Русская Стратегия

      Цитата недели: "С ужасом внимает душа грозным ударам Суда Божия над Отечеством нашим. Видимо, оставил нас Господь и предает в руки врагов наших. Все упало духом, все пришло в отчаяние. Нет сил трудиться, и даже молиться! Нет сил страдать и терпеть! Господи! Не погуби до конца. Начни спасение! Не умедли избавления." (Свщмч. Иосиф Петроградский)

Категории раздела

- Новости [2443]
- Аналитика [1604]
- Разное [132]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Статистика


Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2017 » Сентябрь » 13 » Точки дестабилизации: ПРО ЭТНОКРАТИЮ, ЭТНООЛИГАРХИЮ И НАШИ РУССКИЕ ПРОБЛЕМЫ. Ч.1.
    23:24
    Точки дестабилизации: ПРО ЭТНОКРАТИЮ, ЭТНООЛИГАРХИЮ И НАШИ РУССКИЕ ПРОБЛЕМЫ. Ч.1.

    Возможно кто-то не в курсе, но на территории, обозначаемой на картах как Российская федерация, с 1992 г. располагаются не одно, а целых два государства. Помимо собственно РФ ещё есть республикасы Татарстан. Татарстан имеет собственную конституцию, в которой определяется как суверенное государство. Имеет собственные флаг, гимн и герб. Таковые упоминаются в конституции и в различных справочниках именно как государственные символы, «выражающие суверенитет республикасы Татарстан», «самобытность и традиции народа Татарстана». Также республикасы имеет своего президента, свой парламент, величаемый Государственным советом, своего премьер-министра.  Органы государственного управления отдельными сферами деятельности республикасы именуются министерствами, соответственно, их руководители – министрами. На паспортах, выдаваемых, жителям республикасы, изображён не двуглавый орёл, как у россиян, а белый двукрылый барс в татарском орнаменте.

     Здесь многие могут мне возразить, что на территории, обозначаемой на картах как Российская федерация, а именно на Северном Кавказе существует целый ряд квазигосударств, которые практически не подчиняются федеральным властям, живут своей жизнью, по своим законам и понятиям, используя федеральный центр лишь в качестве дойной коровы – для получения миллиардных дотаций из федбюджета и прочих преференций. Но я здесь имею в виду не только практику, но и формально-правовые аспекты. Так вот, формально на территории РФ два государства. 

    До 11 августа отношения между двумя соседними государствами – Россией и республикасы Татарстан регулировались специальным договором «о разграничении полномочий». В тексте такового имеется, в частности, следующий оборот: республика Татарстан «обладает всей полнотой государственной власти». Правда, «вне пределов ведения РФ», но звучит, согласитесь, весьма любопытно. Договор был заключен в 2007 году. Точнее, тогда он был перезаключён на 10 лет, а впервые появился ещё в 1994 году. В том первом документе закреплялось право органов госвласти Татарстана вводить и взимать в своём государстве по своему усмотрению налоги, решать вопросы гражданства, иметь свой Национальный банк и, что достойно особого внимания,  распоряжаться природными ресурсами, которые, согласно конституции республикасы и упомянутому договору, являются «исключительным достоянием и собственностью народа Татарстана».  

    Кстати, использование в правовых документах формулы «народ Татарстана» также весьма примечательно. Это означает, что нетатарское население Татарстана либо вовсе ненароком выпало из поля зрения составителей этих документов, либо, что в Казани совершили этнологическое открытие. Согласно этому выдающемуся открытию полтора миллиона татарстанских русских принадлежат не к русскому народу, а к счастливо открытому в Казани «народу Татарстана». Равно и триста тысяч представителей других этносов – чувашей, удмуртов, марийцев и т. д. Учитывая, что формула «народ Татарстана» перенесена в договор о разграничении полномочий с РФ, соавторами казанских этнологов в части данного научного открытия, можно сказать без ложной скромности, переворота в этнологии являются также выдающиеся этнологи из московского Кремля. Так, например, президент РФ Путин на ежегодной пресс-конференции в декабре 2015, комментируя название должности главы Татарстана, сообщил собравшейся публике: «мы с уважением отнесёмся к любому выбору народа Татарстана».  

    Этнической принцип формирования субъектов федерации развалил не одно федеративное государство. Пожалуй, трудно придумать более надёжную и эффективную бомбу, если есть цель взорвать государственную целостность, объединяющую разные народы. Там, где это принцип используется, развал страны – дело лишь времени. Похоже, составители ельцинской конституции об этом отлично знали. Поэтому в ельцинской конституции этнической принцип формирования субъектов федерации проводится как нигде последовательно. Неслучайно в 90-е, когда после распада построенной по этническому принципу федерации – СССР в такую же этническую федерацию стали превращать Россию, суверенная республикасы Татарстан практически сняла с себя обязательства по финансовому участию в решении российских общефедеральных проблем – содержанию армии, федеральных органов власти, охране границ, погашению внешних долгов и т. д. То есть федеральные налоги Татарстан если и платил, то в очень скромных размерах.

    Такой открытый, откровенный сепаратизм обычно обосновывают тем, что татары –  второй по численности народ в России. Однако татар в России чуть более 5 млн. – 3,7%  от населения РФ. И проживают они не компактно, как, скажем, калмыки или ингуши – в самом Татарстане их 2 млн. Это чуть больше половины населения республикасы, другая  половина  принадлежит к иным этносам. То есть татары Татарстана составляют немногим  больше одного процента населения РФ. Тем не менее, Москва, прижатая к стене могучей силой, составляющей аж целый процент в населении страны, почти три десятка лет не в состоянии найти рычаги давления, чтобы заставить распоясавшихся казанских сепаратистов привести региональное законодательство в соответствие с конституцией РФ. Прячут по-страусиному голову в песок, подписывали почти тридцать лет совершенно безумные договоры, сделали из татарского сепаратизма то, что у античных греков называлось паралипсис – фигура умолчания. К примеру, за почти 30 лет не было ни одной программы на центральных каналах, посвящённой данной проблеме.

    Правда, с налогами в 2000-е ситуация изменилась – Татарстан вновь стал в общем порядке платить федеральные налоги. Однако продолжает оставаться в привилегированном по сравнению с русскими областями положении. Чтобы это заметить, достаточно сравнить Казань с любым соседним русским городом, например, с Ульяновском или Пензой – облик города, состояние дорог, уровень развития инфраструктуры, средняя зарплата и т. д. Консолидированный бюджет Татарстана сегодня около 170 миллиардов рублей. Бюджет соседнего русского региона – Ульяновской области в 5 раз меньше – 33 млрд., при том что население области лишь 3 раза меньше, чем население Татарстана. Конечно, Татарстан и федеральных налогов платит значительно больше, чем Ульяновская область. Но с чем это связано? Это связано, с тем, что именно в этот регион в эпоху СССР делались крупные капиталовложения. Здесь строились крупнейшие предприятия, создавались целые отрасли – нефтепереработка, химическая отрасль, автомобилестроение, самолётостроение, вертолётостроение, судостроение. Но кто их строил? Трудолюбивые ньюбулгары? Отнюдь. Тот же КАМАЗ – рекордсмен по освоенным капиталовложения  в 70-е годы был всесоюзной ударной комсомольской стройкой – его строила вся страна, а вовсе не «титульная нация» республикасы.       

    И вот срок действия позорища, стыдливо названного федеральными чиновниками  «договором о разграничении полномочий»  в начале августа истёк. В Кремле обратившимся с предложением о продлении договора депутатам Госсовета Татарстана дали понять, что делать это не намерены. Разумеется, второе государство в признанных ООН границах РФ существовать не перестало. Всё, что сказано выше по-прежнему действует и актуально. В конституции республикасы всё те же положения о государственности и суверенитете. Никуда не делись Госсовет республикасы, её президент, премьер-министр и т. д. Но теперь государственность республикасы несколько подвисла, поскольку нет официального документа, подтверждающего добровольное согласие РФ признавать в своих границах существование другого государства.

    Однако можно ли считать, что проблема татарского этнического сепаратизма с этим решена. Едва ли. Сепаратизм Татарстана почти три десятка лет держался и продолжает держаться отнюдь не только на формальный договоре с Кремлём.

    Помимо прочего, он держится на дискриминации по национальному признаку русских – по сути, во всех сферах жизни, и на татарской этнократии. За тридцать лет в Татарстане, в котором, повторюсь, татары составляют только половину населения, сформировалась образцово-показательная этнократия – хоть сейчас на выставку достижений постсоветской  буржуазной лжедемократии и госстроительства. Почти все важные государственные посты замещают представители татарского этноса.

    До Великой антирусской революции 90-х соотношение татар и русских в населении Татарской автономной советской социалистической республики, входившей в РСФСР, было примерно равным – в 89-м году 48% населения составляли татары, 45% русские. В самой Казани русские численно преобладали. При этом Москва следила, чтобы представительство разных этносов в управленческих структурах ТАССР соответствовало их доле в населении. То есть действовали негласные квоты. Постсоветских же кремлёвских гешефтмахеров кроме трубы, то есть прокачки углеводородов и прочего сырья в Евросоюз, очень мало что волнует и заботит. Всё остальное для них это лишь докука и факультатив. Как следствие, в условиях стремительно оформившейся в начале 90-х татарской этнократии часть русских бежали, и доля русских в населении Татарстана упала до 40%. При этом, например, в Госсовете соотношение русских и татар 1 к 2. То есть татар вдвое больше. Такое же  соотношение в городском совете Казани, хотя в населении города доли русских и татар примерно одинаковые. Но, конечно, лицом, афишей и билбордом татарской этнократии и дискриминации по национальному признаку русских является правительство республикасы Татарстан. Это бесподобно! Из 8 замов премьер-министра республикасы угадайте, сколько русских, сколько татар? Татар 8! Русских – можно легко сосчитать, выполнив элементарное арифметическое действие – вычитание. Из тринадцати министров русских два, остальные – татары. Президиум Верховного суда республикасы состоит из 11 человек. Русских – двое.   

    На среднем управленческом уровне в республикасы Татарстан дискриминация по национальному признаку также цветёт махровым цветом. Приведу буквально пару цифр, но весьма показательных. Например, из 12 крупнейших вузов Татарстана в 10 ректоры – татары, русские – только в двух. В дюжине главных республиканских учреждений здравоохранения главные врачи – все татары! Русских ни одного! Из 6 театров Казани, имеющих статус государственных, 4 татарских, один русский, в 5 руководители – татары. Нетатарин руководит только Казанским русским драматическим театром имени В. И. Качалова. Кто этот уникум, возглавляющий русский театр, по этнической принадлежности, догадайтесь с трёх раз. Впрочем, москвичи и с одного раза легко догадаются. В целом, сегодня в политической, хозяйственной и культурной элите республикасы Татарстан представителей татарского этноса 80%.

     Ещё более яркая иллюстрация этнократии – творческие союзы. В союзе писателей республикасы соотношение татар и русских примерно 15 к 1! Причём официальных писателей в республикасы, удивитесь, аж под тысячу человек! При такой невероятной одарённости писательскими талантами татар, неудивительно, что пару десятков русских авторов на казённый счёт в республикасы практически не печатают – очередь до них просто не может дойти. Не сильно отличаются пропорции в союзе композиторов, в союзе художников, в союз театральных деятелей. Похожим образом распределено присвоение званий заслуженных деятелей культуры Татарстана. Ведущие журналисты республиканских изданий также понятно, какой национальности.

    Этнократия, если кто запамятовал, означает неравенство гражданских, политических, культурных, экономических  и иных прав представителей разных народов – привилегии одних и дискриминация других. Татарстан более чем удобный объект для изучения данного феномена студентами – социологами. Потому что феномен этнократии и все его атрибуты здесь никто и не думает маскировать. Скорее, здесь имеет место самоуверенная и наглая манифестация  такового. В конституции республикасы – в её преамбуле за татарским народом закреплён особый статус. Что называется, все равны, но татары ровнее. В частности, законодательство республикасы содержит целый ряд положений и документов, фиксирующих превосходство и приоритет татарского языка и культуры.

    Например, судя по часам, отведённым на изучение языков в школе, родным для всех народов Татарстана в республикасы считается  татарский язык. Оказывается, и такое возможно. Русские дети в школе в принудительном порядке наравне с русским изучают татарский. Обязательный экзамен по татарскому языку в суверенной республикасы называется пафосно: «государственная аттестация» – ГИА. Поскольку часы на изучение татарского выделяются именно за счёт уменьшения часов на изучение русского, русский язык дети из русских семей в республикасы Татарстан в полном объёме – сравнимом с другими регионами – могут изучать только в специальных школах «с русским этническим компонентом». Не скажу, как обстоят дела на сегодняшний день, но до недавних пор во всей почти 4-х миллионной республикасы таких школ было аж целых14! При этом, например, школ с «чувашским этническим компонентом» – 51, а с удмуртским – 17. Для справки: чуваши составляют 3,3% в населении  республикасы Татарстан, удмурты – 0,65%. Процент русских, как уже замечено выше, в результате такого скотского отношения сократился до 40.

    В 13-м году президент республикасы Минниханов подписал энциклику официальных властей республикасы, которую уместно было бы назвать «О развитии доктрины и практики татарского этноцентризма и дискриминации по национальному признаку русских в татарской республикасы». Правда, официальное  название у этого документа несколько другое – более нейтральное и завуалированное: «Концепция государственной национальной политики Республики Татарстан». Согласно этому документу, национальная политика республикасы строится на двух «фундаментальных приоритетных положениях». Первый из них: «необходимость всестороннего развития татарского народа и укрепления Республики Татарстан как исторически сложившейся формы его государственности». К вопросам национальной политики, «требующим особого внимания», отнесено «укрепление статуса» Татарстана «как исторического, духовного и этнокультурного центра всего татарского народа».

    В пункте про «приоритетные направления» национальной политики подчеркивается необходимость «позиционирования» республики как этнокультурного центра и создания условий для «консолидации татар, проживающих в РФ и за рубежом». В конституции республикасы также в ст. 16 сказано, что Татарстан оказывает помощь по всему миру татарам и татарским организациям. Только татарам и никому больше.

    О полутора миллионах русских, создавших всю индустрию данного региона, построивших все его города, в этой «государственной концепции национальной политики» не упоминается. Надо полагать, русские включены в понятие «другие народы». Нетитульным народам, а они, напомню – половина населения региона, в этом документе,  посвящено несколько строк – сухо фиксируется наличие «других народов» в республикасы. Москва данную энциклику, которая является откровенным вызовом татарской этнократии и этноцентризма, скушала и не поперхнулась.
    Учитывая, что часть 2 статьи 19 Конституции РФ запрещает дискриминацию по признаку религиозной принадлежности, может быть, в религиозной сфере соблюдается справедливый паритет? Так вот, соотношение мечетей и православных храмов в республикасы Татарстан 6 к 1! Повторю, чтобы не сочли за описку: 6 к 1! С возвращением мечетей исламской умме и строительством на казённые деньги новых у татар никаких проблем никогда не было. При этом православная русская община Татарстана до сих пор не может вернуть многие храмы и культовые строения, принадлежавшие РПЦ – татарские власти республикасы препятствуют. В частности, власти Казани уже четверть века отказываются вернуть православной общине архитектурную доминанту одного из центральных районов города – колокольню Богоявленского собора. Причём, татарские чиновники и не думают скрывать свою мотивацию. Так бывший министр культуры республикасы М. Таишев, ничуть не стесняясь, заявил, что «ему как мусульманину будет неприятно слышать православный звон в центре Казани». Не менее возмутительная история в здании Дворцовой церкви Казанского Кремля размещается Музей истории государственности татарского народа. Это, как если бы из соборной мечети Москвы в Выползовом переулке выгнали имамов из всех мусульман и разместили там Еврейский музей толерантности. А мусульмане пусть потом спорят, чего здесь больше – издёвки или цинизма. Про власти республикасы Татарстан говорить уже нечего – с ними всё ясно, но примечательна позиция федеральных нацстроителей – «нас это не касается».

    Казалось бы, все признаки нарушения закона налицо, нарушены десяток статей Конституции и УК РФ. Но где же наш уважаемый генпрокурор Чайка с конституцией и УК под мышкой? Где прочие правоохранительные органы? Где другие федеральные органы госвласти? Где наш выдающийся «национальный лидер», которого, как убеждает нас кремлёвский агитпроп, весь мир жутко уважает и страшно – до дрожи в коленях боится? Живущие в Татарстане русские много интересного могли бы порассказать следователям и прокурорам. Но что-то не видно прокурорских. Наверное, Чайка полетел в Израиль проведать могилы предков. А его подчинённым заниматься защитой конституции и конституционных прав русских в Татарстане недосуг – они заняты. Кажется, я даже знаю, чем. Они – полковника Квачкова – одного из очень немногих за последние 30 лет, кто не боялся публично подавать голос «за русских», все скопом ловят. Ловят, правда, не с собаками – так как он уже давно сидит. А на слове. Недавно поймали и добавили нашему русскому национальному герою – полковнику Квачкову срок. За слова!

    Из татарской же этнократии и дискриминации в республикасы русских по национальному и религиозному признакам власти РФ также сделали фигуру умолчания – как и из татарстанского сепаратизма. Тема табуирована равно в республиканских и в федеральных СМИ. На ежегодных, разрекламированных как беспримерно честные и открытые, «больших» пресс-конференциях Путина ни одного вопроса на эту тему от русских, живущих в Татарстане! Это в наш-то век выдающейся гласности! Когда, не существует никаких запретных тем, когда любое и какое угодно грязное бельё беспрерывно полощется в прайм-тайм на центральных каналах, а ученики младших классов школы, благодаря неустанному «просвещению» государственными телеканалами и интернетом, знают все подробности самых экзотических сексуальных девиаций.

    К тому же в Казани совершенно не разделяют убеждения кремлёвского агитпропа о феноменальном всемирном авторитете президента Путина, и новым «грозным» его здесь никто не считает. Так, в июле в Йошкар-Оле на заседание совета по межнациональным отношениям наш уважаемый – здесь без иронии – президент чётко артикулировал: «заставлять человека изучать язык, который родным для него не является, недопустимо». И что же? В Казани рассмотрели обращение гражданина соседнего государства В. В. Путина, и по итогам короткого обсуждения министерство образования и науки суверенного государства – республикасы Татарстан решило оному гражданину отказать. Вердикт Казани: изучение татарского во всех школах республикасы для русских детей и прочих нетатар и впредь остаётся обязательным!  

    Здесь сделаю небольшое отступление и замечу: что уж тут говорить про соседнее государство, если и в самой РФ чиновники по языковому вопросу не стесняются перечить Путину. Так министр образования РФ О. Васильева заявила, что «если ты родился и живешь на территории Башкирии или Татарстана» надо учить язык титульной нации. Что ж, в этом есть своя логика. Видимо, г-жа Васильева считает, что, если бы капитан Джеймс Кук в детстве выучил гавайский, то, возможно, не получил бы в 1779 г. копьё в шею и остался бы цел, а не был бы порезан гавайскими аборигенами на мелкие кусочки.

    Однако почему же министр Васильева заговорила только о Татарстане и Башкирии? А как же другие регионы в построенной по этническому принципу Российской Федерации? Это же явно не политкорректно. Тогда уже нужно быть последовательными, если мы не хотим никого обидеть и соблюсти политкорректность. Если в Татарстане русским детям в принудительном порядке вменяется изучать татарский, то абсолютно логично в республике Калмыкия заставить их изучать калмыцкий, в Тыве – тувинский, в Хакассии – хакасский, в Ямало-Ненецком автономном округе – ненецкий, в Ханты-Мансийском автономном округе – ханты-мансийский. Тут, правда, небольшая заминка – хантыйский и мансийский – это разные языки. Так что здесь русским детям, по логике министра Васильевой, придётся изучать оба – чтобы не травмировать национальное чувства коренного населения округа. Также хотелось бы дать г-же Васильевой небольшую справку. Например, в языке манси есть сосьвинский диалект, верхне-лозьвинский, средне-лозьвинский, нижне-лозьвинский, тавдинский, пелымский и вагильский – на случай, если она сочтёт необходимым заставить русских детей освоить также диалекты. А вот по Дагестану у меня для Васильевой никакого совета, к сожалению, нет. Там проживает более ста коренных народностей – и у каждой свой язык. Должны ли русские дети в Махачкале учить все сто языков или, может, министр Васильева смилостивится и сочтёт достаточным 50 или 70, не знаю.

    Но вернёмся к татарской этнократии. Два слова скажу также об экономическом неравноправии в республикасы Татарстан – о дискриминации по национальному признаку в экономической сфере. Кому принадлежат все основные коммерческие активы республикасы, думаю, уже понятно. Топменеджмент крупнейшей татарстанской корпорации ПАО «Татнефть», который держит приличный пакет акций ПАО, в частности, через швейцарский банк UBS AG и The Bank of New York International Nominees, сплошь татары. Есть в Татарстане и ещё один гигант – Группа Компаний «Таиф». Она контролирует 96% химического, нефтехимического и нефтегазоперерабатывающего сегментов экономики республикасы. В частности, Таифу принадлежат основные республиканские предприятия в сфере нефтепереработки: «Таиф-НК», «Казаньоргсинтез», «Нижнекамскнефтехим».  Холдинг «Таиф» приносит более трети валового внутреннего продукта Татарстана. Выручка компании в 2016 г. составила более полтриллиона рублей. Если быть точным – 539 млрд. Так вот, ГК «Таиф» – крупнейшая непубличная корпорация – принадлежит  20 физ и юрлицам. Догадайтесь с трёх раз об этнической принадлежности её бенефициарных владельцев.

    Банковская сфера республикасы, крупные банки – «Ак Барс», принадлежащий Татнефти «Зенит», «Аверс», и помельче – «Девон-Кредит», «Татсоцбанк», «Энергобанк»,  «Акибанк», разумеется, контролируются теми же людьми. В десятке крупнейших олигархов республикасы 9 татар. Среди них гендиректор и председатель совета директоров Таифа, и сыновья Шаймиева. Пятеро жителей Татарстана попали в список самых богатых людей планеты по версии Forbes. Из них 4 – татары. Татарский олигархат структурировался и настолько уверен в незыблемости своего господствующего положения, что может позволить себе междоусобицы. Выделяются, в частности, два крупных конкурирующих клана – бывшего президента республикасы Шаймиева, в который входят, в частности, два его сына и внучка, и нынешнего президента – Минниханова. Банкротство в прошлом и в этом году ряда татарстанских банков, в частности, контролировавшегося правительством республикасы  «Татфондбанка», связано, скорее, с междоусобной борьбой татарских кланов, а не с желание Центробанка РФ показать свою власть и силу. 

    Здесь, впрочем, нужно сделать оговорку. То обстоятельство, что местная татарстанская этнократия смогла оставить под своим контролем основные коммерческие активы региона, не отдала их залётным московским аферистам с двойным израильским гражданством и видом на жительство в Великобритании, как это произошло во всех русских регионах, я лично приветствую. Едва ли то обстоятельство, что основные коммерческие активы Курской и Белгородской областей принадлежат Усманову, Липецкой – Лисину,  Свердловской – Махмудову, красноярские, иркутские, кемеровские и краснодарские – Дерипаске, это великое благо для самих этих регионов. Я здесь вовсе не выступаю за то, чтобы местные власти и предприниматели были исключены из числа владельцев крупнейших коммерческих активов своих регионов, как это, повторюсь, обстоит во всех русских областях.

    В том, что татарские этнократы Татарстана не позволили московско-лондонской офшорной камарилье сделать себя пассивными наблюдателями грабежа этой камарильей природных ресурсов их региона, а население республики не дали превратить в живущих на грани бедности нищебродов, уныло бредущих по пыльным улицам неухоженных городов, я полностью на их стороне – респект им. Что у татарстанских этнократов не отнять, так это любовь и преданность отеческой земле. Они не выводят как московско-лондонская оффшорная камарилья все капиталы из страны, вкладывают нажитые миллиарды в бизнес активы в Татарстане, а не в Евросоюзе и не в замки в графствах Оксфордшир и Беркшир. Отчёго, надо признать, выигрывают не только татары, но и другие народы Татарстана.

    Впрочем, олигархия любого типа ещё ни один народ счастливым не сделала. Местные этнократы по мере того, как они присваивают самые доходные коммерческие активы региона, превращаются в этноолигархию. А этноолигархия всегда имеет тенденцию к загниванию, деградации, отрыву от массы соплеменников и противопоставляет свои личные корыстные интересы интересам своего народа   

    Выше я сказал, что кремлёвских углеводородных гешефтмахеров, ничего, кроме трубы не заботит и не волнует. Здесь поправлю сам себя. Одна вещь их всё же заботит. А именно прочность их собственного положения у власти. В последние 15 лет Кремль договаривается с Казанью на условиях «мы вам, вы нам». Казанские этнократы обеспечивают Путину и «Единой России» повышенные проценты на выборах. На последних президентских и думских, соответственно,  83% и 85%. А Москва в оплату закрывает глаза на этнократию татар и на откровенно наглую и вопиющую дискриминацию по национальному признаку русских в республикасы. Кстати, 85 процентов у Единой России на последних выборах в Думу – это на 7% больше, чем в 2011 г. Что не удивительно – татарстанский список «Единой России» возглавлял в прошлом году сам президент  республикасы Минниханов. Руководит татарстанским региональным отделением «Единой России» Мухаметшин – он же глава Госсовета республикасы.  Казанское отделение «Единой России» также возглавляет представитель «титульной нации». Разумеется, этот подлый пакт между Кремлём и Казанью заключён за спиной татарстанских русских и, по сути, против них – русские и здесь оказались главными проигравшими.

    Кроме того, попуская этнократию в регионах, Москва своими руками создаёт условия для эскалации терроризма. Поясню. Зададимся вопросом: если материальные активы, административные и иные ресурсы распределены в регионе таким образом, как описано выше, насколько лояльной и управляемой будет региональная этнократия? В частности, в исламских регионах? Например, в связи с отказом Кремля пролонгировать договор о разграничении полномочий, эксперты в инете уже обсуждают, станет ли президент Татарстана Минниханов использовать татарских националистов в противостоянии казанской этнократии с федеральным центром? Будут ли татарстанские элиты рассматривать экстремистские исламские организации, которые всегда неплохо чувствовали себя в республикасы, как свой козырный ресурс в боданиях с Москвой? Вопрос непраздный. Настрой у многих татарстанских  мусульман – татар и башкир далеко не миролюбивый.

    О татарстанских националистических и радикальных исламских организациях, о настроениях, царящих в них и об их связях с официальными властями республикасы, я уже писал в отдельной главе книги «Пути русские. Поэтому здесь скажу только коротко. Умеренные националистические татарские объединения, поддерживаемые и финансируемые властями либо напрямую ими созданные: Всемирный конгресс татар, Всемирный форум татарской молодёжи, ТОЦ – татарский общественный центр регулярно проводят пафосные съезды. В их заседаниях принимает участие официальное руководство республикасы, включая президента. Эти форумы принимают и публикуют резолюции с требованием расширения прав республиксы и её «госвласти», сохранения должности «Президент Татарстана» и т. п. Требование об отделении от РФ они не заявляют, по крайней мере, публично. Но лишь потому, что такая команда пока ещё не поступала из Казанского кремля.

    Радикальные же организации, к примеру, Милли Меджлис – татарское «национальное правительство в изгнании» – в него входят и зарубежные, и российские татары, или Союз татарской молодёжи  «Азатлык», переводится, кстати, как «свобода», указаний сверху не ждут. Россию они объявляют враждебным государством – колонизатором, а  русских оккупантами, и ставят своей задачей достижение полной независимости республикасы Татарстан от РФ. Информационную поддержку им оказывают американцы – редакция татарского радио «Азатлык» находится в Праге и официально финансируется Конгрессом США. Есть и ещё более радикальные татарские объединения, вроде, «Татарский фронт», «Правые татары» и т. д. Последние требуют создания независимого татарского государства в границах не современного Татарстана, а всех территорий, входивших некогда в Золотую орду. Тюменскую область, к примеру, они называют Восточным Татарстаном. Наконец, помимо татарских националистических, в Татарстане удобно устроились  экстремистскими исламские организации, опекаемые зарубежными исламскими радикалами. Эту тему я здесь опускаю, но здесь мы выходим на более широкую тему этнической олигархии и потенциальных проблем, связанных с нею.

     

    Точки дестабилизации: ПРО ЭТНОКРАТИЮ, ЭТНООЛИГАРХИЮ И НАШИ РУССКИЕ ПРОБЛЕМЫ. Ч.2.

     

    Игорь Михеев

    для Русской Стратегии

    http://rys-strategia.ru/

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 527 | Добавил: Elena17 | Теги: русофобия, точки дестабилицазии, исламизм, внутренние угрозы, игорь михеев
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 635

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru