Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

- Новости [6252]
- Аналитика [5777]
- Разное [2247]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Календарь

«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2017 » Сентябрь » 9 » Потомок белоэмигрантов Юрий СЕЛИНСКИЙ: "Мы должны говорить правду о нашей истории..."
    04:54
    Потомок белоэмигрантов Юрий СЕЛИНСКИЙ: "Мы должны говорить правду о нашей истории..."

    Стенограмма беседы, записанной интернет-каналом «Истинная Россия» 26 июня 2017 г.: https://youtu.be/aCEEaeQpgWs

    Часть 2.

    Потомок белоэмигрантов Юрий СЕЛИНСКИЙ: "Мы боролись против настоящей русофобии..." (Часть 1)

    В.: Все потомки белоэмигрантов - они родились и выросли за рубежом. Каким образом ваши родители вселили в Вас такую сильную любовь к стране, в которой Вы никогда не были до распада СССР?

    Ю.С. Ну, я, кстати, застал СССР в последний год его существования, я в девяностом году в России был летом, по-моему, в июле. Я тоже был в России во время «путча» в девяносто первом году - недалеко даже был от Москвы. Но, говоря о русскости, то первое, и самое главное - это Церковь православная, Русская Зарубежная Церковь. Она очень помогала, потому что она не только духовно окормляла людей, но она и культурно окормляла людей, она была таким пристанищем. Все наши организации и наша деятельность вертелась вокруг Русской православной Церкви. Мы всегда получали на все благословение. Так что это самый огромный и важнейший вклад в то, чтобы оставались русскими.

    Конечно, не все остаются русскими - у многих смешанные браки. Но детей крестят в Русской Церкви, их приводят в воскресные школы. Я вот был в воскресной школе, правда там в субботу проводились занятия. Мой отец был какое-то время даже директором, моя мать устраивала постановки русские, там была и «Майская ночь», и разные другие постановки из русской литературы. И классику изучали русскую, по мере возможности, конечно один день в неделю всего лишь, остальные дни мы были в американской школе.

    Но вот это очень помогло.

    Были скаутские разведческие лагеря – «Организация русских юных разведчиков». Тоже очень помогло. Проводишь месяц летом с ребятами, которые, как и ты родились в Америке, но имеют тоже русские корни. Знаешь одно, что тебя там точно не будут дразнить за то, что ты русский. А тут бывало, что дразнили, называли коммунистом, хотя я им объяснял, но им было не интересно: русский - значит, коммунист и все, значит враг, и так далее.

    Есть диаспоры, которые не должны особо волноваться, вот ирландцы, например, итальянцы, потому что их просто много. А нас тут мало было. То, что мы были и при Церкви и были детские школы и летние лагеря и молодежные организации и дедушки и бабушки – все роль сыграло. У меня бабушки и дедушки были такие, что по-английски к ним не обратишься - разговаривай только по-русски и все.

     

    В. Насколько я понимаю, что число потомков белой эмиграции сократилось. Это так? Если да, то почему так получилось в итоге.

    Ю.С. Любая диаспора подвержена ассимиляции. Это неизбежно. Первое поколение осваивает язык, еле-еле устраивается на работу. Мой дедушка один работал на спичечной фабрике, другой - на хлебной фабрике. Другой, Слава Богу, попал на радио. А так вообще - да. они были чернорабочими. Очень долго работали и не очень смешивались с местной средой. А вот мои родители приехали сюда молодыми, учились в американской школе средней и высшей - высшее образование получили. И тут уже идет встреча с местным населением на очень интенсивном уровне. И когда это общение, естественно, заводятся отношения с другими. А нас русских сравнительно мало по сравнению с другими диаспорами – естественно, люди будут ассимилироваться. Они будут заключать браки с американцами. Они иногда стараются заключать браки с православными хотя бы – с греками, сербами. Но бывают такие смешанные браки, но бывает браков достаточно много с американцами. Это просто неизбежно. В нашей семье русские – это самые нужные. Но не все так мыслят и неизбежен этот процесс, так что со временем будет, к сожалению, меньше.

    Что сейчас интересно, что сейчас новое поколение эмиграции приезжает из стран бывшего Союза. Начиная с девяностых годов, потому что у нас несколько волн эмиграции было.

    В Америке первая значительная волна - это поколение моих родителей. Это пятидесятые годы, они в пятидесятые годы из Европы белоэмигранты приехали, в основном, потому что до этого Америка не очень впускала.

    А потом в семидесятые-восьмидесятые была еврейская эмиграция – так называемая третья волна.

    Потом уже девяностые – поток из России, с Украины, и так далее. Эта новая диаспора – она именно из этих людей из этой последней категории и состоит. Это люди, которые прекрасно говорят по-русски. Они также, как и мои дедушки-бабушки, устраиваются на черные работы изначально и начинают продвигаться в обществе. Но, слава Богу, они находят Церковь. А интересно, что среди них многие находят Церковь здесь, в Америке, а не на Родине. Они здесь как начинают трудиться-работать - они находят пристанище при Церкви, там друзья, и так далее. Я с этими людьми охотно общаюсь, у нас прекрасные отношения. Но вот это меняющееся лицо русской диаспоры в Америке - она уже становится больше из сегодняшней России, а не из белоэмиграции. И это нормальное явление, ничего тут странного нет.

     

    В. Мне интересно, Вы учились писать по-русски дореформенным русским языком, или современным?

    Ю.С. Ну тут есть интересный момент, потому что моя бабушка выросла в Советском Союзе, и именно она занималась со мной грамотой. Мне стыдно перед памятью моей бедной бабушки, но я перестал серьезно заниматься грамматикой; я, конечно, грамматику не очень любил, и падежи, спряжения изучать страшно не любил, а она была пятерочницей, она красный диплом там получила. У меня сохранились ее дипломы, там изображение Ленина и Сталина, которые она страшно не любила. Но она была моей преподавательницей, Мой язык - смешанный, у нас в эмиграции есть более старый говор. Мы, например, говорим - не отсюда, а «отсюдова». А так в России не разговаривают, это не считается профессиональной, скажем, речью - это считается просторечьем. Но, с другой стороны, я имею удовольствие общаться с людьми из России, которые здесь в Нью-Йорке - они меня иногда поправляют. Мы играем иногда в такую игру «Шляпа» и подбираем новые слова или слова, которые я должен бы знать, но не ознакомился. Вот как у меня обстоит вопрос с языком.

    Еще такой момент, что многие из поколения моего отца, как и мой отец - в Белграде выросли, а там - сербский язык. И поскольку сербский язык - славянский, очень легко подбрасывать некоторые сербские словечки в язык. Например, мы чинили что-то, и он говорит: «Возьми и дай мне чекич». Что такое «чекич»? А это «молоток», оказывается.

    А еще бывают такие забавные моменты. «Я дома сам». «Я дома один» обычно говорится. А это по-сербски – «я сам это, я сам то»… Вот такие вещи. Иногда и это проявляется в языке. Есть и старый русский язык, есть и примесь сербского.

    Ну, естественно, западные словечки - тоже. Я строю предложения, у меня иногда английское предложение на русском языке получается, к сожалению. Может, со временем, - улучшу свой язык.

     

    В. Наверное, самый главный вопрос. Известно, что русская культура, русские традиции, можно сказать, были истреблены вместе с интеллигенцией - в годы гражданской войны, в последующие годы террора. Но, культура, традиция сохранились именно в белоэмиграции. В той интеллигенции, которая выехала из России. Как Вы считаете, как можно обратно и культуру и традиции передать уже гражданам Российской Федерации?

    Ю.С. Знаете, это очень хороший вопрос, потому что с этим мы и здесь сталкиваемся. Вот, например, у меня есть очень много русских друзей, которые отмечают Новый год. Я в этом отмечании ничего плохого не вижу, я тоже первого января могу выпить шампанского, и даже ходил на эти праздники. Но, с другой стороны, чувствуется замена Рождеству в каком-то отношении. То, что елка уже стоит и Дед Мороз уже шастает. Сталинская идея - заменить Новый год вместо Рождества – это сохранилось, получилось как бы. И в этом отношении я стараюсь объяснять свою точку зрения, что надо всю энергию привести к седьмому января. Можно выпить бокал первого января, но не делать из этого большой шум. Поскольку еще пост.

    Восьмое марта, например, тоже. Восьмое марта связано с революционным движением. А вот день жен-мироносиц, например, это очень красивый день, чтобы чествовать наших женщин. Причем, это еще и передвижной Праздник, и, мне кажется, что это очень престижно.

    Надо, чтобы Церковные традиции возобновились. К сожалению, иногда бывает так, что Церковь, бывает, наоборот, - что-то светское в одежде, чтобы людей привлечь, и так далее. Надо, думаю, наоборот – вот у нас церковные праздники. Вот, у нас Пасха – это самый важный праздник. Самый важный праздник – Воскресение Христово, это победа над смертью. 9 Мая это, это может быть - хорошо, но еще важнее, чтобы именно было Воскресенье Христово. Это самое краеугольное событие в истории человечества. Вот такие вещи нужно акцентировать в первую очередь.

    А специфические наши традиции – можно почитать Шмелева. «Лето Господне», например.

    Хочу отметить, что очень хорошую роль сыграл Российский фонд культуры. Он выпустил серию фильмов, где-то начиная с 2002 года. Я имел честь в одном из них участвовать в качестве оператора. Они засняли наших белоэмигрантов. И там очень многое говорилось о наших традициях, то, что сохранилось. Можно услышать, как эти люди говорили. Уже многих их уже нет на свете. «Русские без России», - называется. Он в ютубе есть.

    Российский фонд культуры тоже издал прекрасные портреты – и о Шмелеве. Слава Богу, что есть такие фонды, которые интересуются этим. Еще прекрасную работу сделал режиссер Михаил Ордовский-Танаевский «Русский корпус. Свидетельства».

    Тоже тут охватили очень много людей, которых более половины участников этого фильма уже нет в живых. Можно послушать, как они разговаривают, можно услышать, как они действовали в очень сложной обстановке в Европе того времени.

    Это все интересно и можно все это посмотреть. Сегодня у нас, Слава Богу, есть кино. Записи есть, книги есть. Все это есть.

    Сама белоэмиграция, можно сказать, вымирает постепенно. Я, вот, уже - третье поколение за рубежом. И нужно вот сейчас этим заниматься.

    И много, Слава Богу, материалов уже есть. Так что, можно к этому идти. Но нельзя надеяться, что сама белоэмиграция вот так придет. Мы в девяностые годы так приходили и старались какой-то миссионерской деятельностью заниматься, как с точки зрения Церкви, так и с точки зрения молодежи. Это все было.

    К сожалению, очень мешало, что тогда еще наше евхаристическое общение не было возобновлено. Во Славу Бога, сейчас оно уже возобновлено уже десять лет. И нужно этот процесс обмена продолжать, интересоваться. И нам, в том числе, тоже очень полезно, чтобы мы сохранили наш язык. Тоже очень важно, чтобы мы ездили в Россию, общались с людьми. Это обоюдный процесс на самом деле.

     

    В. Спасибо огромное, что Вы сегодня уделили нам время, за то, что поделились информацией. Это, безусловно, очень важно.

    Ю.С. Я тоже очень доволен, что интерес к эмиграции есть. Надо просто понять, в какой стадии. Нас уже меньше, чем раньше, но мы еще живем, мы еще есть. Даже если завтра все умерли бы - осталось много следа эмиграции, которые люди могут подчерпнуть.

    А что касается нашей сложной политической обстановки (с чего начался наш разговор), тут самую важную работу должен проделать сам русский народ.

    Мы должны говорить правду о нашей истории, мы должны ее не бояться. Мы должны активно выступать против тех людей, которые хотят поставить знак равенства между царственными страстотерпцами и Иосифом Сталиным. Это ужасная трагедия сегодняшнего века, сегодняшнего, вернее, десятилетия.

    Тут Церковь должна играть ключевую роль – рассказывать людям, говорить людям. А у нас есть церкви, которые, наоборот, поддерживают эти движения. Тут тоже можно рассматривать причины, которые есть. В том числе, сильно мешает агрессивная политика Запада по отношению к Советскому Союзу - тоже сыграла свою роль в этой ностальгии.

    Но, тем не менее, люди имеют способы с этим бороться. Это можно и это очень реально. И Слава Богу - у нас много хорошего есть. Надо просто этим пользоваться. Это очень важно.

    Я вам очень благодарен за ваш интерес, я очень надеюсь, что люди, которые нас слушают, поинтересуются больше и историей, и эмиграцией. И будут воспринимать это близко к сердцу и не быть равнодушными – это самое важное.

     

    В. Безусловно. Я буду прощаться с нашими зрителями. Спасибо Вам за интервью.

    Ю.С. Да, конечно, мне было очень приятно общаться. Мне всегда с людьми с нашего Отечества приятно общаться, и всегда много черпаю для себя.

    Стенограмма сайта "Русская Стратегия"

    http://rys-strategia.ru/

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 925 | Добавил: Elena17 | Теги: юрий селинский, белый взгляд, россия без большевизма, русское зарубежье
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ (НОВАЯ!): 4893 4704 9797 7733

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1905

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru