Русская Стратегия

      Цитата недели: "Нам важен русский вопрос, который состоит в том, чтобы мы снова стали самосознательной нацией, понимающей саму себя и живущей сообразно со своими сильными, идеальными сторонами. Самая мысль о русских идеалах доселе объявляется «реакционной» теми владеющими нами людьми, которые превратили нашу некогда прекрасную страну в табор не помнящих родства." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

- Новости [2073]
- Аналитика [1197]
- Разное [89]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
Elena17

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2017 » Июнь » 29 » «Спирит» против российских средств РТР и ПВО. На кого готов спроецировать силу «неуловимый» B-2A Block 30?
    02:32
    «Спирит» против российских средств РТР и ПВО. На кого готов спроецировать силу «неуловимый» B-2A Block 30?

    Со дня первого полёта прототипа малозаметного стратегического бомбардировщика B-2 «Spirit» исполнилось почти 28 лет. Несмотря на это, на многочисленных военно-аналитических форумах продолжают идти весьма жаркие дискуссии относительно боевой эффективности данной машины в сложнейших условиях стратегических воздушно-космических наступательных операций XXI века. Каждая новая передислокация даже пары этих «неординарных стратегов» с авиабазы Уайтмен (штат Миссури) на военные аэродромы острова Диего-Гарсия, острова Гуам, а также британскую АвБ «Фэрфорд» вызывает оживлённый интерес у всех без исключения североамериканских, азиатских и европейских средств массовой информации.

    Это неудивительно, ведь появление «духов» в той или иной части мира является основным индикатором изменяющейся геостратегической обстановки, где последние используются Вашингтоном для «игры мускулами» перед Российской Федерацией, Китаем и Ираном. При этом, для придания своим B-2A пущей серьёзности, как представители ВВС США, так и штаб-квартира компании разработчика «Northrop Grumman» регулярно «накручивают» общественность, а также специалистов в военной сфере и любителей относительно уникальной малозаметности этих машин.

     


    Так, после последнего визита B-2A на британскую авиабазу Фэрфорд, 9 июня 2017 года, для заявленного Пентагоном участия в так называемых «регулярных операциях сдерживания» и учениях «Saber Strike», «Northrop Grumman» сделала ряд громких заявлений. В частности, ссылаясь на опыт, полученный в ходе варварских и недостойных воздушных операций ОВВС НАТО с неравными противниками («Союзная сила», «Несокрушимая свобода», «Иракская свобода», «Одиссея. Рассвет»), разработчик фокусирует внимание на способности бомбардировщика «преодолевать самую изощрённую» вражескую систему ПВО, а затем наносить ракетно-бомбовые удары по наиболее высокозащищённым объектам противника. Также заявлено о возможности «проецирования силы» в любой точке мира и способности осуществления перелома военного конфликта с помощью всего одного боевого вылета.

    Здесь возникает вполне логичный вопрос: как можно судить о способностях «прорыва» перспективной ПВО противника на базе комплексов С-300//350/400, HQ-9 и «Bavar-373», основываясь на давних воздушных операциях в Ираке, Югославии и Ливии, где «Спиритам» противостояли «древние» версии зенитно-ракетных комплексов С-75, С-125, С-200 и «Куб», которые не могли работать по воздушным целям с эффективной поверхностью рассеяния ≤0,2 м2, особенно в сложнейшей помеховой обстановке, заранее организованной самолётами радиоэлектронной борьбы «Tornado ECR», EF-111 «Raven», EA-6B «Prowler» и т.д. Более того, максимальная высота поражаемых целей у ЗРДН С-125М и 2К12 «Куб» хоть и достигала 18 км, их радиус действия едва доходил до 22 км в работе по целям типа «истребитель» в нормальной помеховой обстановке; а B-2A, обладающий ЭПР в пределах 0,01 — 0,1 м2, был досягаем для «Невы» и «Бука» на высоте 5 км и дальности не более 8 км (в условиях радиоэлектронного противодействия эта цифра значительно снижалась).

    Стандартная же рабочая высота «Спиритов» составляла 10-14 км, что не оставляло шансов устаревшим зенитно-ракетным комплексам. Что касается ЗРК С-200ВЭ «Вега-Э», состоящих на вооружении ливийской ПВО до 19 марта 2011-го года, то им так и не дали возможности осуществить боевые пуски по авиации ВВС США, Франции и Великобритании. Четыре зенитно-ракетные бригады С-200, как наиболее опасные средства противовоздушной обороны Ливии, были заблаговременно уничтожены стратегическими крылатыми ракетами RGM/UGM-109E Block IV, запущенными с бортов «Иджис»-эсминцев DDG-52 USS «Barry», DDG-55 USS «Stout» (класса «Арлей Бёрк»), ПЛАРК SSGN-728 USS «Florida» (переоборудованной для ударных операций ПЛАРБ класса «Огайо»).

    Таким образом, ливийское воздушное пространство сделали полностью безопасным для вхождения стратегических бомбардировщиков B-2A «Spirit», целью которых был точечный удар по одной из крупнейших авиабаз ВВС Ливии 2000-фунтовыми управляемыми авиабомбами GBU-31B JDAM. Здесь стоит сказать, что воздушная операция «Одиссея. Рассвет» абсолютно не подтвердила эффективность главного технологического козыря «Спиритов», заключающегося в сверхмалой радиолокационной сигнатуре планера. Вся истина была искусно «задвинута» сотнями «Томагавков», а также подавлена контейнерными комплексами радиоэлектронной борьбы ALQ-99 самолётов F/A-18G «Growler». Совершенно иная ситуация могла быть в случае, если бы до 2011-го года войска ПВО Джамахирии получили, к примеру, несколько дивизионов модернизированной белорусской версии С-125 под названием С-125-2ТМ «Печора-2ТМ».

    В сравнении со штатной модификацией С-125, новый ЗРК оснащён цифровым блоком демодуляции помех, а также новым информационным полем операторов. Нововведения увеличили помехозащищённость «Печоры-2ТМ» ровно в 27 раз (от 100 до 2700 Вт/МГц). Минимальная эффективная поверхность рассеяния перехватываемой цели снизилась, внимание, до 0,02 м2, что даже лучше, чем у ранних С-300ПТ/ПС (ЭПР = 0,02 м2). Это стало возможным за счёт «оцифровки» элементной базы антенного поста с РЛС наведения УНВ-2ТМ. Благодаря интеграции цифровых модулей, также увеличились высотность и дальность ЗУР 5В27 (до 20 и 25 км соответственно).

    Встреча с данной модификацией «Печоры-М» могла бы стать последней не только для неповоротливых B-2A «Spirit», но и для западноевропейских «Рафалей» и «Тайфунов», «открывших охоту» на беззащитные скопления бронетанковых подразделений ливийской армии. Очень интересным моментом является и то, что ВВС США тщательно скрывают истинную радиолокационную сигнатуру «Спиритов», и применяют их лишь тогда, когда все более-менее мощные радиолокационные комплексы радиотехнической разведки уже уничтожены противорадиолокационными ракетами AGM-88 AARGM и СКР «Томагавк». Между тем, её средние показатели уже давно известны специалистам и приведены в начале нашей работы.

    Радиолокационные средства, имевшиеся тогда в распоряжении радиотехнических подразделений ливийских ВС (РЛС П-12 «Енисей», П-14 «Лена», П-37 и П-80) отличались крайне низкой помехозащищённостью и точностью из-за устаревшей аналоговой «начинки», а поэтому вряд ли смогли бы дать исчерпывающую информацию по сверхмалоразмерным B-2A. Другое дело — «спроецировать силу» в сторону современного противника, на вооружении Радиотехнических войск и войск ПВО которого состоят передовые метровые, дециметровые и сантиметровые радары на базе ПФАР/АФАР с цифровой элементной базой. Даже если учесть тот факт, что данные относительно ЭПР B-2A от разных источников находятся в весьма приличном диапазоне от 0,01 до 0,1 м2, применительно к радиолокации, — это всего 2-х кратная разница в дальности обнаружения.

    Возьмём, к примеру, наиболее современный российский межвидовой трёхдиапазонный радиолокационный комплекс 55Ж6М «Небо-М», который за последние годы получил отличную динамику поступления на вооружение ВКС России. Этот комплекс превосходно сочитает в себе функции мобильного тактического РЛ-средства предупреждения о ракетном нападении, управления воздушным движением, обнаружения и сопровождения космических аппаратов на высотах до 1200 км (в секторном режиме), а также «завязки трасс» и точного целеуказания по сверхмалоразмерным сверхзвуковым и гиперзвуковым элементам высокоточного оружия как нормальной помеховой обстановке, так и в условиях мощного РЭП. Такой функционал возможен благодаря наличию сразу 3-х высокопотенциальных радиолокационных модулей метрового (РЛМ-М), дециметрового (РЛМ-Д) и сантиметрового (РЛС-СЕ) диапазонов. Отталкиваясь от данных разработчика (НИИРТ), где дальность обнаружения цели с ЭПР 1 м2 составляет в условиях помех 510 км (в секторном режиме) и 480 км (в режиме кругового обзора), можно определить, что дальность обнаружения B-2A «Spirit», летящего на большой высоте, составит 140 — 150 км (в случае с ЭПР 0,01 кв.м) и 260 — 280 км (в случае с 0,1 кв.м). При отсутствии помех эта дистанция может увеличиться примерно на 25 — 30%.

    Даже 150 км вполне достаточно для своевременного целоеуказания перспективным зенитно-ракетным системам семейства С-300/400, а также С-350 «Витязь». При этом, при постановке радиоэлектронных помех со стороны подлёта B-2A «Spirit», дальность действия комплексов с полуактивной радиолокационной системой наведения С-300ПС/ПМ1 зависит исключительно от энергетических качеств радиолокатора подсвета и наведения 30Н6Е, а также используемых ракет 5В55Р или 48Н6Е. Если С-300ПС может осуществить перехват B-2A на удалении 30 — 35 км, то С-300ПМ1 может произвести пуски ракет по «Спириту» с 50 — 60 км.

    Значительно больше шансов на перехват американского «стратега» будет у «Триумфа» и «Витязя», оснащённых ракетами 9М96Е2 с активной радиолокационной головкой самонаведения. Сопряжение пунктов боевого управления 50К6 и 55К6Е с любыми приданными средствами радиотехнической разведки, включая «Гамму-С1», «Небо-М» и т.д., позволяет ракетам-перехватчикам получать целеуказание уже в воздухе, на пути к перехватываемому объекту. Более того, возможно целеуказание от самолётов ДРЛОиУ А-50У. Благодаря таким способностям, в сумме с АРГСН, в случаях появления малоразмерных удалённых целей 9М96Е2/Д смогут действовать независимо от батарейных МРЛС 50Н6, обладающих недостаточной энергетикой. Дальность действия по B-2A сохранится прежней: 120 — 150 км. Связующим звеном между ракетами-перехватчиками 9М96Д, пунктами боевого управления, а также более «дальнозоркими» сторонними РЛС наземного и воздушного базирования может стать автоматизированная система управления «Поляна-Д4М1».

    На фоне высокого технологического уровня наших РТВ и ВКС B-2A Block 30 выглядят уже не так грозно, как хотелось бы ВВС США и компании «Northrop Grumman». Смело «проецировать силу» они могут лишь на различные «банановые республики», а также народно-освободительные движения наподобие «Ансар Аллах» (йеменские хуситы), в распоряжении которых нет современных средств противовоздушной обороны. Все сказки «Нортропа» относительно «прорыва» мощной ПВО противника и попадания прямо «в яблочко» — не более чем очередной умелый ход западной пропагандистской пиар-машины, направленной на зомбирование ничем не обременённого западного обывателя. Известно, что модификация B-2 Block 30, к которой были приведены все 20 машин, получила интегрированный в нижние носовые обводы фюзеляжа многофункциональный бортовой радиолокатор AN/APG-181, представленный двумя прямоугольными активными ФАР, работающими на верхних частотах сантиметровых волн (Ku-диапазон, 12,5 -18 ГГц).

     

    Данный БРЛК имеет 21 режим работы, среди которых имеются: пассивный (ведение радиоэлектронной разведки с точнейшей пеленгацией координат радиоизлучающих целей), давно знакомый нам LPI («Low Probability of Intercept», отличающийся широкополосным сигналом на разных частотах Ku-диапазона с быстрой псевдослучайной перестройкой рабочей частоты для осложнения пеленгации вражескими комплексами радиоэлектронной разведки и средствами предупреждения об облучении), , режимы «воздух-море», «воздух-поверхность» и даже «воздух-воздух». Частоты работы этого радара указывают на высочайшую точность определения координат цели с разрешающей способностью 30 — 40 м по дальности около 30 — 40 м. Существуют также и режимы синтезированной апертуры (SAR), обращённой синтезированной апертуры (ISAR), позволяющие в реальном времени строить постоянно обновляющееся радиолокационное изображение рельефа местности, не уступающее картинке многих оптико-электронных комплексов. На таком изображении можно точно идентифицировать наземную бронетехнику, типы истребителей и ударных вертолётов на ВПП противника, а также надводные боевые корабли.

    В то же время, работа AN/APG-181 в большинстве вышеуказанных режимов приведёт к однозначному вскрытию местоположения B-2A ещё задолго до обнаружения радиолокационными средствами типа «Противник-Г» и «Небо-М». Сколько бы «Рэйтеон» и западная пресса не нахваливали режим LPI, он очень быстро раскрывается с помощью современных средств пассивной локации, одним из которых является СРТР «Валерия». Состоящая из 4-х разнесённых на местности пассивных антенных постов (1 центральный и 3 вынесенных на 15 — 35 км от центрального), «Валерия» обладает высочайшей чувствительностью и способна запеленговать воздушный радар типа AN/TPY-2 (самолёта РЛДН E-3C «Sentry») на удалении до 850 — 900 км. Следовательно, излучение AN/APG-181 (в том числе в режиме LPI) может быть обнаружено на удалении 200 — 300 км. Благодаря трём выносным постам «Валерия» триангуляционным методом может достаточно точно измерять расстояние до радиоизлучающего объекта, а также идентифицировать его благодаря загруженной базе с шаблонами частот работы различных бортовых РЛС противника.

    Развитие таких передовых комплексов, как «Небо-М» и «Валерия», в совокупности с продвинутыми зенитно-ракетными комплексами С-350/400 и автоматизированными системами управления «Поляна» или «Байкал» не позволит B-2A приблизится к воздушным границам РФ даже на 200 км, не говоря уже о каких-либо попытках бомбометания. Заметьте, ведь не случайно основной упор Глобального ударного командования ВВС США сегодня сделан именно на более быстрые и маневренные сверхзвуковые стратегические бомбардировщики-ракетоносцы B-1B «Lancer», специализирующиеся на низковысотном преодолении ПВО противника c дальнейшим нанесением удара далеко вглубь территории противника ракетами типа JASSM-ER. «Спириты» здесь выглядят очень и очень блекло.

    Источники информации:
    http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=17245
    http://www.globalsecurity.org/military/systems/aircraft/systems/an-apq-181.htm
    http://www.rusarmy.com/pvo/pvo_vvs/rtr_valeriya.html

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 79 | Добавил: Elena17 | Теги: Национальная безопасность, армия, военное обозрение | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 524

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru