Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [5922]
- Аналитика [5333]
- Разное [2090]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2021 » Май » 10 » Елена Мачульская. Омск исчезающий
    04:35
    Елена Мачульская. Омск исчезающий

    В начале ХХ века у каждого города был свой неповторимый облик. Его создавали прежде всего деревянные здания - в каждом городе они строились на свой манер, украшались по-своему, а фантазии у мастеров-плотников хватало. Осмысленность окружения напоминала об осмысленности бытия. Сейчас же повсюду безликие типовые дома и стандартные торговые центры.

    Омск, город, некогда бывший столицей Сибири, стремительно теряет свою индивидуальность, свое лицо.  Исчезают бывшие характерной отличительной чертой Омска дома с башенками, и уже не осталось улиц, вдоль которых когда-то тянулся лаконичный орнамент из вырезанных на ставнях стилизованных арф...

    По данным регионального министерства культуры, на территории Омской области расположено 478 зданий - объектов культурного наследия. И 90 из них - памятники деревянного зодчества, многие из которых ввиду многолетней выжидательной позиции властей пришли в совершенно печальное состояние. В реставрации нуждаются почти полсотни старинных деревянных зданий.

    Недавно мэр Омска Оксана Фадина  предложила решить проблему с  ветшающими памятниками архитектуры легко и не напрягаясь:

    – Ситуация с объектами культурного наследия крайне тяжелая. Проблема в том, что по законодательству сложно вовлекать такие дома в экономический оборот. Можно перевести жилое помещение в нежилое, но это не к каждому зданию применимо. Буквально две недели назад на рабочей группе я предложила революционный путь. Мы собираем оценку исторической значимости объектов культурного наследия. С точки зрения бухгалтерского учета эти дома на счету, а с точки зрения духовного наследия – актуальности этих объектов нет. Мы хотим вытащить из этого перечня объекты, не представляющие культурной ценности. Для этого нужно выйти с инициативой на Минкульт РФ по исключению этих домов из списка памятников архитектуры. Такая практика в России есть, она не массовая, а штучная. И мы в этом заинтересованы, поскольку это рачительно.

    Проще говоря, администрация намеревается избавиться от домов, которые за эти годы превратились в руины. Причем разумеется, под весьма благовидным предлогом - сэкономить средства на многочисленных штрафах за ненадлежащее состояние зданий, которые числятся памятниками архитектуры.

    - Мы за эти объекты культурного наследия платим штрафы. Чтобы отремонтировать памятники культурного наследия, нужно порядка 400 млн рублей. Эти средства лучше потратить на ремонт детсадов и школ.

    Вопрос, что в результате останется от исторического облика Омска, госпожу Фадину, судя по всему, не волнует…

    ***

    Сегодня исследователи называют народное зодчество одним из самых крепких корней, привязывающих человека к родной земле с ее древней памятью. Старинные деревянные постройки, возведенные и украшенные в соответствии с вековыми традициями, наполняют городской ландшафт живым ощущением единения человека с окружающим миром, поэтически повествуют о прошлом.  То есть, делают город живым…

    Домовая резьба была многомерной и гибкой системой.  В ней, как в зеркале отражались все общенациональные и местные художественные процессы, она вбирала в себя множество привнесенных явлений и при этом оставалась самобытной и гармоничной.

    На формирование облика Омска повлияли близость казахстанских степей, равнинная местность, сильные ветра, а также особый военный уклад жизни, естественный для города-крепости, вплоть до середины XIX века служившей пограничным форпостом

    Омский резной деревянный декор исследователи именуют «деревянным позументом». Это своеобразные узоры, плотно прилегающие к основе - они почти никогда не образуют крупных объемных или ажурных фрагментов. Выразительные средства при этом приближаются к графическим. Основную роль играют линия, силуэт, ритм декоративных элементов, которые складываются в динамичные и уравновешенные композиции, отмеченные сдержанной тонкой красотой.

    Архитектурная основа омской жилой застройки отличалась четкостью плана и конструктивного решения. При этом ясно читалась архитектоника сооружения, объемно-пластическая композиция была цельной и компактной. Резной декор органично входил в эту структуру как необходимая и неотъемлемая часть, и был ее органичным дополнением.

    Искусствовед и исследователь сибирской деревянной архитектуры Лариса Чуйко отмечает характерные особенности  омского резного декора -  преобладание наличников «конем» (с треугольным выступом посредине и плечиками по бокам) и наличников с разорванным карнизом (кстати, разорванные фронтоны над окнами – типичный элемент нарышкинского барокко),  ленточного фриза (декоративный элемент в виде горизонтальной полосы или ленты, обрамляющей какую-то часть архитектурного сооружения) с растительным орнаментом, декоративное оформление внутренних поверхностей ставней, в открытом виде образующих декоративный орнаментальный простенок между окнами.  Для деревянных домов XX века характерны наличники «аркой», в первой трети столетия обильно украшаемые накладной и сквозной пропильной резьбой, гладкие фризы. Орнаментами украшались доски обшивки углов и вертикальных швов, стойки и створки ворот.

    Омские резчики использовали  все  основные мотивы древнего славянского орнамента -  символические знаки Солнца и Земли, дождя, растений. А еще на равнине, где  ничто не заслоняет небесную ширь, мастера часто обращались к древнейшему космогоническому сюжету - пути Солнца по небосводу.

    Стиль модерн в резном декоре омской деревянной архитектуры отличался  любовью  к изогнутой линии - от замкнутого круга до волнообразного отрезка. Часто встречалось изображение круга, пересеченного или обрамленного  тремя отрезками горизонтальной линии, восходящее к венско-московской традиции оформления каменных зданий на рубеже Х1Х-ХХ веков.

    Многие мотивы пришли из «больших» архитектурных стилей. Элементы архитектурного декора барокко и классицизма, народные мастера скорее всего почерпнули в резьбе барочных иконостасов XVIII века. И интерпретировали по-своему. Один из самых распространенных - драпировка. Она изображается в виде «занавеса» — горизонтальной полосы ткани, подхваченной шнуром с кистями.  В Омске «занавес» обычно представляет собой две дугообразно провисающие полосы ткани с небольшими кисточками по краям и в центре.  Оригинальным местным вариантом была  композиция с двумя отдельными кисточками — она часто используется в омской резьбе для украшения наличника с разорванным карнизом, очертания которого визуально заменяют изгибы драпировки; это ощущение усиливает нить «жемчужника» (украшение в виде бус), проходящая по нижней части карниза…

     Полотнища дверей, опорные стойки, кронштейны и фронтоны навесов над крыльцом, створки ворот и калиток украшались  разнообразными декоративными элементами, чаще всего в технике накладной и сквозной пропильной резьбы, иногда  с добавлением несложных плоскорельефных узоров. Излюбленными мотивами были солярный знак (круг, классицистическая розетка, «солнышко», цветок с четным – 4,6,8 или произвольным количеством лепестков) и растительные мотивы (побеги, ветки с листьями, варианты аканта - греко-римского знака триумфа и преодоления жизненных испытаний, символом которых  являются длинные  шипы этого средиземноморского растения).

    А еще местные мастера  вдохновлялись  искусством сибирских татар и казахов. «Восточный колорит» в резьбе создавался  характерными особенностями рисунка и ритма композиций.

    Но все это сегодня волнует очень немногих - искусствоведов, реставраторов, историков…

    ***

    От старинных зданий, которые в списках не числятся, в Омске избавляются легко и просто.

    Совсем недавно  28 апреля, в городе снесли историческое здание магазина постройки начала ХХ века, которое находилось на одной из центральных улиц и очень мешало построенному там типовому торговому центру. Этот дом в стиле модерн изначально имел  угловую башню, но в 90-х ее снесли, когда начали ремонтировать здание и его крышу. Оно было ярким примером стиля модерн.

    Краеведы подавали заявку на постановку  исторического здания на охрану, и консультационный совет при Министерстве культуры на словах даже намеревался эту заявку принять. Но в итоге он так и не был включен в список нововыявленных памятников.

    С домами, которые числятся в списке памятников архитектуры, застройщикам куда сложнее. Чтобы избавиться от них, приходится проявлять настоящие чудеса изобретательности.

    Так совершенно внезапно  исчез дом по улице Декабристов 42 (изначально Варламовской - она была названа в честь купца жившего на этой улице), памятник истории и культуры, построенный в конце XIX века. Собственник предоставил  в министерство культуры документы, где адрес этого дома - 10 лет Октября, 46. Минкульт, не утруждая себя разбирательствами, сверил адрес со списком и  дал добро. Каким образом можно было поменять адрес, чтобы вот так «вывести» здание из-под охраны - загадка.  Но тем не менее, формально стало два объекта недвижимости. Один по Декабристов 42, второй - по 10 лет Октября 46. А реально - пустырь на месте живописного дома с резной парадной дверью.

    К слову сказать, с этим списком творятся весьма странные вещи. Там, например, до сих пор числится здание по улице Звездова (изначально Мясницкой), 16, которое внезапно исчезло в далеком 2007 году.

    Деревянный одноэтажный дом с мансардным этажом в виде четырехгранной башни был построен  в 1911 году по заказу мещанина Сергея Сивова – сотрудника московской мануфактурной фирмы «Эмиль Циндель и Ко». Сивов начинал как коммивояжер, потом  стал заведующим складом фирмы в Омске. В 1904 году он уже руководил строительством Московских торговых рядов на Любинском проспекте. Автором проекта дома считается Леонид Чернышев – главный архитектор Первой западносибирской сельскохозяйственной и торгово-промышленной выставки, прошедшей в Омске в 1911 году. Дом являлся редким примером модерна с элементами псевдорусского стиля. Его украшали килевидные (имеющие форму полукруга с внешним заострением над серединой дуги) слуховые окна на угловой шатровой башне.

    Особняк полностью разобран, где  находится -  неизвестно. Земля под ним принадлежат Хабулде Шушубаеву, застройщик печально знаменитого микрорайона «Ясная Поляна» сейчас находится в колонии...

    Итак,  вместо того, чтобы  привести в соответствие с реальностью список попросту решили «подчистить». С учетом того, в каком состоянии в Омске на данный момент находится большинство исторических деревянных зданий, есть все основания опасаться, что подчистят его очень основательно…

    ***

    Гарантированно исчезнут несколько домов - на радость застройщикам, которые пока вынуждены ждать, пока дорогая земля в центре освободиться естественным путем.

    Дом по улице  Звездова, 18 - сосед сгинувшего - по бумагам  до сих пор значится особняком. А в реальности выглядит жутко -  с выбитыми окнами, со следами пожара. О былом великолепии напоминают разве что высокие потолки и остатки резьбы на наличниках.  Мотив круга с тремя сопутствующими линиями, был одним из распространенных орнаментальных элементов стиля модерн. По сути, это трансформация популярного европейского мотива -  изображение венка со свисающими лентами было характерно для баррокко и классицизма.

    Министерство культуры с 2017 года ищет формального собственника здания. А фактическим собственником является все тот же  Хабулда Шушубаев, который в свое время за счёт собственных средств расселил этот и соседний дом.

    Местные журналисты выяснили, что объект культурного наследия, памятник истории и культуры регионального значения «Особняк начала ХХ века» на улице Звездова не имеет конкретного адреса. По одним документам дом проходит как здание на углу улиц Слободская и Звездова, 17/18. По иным данным, дому присвоен адрес: улица Звездова, 18.

    В сентябре 2020 общественник Вячеслав Ходарин  направил обращение в администрацию Центрального округа с просьбой закрыть доступ к зданию, в котором давно нет дверей. И  получил ответ, что этот дом « в реестре муниципального имущества Омска не значится». То есть объекта попросту не существует.

    По свежей информации, администрация Центрального округа направила письмо в Минкульт. А министерство, в свою очередь,  написало заявление в отдел судебных приставов о возбуждении исполнительного производства в отношении нового собственника дома. Кстати, этот новый собственник вполне может не знать, что вообще является таковым…

    Итак, активно создается видимость деятельности. А в реальности  получается замкнутый круг: администрация города пеняет на руководство округа. В администрации округа пеняют на некую владелицу земли и участка и на Минкульт. По факту на дом всем глубоко наплевать…

    Еще один гарантированный кандидат на снос - дом адвоката Хлебникова, который писатель Леонид Мтртынов увековечил в своей книге «Воздушные фрегаты». Он был одним из центров культурной жизни Омска начала ХХ века - там проходили литературно-музыкальные вечера, которые посещали выдающиеся люди города: музыкант Виссарион Шебалин, ученый Пётр Драверт,  художник Николай Мамонтов.

    Арсений Хлебников в 1887 году по подозрению в причастности к покушению на Императора Александра III был выслан в Сибирь и поселился в Омске. Здесь он излечился от революционных увлечений и занялся адвокатской деятельностью. В Омске Хлебников получил известность как адвокат (затем — нотариус) и активный участник культурной жизни города. Здание имеет высокие оконные проемы с характерным для сибирских домов начала 20 века лучковым завершением (дугообразным, напоминающим натянутый лук). Дом оформлен резными гирляндами растительного орнамента с элементами cтиля  модерн, но сейчас также представляет собой весьма печальное зрелище. Один раз его уже поджигали

    Под бульдозер без сомнений пойдет и дом врача Шершевского. Эти руины сейчас деликатно скрывает забор из профнастила.

    Два деревянных дома, которые в середине прошлого века соединили пристройкой, были построены в 1910-х годах на границе Новослободского и Казачьего форштадтов на Никольском проспекте. Примерно до 1951 года дом принадлежал известному омскому врачу Исааку Шершевскому и его наследникам.

    По всему периметру здания проходит фриз с накладным декором, в виде колец с горизонтальными полосами. Все окна имеют вытянутую прямоугольную форму с фигурными наличниками, которые завершаются «коронами». Над люнетом (так в архитектуре  именуется поле стены, ограниченное аркой и её опорами в форме полукруга или сегмента круга и горизонталью снизу, располагающееся над дверями или окнами) - накладной декор в виде трех скрепленных колец с горизонтальными полосами по обеим сторонам от них.

     Исаак Шершевский, не понаслышке знавший, что такое нужда ( рано лишившись отца, он с пятого класса гимназии давал уроки, помогая содержать семью), став врачом,  совершил немало добрых дел. Он организовал бесплатную медицинскую помощь для семей членов Общества взаимного вспомоществования учащим и учившим Акмолинской области, занимался организацией богадельни и больницы для бедных. В годы Первой мировой войны он служил старшим врачом эвакуационного госпиталя и старшим врачом полка. Занимался организацией мастерских и бесплатных обедов для беженцев, детских садов для их детей. Во время эпидемии холеры в 1921 году Шершевский возглавлял холерную больницу в Омске.

      В 1964 году дом был передан детскому саду, потом его  владельцем стало Управление культуры, там разместили творческие мастерские архитекторов и скульпторов. А далее - на свою беду - попал в частные руки. У нынешнего собственника похоже одна забота - когда же он наконец развалится.

    ***

    Существенные изменения (понятное дело, не в лучшую сторону) может претерпеть исторический район Омска Казачья слобода. Казачья Слобода имеет большое значение для города и как часть его истории, и как явление уникального деревянного зодчества. Казачий форштадт был одним из старейших районов дореволюционного Омска, который возник еще в начале XVIII века. А к началу следующего он превратился в один из самых благоустроенных районов города. Там было множество интересных деревянных домов, да и сейчас осталось немало.

    Здесь до сих пор сохранилась историческая планировка кварталов - фоновая застройка конца XIX века.

    Почти не претерпела изменений центральная улица, в советские времена переименованная в улицу Красных Зорь.  Никольский проспект получил свое название от Никольского казачьего собора (построенного по чертежам  петербургского архитектора Стасова). Он  разделял Казачий и Новослободский форштадты. Это единственная улица в Омске, которая начиналась от храма и к храму же вела. По замыслу зодчего создается своеобразная градостроительная ось, берущая начало от портала Кадетского корпуса, затем она фиксируется Никольским собором, превращаясь в Никольский проспект, завершается еще одной высотной доминантой - церковью на Казачьем кладбище.

    В далеком  1993 году в Омске прошла конференция «Казачья Слобода» - прошлое и будущее», где было рекомендовано «учитывая градостроительную, архитектурную и историческую значимость участка города Казачья слобода, объявить его историко-архитектурным памятником». Была проведена огромная исследовательская работа, в ходе которой выяснилось, что каждое здание здесь имеет свою культурную значимость. Архитектор Альберт Каримов писал о домах и жителях «Казачей слободы»: «Выборочное анкетирование 1991 -1992гг., в некоторой степени, проявляет социальный состав жителей исторической части города. Например, владельцы домов по ул. Красных Зорь - купец 3-ей гильдии Панов (№ 29 не сохранился), врач Шершевский (№ 35), инженер Зутис (№ 41), владелец велосипедной мастерской Верниковский (№ 51 не сохранился), строитель Копырин (№ 73), столяр Вальс (№ 32), гробовщик Миронов (№ 48), полковник Лапин (№ 52). По ул. Почтовой жил лесничий областного масштаба (№ 41). Владельцы домов по ул. Учебной - приказчик Фефер (№ 54, 56) и кузнец Скручаев (№ 66). На ул. Степной жили портной Шустерман (№ 105), столяр-краснодеревщик Зорин (№ 113), владелец заезжего двора (№ 95), родители актера Театра музыкальной комедии Суханова (№ 128).

    На ул. Успенского сохранились дома краеведа Палашенкова (№ 6), пивзаводчика (№ 20), зубного врача (№ 26), священнослужителя (№ 34), конфетника (№ 99) и др.

    В анкетах содержатся сведения о функциональной принадлежности некоторых зданий. По ул. Красных Зорь - постоялый двор (№ 8а, б), доходные дома Лапиной-Горбовской (№ 52) и Гольцмана (№ 31), дом кладбищенской церкви (№ 63). По ул. Чкалова - мясная лавка (№ 83), пошивочная мастерская (№ 73). По ул. Учебная - кузня Скручаева (№ 66). По ул. Успенского - торговая лавка (№ 15)…»).

    Если старые дома снимут с охраны, на их месте несомненно появятся стандартные торговые центры и Казачья слобода уйдет в небытие.

    ***

    Потеряв статус памятника, точно оденется каким-нибудь веселеньким сайдингом дом, который с полным правом можно назвать  жемчужиной омского деревянного модерна» - запечатленный на многих картинах и фотографиях открытках « Дом с драконами».  Сегодня добраться до деревянного анклава  на берегу Оми  возможно только хитрыми путями, пробираясь среди гаражей и новостроек.  А некогда  улица Кирпичная  ходила в Слободской форштадт  и селиться там на высоком речном берегу считалось престижным. Ныне она, переименованная в улицу Мичурина,  напоминает свалку и производит весьма тягостное впечатление. Напротив деревянного особняка в стиле модерн с завидной регулярностью появляется   огромная помойная куча.  «Дом с драконами» напоминает картину, которую вырвали из рамы. Но даже брошенный в грязь шедевр остается шедевром…

    Искусствовед Лариса Чуйко,  не случайно называет Омск «самым драконьим городом в Сибири». Драконов  в Омске более чем достаточно  -    мифические змеи, призванные защитить дом и его хозяев от всех бедствий,  присутствуют  в декоре многих деревянных домов старой постройки. Правда, некоторых человек неосведомленный запросто  может принять за элементы растительного орнамента. Драконы, обитающие на улице Мичурина,  самые известные и заметные - легендарные рептилии  поддерживают навес над входом, дремлют на карнизах наличников. Разобраться, откуда прилетели омские драконы, пытались многие.  Их прототипом вполне могли служить морские змии с норвежских церквей-Stavkirke,  которые строили в XII-XV веках или священные драконы Китая.

    Но, по мнению Ларисы Чуйко, сильнее всего в декоре необычного дома угадывается влияние  не скандинавской мифологии, а западно-европейской геральдики. Фантастические существа слишком  напоминают зверей, которых в Средневековье рисовали на щитах и вышивали на знаменах. Но как они оказались в городе на границе с Азией? Оказывается, у этого экзотического для Сибири  мотива есть вполне конкретный источник – альбом  Минетти «Деревянная архитектура», опубликованный в Петрограде в 1914 году. Правда, там почти геральдические фигуры  предполагались  в качестве кронштейнов для подвешивания фонарей на декоративной башенке, здесь же внезапно  стали основным мотивом.

    Имени человека, пожелавшего жить в окружении мифических  существ, история не сохранила.  Известно лишь, что это был  вовсе не преуспевающий  купец, а плотник  из строительной артели. Ведь в  Омске  начала ХХ века квалифицированные мастеровые вполне могли позволить себе  достойный дом.

    Имя автора столь неординарного проекта тоже неизвестно.. Известный омский краевед, председатель «Общества коренных омичей» Владимир Селюк предполагает, что драконы появились в Омске после грандиозной сельскохозяйственно-промышленной выставки 1911 года.  Тогда  в столицу Степного края  со всей России съехались крупнейшие промышленники, талантливые архитекторы и лучшие мастеровые. Для выставки изготовили 60 деревянных павильонов в разных стилях – от Египта до модерна.  Павильоны простояли два месяца – пока продолжалась выставка. А после ее завершения павильоны пустили на дрова, а часть украшений с них пошла на отделку омских домов. Только вот драконов нет ни на одной выставочной фотографии…

    Историки предполагают, что проект «дома с драконами»  вполне мог разработать известный омский архитектор Терлецкий, построивший в городе несколько деревянных зданий в стиле «модерн». Изначально именно он  должен был проектировать павильоны для грандиозной выставки. Но предпочтение в итоге отдали Леониду Чернышеву, а  Терлецкий снова занялся частными заказами.  Возможно, в одном из них он сумел воплотить задумку, изначально предназначавшуюся для выставки. А быть может, драконы обязаны своим появлением вовсе не Терлецкому…

    Реставратор Игорь Коновалов считает,  что архитектором дома был как раз Леонид Чернышев,  увлеченный переосмыслением в эстетике модерна национальных стилей.

    Ясно одно -  архитектор хотел реализовать идею, на которую не каждый заказчик решится. И он нашел человека, которому  соседство с легендой пришлось по душе.

    Все сто лет «дом с драконами», находящийся в стороне от оживленных магистралей,  был жилым – никто не жаждал размещать «на отшибе» какую-либо государственную контору.  По воле случая у него сменилось несколько хозяев. Нынешние купили деревянный особняк в стиле «модерн» почти полвека тому назад.  Статус памятника – объекта для перестроек неприкосновенного - дому присвоили только в 1991 году решением Омского облисполкома. К тому времени  хозяева, которых уместней назвать постояльцами, уже  успели избавиться от стильных ворот,  сгинул  и роскошный  забор с завершениями досок в виде языков пламени. Забор подгнил и его просто перевернули и вкопали в землю наоборот, без колебаний пожертвовав художественным замыслом.

    В позапрошлом году во время сильного ветра с крыши дома  сорвало несколько досок.  Пострадала и башня. А следующий ураган вполне может ее снести. И ничто не помешает городским властям объявить этот дом не имеющим никакой ценности сараем - со всеми дальнейшими последствиями..

    ***

    И разумеется, в список охраняемых зданий при таком раскладе  уже точно не попадет здание летних арестантских палат омского госпиталя, где Федор Достоевский в свою бытность на омской каторге лечился и писал  знаменитую «Сибирскую тетрадь», которая легла в основу «Записок из мертвого дома» .

    Это здание в популярной краеведческой литературе имеет устоявшееся наименование «амуничник» (иногда его еще называют «каретный сарай почтовой конторы»). «Амуничник с магазином для госпитальных вещей»  на территории госпиталя действительно существовал, но это было совершенно другое здание.

    В 1812 году генерал-лейтенант Григорий Глазенап  предписывает учредить при Омской крепости  военный госпиталь «на 150 человек нижних чинов».  И уже в следующем году за эспланадой, на крутом правом берегу реки Омь, на месте кирпичных сараев, перенесенных выше по течению были возведены новые деревянные постройки.  Дальнейшей  застройкой  госпиталя  после  Глазенапа  занимался  деятельный  и неутомимый  генерал Петр Капцевич, герой войны 1812 года и  первый Западно-Сибирский генерал-губернатор, который перенес столицу в Омск.

    Омский областной начальник и казачий атаман Семен  Броневский  приводит любопытную подробность: «Пётр Михайлович Капцевич, хозяйственным изворотом, не докучая никому перепискою, весь госпиталь выстроил вновь, и даже сверх того, - летние палаты, где размещались все больные до нескольких сот, и ещё для приюта сирот и вдов офицеров и нижних чинов. (…) Построил несколько красивых домиков, учредил из неслужащего инвалида прислугу и ввел много семейств на жительство».

    Летние палаты стали первым строением на улице, получившей название Скорбященнская, остальные возводили в линию. Исторически существовали два корпуса, один из них снесли в начале XX века, а между ними стояла каменная Скорбященская церковь во имя иконы Богоматери Всех Скорбящих Радости.

    В зимнее время летние палаты использовались под цейхгаузы, кладовые и погреба.

    В 1850-54 годах в этом летнем корпусе лечился писатель Федор Достоевский отбывавший срок заключения в омском каторжном остроге.  Федор Достоевский и его товарищ по несчастью Сергей  Дуров имели покровительство  со  стороны  врачей  и  некоторых  влиятельных  лиц.  Здесь  ему  оказывали  помощь штаб-доктор И.И.Троицкий, ординатор И.Я. Ловчинский, фельдшер А.И. Иванов. «Доктор И.И. Троицкий угощал Федора Михайловича обедами со своего стола, давал читать газету, старался лечить получше и задержать под своей опекой подольше». Только в госпитале у писателя была возможность записывать свои  наблюдения жизни в остроге, услышанные от арестантов фразы , а иногда целые диалоги в самодельную, сшитую из крохотных листочков писчей бумаги тетрадку.  Арестованным не разрешалось иметь письменные принадлежности, и поэтому самодельная тетрадка хранилась у  госпитального фельдшера.. Сейчас  она  известна как «Сибирская тетрадь».  Не будь этой тетради, не было бы и великих произведений, сделавших Достоевского классиком мировой литературы.

    Здание летней палаты  – уникальный образец гражданской казенной архитектуры 1820-х  годов,  старейшая  омская деревянная  постройка  в  стиле  ампир. 

    Ныне с улицы летние палаты выглядят неприглядно и действительно напоминают длинный покосившийся сарай. Но по ту сторону стены находится роскошная деревянная галерея с колоннами дорического ордера, выточенными из дерева. Не случайно фотографии этого «сарая» неоднократно включались по в пособия по истории деревянной архитектуры Омска.

    В этом году у здания провалилась крыша и если ничего не предпринимать, оно в ближайшее время попросту развалится.

    Попытки поставить на учет ветшающее год от года здание пока не увенчались успехом – долгая переписка с Минобороны РФ, на чьей земле находится объект, не привела к значимым результатам. Никаких действий не предпринимает и омский Минкульт – летние палаты  не ставят на охрану из-за их крайней аварийности. Реставраторов военные к зданию не допускают. А городские власти выступить посредниками в переговорах  не жаждут.

    22 апреля активисты омского отделения ВООПииК, пытаясь привлечь внимание фактических владельцев к исчезающей истории  укрепили на здании таблички, распечатанные на принтере: «Летние арестантские палаты омского военного госпиталя построены в 1823 году», «Здесь в 1850-1854 году периодически жил Ф.М. Достоевский».

    Таблички висели очень недолго…

    Охранного статуса у здания летних палат нет, а значит, оно может исчезнуть в любой момент. В прошлом году во время строительства ковидного госпиталя снесли дом фельдшера Иванова, у которого хранилась «Сибирская тетрадь» Достоевского. И никому за это ничего не было…

    Выдающийся российский литературовед Владимир Абашев пишет : «Историческая жизнь места (локуса) сопровождается непрерывным процессом символизации, результаты которой закрепляются в фольклоре, топонимике, исторических повествованиях, в широком многообразии речевых жанров, повествующих об этом месте, и, наконец, в художественной литературе. Так формируется локальный текст культуры, определяющий наше восприятие и видение места, отношение к нему». Одной из центральных частей этого текста являются старинные деревянные здания, которые мы легко можем потерять. И тогда нашим потомкам останется книга с вырванными страницами.

     

    Елена Мачульская

    Русская Стратегия

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 342 | Добавил: Elena17 | Теги: елена мачульская, вандализм
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ (НОВАЯ!): 4893 4704 9797 7733

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1880

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru