Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [4779]
- Аналитика [3595]
- Разное [1338]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Апрель 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Статистика


Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2020 » Апрель » 7 » Столп Отечества: С надеждой на Бога и Царя
    21:12
    Столп Отечества: С надеждой на Бога и Царя

    Начало ХХ в. в России – период настолько уникальный, что, может быть, пройдет еще много времени, прежде чем мы сможем осмыслить его значение в истории нашей страны. Экономический и культурный расцвет, национальный и гражданский подъем – вот те грани социального богатства и счастья, которыми, вопреки неудачам в дальневосточной войне и революции, начинала тогда блистать великая Россия. Сквозь мглу революционных потрясений взошло солнце и в русской политике. На вершине власти возник удивительный по взаимодействию союз царя Николая II и его первого министра Петра Столыпина.

    Сближение царя со Столыпиным произошло в тяжелое революционное время: повсюду забастовки рабочих, крестьянские бунты, усиление сепаратизма инородческих окраин; казалось, погибельным ветрам не будет конца. Стремясь остановить сползание страны в пропасть, государь работал до изнеможения, но выправить ситуацию в одиночку ему не удавалось. Кризис оказался настолько всесторонним и глубоким, что никакие титанические усилия одного человека были не в состоянии преодолеть государственный развал. Царь мучительно искал себе деятельного помощника, выбирал и ошибался, вновь выбирал и вновь быстро разочаровывался в своем избраннике. Никто из тогдашнего царского окружения не мог ответить на тот шквал страшных вопросов, который обрушила на власть смута 1905 г. Только через год одинокого стояния в революционном кошмаре милостью Божьей государь нашел человека, способного дать ответ. Этим провозвестником спасения России и стал П.А. Столыпин.

    Люди одного поколения и одного духа, ставящие христианские идеалы выше сиюминутных политических соображений, царь и его новый министр быстро сблизились в своем активном стремлении оздоровить духовные и социальные основы страны. Их сотрудничество не ограничивалось механическим разделением труда, не замыкалось рамками служебных функций – это было нечто большое. Они постоянно генерировали новые идеи, вместе искали и находили нестандартные решения, исправляли и страховали друг друга от неизбежных государственных ошибок и издержек.

    Пять лет совместной работы царя с новым премьером оказали благотворное влияние на все стороны жизни страны. Началась перезагрузка земельных отношений. Русское крестьянство становилось на ноги, росло и крепло, превращалось в мощную колонизаторскую силу. Темпы экономического роста Сибири были выше общероссийских показателей. В Сибири и на Алтае началось беспрецедентное по масштабам строительство церквей, школ и больниц. Сибирское крестьянство заявило о себе хозяйственно и политически, заявило о своей духовной жажде и стремлении к знаниям. Не землю и волю, а церковь и школу требовали новые хозяева страны.
     

    Русский корабль шел на сближение с Западом, и это вхождение русского мира в европейское сообщество вело к смещению оси мировой истории в сторону Восточной Европы. Россия из ведущей мировой державы становилась ведущим центром мирового развития. «Через десять лет Россию – не догнать», – отмечали немецкие эксперты. Могущество России обеспечивалось не дикой европеизацией, насильственным внедрением западной модели развития, а путем внутреннего национального роста. Как говорил Столыпин, «Россия познает себя». «Русь идет» – так лаконично выразил этот начавшийся в стране национальный подъем архимандрит из Почаевской лавры отец Виталий[1].

    «…главная наша задача – укрепить низы, – разъяснял обществу позицию правительства Столыпин. – В них вся сила страны. Их более 100 миллионов! Будут здоровые и крепкие корни у государства, поверьте, и слова русского правительства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед целым миром. Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа, – вот девиз для нас всех, русских»[2].

    Николай II и П.А. Столыпин стали знаковыми фигурами этих исторических процессов, органично соединившими в себе высокую нравственность и государственный талант.

    Современники говорили о Николае II как о человеке, обладавшем редким для самодержца политическим тактом. За свое царствование царь ни разу не применил закон «Об оскорблении Величества», не лишил свободы в «несудебном порядке», то есть своей волей, ни одного человека[3], был убежденным противником политических скандалов, стараясь властвовать соединяя, а не разделяя.

    Не менее глубокими нравственными чертами обладал и Петр Столыпин. «Тихая и застенчивая Русь, – писал о нем философ В.В. Розанов, – любила самую фигуру его, самый его образ, духовный и даже, я думаю, физический, как трудолюбивого и чистого провинциального человека, который… вышел на общерусскую арену и начал “по-провинциальному”, по-саратовскому, делать петербургскую работу, всегда запутанную, хитрую и немного нечистоплотную. Все было в высшей степени открыто и понятно в его работе… – отмечал Розанов. – Все чувствовали, что это – русский корабль и что идет он прямым русским ходом… Ненавидящие бессильны были (его) оклеветать, загрязнить, даже заподозрить … никто не смог сказать: он был лживый, кривой или своекорыстный (курсив автора. – Д.С .) человек»[4].

    Эта нравственная культура первых правителей России определила приоритет духовных ценностей в социальном реформировании страны. Не удовлетворение физиологических потребностей человека, не популистская политика «хлеба и зрелищ», а раскрытие в человеке личностных способностей и дарований, раскрепощение его доброй воли и созидательного труда – таков главный принцип николаевско-столыпинского курса. «…необходимо… – говорил П.А. Столыпин, – когда мы пишем закон для всей страны, иметь в виду разумных и сильных, а не пьяных и слабых… таких сильных людей в России большинство»[5].

    Царя и его выдающегося премьера можно по праву назвать эталоном совести в русской политике. Причем сама нравственная красота и сила личности каждого из них формировалась и крепла на религиозных – христианских идеалах. Бог для них – это живой Бог, путеводитель и охранитель по дороге жизни. Находясь под прицелом террористов, испытывая постоянную тревогу за свои семьи, судьбу преобразований, за будущее России, они видели во Христе неисчерпаемый источник к преодолению и разрешению трудных обстоятельств и проблем. Именно в этой одухотворенности сокрыта тайна их сближения и союза.

    В основе деятельности любого политика лежит вера. Но не всегда эта вера устремлена к высоким духовным началам, часто предметом ее становятся исключительно материальные и эгоистические ценности: деньги, власть, престиж и авторитет. Направляя все свои умственные, сердечные, физические силы на эти мертворожденные и скоротечные достижения, политик вступает на путь удаления от Бога, искажает свою судьбу, уродует и губит в себе истоки личностного бытия.

    «Есть некий духовный закон, владеющий человеческой жизнью, – писал русский мыслитель Иван Ильин. – Согласно этому закону, человек сам постепенно уподобляется тому, во что он верит (курсив автора. – Д.С .). Если человек верит только в чувственные наслаждения, принимая их за главнейшее в жизни, их любя, им служа и предаваясь, – то он сам превращается постепенно в чувственное существо, в искателя земных удовольствий, в наслаждающееся животное; и это будет выражаться в его лице и в его походке, смотреть из его глаз и управлять его поступками. Если человек верит в деньги и власть, то душа его постепенно высохнет в голодной жадности, в холодной жажде власти; и опытный наблюдатель прочтет все это в его взоре, услышит в его речи и не ошибется, ожидая от него соответствующих поступков. Если он поверит в классовую борьбу и завистливое равенство, то он сам скоро станет профессиональным завистником и ненавистником, и в глазах его отразится черствая злоба, а в поступках – политическое ожесточение…»[6]

    Если человек верит в Бога, то его ожидает удивительная судьба. В таком человеке возникает ощущение, что он «всегда больше, чем он сам», что всегда «он внутренне богат, настолько, что сам далеко не всегда знает меру своего богатства»[7]. Но эту силу и это богатство он может удержать только в смирении своей самости. Не я заслужил, но Господь помиловал, не мне награда, но Богу благодарность, не как я хочу, но как хочет Бог. Без Него ничего творить не могу, на Него только надеюсь и Им одним живу.

    «Что я такое – я не знаю, – говорил П.А. Столыпин. – Но я верю в Бога и знаю наверное, что все мне предназначенное я совершу, несмотря ни на какие препятствия, а чего не назначено – не совершу ни при каких ухищрениях…»[8]

    Д.Б. Струков

    На пути к Великой России

    Категория: - Разное | Просмотров: 129 | Добавил: Elena17 | Теги: россия без большевизма, созидатели, столп отечества, петр столыпин
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1674

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru