружила в городе склад, на котором были найдены 17 засоленных трупов, преимущественно детей[7].

    В сводке ЧК за 11-12 марта 1922 г. сообщалось, что «ужасы голода начинают принимать кошмарные формы, и людоедство становится обычным явлением и с каждым днем принимает все большие и большие размеры. Так, в Севастополе впервые зарегистрированы случаи людоедства и самоубийства на почве голода, по улицам валяются трупы умерших и умирающих. В Каразубазарском районе настроение голодающих подавленное в связи со слухами о снятии с довольствия помгола взрослых. Они озабочены, предчувствуя в этом потерю последней поддержки, бывшей, хотя далеко недостаточной, но все же могущим давать голодным просуществовать дальше. В том же районе в деревне Шейх-Эли отец зарезал своих двух малюток и съел их вместе с женой. Третьего зарезать не успел, так как был арестован; в убийстве сознался и после умер.

    Жена умерла также. Крестьяне с ужасом смотрят на происходящее, а контрреволюционный элемент использует это для антисоветской агитации. В остальных районах голод также усиливается и принимает грандиозные размеры. Помощь из центра не поступает; помголы из-за отсутствия продресурсов работают слабо, и вследствие этого, увеличивается волна беженцев, которые, бросая последний скарб, устремляются в город в надежде в нем найти заработок и продолжают голодать вмести с детьми, как и в деревне. Детские приюты переполнены детьми»[8].

     «Голод с каждым днем в Крыму усиливается и принимает грандиозные размеры, - сообщалось в сводке ЧК за 13 марта 1922 г. - Каждый день сводки с мест сообщают о людоедстве. В Карасубазаре опять обнаружено людоедство. Мать зарезала своего 6-ти летнего ребенка, сварила его, и начала его есть вместе с 12-<лет>ней дочкой. Женщина была арестована и на допросе в милиции лишилась рассудка. По отправлению ее в больницу она скончалась. Местный помгол из-за отсутствия продресурсов не в состоянии дать голодающим возможности существовать хотя <бы> в полуголодном состоянии, вследствие чего и является людоедство, и употребление в пищу падали. Весь день на рынке происходит ловля случайно забредших сюда собак. Говорить о<б> употреблении в пищу суррогатов не приходится. Голодные массы в большом проценте питаются воловьей и овечьей кожей, также забирая из кожевенных заводов отбросы, побывавшие в обработке и извести. Больницы переполнены голодающими, которые умирают от истощения»[9].

     Случаи каннибализма фиксировались и в следующем месяце. Так, в сводке ЧК за 5 апреля 1922 г., отмечалось, что в Феодосийском округе «один татарин ночью зарезал и употребил в пищу зашедшего к нему неизвестного»[10].

     «Общее положение Крыма – катастрофично, - делился своими впечатлениями М.Волошин в письме от 12 марта 1922 г., адресованном писателю Викентию Вересаеву и его жене Марии Смидович. -  На улицах картины XIV века - городов во время Черной Смерти иголода. Ползают по тротуарам умирающие, стонут под заборами татары («ревки» их называют). Валяются неубранные трупы. Могил на кладбище некому рыть. Трупы валятся в общий ров - голые. Из детских приютов вытряхают их мешками. Мертвецкие завалены. На окраине города по овражкам устроены свалки трупов. Видят там и трупы с обрезанным мясом. Трупоедство было сперва мифом, потом стало реальностью. Колбаса и холодец из человеческого мяса были констатированы на рынке, так же как и похищение трупов на колбасу <…>»[11].

     «Вокруг был страшный голод, - вспоминала дочь царского генерала, Мария Квашнина-Самарина. – Татары стали есть собак, кошек и даже трупы людей. Мы питались лебедой и диким луком нашего сада. Иногда мне удавалось «своровать» у себя в саду абрикосы и виноград. <…>

    Как-то раз ко мне подошла маленькая девочка – дочка санитарки – и сказала с восторгом: «Сестрица, какую вкусную человечину я ела!» Я не стала ее расспрашивать, боясь услышать что-нибудь еще более страшное…Это событие привело меня в ужас»[12].

    Многочисленные свидетельства людоедства во время голода запечатлел в своем дневнике за 1922 г. феодосийский гимназист Герман Гауфлер:

    «31 марта

    Голод наступил ужасный. В город из Судака привезли под арестом женщину, которая съела своего ребенка. Лошадей почти всех съели, так что водовоз сам возит свою бочку. Собак и кошек крадут, чтобы из них сделать колбасу. <…> Почти все наши знакомые голодают. <…>

    13 мая

    <…>

    Развилось страшное людоедство. Цыгане ловят, убивают и солят детей. На днях было такое дело: одна дама с ребенком пришла в лавку на базаре. Ребенок вышел на порог лавки, дама вышла и увидела, что ребенка нет. Она упала в обморок. Люди, бывшие здесь, побежали за ее мужем и вместе с ним побежали в погоню. Наконец, ее муж нагнал на Земской улице цыгана, несшего его ребенка. Он вцепился в горло цыгана и отнял ребенка.

    10 июня

    Голод очень большой. На базаре и около пекарен стоят вереницы голодных, которые просят хлеба. На базаре каждый день кражи: то мальчишка выхватит кусок, а то и весь хлеб из рук, то у торговца из-за спины тащат что-нибудь. Как-то я присутствовал при такой сцене: девушка вынесла из пекарни 5-6 хлебов, вдруг к ней подлетели два мальчишки, выбили хлеб из рук, начали рвать хлебы и тащить куски, но тут вышел мужчина и прогнал их.

    Голодного можно сразу отличить, у него какое-то зеленое лицо и какие-то странные глаза: они выражают безумие и смотрят как-то неподвижно. Голод толкает и на убийства, и на грабежи, и даже на людоедство. А говорят, что тот, кто раз съел человеческого мяса, тот не может есть что-нибудь другое, а хочет только человечины, и это его толкает на новое убийство»[13].

    Убыль населения вследствие голода на примере нескольких сел на юго-востоке полуострова передают материалы одного из отчетов государственных органов:

    «Население Эльбузлов (ныне – с.Переваловка) осенью 1921 г. состояло из 706 человек, теперь осталось 400 человек, все другие умерли от голода. Село Большой Таракташ (впоследствии – Каменка, в 1977 г. объединено с с. Дачным). В октябре 1921 г. населения было свыше 2000 человек. С ноября 1921 г. по 1 апреля 1922 г. умерло более 800 человек. С января 1922 г. смертность доходила до 15 человек в день. Село Малый Таракташ (ныне – с.Дачное). В октябре 1921 г. было 1867 человек, до 1 апреля осталось 1152, умерло от голода 715 человек…из них 299 детей. Село Токлук (ныне – с. Богатовка). Умерли от голода по 1 апреля 1922 г. 256 человек, наибольшее количество умерло в марте с/г…В Токлуке был случай, когда вырыли труп человека из могилы, чтобы съесть. В Козах (ныне – с. Солнечная Долина) осенью 1921 г. было 1092 человека, по 1 апреля с/г умерли от голода 346 человек. Смертность особенно возросла в марте, с 12 марта по 1 апреля с/г за 19 дней умерло от голода 1025 человек. Зафиксировано 3 случая людоедства»[14].

    Аналогичная ситуация наблюдалась и в других районах. Вот выдержки из докладов ревизионной комиссии и контрольной группы о санитарном состоянии Севастопольского округа и его районов в апреле 1922 г. Документы хранятся в Архиве Севастополя (ГКУ АГС).

    «Дер. Бурлюк (ныне – с.Вилино). Большая смертность от голода. 2% эпидемических заболеваний. На общее количество населения (500 чел.) пайков отпускается слишком мало (115).

    <…>

    Дер. Афин-Булат Улуклу (вероятно, имеется ввиду Аджи-Булат Улукол, ныне – с.Угловое). Эпидемических заболеваний нет. Есть случаи смерти от голода. Отчетность не ведется. Кормящие грудью не получают пайка <…>.

    Ревизкомиссия представила общую сводку по Альминскому району.

    Общее количество населения – 4.400. Количество дворов – 1.401. Голодающих детей от 1 до 3 л. – 516. От 3 до 14 – не указано. Открытых питпунктов – 7. Питающихся 516. Основываясь на этих сведениях, получается впечатление, что голодающих детей в районе нет. Но далее выясняется количество опухших от голода детей – 782. То же взрослых – 574. Количество необходимой помощи детям – 1.375. Количество пайков <,> выдаваемых взрослым – 479. Всего пайков – 996. Смертность от голода детей – 3%, взрослых – 8%»[15].

    Сведения о ситуации в Бахчисарайском районе:

    «Количество населения – 40.000 чел. Голодающих детей – 9.820. Голодающих взрослых – 8.000. Открытых питпунктов – 18. Питающихся – 2.150. Закрытых детдомов – 6. Питающихся – 700. Всего детских пайков – 2.850». За период с 1 по 15 апреля 1922 г. в районе зафиксировано 214 случаев смертей от голода среди детей и 300 – среди взрослых[16]

    Кокозский район.

    «Свирепствуют эпидемии тифа, оспы и даже холеры. <…> Смертей от голода по деревням не менее 10 чел., большая часть взрослых, которым не оказывается никакой помощи»[17].

    Балаклавский район.

    «Санитарное состояние как города, так и деревень неудовлетворительно. Население крайне ослабло вследствие недоедания. Были случаи эпидемических заболеваний сыпным и возвратным тифом. В среднем смертность по району 30-40%, главным образом среди пришлого элемента»[18].

    Байдарский район.

    «Положение жителей этого района в материальном отношении не поддается описанию. Уже давно начали есть кошек и собак. В д.Сахты контролеры были свидетелями того, как дети пекли и ели дохлых животных. Был даже случай, когда доведенная голодом до исступления женщина съела собственного ребенка»[19].

    Не доверяя властям, население все чаще стало прибегать к самосудам, жестоко расправляясь с уличенными в людоедстве. Характерный эпизод приводит в своих воспоминаниях Мария Рунне-Федоренко, жившая в Феодосии и работавшая врачом:

    «Я была на базаре, когда услышала крик, а потом увидела толпу, бежавшую на кладбище, которое прямо с базара поднималось по горе. Потом та же толпа вернулась с кладбища, что-то волоча за собой. А потом ничего нельзя было понять. А произошло вот что: мальчишка на кладбище пас козу и прилег в какую-то яму. В это время, не видя его, подошли два цыгана с мешками за плечами. Мальчик испугался и притаился, а они из одного мешка вытащили девочку лет трех-четырех и зарезали. Мальчишка, забыв обо все, завизжал и бросился бежать, продолжая кричать. Цыгане, вероятно, не решились его преследовать, так как базар был близко, а спрятались. Толпа, поняв, в чем дело, бросилась на кладбище, увидела зарезанную девочку, а из другого мешка вытащили другую, живую; рассеялись по кладбищу, поймали цыган, притащили на базар и сами расправились с ними»[20].

    «В один день, - писал М.Волошин В.Вересаеву 23 апреля 1922 г. - в одной только деревне (Малый Таракташ, около Судака) милицией зарегистрировано десять случаев детоубийства («на котлеты») и четыре самосуда над людоедами (18 апреля), и в тот же день составлен протокол в Старом Крыму о котле, в котором найдено полребенка, варившегося на огне. Выносить это в полном сознании и памяти – трудно»[21].

    По свидетельству Николая Ундольского, сына первого настоятеля храма Воскресения Христова в Форосе, «у цыган, остановившихся в Байдарах, в варившемся кушанье обнаружили куски мяса украденного ребенка. Люди устроили самосуд, и цыган живыми зарыли в землю»[22]. Также Ундольский упоминает слух о продаже в Севастополе пирожков из человеческого мяса. У самого мемуариста во время голода умерли брат и сестра.

    Случаи самосудов над людоедами также фиксировали суточные сводки ЧК-ГПУ и милиции. Согласно сводке Крымполитуправления за 6-7 июня 1922 г., в деревне Азамат Симферопольского округа (ныне - с. Малиновка Белогорского района) два брата Чурай и Суин Аслан Оглу в марте 1922 г. «съели несколько детей, причем Чурай съел трех детей в возрасте от 6 до 10 лет, а Сеин одного 6-ти лет. Допрашиваемые крестьянами, они признались, что съели трупы сначала своих детей, а затем заманили проходившего мальчика Пехтеева, которого, убив, съели, и, наконец, мальчика 13-14 лет, собиравшего по деревне милостыню. Толпа крестьян Васильевского и Азаматского общества передала их жестокому самосуду, предав огню их избу, в которой братья Аслан сгорели»[23].

    Жесткие меры по борьбе с людоедством предпринимало и государство. Пойманных каннибалов расстреливали.

    «Голод все растет, людоедство стало обычным явлением, - писал М.Волошин матери 1 апреля 1922 г. - Ежедневно сюда привозят матерей, съевших детей, расстреливают, и никто об этом даже не говорит. <…>

    Если дела будут идти так же, как они идут, - то Крым в течение будущего года обречен на полное вымирание»[24].

    «Однажды ко мне прибежала наша татарка Айша и спросила, не хочу ли я посмотреть на женщину, которую расстреливали за людоедство, но она спаслась тем, что упала, притворившись мертвой: она была ранена только в руку. Вид этой татарки производил ужасное впечатление: это был скелет с зверским выражением, с горящими злобой глазами…»[25]

    Людоедство пошло на убыль во второй половине 1922 г. Не последнюю роль в этом сыграла деятельность комиссии помощи голодающим (КрымЦКПомгол), общественных, религиозных и международных организаций, которые развернули на полуострове сеть столовых, так называемых питпунктов, детских приютов и очагов. Положительное значение имела продажа хлеба по низким ценам, а также поставки продовольствия из других регионов страны и из-за рубежа. Но с осени 1922 г. голод вновь начал набирать силу, и снова стали массово умирать люди.

    Лишь к лету 1923 г. бедствие, наконец, ушло в прошлое.

    Д.В. Соколов

    для Русской стратегии

    http://rys-strategia.ru/

     

    [1]Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 1. 1918—1922 гг. / Под ред. А. Береловича, В.Данилова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. – С.559

    [2]Волошин М.А. Собр. соч. Т. 12: Письма 1918–1924. / сост. А.В. Лавров; подгот. текста Н.В. Котрелева, А.В. Лаврова, Г.В. Петровой, Р.П. Хрулевой; коммент. А.В. Лаврова и Г.В. Петровой. М.: Эллис Лак, 2013. – С.404

    [3] Волошин М.А. Указ. соч. – С.415

    [4] Зарубин В.Г. Голод 1921−1923 гг. в Крыму (по сводкам ЧК/ГПУ) // «Историческое наследие Крыма», - 2003. - №.2. – С.70

    [5] Там же. – С.71

    [6] История Крыма. Т.2. – М.: Кучково поле, 2018. - С.459

    [7] Доненко Николай, протоиерей. Новомученики Феодосии: Священномученик Андрей Косовский, Преподобномученик Варфоломей (Ратных), Священномученик Иоанн Блюмович; Феодосия, Судак, Старый Крым в годы воинствующего атеизма, 1920−1938. — Феодосия; М.: Издат. Дом. Коктебель, 2005. – С.34

    [8] Зарубин В.Г. Указ. соч. – С.71

    [9] Там же. – С.71-72

    [10] Там же. – С.73

    [11] Волошин М.А. Указ. соч. – С.435-436

    [12] Квашнина-Самарина М.Н. В красном Крыму // Филимонов С.Б. Тайны крымских застенков. Симферополь: Бизнес-Информ, 2003. – С.254

    [13] Гауфлер Г. Тревожные дни. Дневник феодосийского гимназиста: апрель 1919 г. – декабрь 1924 г. // Крымский альбом 1999: ист.-краевед. и лит.-худож. альманах. [Вып. 4] / сост., предисл. к публ. Д.А. Лосева. Феодосия; М.: Издат. дом Коктебель, 2000. - С.237-240

    [14] История Крыма. Т.2. – С.459

    [15] ГКУ АГС, Ф.р-420, Оп.1, д.3 – Л.11-12

    [16] Там же. – Л.13

    [17] Там же. – Л.15

    [18] Там же. – Л.17

    [19] Там же. – Л.18

    [20] Рунне-Федоренко М.А. Воспоминания и дневник, 1877-1970: Симбирск. Женева. Санкт-Петербург.Феодосия. Новороссийск. Земство. Белая армия. Тридцать седьмой. Великая Отечественная. – Феодосия; М.: Издат. дом Коктебель, 2017. – С.441

    [21] Волошин М.А.Указ. соч. – С.468

    [22] Фирсов П.П. Форос глазами Николая Ундольского. Севастополь: Арт-принт, 2008.  – С.99

    [23] Зарубин В.Г. Указ. соч. – С.73

    [24] Волошин М.А. Указ. соч. – С.450

    [25] Квашина-Самарина М.Н. Указ. соч.

    Категория: - Разное | Просмотров: 675 | Добавил: Elena17 | Теги: Дмитрий Соколов, преступления большевизма, россия без большевизма
    Всего комментариев: 1
    avatar
    1 pefiv • 19:37, 15.02.2019
    Избили и пристрелили. А то! //
    "Не проводите референдум." Шахматная месть. //
    Кому-то до сих пор «попахивает геноцидом» в Малороссии? На Божьем Суде геноцид будет ощутимее. //
    Блаженны съеденные Новороссии. //
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1318

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru