Web Analytics


Русская Стратегия


"Перестали понимать русские люди, что такое Русь; она есть подножие престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский." Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Категории раздела

- Новости [3523]
- Аналитика [2698]
- Разное [723]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Февраль 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728

Статистика


Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2019 » Февраль » 15 » Большевизм штурмует небеса
    02:38
    Большевизм штурмует небеса

    9 февраля в России отмечается Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской – праздник в честь святых, принявших мученическую смерть за Христа или же подвергшихся гонениям после большевистского переворота. Их поминовение началось еще в 1918 году, после принятия проходившим тогда в Москве Поместным собором РПЦ определения по поводу гонений на Православную Церковь, нараставших по всей подконтрольной большевикам части России. Датой молитвенного поминовения был избран день 25 января (7 февраля по новому стилю) – время расстрела большевиками митрополита Киевского Владимира или же следующий за этой датой воскресный день.

    Сегодня во всех храмах России будут совершаться поминальные службы и православный народ будет молиться за своих пастырей, убиенных или пострадавших в годы богоборческой власти.

    Большевики ополчились на религию и религиозные конфессии сразу после своего воцарения. Главный удар пришелся на Православие. Закрывались храмы и монастыри, арестовывались или предавались лютой смерти священно- и церковнослужители. Святая Церковь мешала строителям нового порядка в той мере, в какой христианские заповеди противоречили догмам марксизма-ленинизма. Коммунистическая партия, делавшая ставку на насилие, грабеж чужого имущества, разрушение традиционной семьи не могла примириться с тем, что Церковь проповедовала заповеди «не убий» и «не укради», «не прелюбодействуй» и «почитай отца и мать своих».

    За годы господства компартии в России было закрыто или вовсе уничтожено огромное количество храмов, убиты тысячи и тысячи архиереев, священников, иноков и мирян. Созданный по воле партии Союз безбожников вел травлю верующих, подготовляя общество к репрессиям, его численность достигала 5 млн человек. В эту разнузданную травлю  включались видные советские писатели. В 1929 г. на 2-м съезде Союза, переименованного в «Союз воинствующих безбожников», выступили Горький, Бедный, Маяковский, Бухарин. Их речи носили порой глумливый и подстрекательский характер. «Против эмоций, - говорил М. Горький, - должна быть выдвинута такая же зарядка, такая же энергия и такая же ненависть, потому что в той любви, которую проповедуют церковники, христиане,  огромнейшее количество ненависти к человеку. Религия давно стала человеконенавистничеством». Маяковский заявил: «Товарищи, обычно дореволюционные ихние собрания и съезды кончались призывом «с богом», - сегодня съезд кончится словами «на бога». Вот лозунг сегодняшнего писателя».

    Этот съезд совпал с началом партийного курса на «великий перелом». Уничтожение храмов продолжилось с утроенной силой. Не щадили ни национальных святынь, ни памятников воинским подвигам. В 1930 г. подвергся уничтожению главный храм русского флота – Кронштадтский морской собор. Год спустя в Москве был взорван храм Христа Спасителя – памятник ратному подвигу в Отечественную войну 1812 г. В Нижнем Новгороде взорвали кремлевский Спасо-Преображенский собор с гробницей Кузьмы Минина. В Суздале уничтожили часовню с надгробием князя Пожарского. Примеры можно продолжать до бесконечности.

    Убийства православных пастырей начались с 1917 г. Ленин, Дзержинский, Лацис и др. вожди требовали от коммунистического и чекистского актива жестокого террора против «церковников». Сначала они оправдывали его гражданской войной, потом находились другие обоснования. В 1922 г., инициировав кампанию изъятия церковных ценностей (под предлогом борьбы с голодом) Ленин в секретном письме к членами Политбюро РКП(б) кликушествовал: «Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше». То есть, для лидера экстремистской партии протесты верующих были хорошим предлогом, чтобы «расстрелять как можно больше». Ленин был предельно откровенен: «Я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий». (Полный текст письма здесь:

    https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%9F%D0%B8%D1%81%D1%8C%D0%BC%D0%BE_%D1%87%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D0%BC_%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B1%D1%8E%D1%80%D0%BE_%D0%BE%D1%82_19_%D0%BC%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B0_1922_(%D0%9B%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BD) .

    Рассмотрим механизм и масштабы террора против православного духовенства на примере только одной епархии – Нижегородской.

    В 1918 г. красногвардейцами и чекистами были убиты протоиерей Воскресенской церкви села Богородского Михаил Феофанович Сигрианский, настоятель Казанской церкви Нижнего Новгорода протоиерей Николай Васильевич Орловский, настоятель Оранского монастыря архимандрит Августин (Пятницкий). Жертвами красного террора стали священники: села Паново Арзамасского уезда – Александр Воскресенский, села Семьяны Васильсурского уезда – Иоанн Флеров, села Емангаши того же уезда – Александр Руновский, церкви Николая Чудотворца с. Павлова – Николай Знаменский, Владимирского собора г. Сергача – Николай Никольский, Успенской церкви с. Бортсурманы – Михаил Воскресенский, Троицкой церкви с. Деяново – Стефан Немков, настоятель Ворсменской старообрядческой общины А.А. Антипин.

    Протоиерей Николай Орловский был отцом 14 детей, младшим из которых было 5, 4 и 2 года. Николай Васильевич являлся законоучителем в 4-классном городском училище, выполнял разнообразные общественные обязанности, в частности, состоял в патриотических организациях «Белое Знамя» и Георгиевский отдел «Союза Русского Народа». Старший сын Орловского Александр учился в медико-хирургической академии в Петрограде и в войну находился в действующей армии на Кавказском фронте в качестве зауряд-врача. Батюшка явился 20 августа в губЧК за разрешением на выезд из города, чтобы ехать в Васильсурск, где находился его больной тифом сын, но вместо пропуска был арестован и расстрелян как «ярый враг советской власти».

    О последних часах жизни архимандрита Августина сообщает монах Алексий Воскресенский в своих записках о жизни Оранского монастыря в 1918 году.

    «Переведённый в тюрьму арх. Августин, – писал о. Алексий, – вместе с содержащимся с ним монархистом, протоиереем Казанской церкви г. Нижнего Новгорода Николаем Орловским и еще кем-то из иереев, не то в день Преображения, не то в праздник Успения соборно совершил в тюремной церкви литургию. В ночь с 17 на 18 августа ст. ст. он предстал  перед судом военно-революционного трибунала и на вопрос, признает ли себя виновным, ответил: «Не признаю и никогда не признаю». Этим ответом арх. Августин подписал себе смертный приговор. Решением военно-революционного трибунала он, протоиерей Орловский и еще 15 других человек, которые не знаю, были приговорены к расстрелу, а местом казни был Мочальный остров. На рассвете 18 августа все обречённые на смерть посажены были на пароход и двинулись к роковому месту. Августин стоял бодро, бесстрашно смотря на красноармейцев. Последовали три залпа, а после четвертого он пал мертвым и был красноармейцами погребен, а точнее присыпан землею с другими своими товарищами настолько небрежно, что жители слободы Старые Печёры сами должны были засыпать землёю  общую могилу убиенных».

    В 1920-е гг. террор несколько ослабел. Обычными карами в этот период были приговоры Коллегии ОГПУ или Особого совещания к ссылке или заключению в концлагерь сроком на 3-8 лет. Все священнослужители были занесены в разряд лишенцев – граждан второго сорта, лишенных гражданских прав и обреченных на социальную дискриминацию и полуголодное существование. По данным исследователя, кандидата юридических наук, в 1927 г. в Нижегородской губернии насчитывалось около 60 000 лишенцев, из них 6345 человек были «служителями культа».

    Всплеск террора совпал с коллективизацией. Это и понятно: заповеди Христовы «Не убий» и «Не укради» входили в резкий антагонизм с новым политическим курсом. Большинство крестьян были православными верующими, сохраняли религиозный образ мыслей и уклад жизни. Для разрушения этих основ руководство СССР принимает ряд директив. В январе 1929 г. за подписью Л.М. Кагановича вышло постановление ЦК ВКП(б) «О мерах усиления антирелигиозной работы», а в феврале 1930-го – постановления ВЦИК и СНК СССР «О борьбе с контрреволюционными элементами в руководящих органах религиозных объединений». На их основе развернулось массовое закрытие храмов и репрессии против духовенства.

    Иллюстрацией может служить дело о мнимой контрреволюционной организации, действовавшей под флагом церковного совета в селе Тумботино Павловского района. В числе других по этому делу был репрессирован местный священник Рафаил Павлович Виноградов. Он родился 25 октября 1876 в селе Павлове Горбатовского уезда, окончил Нижегородскую духовную семинарию, служил  законоучителем Сормовской ЦПШ, священником с. Левашево Ардатовского уезда, с. Заскочиха Семёновского уезда, Выксунского Иверского монастыря. В 1930 состоял священником Благовещенской церкви с. Тумботино. Арестован 18.03.1930, Особой тройкой краевого ОГПУ приговорён к смерти, расстрелян в мае 1930 г.

    Вместе с батюшкой Рафаилом, как сообщает церковный историк Елена Власова, были осуждены и расстреляны трое из четверых арестованных мирян: староста Благовещенской церкви Василий Павлович Филатов, 65 лет, в прошлом волостной старшина и управляющий фабрикантов Кондратовых, бывший член Первой Государственной Думы; Гавриил Дмитриевич Гусев, 62 лет, бывший сельский староста, который так же, как и Филатов, избрал церковную деятельность, выполняя обязанности председателя церковного совета или церковного старосты; Иван Вадимович Родионов, 64 лет, бывший фабрикант, член церковного совета Благовещенской церкви.

    В целом с 1929 по 1933 г. в СССР было арестовано свыше 40 тысяч священно- и церковнослужителей. Большинство их приговорят к заключению в концлагерь, других расстреляют, а кто уцелеет, встретит мученическую кончину в 1937 году.

    В 1935 г. в Нижнем Новгороде был арестован и осужден митрополит Горьковский и Арзамасский Евгений (Зернов). В 1937 г. его расстреляют.

    Этот год станет пиком репрессий против Святой Церкви и ее служителей.   В июле по инициативе И.Сталина НКВД разрабатывает «Операцию по репрессированию кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Одной из главных ее мишеней становится духовенство. Никогда еще в годы богоборчества оно не подвергалось столь неистовому истреблению. Убийства облекались в форму разоблачения церковно-фашистских организаций». Их фабрикация шла полным ходом в Горьком, Арзамасе и др. городах и районах. Аресты были поставлены на поток. Рассмотрение дел производилось Тройками НКВД, созданными на местах. ЦК ВКП(б) и Лубянка спускали на места планы (лимиты) на аресты и расстрелы. В рамках этой массовой операции, получившей на чекистском жаргоне название «кулацкой», 21 сентября 1937 года особой «тройкой» УНКВД по Горьковской области митрополит Феофан (Туляков) был приговорен к расстрелу, 4 октября того же года приговор был приведен в исполнение.

    По данным нижегородского исследователя О.В. Дегтевой: «За период с ноября 1937 по февраль 1938 года на расстрельных полигонах Горьковского НКВД, кроме митрополита Феофана погибли еще несколько святителей. 1 ноября 1937 года расстрелян епископ Суздальский Гурий (Степанов), арестованный в г. Арзамасе; 11 ноября 1937 года - епископ Ветлужский Неофит (Коробов), арестованный в Ветлуге; 11 декабря 1937 года – епископ Богородский Александр (Похвалинский); 14 декабря 1937 года - епископ Новгород-Северский Иоанн (Доброславин), арестованный в с. Глушенки Гагинского района; 3 января 1938 года - епископ Сергачский Фотий (Пурлевский), арестованный в Омске и этапированный в Горький. Кроме того, в 1937 году на нижегородской земле репрессиям подвергались старообрядческий епископ Петр (Носов), арестованный в г. Семёнове, и раскольник григорианской ориентации архиепископ Тамбовский Павел (Краснорецкий), арестованный в г. Бор».

    Как сообщает в своей книге «Стопы жизни в годы гонений на Церковь» историк митрофорный протоиерей Александр Соколов, им выявлено не менее 2526 священников, церковнослужителей, монашествующих и активных мирян, пострадавших от гонений и террора богоборческого режима, и цифра эта считается батюшкой Александром далеко не полной. Множество имен еще предстоит выявить, а некоторых прославить в лике святых мучеников.

    Светлая память новомученикам и исповедникам Церкви Русской, явленным и не явленным!

    Станислав Смирнов

    для Русской Стратегии

    http://rys-strategia.ru/

    Категория: - Разное | Просмотров: 277 | Добавил: Elena17 | Теги: Новомученики и исповедники ХХ века, станислав смирнов, россия без большевизма, преступления большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1357

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru