Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [7781]
- Аналитика [7223]
- Разное [2956]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Январь 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2024 » Январь » 22 » Поэты Белой гвардии. Впервые увидели свет запрещенные прежде стихи русских воинов
    21:04
    Поэты Белой гвардии. Впервые увидели свет запрещенные прежде стихи русских воинов

    ПРИОБРЕСТИ КНИГУ В ОЗОНЕ

    Белый Стан. Белогвардейцы Русской поэзии
    https://ozon.ru/t/qbll4Dn

    «Белый стан. Белогвардейцы русской поэзии» – так называется составленный Еленой Семеновой сборник, вышедший недавно в московском издательстве «Традиция». Книга вмещает более 60 имен профессиональных поэтов и любителей – генералов и юнкеров, казаков и родовитых князей, крестьян и интеллигентов, лицеистов и воспитанников кадетских корпусов, первопоходников, галлиполийцев, колчаковцев, вернувшихся в СССР или рассеянных по всему миру, от Парижа до Эфиопии, от Харбина до Парагвая. Общее у них только одно – они сражались за свою Россию и были не только поэтами, но и воинами.

     

    Исключение составляют не успевший принять участие в Белом движении поэт-мученик Владимир Палей, почитавшийся учителем многими белыми поэтами, Николай Гумилев, Георгий Адамович, умерший в Париже, а также жены и дочери белых воинов, разделившие их трагический жребий – Марианна Колосова, Мария Волкова, Ларисса Андерсен и др. Имена некоторых их них появились в печати современной России фактически впервые.

    После краха СССР в России вышло уже немало сборников поэзии Русского Зарубежья, но книга, подготовленная Е. Семеновой, впервые представляет, прежде всего, творчество именно воинов Белого движения. Она рассказывает не только об их стихах, но и о судьбах поэтов, многие из которых оказались не просто трагическими, но и невероятными.

     

    Владимир Палей

    Открывается сборник очерком о князе Владимире Палее, сыне великого князя Павла Александровича. Его редкая одаренность, пишет Семенова, была очевидна с ранних лет. Он быстро научился играть на рояле и других музыкальных инструментах, читать и писать одинаково бегло на французском, немецком и русском языках, проявил поразительные способности к рисованию. В очень раннем возрасте Владимир поражал окружающих своей начитанностью и удивительной памятью, обнаружив незаурядное поэтическое дарование.

    Окончив Пажеский корпус, князь Палей был произведен в 1915 году в корнеты Лейб-Гвардии Гусарского Его Величества полка. В это время уже шла война. День ее объявление Владимир запечатлел в своем патриотическом стихотворении «К народу вышел Государь…»:

    Народ на площади Дворцовой
    Толпился, глядя на балкон.
    Блестело золото икон,
    И, как предвестник славы новой,
    Взвивая флаги над толпой,
    Отрадно ветер дул морской…

    Как и другие князья Романовы, Владимир по окончании корпуса, немедленно отправился в действующую армию. Несколько раз его посылали в опасные разведки, пули и снаряды постоянно сыпались вокруг него. Но уже тогда он начал предчувствовать грозящую стране трагедию:

    Ты весною окровавлена,
    Но рыдать тебе нельзя:
    Посмотри – кругом отравлена
    Кровью черною земля!
    Силы вражьи снова прибыли,
    Не колеблет их война.
    Ты идешь к своей погибели,
    Горемычная страна!

    Эти предчувствия оправдались, грянула революция и вместе с тремя братьями Константиновичами, сыновьями К.Р., и великим князем Сергеем Михайловичем он был выслан сначала в Вятку, а потом в Алапаевск. Там он и трагически погиб, вместе с другими узниками большевиков их сбросили еще живыми в глубокую шахту.

     

    Арсений Несмелов

    Арсений Митропольский, известный под псевдонимом Несмелов, родился в Москве, в дворянской семье. Окончив кадетский корпус, он провел в окопах всю Первую мировую войну, получил четыре ордена. После революции воевал в Сибири, в войсках Белой армии генерала Каппеля. Все знавшие его в то время, поражались его поразительному бесстрашию.

    Пели добровольцы. Пыльные теплушки
    Ринулись на запад в стукоте колес.
    С бронзовой платформы выглянули пушки.
    Натиск и победа! Или – под откос.
    Вот и Камышлово. Красных отогнали.
    К Екатеринбургу нас помчит заря:
    Там наш император. Мы уже мечтали
    Об освобожденьи Русского Царя…

    Затем он участвовал в трагическом Ледяном походе, когда остатки Белой армии уходили на Читу. В эмиграции Несмелов обосновался в Харбине, где складывалась обширная русская колония с богатой культурой.

    Флаг Российский. Коновязи. 
    Говор казаков. 
    Нет с былым и робкой связи, - 
    Русский рок таков. 

    Инженер. Расстёгнут ворот. 
    Фляга. Карабин. 
    - Здесь построим русский город, 
    Назовём - Харбин…

    Когда советские войска заняли Харбин, поручик Митропольский спокойно ждал ареста. Надев форму, он написал записку и поставил на нее рюмку водки. Когда пришли его забирать, Несмелов сдал оружие со словами: «Советскому офицеру от русского офицера». Указав взглядом на записку, поэт поднял рюмку и выпил. В записке было: «Расстреляйте меня на рассвете». Советский офицер, прочитав, ответил: «Расстрелять на рассвете не обещаю, но о вашем желании доложу обязательно». Но расстрелять его не успели, поэт умер в тюрьме…

     

    Сергей Бехтеев

    В православной Сербии оказался бывший офицер царской армии Сергей Бехтеев. Самое известное его стихотворение, которое многие приписывали одной из Великих княжон, попало в Ипатьевский дом и почиталось императорской семьей, было написано еще в России в 1917 году. Это его теперь уже знаменитая «Молитва»:

    Пошли нам, Господи, терпенье, 
    В годину буйных, мрачных дней, 
    Сносить народное гоненье 
    И пытки наших палачей.

    Дай крепость нам, о Боже правый, 
    Злодейства ближнего прощать 
    И крест тяжелый и кровавый 
    С Твоею кротостью встречать.

    И в дни мятежного волненья, 
    Когда ограбят нас враги, 
    Терпеть позор и униженья 
    Христос, Спаситель, помоги!

    Владыка мира, Бог вселенной! 
    Благослови молитвой нас 
    И дай покой душе смиренной, 
    В невыносимый, смертный час...

    И, у преддверия могилы, 
    Вдохни в уста Твоих рабов 
    Нечеловеческие силы 
    Молится кротко за врагов! 

    Бехтеев родился в имении Липовка Елецкого уезда Орловской губернии. Его отец был в течение 14-ти лет предводителем елецкого дворянства, тайным советником и членом Государственного совета. Две родные сестры Бехтеева – Екатерина и Наталья – состояли фрейлинами царского двора, ещё одна сестра – Зинаида, была близка к Царской Семье и состояла в переписке с Царственными Узниками в Тобольске и Екатеринбурге.

    В 1917 году Бехтеев вступил в Добровольческую армию. Во время Крымской эпопеи принимал участие в десанте генерала Улагая из Крыма на Кубань. В ноябре 1920 года Бехтеев, эвакуировавшись с армией Врангеля, покинул Крым и прибыл в сербский город Нови-Сад. Там был редактором, публицистом, поэтом. После 9 лет жизни в Сербии, он переехал в Ниццу, где был ктитором храма в честь иконы Божией Матери «Державная» и на собственные средства обустроил ее иконостас. Умер поэт в Ницце, похоронен на местном русском кладбище Кокад.

     

    Дмитрий Шаховской

    Однако самая невероятная, наверное, судьба выпала на долю князя Дмитрия Шаховского, который больше известен не как поэт, а как архиепископ Сан-Францисский. Революция не дала ему возможности закончить Александровский императорский лицей, куда он поступил в 1915 году.

    «Помню эти дни, – писал он в воспоминаниях, – я тогда жил на Фурштатской улице, напротив американского посольства (мысль о том, что я стану когда-нибудь американским гражданином, даже мухой не летала около меня). Помню, как с балкона этого посольства Родзянко произносил речь к толпе». Видел он и Ленина.

    Я помню, как в семнадцатом году
    Пришлось мне часто ездить мимо дома,
    Где человек с бородкой, незнакомый,
    Сулил довольство, обличал беду.
    Истории я не расслышал грома…

    Но гром грянул, в России началась Гражданская война. Юный князь оказывается в Белой армии. Вскоре начались бои, и вчерашний лицеист вдосталь насмотрелся крови и нечеловеческой жестокости. «Контуженного душевно и физически, меня эвакуировали в Ростов и положили в клинику, поили бромом… Было ясно, что я своевольно сунулся туда, куда Богом не направлялась моя жизнь».

    В госпитале Шаховскому исполнилось 16 лет. В эмиграции сначала в Париже, потом в Бельгии князь устраивается неплохо, поступает в университет, живет со всеми удобствами в брюссельской квартире своей матери, редактирует журнал «Благонамеренный», пишет стихи. Известность получило одно из первых его стихотворений, посвященное России:

    Хотя прекрасны дни былые,
    А ныне чужд родимый край,
    Но ты молчи, моя Россия,
    И голосов не подавай.
    Пройдут года, ты скажешь слово,
    Тобой зажженное в ночи,
    Но на закате дня людского
    Ты, униженная, молчи.
    Молчи и верь словам поэта:
    Быстроизменчивы года.
    Бывают ночи без просвета,
    Но без надежды никогда.

    Его стихотворные сборники выходят один за другим. И вдруг с молодым поэтом и редактором происходит нечто странное. Вот как он сам описывает это загадочное событие в своем дневнике:

    «Я сидел в редакции "Благонамеренного", занимаясь просмотром рукописей за письменным столом. Это была брюссельская квартира моей матери. Был я здоров, молод и совершенно ни о чем в те минуты не думал, кроме литературных задач, они занимали все мое внимание. И – вдруг – все исчезло. И я увидел перед собой огромнейшую Книгу, окованную драгоценным металлом и камнями, стоящую на некой, словно древней колеснице. И на этой Книге была яркая ясная надпись русскими буквами: "Книга книг соблазна"».

    Он понял это видение, как указание свыше. Шаховской бросает все, уезжает на Святую гору Афон в Греции и там, в русском монастыре Святого Пантелеймона, постригается в монахи, приняв имя отца Иоанна.

    Вернувшись с Афона, отец Иоанн окончил Духовную академию в Париже. А пастырство его началось в Югославии, в Белой церкви, где тогда было много эмигрантов из России. Потом его посылают в Берлин настоятелем Свято-Владимирского храма. Имя отца Иоанна становится известным в Европе. Но над ней уже сгущаются грозные тучи новой войны.

    Чудом отцу Иоанну удается выбраться из пылающего Берлина. Его друг Игорь Сикорский, знаменитый создатель вертолета, присылает ему вызов в Америку, где его назначают архиепископом Сан-Францисским. И вот только тогда его голос слышат, наконец, на родине. Сорок лет он ведет по радио "Голос Америки" "Беседы с русским народом". Нет, он не призывает народ свергать советскую власть, не расхваливает "западную демократию". Архиепископ Сан-Францисский говорит о Боге, о душе, об освобождении человека от сатанинского плена безбожия и материализма. Как сказал один из его биографов: «Он зовет людей чаще поднимать свой взор к небу». Это он делал и своими стихами.

     

    Мария Волкова

    Не менее невероятной была судьба Марии Волковой. Она родилась в городке Усть-Каменогорске Семипалатинской области, где служил в казачьем полку сотником ее отец Вячеслав Иванович. Когда началась война, отца отправили на фронт, где он получил орден Святого Георгия и Георгиевское оружие. А в 1917 году Волков возглавил казачий полк в Кокчетаве. Туда к нему, через охваченную смутой Россию с большим трудом добрались жена и дочь. В результате женщинам пришлось пережить весь ужас сибирского Ледяного похода. Отряд попал в окружение красных и их отец, уже произведенный к тому времени Колчаком в генералы, не желая попасть в плен, застрелился на глазах у жены и дочери. Чудом им удалось выжить, а потом перебраться в Литву. Там родился муж Марии, а потому в 1921 году им разрешили выезд за границу.

    Несмотря на все драматические перипетии тех лет, Мария Волкова не переставала писать стихи. Ее творчество высоко оценили Николай Туроверов, Владислав Ходасевич, Николай Рерих и другие. В связи с приближением советских войск, Марии, которой как дочери белого генерала грозил неминуемый расстрел, вместе с мужем пришлось бежать и в итоге они очутились в Западной Германии. Ее итоговый сборник стихов увидел свет лишь в 1991 году. В его посвящении Мария Волкова написала:

    Путь – нищета, пусть все кругом – не наше,
    Пусть коротка, не прочна жизни нить, –
    Я пью безропотно мне посланную чашу,
    Благодаря за счастье РУССКОЙ быть!

     

    Владимир Петрушевский

    Владимир Петрушевский родился в Москве, закончил Хабаровский кадетский корпус. Воевал в Русско-японскую войну в составе Уссурийского казачьего полка. Воевал и в Первую мировую. Революцию не принял и сражался в рядах белых на Дальнем Востоке и на Урале. Во время Ледяного похода, перейдя Байкал по льду, добрался до Владивостока, откуда эмигрировал на остров Ява. Там стал ученым-вулканологом, получившим мировое признание. Его именем назван вулкан Петруш на острове Ломблен. Выйдя на пенсию, он переехал в Сидней.

    Будучи патриотом России, Петрушевский так и не принял иностранного гражданства. Когда он умер, жена поэта высыпала на его гроб землю, которую еще сам он собрал во Владивостоке, покидая его в 1920 году. Поразительно, что в своих стихах, Петрушевский еще в прошлом веке предсказал все то, что сегодня происходит на Украине:

    …А вражда? То врагов лишь усилья,
    Их востока смущал ореол,
    Где раскинул могучие крылья
    Наш двуглавый с короной орел.
    …И с надеждой коварною втайне,
    Чтобы душу твою отравить,
    Они шепчут о «вольной» Украйне,
    Силясь наше единство разбить.
    Но враги хоть коварны, да слепы –
    Нас сковали и кровь и века,
    И казнит за идеи Мазепы
    Их воскресшей России рука.
    Мы с тобою единая сила,
    И, пройдя лихолетья этап,
    Все останется прежде, как было:
    Ты хохлушка, я русский кацап.

     

    Георгий Адамович

    Заканчивается сборник рассказом об уже широко известном сегодня в новой России поэте Георгии Адамовиче и его брате Борисе. Георгий Адамович окончил гимназию и историко-филологический факультет Петербургского университета и еще до революции выпустил свою первую книгу, получив на нее лестный отзыв Гумилева. Георгий Адамович, которого многие считают самым значительным поэтом Русского Зарубежья, жил и умер в Париже. Одно из самых известных его стихотворений, пишет Е. Семенова, отразило чувства и мысли, которыми долгие годы жили тысячи русских изгнанников: «Когда мы в Россию вернемся... о Гамлет восточный, когда?» – вопрошает поэт в его начале, а заканчивает это стихотворение так:

    Пора собираться. Светает. Пора бы и трогаться в путь.
    Две медных монеты на веки. Скрещенные руки на грудь. 

    Почти никто из упомянутых в сборнике поэтов Белой гвардии на родину и в самом деле так и не смог вернуться. Но в России помнят о них и издают их стихи…

     

    Владимир Малышев

     
    Специально для «Столетия»
    Категория: - Разное | Просмотров: 125 | Добавил: Elena17 | Теги: РПО им. Александра III, Елена Семенова, белый стан, книги, белое движение
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2026

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru