Web Analytics


Русская Стратегия

"Только смелость и твердая воля творят большие дела. Только непреклонное решение дает успех и победу. Будем же и впредь, в грядущей борьбе, смело ставить себе высокие цели, стремиться к достижению их с железным упорством, предпочитая славную гибель позорному отказу от борьбы." М.Г. Дроздовский

Категории раздела

- Новости [4127]
- Аналитика [3104]
- Разное [1087]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Октябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Статистика


Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2019 » Октябрь » 12 » С.В. Зверев. Евреи и банкиры в политике США. Ч.1
    02:19
    С.В. Зверев. Евреи и банкиры в политике США. Ч.1

    Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15516/

    Закулисное влияние финансовых кругов на принятие ключевых решений в рамках демократических режимов должно подвергаться самому тщательному изучению. Добросовестное изучение требует выявления существующих скрытых механизмов власти в силу их значительной важности. Недопустимо удовлетворяться внешними формами выборных представительств и игнорировать внеконституционную реальность.

    Иван Солоневич в «Белой Империи» (1939) задавался вопросом: «Кто правит Америкой: Рузвельт, Тамани Холл, Пятая авеню или, может быть, какие-то финансовые гангстеры, ещё менее уловимые, чем те, которые не так давно правили Чикаго и Нью-Йорком? Ничего этого мы не знаем. Мы не знаем действия тех великих и таинственных сил, которые, прикрываясь любыми лозунгами, в некий момент начнут дёргать таинственные нити, и мы, как марионетки, запляшем наш предсмертный танец на полях Марны или Вислы». И.Л. Солоневич, не имея возможности самостоятельно решить все проблемы исторических и политических наук, считал важным для начала выявить основные исследовательские направления. Без правильно взятого курса изучение второстепенных вопросов или мнимых проблем может создать видимость благополучия в выяснении всего на свете, но не даст правильного понимания реальности.

    В 1950 г. в статье о сути демократии И.Л. Солоневич доказывал, что университетское образование не даёт совершенно ничего для понимания демократии: «В тех курсах государственного права, которые мы в своё время проходили в наших университетах, ничего не было сказано, например, о том, что каждый кандидат в президенты САСШ обходится заинтересованной стороне в сумму, колеблющуюся от ста до двухсот миллионов долларов. Кто же эти заинтересованные лица, имеющие возможность ассигновать сотни миллионов? Вероятно, не кухарки, не фермеры, даже не пролетарии всех стран» [И.Л. Солоневич «ХХ век. Так что же было?..» М.: ФИВ, 2009, с.188,373].

    А нас хотят уверить, что правим в демократиях именно мы: пролетарии, фермеры и кухарки. На худой конец, правят те, кого мы выбрали. Но вовсе не те, кто выбирает финансирование того или другого кандидата. Они ведь не сами себя выбирают в кандидаты и не «мы», а финансируют тоже они не сами себя и не «мы».

    Так происходит везде, но уровень понимание демократии находится на критически низком уровне. Например, Л.М. Млечин описывает, как с нуля раскрутили Б.Н. Ельцина для победы на выборах 1996 г. и как на это дело складывались банкиры. Причём ровно то же раскрылось и в Германии: Гельмут Коль тайно получал деньги от промышленников на выборы. Но почему-то, когда речь зашла о назначении Путина президентом, Млечин сокрушается: народу не дали выбрать того, "кто ему нравится”, заранее назначив преемника [Л.М. Млечин «Кремль. Президенты России. Стратегия власти от Б. Ельцина до В. Путина» М.: Центрполиграф, 2002].

    Наивность мышления зашкаливает за разумные пределы, начиная казаться не просто наивностью. Народ ведь никогда не выбирает, что ему нравится. Ему всегда внушают, как нужно поступать.

    Вот, про другие выборы 1996 г.: будущего победителя в С.-Петербурге «практически не знали», «Яковлева приходилось раскручивать с нуля. Две влиятельные в то время петербургские структуры – «Союзконтракт» и «Балтонэксимбанк» – дали деньги на выборы обоим – и Яковлеву, и Собчаку. У Собчака других денег не было. А вот в Яковлева вложился московский бизнес. И это был уже совершенно другой бюджет», – так делаются победы. Одних денег, разумеется, мало, нужно уметь их грамотно тратить. Осведомлённый тамошний журналист поэтому говорит и о работе на Яковлева лучших политтехнологов страны и телеведущих. Следовательно, в 1996 г. Путин был на заведомо проигравшей стороне [Д.Г. Ежков «Путин. Почему он стал таким» М.: Алгоритм, 2012, с.26].

    В 1999 г. одна минута рекламного времени на ОРТ стоила 40 тыс. долларов. Для выкупа права на размещения рекламы требуются сотни миллионов долларов у посредника-монополиста, имеющего непосредственное отношение к властям и потому устраняющего всех опасных конкурентов. Победы предрешены и в этом случае [Ю.Ю. Болдырев «О бочках мёда и ложках дёгтя» М.: Крымский мост, 2003, с.314].

    В рамках демократии никакого иного механизма не может быть. Вот как, например, с выборами в США 1984 г.: «Президент держался так, словно выборы его вообще не интересуют, а соперника у него нет. Рейган «президентствовал», будучи надёжно изолирован от прессы, умело дозируя свои тщательно отрежиссированные публичные выступления. Специалисты по «подаче» президента при содействии основных средств массовой информации культивировали образ «отца нации», стоящего над политическими баталиями и даже над повседневными государственными делами» [Как делается президент. М.: Прогресс, 1985, с.304].

    Однако в мире всё устроено не примитивно механически. Есть и некоторые иррациональные законы, когда речь заходит о влиянии евреев. Замминистра торговли при Рейгане, а теперь президент Института экономической стратегии, Клайд Престовиц пишет: «Способность лоббистских групп не допускать какого-либо давления США на Израиль» доводит до того, что «Президент самой могущественной страны в мире не может заставить гораздо более слабое государство, полностью зависящее от американских денег и американского покровительства, взять на себя необходимые обязательства».

    Клайд Престовиц акцентирует внимание на основанном в 1954 г. Американо-израильском комитете по общественным делам (AIPAC) – «одна из мощнейших произраильских организаций», «от 70 до 80 % членов американского конгресса поддерживают AIPAC». Еврейское лобби полностью контролирует не только политику, но и информационное пространство США, что не менее важно. «Свидетельством особой щепетильности, с которой американские средства массовой информации подходят к критике Израиля, может служить следующий факт: «Си-эн-эн», однажды обвинённая в том, что показанный ею накануне сюжет о палестино-израильских столкновения возле города Дженин на Западном берегу реки Иордан создаёт слишком благоприятное впечатление о палестинцах, впервые в своей истории была вынуждена принести официальные извинения» [К. Престовиц «Страна-изгой» СПб.: Амфора, 2005, с.333, 363-364].

    Дуглас Рид в скандальном «Споре о Сионе» рассматривал другой крупный объект: основанную в 1913 г. Бнай-Брит, еврейской масонской ложей, Анти-Диффамационную Лигу (ADL). Это отделение «к 1947 году превратилось в мощную тайную полицию, став большой силой в жизни Америки, если не по форме, то фактически».

    Мощное влияние масонов, евреев и банкиров на политику США существовало на протяжении долгих десятилетий. Масон Эндрю Джексон – «президент-демократ затеял в 1830-е гг. «банковскую войну», расколовшую общество и закончившуюся ликвидацией Национального банка США». Джексон уничтожил американскую антимасонскую партию, которая видела «в политике Джексона угрозу установления диктатуры» через уничтожение Национального банка [В.В. Прилуцкий «Антимасонское движение в США» // «Вопросы истории», 2010, №4, с.104-105].

    Власть банкиров была настолько велика, что любое выдвижение политика или принятое им существенное решение не может рассматриваться независимо от них. «Оба крупнейших деятеля эпохи понимали свою взаимозависимость. Рузвельт желал войти в высший круг власти и возглавить его. Морган стремился укрепить всю свой авторитет на фондовой бирже и монополизировать всю сталеплавильную индустрию». В результате их взаимодействия, в 1900 г. Т. Рузвельт стал вице-президентом и председателем сената, а Морган создал корпорацию «Ю.С. стил». Проводимая Т. Рузвельтом критика нефтяной монополии Рокфеллеров не помешала «Стандарт ойл» выделить на его выдвижение в президенты в 1904 г. 125 тысяч долларов [А.И. Уткин «Теодор Рузвельт. Политический портрет» Сведловск: Издательство Уральского университета, 1989, с.102, 140].

    Таким образом, не могли оправдаться высказываемые в 1907 г. русскими монархистами надежды на борьбу правительства США с чудовищным скоплением капиталов. Только в Российской Империи Самодержавная власть не зависела от финансирования выборов олигархами, определяющими политику правительства при демократической системе. В США силы, способной одолеть миллиардеров, не существовало. Такая борьба носила показной характер для успокоения избирателей [С.В. Зверев «Генерал Краснов. Как стать генералом» Ростов н/Д.: Феникс, 2013, с.164, 177].

    В 1912 г., по своему президентскому опыту, Т. Рузвельт объявлял бесполезной провалившуюся борьбу с монополиями и потребовал, в противоположность В. Вильсону, вместо невозможного уничтожения монополий и пустословной борьбы с корпорациями, государственного контроля над ними. Эта формула доказывала бессилие демократии, поэтому Т. Рузвельта обвинили в пропаганде Самодержавия [Д. Голдберг «Либеральный фашизм» М.: Рид Групп, 2012, с.100].

    До 1913 г. под руководством Моргана банки Нью-Йорка регулировали денежные ресурсы и кредиты США, а затем через нового президента Вильсона для прикрытия откровенного владычества банкиров была создана Федеральная Резервная Система [Джин Строус «Морган» М.: АСТ, 2002, с.19].

    Создание ФРС было ярким проявлением эволюции форм политического контроля банкиров над государством. Явное всевластие Моргана или, после его смерти, группы банкиров, не могло длиться дальше, т.к. вызывало бы чрезмерное недовольство. Но и отказываться от наиважнейших полномочий банкиры не могли. «Лоббизм, неотъемлемая часть вашингтонских коридоров власти, распространён и в Капитолиях штатов. Однако сегодня он уже не означает неприкрытую «скупку» голосов законодателей, как, скажем, случалось в XIX в.» [В.А. Савельев «Капитолий США: прошлое и настоящее» М.: Мысль, 1989, с.251].

    Американская политика складывалась в равнодействующую линию между различными финансовыми группами. Морган сдерживал враждебных курсу республиканской партии магнатов Уолл-стрита. Шагу нельзя было ступить и без евреев: «руководство партии поддерживало тесный контакт с такими китами делового мира, как банковская империя Моргана, газетный концерн Херста и т.д. Постоянное предпочтением демократам оказывал еврейский капитал» [«Принципы функционирования двухпартийной системы США: история и современные тенденции» Ч.1. Конец XVIII в. – 1917 г. М.: Изд-во МГУ, 1988, с.227, 257].

    Знакомый принцип: Морган держал в руках обе партии, республиканскую и демократическую. Кто бы ни выиграл, победителем оставался он. А население могло сколько угодно выбирать тех, кто ему "нравился”.

    Рассуждать подробно о закулисном влиянии всегда тяжело. Есть установленная система, скрыть которую невозможно. Зато каждое конкретное действие как можно более тщательно укрывается за конституционными декорациями, куда не пускают посторонних. Увидеть кухню принятия политических решений можно в редких случаях, когда нас проводят за кулисы, но показывают всё равно в ограниченном, прикрытом или преображённом виде.

    Известным таким проводником являются дневники и документы Эдварда Хауза. Они и без того достаточно часто рассматривались, чтобы на них задерживаться, поэтому можно разобрать другой любопытный источник: «Дневник посла» Уильяма Додда, второпях выпущенный в 1941 г. в Нью-Йорке, через год после смерти автора. Додд представлял Соединённые Штаты в Германии.

    Дневник начинается с 1933 г. На первой же после назначения встречи с Рузвельтом, 16 июня 1933 г., они с Доддом обсуждали «просто позорное» «отношение германских властей к евреям»: о необходимости защищать американских граждан – евреев (то есть, больше никого «оградить от преследования» не требуется). Также, подробно говорили про Ялмара Шахта, обсуждали вопросы экономического сотрудничества с Германией. «Мы поговорили немного о полковнике Эдуарде М. Хаузе и о предложении президента относительно сокращения военного потенциала Франции» [У. Додд «Дневник посла» 1933-1938. М.: Соцэкгиз, 1961, с.36, 37].

    На самом интересном месте  Додд сознательно не записывает никаких подробностей о том, зачем США нужна слабая Франция и какое отношение имеет Э. Хауз к самым важным внешнеполитическим делам США и к миссии Додда в Германии.

    3 июля 1933 г. Додд был на совещании в «Нэшнл сити банк» по случаю проблем с выплатой американским кредиторам 1,2 млрд. долларов, которые те вложили в немецкие компании. На совещании банкиры шли на всякие уступки  Я. Шахту и Германии А. Хитлера: согласились на 4% прибыли, вместо оговоренных 7%, но были готовы и к тому, что совсем ничего не получат.

    В тот же день Додд появляется на совещании, где присутствуют судья Джулиан У. Мак, Феликс Варбург, судья Ирвинг Леман, раввин Стив С. Уайз и Макс Колер (с.40).

    4 июля Додд видится уже с Э. Хаузом, который признаётся, что это он предложил Ф. Рузвельту кандидатуру Додда. Напомним, положение Э. Хауза как всесильного правителя США при неимении у него никаких государственных должностей объяснялось исключительно "дружбой” его с Вудро Вильсоном.

    Эта специфическая дружба своеобразно проявилась на Парижской конференции победителей, когда «Полковник Хауз более не был заодно с Вильсоном. Полковник Хауз примкнул к Клемансо», – так рассказывает эксперт с британской стороны Гарольд Никольсон. В книге «Как делался мир» он даёт весьма любопытное описание незначительной роли действующего американского президента Вильсона по сравнению с его советниками. В Париже Вильсон «фактически уже не обладал политической силой», его противники знали, что Вильсон уже «не представлял Америки» и скоро умрёт. Лансинг и Хауз пытались вовсе отговорить Вильсона ехать самому на мирную конференцию, считая это опасным для репутации и рискованным. Они хотели действовать через сенатские комиссии, совершенно минуя президента. При этом команда американских экспертов осталась на стороне президента. «Двойственность в действиях президента Вильсона была вызвана противоречивым влиянием полковника Хауза и группы американских экспертов, во главе которых стоял Исайя Боумэн» – главный геополитик не только В. Вильсона, но потом и Ф. Рузвельта. Провал Вильсона объясняли также заговором дипломатов старой школы [Г. Никольсон «Как делался мир в 1919 г.» М.: ОГИЗ, Госполитиздат, 1945, с.74, 89, 140, 148].

    Отражение такого конфликта находится в комментарии И. Боумэна к записи совещания о «14-ти пунктах», из которых видно, насколько Хауз затмил Вильсона: «Мы имеем мнение Х., насколько он помог Вильсону, но не мнение В.» [«Архив полковника Хауза» М.: АСТ, 2004, Т.2, с.205].

    Президент Вильсон давно в могиле, а Хауз, как ни в чём не бывало, выбирает посла в Германию и консультирует его, как тот должен себя вести. Надо понимать, что именно этим занимались все, с кем виделся Уильям Додд перед тем как отправиться в Германию. Его наставляли представители самых значительных в США банков «Нэшнл сити» (Рокфеллеры) и «Чейз нэшнл» (Морганы), Ф. Рузвельт, Э. Хауз. Но мы совершим чудовищную ошибку, если отвлечёмся на более громкие имена и пропустим второе совещание 3 июля, после банкиров. Додд присутствовал на нём в принудительном порядке: «мне пришлось [!] принять участие ещё в одном заседании, о котором я был уведомлён предварительно» (с.40).

    Рассмотрим подробнее, кто ещё натаскивал Додда на посольство, наряду с президентом Рузвельтом, закулисным зубром Хаузом и крупными банкирами.

    Джулиан Уильям Мак – входил в правление основанного в 1906 г. в ответ на погромы евреев за участие в революции против Российской Империи, Американского Еврейского Комитета. АЕК изначально был направлен против правления Императора Николая II и в 1912 г. добился аннуляции торгового договора США с Россией. АЕК – ещё один всесильный в США еврейский комитет, наряду с АИКОД и АДЛ. Для расторжения действовавшего с 1832 г. договора о торговле и навигации нужно было обладать немалой силищей. Отмена договора произошла сразу после введения в 1911 г. Императорским правительством ограничений на въезд в Россию еврейских капиталистов. Д.У. Мак некоторое время даже был вице-президентом АЕК. В 1918 г. он был президентом Американского еврейского конгресса, который определил делегацию на Версальскую конференцию победителей (1919). Белогвардейцев туда на порог не пустили, но евреев – запросто. Мак ту делегацию возглавил. Ещё, в 1918 г. он стал президентом Американской сионистской организации и написал книгу «Американизм и сионизм». Для сионизма 1918-й был триумфальным годом, как и для американизма.

    Идём дальше. Феликс Варбург в 1894 г. переехал в США из Германии. В 1895 г. женился на Фриде Шифф – единственной дочери Якоба Шиффа. Один из основателей ФРС в 1913 г. Входил в АЕК. Один из самых влиятельных еврейских финансистов США.

    Ладно, может, хоть Ирвинг Леман не ведущий американский сионист? Член Верховного суда с 1909-го по 1923-й, главный судья Нью-Йоркского апелляционного суда в 1940-45, тоже оказался известным еврейским лидером, ходатаем за защиту евреев от Хитлера и основателем еврейского культурного центра «92th street Y». Его брат Герберт был губернатором штата Нью-Йорк, а другой брат Артур – банкиром.

    Раввин Стивен Уайз сам по себе является известной фигурой. Он возглавил новый Американский еврейский конгресс после Джулиана Мака.

    По именам сразу и не догадаешься, но мы угодили в настоящее сионистское гнездо из судей и банкиров, определяющих политику Соединённых Штатов.

    Последний участник встречи, Макс Колер – биограф еврейского семейства банкиров Зелигманов, юрист и писатель, занимавшийся историей евреев в США, печатался в еврейской прессе. Для такой важной встречи понадобился еврейский летописец. Кстати сказать, Исаака Зелигмана обвиняли в финансировании революции в России, наряду с Я. Шиффом и Феликсом Варбургом. Известно, что он предоставлял средства для «пострадавших» евреев в Российской Империи.

    Устроитель совещания как будто на нём не присутствовал, но нельзя не отметить и его – адвокат Джордж Гордон Бэттл прославился как борец с антисемитизмом, заслужил медаль от еврейского журнала.

    Уильям Додд: «Беседа продолжалась полтора часа и всё об одном и том же: немцы убивают евреев». Здесь оказывается не точной схема Дугласа Рида, по которой западная пропаганда преподносила репрессии в Германии как преследование политических противников и евреев, потом – евреев и политических противников, а затем одних евреев. Додду с самого начала говорят исключительно о преследовании евреев.

    Не трудно догадаться, о чём говорил Додду Хауз на следующий день: «Вам надо бы попытаться облегчить участь евреев». К этому Хауз прибавил: «Но не следует допускать, чтобы они вновь заняли господствующее [!] положение в экономической и культурной жизни Берлина, как это было в течение долгого времени». Скорее трудно вообразить, как американский посол мог бы допустить восстановление еврейского господства в Германии.

    «Хауз прочитал мне ряд интересных писем от выдающихся людей» (с.42) И Додд, распрощавшись с Хаузом, отправился к Чарльзу Крейну. Воистину, кажется, триумфальный для евреев 1918 г. не кончается: Хауз и Крейн были главными советниками Вудро Вильсона. И к ним продолжает обращаться за наставлениями Додд в 1933 г. при Ф. Рузвельте. Крейн «с жаром говорил о своей работе, всё ещё с горечью отзывался о русской революции и был чрезвычайно доволен гитлеровским режимом в Германии. По его мнению, евреи заслуживают проклятия, и он надеялся, что их поставят на место» (с.43).

    По сути, мы имеем весьма слабую детализацию взаимоотношений между закулисными деятелями, не знаем последовательности их поступков, целей и представлений. Тем более ценны такие документы, как дневник Додда.

    Мы знаем о тесной многолетней связи Крейна с Милюковым и о деятельной поддержке им февральской революции. Однако приезд Крейна в Россию в 1917 г., по сведениям Энтони Саттона, связан с приводом им к власти Льва Троцкого. С одной стороны, это внешне противоречит связи с Милюковым. С другой – проклятиям евреев. Но внутренне эта озлобленность может объясняться тем, что победа Троцкого, с которым он имел возможность познакомиться ещё до отплытия на одном пароходе, привела совсем не к тем последствиям, какие он желал.

    Поведение Крейна может объясняться и сложными взаимоотношениями с правящими в США евреями. Как бы то ни было, Уильяма Додда подсовывают как к могущественным защитникам евреев, так и к противнику, чтобы Додд довёл то и другое персонально до сведения Адольфа Хитлера. Додд не подвёл, и вывел Крейна на Хитлера и Ялмара Шахта.

    4 октября Чарльз Крейн, уже в Германии, заходил к Додду обсудить содержание будущей беседы с Хитлером. Додд следовал проеврейским инструкциям, но Крейн входил в ту когорту "бывших” закулисных заправил (как Вайсман), именем которых можно было действовать в пользу Хитлера не запятнав официального лица США. Антисемитизм Крейна Додд воспринимал как лёгкое помешательство, зато Хитлер принял его с распростёртыми объятиями. 5 октября Крейн выражал Додду восторг от беседы с Хитлером (с.82).

    В Германии связующим звеном между послом Доддом и фюрером был небезызвестный американец «Эрнст Ганфштенгль, довольно богатый и немного странный человек, приверженец Гитлера с 1921 года» (запись 22 сентября 1933 г.). Додд был в курсе, что Ганфштенгль «принимал участие в подготовке гитлеровского путча до 1923 года и обильно ссужал деньги фюреру» (с.451). 7 марта 1934 г. Ганфштенгль добился для Додда аудиенции у Хитлера «но об этом никто не должен знать» (?!) (с.136). По-видимому, контакты скрывались для демонстрации американской отстранённости от нацистского руководства. После поездки Ганфштенгля к Рузвельту на встречу выпускников «Гитлер почему-то не взлюбил его, отказался принимать,  лишил должности, поставил его в опасное положение» (запись 31 октября 1936 г.). Ганфштенгль явно должен был передать Ф. Рузвельту какое-то личное послание А. Хитлера – это одно из многих загадочных происшествий в американо-германских отношениях.

    4 июня 1934 г. «Вчера я получил письмо от полковника Хауза, в котором он сообщает, что в двадцатых числах мая к нему заходил агент или друг Гитлера с предложением приехать в Германию и побеседовать с Гитлером о путях решения еврейского вопроса. Хауз отказался. На другой день один из самых видных евреев в Соединённых Штатах, Сэмюэль Унтермайер, пришёл к Хаузу, и, хотя он не соглашался на какие-либо определённые политические шаги, предложил ему, чтобы я начал переговоры исключительно личного характера, с целью смягчить позицию Гитлера. Оба они, Хауз и Унтермайер, убеждены, что если это мне удастся, американские евреи ослабят свой бойкот. Такой шаг вызван ростом антисемитизма в США, о чём судья Джулиан Мак говорил 9 мая в Нью-Йорке. Даже Рузвельт подвергся сильным нападкам, после того как назначил несколько евреев на государственные посты» (с.158)

    7 июня 1934 г. «Банта привёл трёх банкиров», встревоженных общественным недовольством Рузвельтом, поскольку «тот окружил себя евреями». Один из них предрекал бунт в Нью-Йорке и покушение на С. Унтермайера (с.159).

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 151 | Добавил: Elena17 | Теги: РПО им. Александра III, книги, станислав зверев
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1534

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru