Web Analytics


Русская Стратегия

"Восстановление потрясённой гегемонии Русского народа в Империи, его историческими усилиями созданной, составляет теперь жгучую потребность времени. Но для этого нужно прежде всего быть достойным высокой ответственной роли, нужно быть духовно сильным и хотеть своего права. Без этого бумажные права не помогут." Л.А. Тихомиров

Категории раздела

- Новости [4557]
- Аналитика [3370]
- Разное [1258]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Март 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2020 » Март » 20 » Русский отец мировой авиации
    19:13
    Русский отец мировой авиации

    В 1876 году он первым поднялся в воздух и дважды покорил его на воздушном змее собственного изобретения, опередив на десять лет французского испытателя Майо, на восемнадцать - англичанина Баден-Поуэла и на двадцать - австралийца Харгрэва. Им была установлена зависимость между подъемной силой и лобовым сопротивлением при различных углах атаки и обстоятельно освещён вопрос полета птиц – за 17 лет до немецкого исследователя и планериста Лилиенталя.  Его проектом предусматривалось испытание элеронов (органов поперечной устойчивости и управляемости самолета) - за 31 год до француза Фармана, якобы изобретшего их. Им был сформулирован из важнейших законов аэродинамики - о значении скорости для создания подъемной силы - за 11 лет до опубликования подобных работ французов Марея и Лилиенталя и за 27 лет до математического обоснования возникновения подъемной силы, данного Н.Е. Жуковским в его труде "О присоединенных вихрях". Он выдвинул идею использовать фюзеляж-лодку для посадки на воду – за 25 лет до воплощения его конструктором и изобретателем Д.П. Григоровичем, создателем первого лодочного гидроаэроплана. По его проекту на Балтийском заводе были изготовлены две наиболее легкие и мощные паровые машины с воздушным поверхностным холодильником для пара общей мощностью 50 л.с. при удельном весе 4,9 кг на 1 л.с. – за 20 до того, как родоначальники американской авиации братья Райт сумеют собрать бензиновый мотор с таким же удельным весом. На 20 лет русский изобретатель-самоучка опередил американцев в изобретении самолёта, став истинным первопоходцем в области воздухоплавания. Но лавры первых авиаконструкторов достанутся иностранцам. Почему? Может, потому что России даже в лучшие годы её не хватало внимания к собственным гениям и рачительного попечения о них?

    Контр-адмирал Александр Федорович Можайский родился в г. Роченсальме Выборгской губернии Финляндского княжества 21 марта 1825 г. в семье адмирала Федора Тимофеевича Можайского. Следуя по стопам отца, он закончил Морской кадетский корпус по первому разряду и в чине мичмана отправился к первому месту службы – на Балтику.

    В 1853 -1855 гг. Александр Фёдорович участвовал в дипломатической экспедиции Кронштадт – Япония, целью которой было установление торговых отношений со страной Восходящего солнца. В ходе этого путешествия фрегат «Диана» был сильно поврежден в результате землетрясения и цунами в порту Симода и затонул в бухте Хеда, куда успели отбуксировать его в надежде на ремонт русские моряки. Лишившись своего корабля, команда приняла активное участие в восстановлении построек, разрушенных стихией, чем немало расположила к себе местное население. В результате был подписан Симодский трактат, по которому между Российской Империей и Японией устанавливались дружественные торговые отношения, а русским судам открывались три японских порта. Власти Японии также оказали русским морякам содействие в постройке нового фрегата.

    В этот период Можайский с интересом изучал быт и обычаи японцев, делал многочисленные зарисовки. Моряк, исследователь и изобретатель, он мог бы кроме того стать хорошим художником… По возвращению на родину Александр Фёдорович представил публике выставку из двадцати полотен японской тематики.

    Следующая экспедиция Можайского была в Хиву, и моряк-ученый составил описание Аральского моря и Амурдарьи. Годы спустя он принял участие в организации первой этнографической выставки «Народы России» в Москве, программу которой утверждал сам император Александр Второй. Адмирал представил на ней свои трофеи, добытые в ходе экспедиций.

    Недолго пробыв в отставке, в 60-е годы Александр Фёдорович, посвятил себя преподаванию в родном кадетском корпусе и давней страсти – изобретательству. Идея создания воздухоплавательного аппарата явилась у него еще в 1855 году, когда он длительное время наблюдал за свободным полетом морских птиц. Изучив принцип работы воздушных винтов, проведя многочисленные исследования в 1876 году Можайский приступил к проектированию своего аэроплана.

    Первая модель, названная им "летучкой", состояла из небольшой лодочки-фюзеляжа, к которой под углом 3° была прикреплена одна прямоугольная несущая поверхность. Тягу модели создавали три воздушных винта, один из которых располагался в носу лодочки, а два других - в специально сделанных прорезях крыла. Винты приводились в движение заведенной часовой пружиной. Рулевые поверхности (горизонтальная и вертикальная) были вынесены назад. Для взлета и посадки модель имела четыре колеса, расположенных под фюзеляжем. Модель совершала устойчивые полеты со скоростью свыше 5 м/сек с дополнительной нагрузкой около 1 кг.

    Патриотами этого проекта было за малым исключением всё научно-техническое сообщество России.  Экспертная комиссия в составе Д.И. Менделеева, Н.П. Петрова (автора всемирно известной гидродинамической теории трения), генерал-лейтенанта Зверев, полковника Богословского и военного инженера Струве представила Главному инженерному управлению подробный доклад, в котором указывала что изобретатель "в основание своего проекта принял положения, признаваемые ныне за наиболее верные и способные повести к благоприятным конечным результатам". По заключению инженера-кораблестроителя П.А. Богословский, "изобретатель весьма верно решил давно стоящий на очереди вопрос воздухоплавания. Аппарат, при помощи своих двигательных снарядов, не только летает, бегает по земле, но может и плавать. Быстрота полета аппарата изумительная; он не боится ни тяжести, ни ветра и способен летать в любом направлении... Опыт доказал, что существовавшие до сего времени препятствия к плаванию в воздухе блестяще побеждены нашим даровитым соотечественником".

    Увы российская бюрократия, не исключая и военного ведомства, была далека от в лучшем значении передовых взглядов русской технической интеллигенции. Даже начинавшаяся война с Турцией и значение нового изобретения для нужд обороны, на что упирал сам Александр Фёдорович, разъясняя важность летательных аппаратов для разведки и бомбардировок позиций противника, не могли повернуть чиновное мышление.

    Несмотря на все доводы и ходатайства цвета русской технической мысли, российское правительство отказалось в необходимом объёме финансировать проект Можайского, ограничившись лишь скромным вспомоществованием. Военный министр Ванновский даже не пожелал встретиться с Александром Фёдоровичем и ответить на его письмо…

    Средства на создание первого русского аэроплана изобретателю пришлось изыскивать самому. Он продал всё, что мог, включая обручальные кольца. Ему безвозмездно помогали коллеги учёные и рабочие Балтийского завода. "Аппарат г. Можайского... составляет, по нашему мнению, громадный и, может быть, даже окончательный шаг к разрешению великого вопроса плавания человека в воздухе по желаемому направлению и с желаемой, в известных пределах, скоростью... А.Ф. Можайскому принадлежит, по нашему мнению, великая заслуга, если не вполне решить эту задачу на практике, то, по крайней мере, чрезвычайно приблизиться к этому решению, а следовательно, и к решению всего вопроса о воздухоплавании", - писал профессор Морской академии И. Алымов.

    Эти бы слова да в уши чиновникам военного ведомства! Но они жили совсем иными заботами… Чтобы защитить своё детище от "дельцов" из министерства, стремящихся присвоить чужое достижение или же продать его за границу, стареющий контр-адмирал обратился в департамент торговли и мануфактур с просьбой о выдаче ему патента на изобретенный им "воздухолетательный снаряд" и получил его 3 ноября 1881 г. Это был первый в мире патент на самолет, и он был выдан русскому изобретателю!

    Летом 1882 г. Александру Фёдоровичу всё-таки удалось построить свой самолет. 20 июля на военном поле в Красном селе собрались представители военного ведомства и Русского технического общества. Испытание самолета в воздухе было доверено ближайшему помощнику Можайского - механику И.Н. Голубеву. Аэроплан, пилотируемый им, набрал в конце разбега необходимую скорость, поднялся в воздух и, пролетев некоторое расстояние по прямой, сел. Таким образом впервые в истории была практически доказана возможность полета человека на аппарате тяжелее воздуха.

    Однако, этот промежуточный результат не удовлетворил правительственную комиссию, и помощи изобретатель вновь не получил. Увы, русское правительство вообще очень долго не умело разглядеть и оценить значения авиации. Даже в канун Первой мировой к ней относились более, как к забаве, нежели как к важнейшей стратегической отрасли. Первым, кто вполне понял её значение, стал Великий князь Александр Михайлович, фактически создавший русскую авиацию, убедивший в необходимости развития её Государя Николая Александровича и сломивший чиновную косность.

    Но Александр Фёдорович Можайский не дожил до этого времени. После испытания своего детища он неустанно продолжал работу над совершенствованием. Уже через год после дополнительных расчётов им был представлен проект нового аппарата, и военное ведомство на сей раз даже обещало Русскому техническому обществу выделить необходимое финансирование. Но, увы, средства изобретатель так и не получил. Существует версия, что этому помешала деятельность иностранных шпионов в русском военном ведомстве. Но, может быть, всему причиной традиционное головотяпство отечественной бюрократии… Ещё два года спустя она в лице Главного инженерного управления вновь откажет Можайскому в ассигновании необходимой суммы с формулировкой, что «не видит никакого повода» к оному. 

    Работа над новым самолётом была прервана смертью изобретателя в 1890 году. Пройдёт ещё более 20 лет, прежде чем Великий князь Александр Михайлович начнёт создавать русскую авиацию, а русские инженеры-конструкторы, вооружившись разработками Можайского, возьмутся за реализацию его идей. В 1913 г. на Балтийском заводе в Петербурге будет создан тяжелый самолет "Русский витязь", годом позже - построена серия самолетов Игоря Сикорского "Илья Муромец". А в 1915 г. конструктор В.А. Слесарев создаст уникальный самолет-гигант "Святогор".

    Русская авиация в годы Первой мировой войны покроет себя заслуженной славой, а русские конструкторы в ХХ веке прославятся как в России, так и за её пределами. Жаль лишь одного, что имя первого в мире авиаконструктора, создателя первого в мире самолёта Александра Фёдоровича Можайского до сих пор остаётся в тени братьев Райт, Фармана и иных иностранных якобы родоначальников авиации.

      Е. Фёдорова

    Русская Стратегия

    Категория: - Разное | Просмотров: 197 | Добавил: Elena17 | Теги: русское воинство, даты, сыны отечества, ученые
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1626

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru