Русская Стратегия

      "Обязанность развития производительных сил нации лежит на государстве более всего по отношению к племени или племенам, его создавшим. Как бы ни было данное государство полно общечеловеческого духа, как бы ни было проникнуто идеей мирового блага, и даже чем больше оно ей проникнуто, тем более твердо оно должно памятовать, что для осуществления этих целей необходима сила, а ее дает государству та нация, которая своим духом создала и поддерживает его Верховную власть." (Лев Тихомиров)

Категории раздела

- Новости [2540]
- Аналитика [1690]
- Разное [154]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Статистика


Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2017 » Декабрь » 6 » Проблема крымского «зонтика» ПРО. Готовы ли «Триумфы» парировать массированный ракетный удар противника?
    02:44
    Проблема крымского «зонтика» ПРО. Готовы ли «Триумфы» парировать массированный ракетный удар противника?

    Ещё в 2014—2015 годах, в ходе завершающей фазы установления суверенитета Российской Федерации над Крымом, на полуостров была оперативно переброшена полноценная смешанная группировка войск, «костяком» которой стали: подразделения ВДВ, истребительные эскадрильи, сведённые в 38-й истребительный авиаполк, представленный такими машинами, как Су-27П, Су-27СМ3, Су-30М2 и Су-27УБ, а также зенитно-ракетные бригады на базе дальнобойных ЗРДН комплексов С-300ПС и С-300ПМ1. Данное вооружение обеспечило полную безопасность на фоне вероятного ракетно-авиационного удара ВСУ посредством сохранившихся истребителей-бомбардировщиков Су-24М, штурмовиков Су-25, а также оперативно-тактических ракетных комплексов 9К79-1 «Точка-У» и 9К72 «Эльбрус». Риск использования этого вооружения новым нелегитимным и неадекватным украинским руководством ещё тогда был весьма велик. Для противодействия же возможной агрессии ВСУ на сухопутном театре военных действий, в северные районы Республики Крым перебросили внушительную группировку СВ России, оснащённую самоходными противотанковыми ракетными комплексами 9К123 «Хризантема-С».

    Данные комплексы вне зависимости от метеорологической обстановки (в Крыму она бывает очень даже неблагоприятной) дают возможность вести огонь по бронетехнике противника на удалении до 6000 м и в дождь, и в туман, и в снегопад, что достигается благодаря применению дополнительного противотанкового управляемого реактивного снаряда 9М123-2, оснащённого радиокомандным модулем управления. Бронетанковые подразделения украинских войсковых формирований в данном случае не имели и не имеют абсолютно никаких шансов на «прорыв» в районе Армянска или Предмостного.

    Мы же сегодня попытаемся более подробно рассмотреть возможности средств противовоздушной/противоракетной обороны, установивших над Республикой Крым достаточно мощный воздушно-космический «купол» ограничения и воспрещения доступа и манёвра A2/AD для высокоточного оружия противника. «Горячее» лето 2014 года максимально изобиловало различной информацией относительно перебрасываемых в Крым зенитно-ракетных дивизионов С-300ПС и С-300ПМ1. Одни источники говорили о 5 и более комплексах (батареях), другие — о 20-30 дивизионах! Учитывая большое количество ракетоопасных для Крыма воздушных направлений (все, кроме восточного), более адекватными цифрами можно считать последние. В 2016 году номенклатура средств ПВО-ПРО ВКС России в Крыму начала расширятся. Так, в августе 2016 года, на вооружение 18-го зенитно-ракетного полка 31-й дивизии ПВО (Феодосия) поступили 2 первых зенитно-ракетных дивизиона сверхбольшой дальности С-400 «Триумф». С этого момента противовоздушные рубежи Крыма оказались в 250 км от побережья. Почему не 400 км? Напоминаем, что сверхдальняя ракета-перехватчик 40Н6 на данный момент в комплект «Триумфов» так и не принята, а модернизированная ЗУР 48Н6ДМ обладает радиусом действия лишь в 250 км.

    Следующим (неофициальным) этапом обновления группировки ПВО-ПРО стало прибытие в Республику Крым уже более узкоспециализированной и «живучей» войсковой зенитно-ракетной системы С-300В4. Информация об этом была опубликована 29 ноября 2016 года, на керченском веб-ресурсе kerch.com.ru. На прикреплённом любительском видеоматериале можно обратить внимание на наличие в составе перебрасываемой колонны техники один из главных элементов модернизированного «Антея» — РЛС программного обзора 9С19М2 «Имбирь», предназначенную для обнаружения и сопровождения на проходе сложных аэродинамических и баллистических объектов с минимальной ЭПР порядка 0,02 м2, а также счетверённую пусковую установку 9А83 для «лёгких» ЗУР среднего радиуса действия 9М83М с интегрированным радаром подсвета цели Х-диапазона, размещённым на подвижной мачте высотой около 15 м. Наиболее вероятно, что батарея С-300В4 была переброшена из состава 77-й отдельной зенитно-ракетной бригады ЮВО, развёрнутой в городе Кореновск (Краснодарский край). Прибытие «Антея» не было спонтанным, а было напрямую связано с учебными стрельбами украинских ЗРК С-300ПС в Херсонской области, ведь зенитные управляемые ракеты 5В55Р могли представлять прямую угрозу военным объектам и населению Республики Крым.

     

    Развёртывание в Крыму батареи С-300В4 в дополнение к уже имеющимся под Феодосией и Севастополем С-400 «Триумф» и С-300ПМ1 является одним из важнейших этапов формирования принципиально более совершенной эшелонированной системы противовоздушной и противоракетной обороны на юго-западных воздушных подступах к Южному военному округу. Лишь этот зенитно-ракетный комплекс, состоящий на вооружении Сухопутных и Воздушно-космических войск России, впервые получил сверхдальнобойную высокоскоростную зенитную управляемую ракету 9М82МВ, обладающую предельной скоростью полёта в 9750 км/ч, высотой перехвата около 50 — 60 км и дальностью в пределах 350 км, что на текущий момент нереализуемо посредством С-400 «Триумф». Более того, в отличие от полуактивных радиолокационных ЗУР 48Н6ДМ (в боекомплект С-400 так и не вошли ЗУР 9М96Е2 с активными радиолокационными головками самонаведения), перехватчики 9М82МВ получили АРГСН, благодаря чему появилась возможность уничтожения высокоманевренных и «сложных» воздушных объектов, «ныряющих» за «экран» рельефа местности или радиогоризонт, выходя за пределы обзора РЛО 9С15М2 «Обзор-3», РЛС ПО «Имбирь», а также РПН, размещённых на пусковых установках С-300В4.

    Подобный принцип наведения идеально соответствует достаточно сложному рельефу Южного побережья Крыма, где большое количество возвышенностей, горных хребтов и массивов являются критической проблемой для полуактивной радиолокационной системы наведения, на текущий момент применяемой в ЗРК С-400 «Триумф». Тем не менее, здесь прослеживается ещё один крайне неприятный момент: ввиду больших габаритов ракет-перехватчиков 9М82МВ, их количество на каждой пусковой установке 2А82 ограничивается 2 единицами. Следовательно, в составе одной батареи и одного дивизиона присутствует всего 4 и 16 зенитных ракет 9М82МВ соответственно. Достаточно этого количества или нет, решать не нам, а спецам из командовании ВКС и Генштаба ВС России. Но определённо можно сказать, что для отражения массированного ракетного удара с использованием пары сотен стратегических КР UGM/RGM-109E «Tomahawk Block IV», AGM-86 ALCM и тактических ракет большой дальности AGM-158B этого будет недостаточно. А это всего лишь один полный залп эсминца УРО класса «Arleigh Burke» и ударной модификации (SSGN) ракетного подводного крейсера стратегического назначения класса «Ohio», 22 шахтных пусковых установки которых адаптированы под применение 154 «Томагавков» вместо БРПЛ «Trident-2D5».

    Определённо, большой процент низколетящих стратегических ракет противника будет перехвачен комплексами С-300 ПМ-1/С-400 ещё до момента пересечения линии Южного берега Крыма. Но учитывая, что обстрел будет начинаться лишь с дистанции 38 — 55 км (исходя из высоты универсальной вышки 40В6МД и высоты развёрнутого дивизиона над уровнем моря), перехватить все «Топоры» тремя-четырьмя дивизионами «Четырёхсотки» без ракет 9М96Е2 будет нереально, особенно при их входе RGMов в горный рельеф Крыма. Опираясь на чрезмерную долю ура-патриотизма, можно сколько угодно утверждать, что данное мнение высосано из пальца больной фантазией автора. Между тем, реальная ситуация с ударом по авиабазе «Шайрат» является железным подтверждением всего вышеописанного. И это только 200 «Топоров» в качестве примера, в то время как полноценный удар ВМС НАТО может сопровождаться запуском 300 и более крылатых и противорадиолокационных ракет.

    Кстати, здесь будет логично отметить тесную связь между мерами по повышению обороноспособности группировки российских войск в Крыму и соглашением с Каиром о предоставлении египетских авиабаз для развёртывания боевой авиации ВКС России. В ходе вероятного регионального конфликта между Североатлантическим альянсом и РФ, базирующаяся на египетских военных аэродромах тактическая и противолодочная авиация российских ВКС и ВМФ станет мощнейшим воздушным «заслоном» для сдерживания подводных и надводных ударных средств ВМС США в центральной части Средиземного моря. С этих рубежей ни одна модификация стратегической крылатой ракеты «Томагавк» не способна добраться до стратегически важных объектов металлургического и военно-промышленного комплекса России, расположенных на Урале и в средней полосе Европейской части России. Другими словам, южное воздушное направление будет вычеркнуто из наиболее ракетоопасных, а это очередной «жирный» плюс в пользу сохранения боевой устойчивости зенитно-ракетных полков и средств ПВО Сухопутных войск, развёрнутых Южном и Западном военных округах России. Что же касается территории Крыма, то она продолжает входить в радиус действия «Томагавков», запускаемых из центральной части Средиземноморья, а поэтому единственным выходом остаётся модернизация зенитно-ракетных полков, переброшенных в Крым.

    Радикальным образом решить проблему поможет поступление на вооружение ВКС зенитно-ракетного комплекса большой дальности С-350 (50Р6А) «Витязь». Благодаря применению исключительно ЗУР с АРГСН 9М96Е2 (9М96ДМ) вопрос быстрого срыва «захвата» цели в момент её выхода из зоны обзора МРЛС будет окончательно разрешён. Более того, реализуемый в ракетах режим «пустил-забыл», действующий по «Томагавкам» в пределах 10—15 км, даст возможность вести одновременный перехват не 8 официально заявленных по документам целей, а вплоть до 16, ведь многофункциональный радиолокатор Х-диапазона 50Н6А может наводить на каждую из 8 целей по 2 ЗУР (после каждого последующего уничтожения цели будет высвобождаться новый целевой канал, распределяемый между 16 находящимися в воздухе 9М96ДМ с помощью вычислительных средств ПБУ 50К6).

    В несколько раз большая целевая канальность комплекса С-350 «Витязь», при дополнительной поддержке со стороны зенитно-ракетных самоходных комплексов «Панцирь-С1» и «Тор-М1/2КМ», решит ещё одну немаловажную проблему — угрозу со стороны противорадиолокационных ракет AGM-88 AARGM или, что ещё хуже, британских «умных» ПРЛР ALARM, способных атаковать многофункциональные РЛС с углом пикирования 90 градусов (с так называемых воронок «мёртвой зоны», где малая угломестная зона обзора радара и полуактивное РЛ-самонаведение может привести к уничтожению дивизиона, касается как «Торов», так и С-300ПС). Британцы хоть и заявляли о выводе ракеты ALARM из эксплуатации ещё в 2014 году, вериться в это с огромным трудом, поскольку совместное детище американской компании «Texas Instruments» и британского подразделения «Matra BAe Dynamics» разительно выделяется на фоне других (к сожалению, и отечественных) противорадиолокационных ракет своей малоразмерностью (ЭПР около 0,05 м2), а также массой режимов допоиска радиоизлучающих объектов во время трёхминутного парашютного спуска над боевым полем. Не будем забывать и о том, что более многоканальные и производительные ЗРК остро необходимы зенитно-ракетным полкам в Республике Крым ввиду угрозы, исходящей с северного воздушного направления.

    Десятки реактивных систем залпового огня 9К51 «Град», 9К57 «Ураган» и 9К58 «Смерч» украинские войсковые формирования отводить российско-украинской границы в Херсонской области совершенно не планируют. Со дня на день Трамп может подписать документ о передаче Киеву 47-миллионного пакета с «подачкой» в виде летального оружия, а это уже в корне изменит расстановку сил на Донбасском ТВД. Неизвестным остаётся и то, какой новый «монстр» после падения действующей киевской верхушки может выползти из кулуаров теневых националистических и прочих структур, курируемых напрямую из Пентагона, либо с помощью посредников. Как минимум, очередная волна эскалации нахлынет лишь на Донбасский ТВД, а как максимум, — затронет и Республику Крым. Очевиден тот факт, что ни одна единица техники ВСУ (от БМ РСЗО до боевых машин пехоты и ОБТ) не сможет пересечь Перекопский перешеек и будет заблаговременно уничтожена расчётами самоходных ПТРК «Хризантема-С», расчётами комплексов «Корнет-Э», а также с помощью ударных вертолётов Ка-52 и фронтовых истребителей-бомбардировщиков Су-34. Следовательно, украинские «Грады», развёрнутые на юге Херсонской области, могут представлять угрозу исключительно для небольших населённых пунктов, расположенных всего в 10 км от Сиваша и Перекопского залива (Армянск, Суворово, Надеждино, Медведевка и т.д.). Эвакуировать немногочисленное население из этих районов в безопасные центральные города Крыма будет не так сложно.

    С «Ураганами» ситуация будет обстоять куда серьёзней. Фугасные и кассетные неуправляемые реактивные снаряды типов 9М27Ф и 9М27К2 имеют дальность действия в 35 км и могут «дотянуться» до наиболее густонаселённого города в северной части Крыма — Джанкоя. Непробиваемый противоракетный рубеж в этом случае могут обеспечить батарея зенитных ракетно-артиллерийских комплексов «Панцирь-С1», продемонстрировавших возможность перехватов НУРСов «Града», а также С-350 «Витязь». И что самое главное, небольшой боекомплект из 16 220-мм неуправляемых реактивных снарядов на каждой машине БМ-37 исключает возможность проникновения в «противоракетный зонтик» даже единичных ракет противника. Но «Витязя» в войсках на сегодняшний день нет, а поэтому в качестве средств ПРО могут быть использованы лишь «Панцири», «Торы» и «Бук-М3», поскольку расход дорогих боекомплектов комплексов С-300В4 и С-400 «Триумф» на дешёвые и многочисленные неуправляемые ракеты — экономически нецелесообразная акция. Также не будем забывать о том, что распоряжении хунты остаётся приличное количество РСЗО «Смерч», ОТРК «Точка-У» и некоторое количество современных комплексов «Ольха», перекрывающих всю территорию Крыма. Если на «Точки-У» всех крымских ЗРП С-300ПМ1/400 вполне достаточно, то для защиты ещё и от «Смерчей», определённо, группировка должна быть увеличена.

    Хотелось бы отметить ещё одну важную деталь, которая является основным показателем производительности и живучести современных смешанных группировок ПВО/ПРО, развёрнутых как на территории Республики Крым, так и в других районах Российской Федерации. Речь идёт о сетецентрической увязке между зенитными управляемыми ракетами с активными РГСН и сторонними средствами целеуказания, в список которых входят: самолёты дальнего радиолокационного дозора и наведения А-50У, тактические истребители, оснащённые мощными бортовыми РЛС с ПФАР/АФАР, а также наземные и корабельные обзорные/многофункциональные радиолокационные комплексы. В данный момент между подразделениями Зенитно-ракетных войск ВКС, ПВО Сухопутных войск России, а также авиационной компонентой ПВО наблюдается почти полноценная системная увязка, достигнутая благодаря разработке и внедрению автоматизированных систем управления смешанной зенитной ракетной бригадой «Поляна-Д4М1», 73Н6МЭ «Байкал-1МЭ», а также унифицированных батарейных командных пунктов 9С737/М «Ранжир/-М».

     

    Архитектура информационно-управляющего поля операторской кабины унифицированного батарейного командного пункта «Ранжир-М». Ввиду работы с зенитно-ракетными самоходными комплексами семейств «Тор-М1», «Стрела-10М2/3/4» и «Гюрза», а также зенитными ракетно-пушечными самоходными комплексами «Тунгусска-М1», инструментальная (программная) дальность отображения тактической информации составляет до 200 км



    В частности, во время вероятного проведения противником стратегической воздушно-космической наступательной операции, предусматривающей несколько массированных ракетных ударов с подводных, надводных и воздушных носителей, «Поляны», «Байкалы» и «Ранжиры» способны оптимально и тактически верно распределить наиболее приоритетные и опасные воздушно-космические объекты между отдельными батареями, дивизионами и полками зенитно-ракетных комплексов семейства С-300П/400, С-300В/4, «Бук-М1/2/3», «Тор-М1/2», «Панцирь-С1», «Тунгусска-М1», «Игла/Верба», состоящих на вооружении смешанной группировки ПВО-ПРО. Синхронизация вышеуказанных комплексов и их версий с АСУ «Поляна» или «Байкал» в единую сетецентрическую сеть значительно сэкономит их боекомплекты благодаря полному исключению обстрела одной цели одновременно несколькими зенитно-ракетными дивизионами.

    Другими словами, благодаря постоянному поддержанию телекодовой тактической связи по кодированным радиоканалам достигнут полный уход от так называемого «хуторного» принципа построения зенитно-ракетных бригад. Даже одна машина АСУ «Байкал-1МЭ» может похвастаться огромным количеством сопровождаемых трасс целей (до 500 ед.), а также их распределением одновременно между 24 зенитно-ракетными комплексами типа С-300В4/400, «Бук-М2/3», а в дальнейшем и С-350 «Витязь». По сути, одного «Байкала» достаточно для организации сетецентрической ПВО на целом стратегическом воздушном направлении шириной более 5000 км, ведь инструментальный радиус действия данной АСУ составляет 3200 км. Более того, «Концерн ВКО «Алмаз-Антей» изначально подготовил вычислительные средства системы для работы по гиперзвуковым воздушно-космическим целям, действующим не только на эндоатмосферном, но и на экзоатмосферном участке полёта (максимальная высота обрабатываемых целей — 1200 км, скорость — 18435 км/ч). Система отлично вписывается в спектр средств противодействия воздушно-космическим угрозам XXI века, включая разрекламированный американцами «Быстрый глобальный удар».

    Проблема же сегодня наблюдается совершенно в отсутствии системы полноценной двухсторонней связи между ЗУР и ракетами перехватчиками класса «воздух-воздух», оснащёнными АРГСН, и другими источниками целеуказания. К примеру, абсолютно отсутствует информация о загоризонтном наведении на цели управляемых ракет воздушного боя Р-37, Р-77 или опытных зенитных 9М96Е2 и 9М82МВ с помощью, к примеру самолётов ДРЛОиУ А-50У или наземных радаров, оснащённых соответствующими типами терминалов обмена данными. В ходе натурных испытаний применяется целеуказание исключительно от батарейных радиолокационных средств (РПН 92Н6Е или МСНР 9С32М в случае с С-400 и С-300В4) или бортовых РЛС «Заслон-АМ», «Барс» в случае с МиГ-31БМ и Су-30СМ соответственно. Следовательно, возможность «подхвата» резервного двухстороннего канала обмена данными с иными дружественными юнитами применительно к нашим ракетами не подтверждена.

    Стало быть, повреждение антенной решётки или аппаратной базы на носителе может привести к уходу ракеты-перехватчика «в молоко» и провалу процесса уничтожения противника. И только в случае с ракетами воздушного боя РВВ-АЕ или РВВ-СД («Изделие 170-1»), оснащёнными активно-пассивными радиолокационными ГСН 9Б-1103М-200ПС, возможен такой исход, при котором РВВ-АЕ/СД осуществит донаведение на любую активную БРЛС истребителя противника; но далеко не все наши ракеты классов «земля-воздух» и «воздух-воздух» имеют ещё и пассивный режим наведения на радиоизлучающий объект. Ещё одной подобной ракетой можно считать Р-27П с пассивной радиолокационной ГСН 9Б-1102, но не факт, что бортовой радар цели будет работать в режиме излучение; да и отсутствие активного режима ГСН 9Б-1102 делает Р-27П менее «вёрткой» ввиду отсутствия уточнённых координат цели (особенно, если цель использует уводящие и другие виды помех). Так, предельная перегрузка уничтожаемой цели составляет для Р-27П не более 5,5 — 6 ед.

    В Военно-воздушных силах и ВМС наших заокеанских «друзей», а также европейских стран-членов НАТО в данных вопросах всё более продуманно и схвачено, несмотря даже на более посредственные скоростные параметры зенитных управляемых ракет и ракет воздушного боя. Давайте в качестве примера рассмотрим перспективную ракетно-прямоточную УРВБ большой дальности «Meteor», разработанную западноевропейской корпорацией MBDA («Matra BAE Dynamics Alenia»). Помимо мощного многорежимного интегрального ракетно-прямоточного двигателя с системой регулирования тяги посредством подвижного клапана в сопле газогенератора, ракета «Метеор» снабжена ещё и продвинутой системой наведения с АРГСН, ИНС и приёмником канала радиокоррекции сразу от нескольких источников. Такими источниками являются все наземные, надводные и воздушные юниты, оснащённые терминалами тактической сети «Link-16» (от самолётов ДРЛО системы AWACS до ракетных крейсеров класса «Тикондерога» и британских ЭМ ПВО «Тип 45»).

    В более простом представлении: если сбит F-35B, запустивший 4 УРВБ «Meteor» по различным целям на удалении более 120 км, ракеты не уйдут «в молоко», а получат целеуказание от AWACSов, корабельных радаров или пунктов боевого управления наземных ЗРК, «охота» продолжится. Подобными возможностями также обладают последние варианты ракет семейства AMRAAM (включая AIM-120D), а также сверхдальнобойные ЗУР корабельного базирования RIM-174 ERAM (SM-6), унифицированные с универсальными ВПУ Mk 41 VLS. Ещё в начале осени 2014 года, западные источники со ссылкой на пресс-релиз компании «Raytheon», сообщили об успешном сетецентрическом натурном испытании двух ЗУР RIM-174 ERAM, в ходе которого была продемонстрирована совместная работа синхронизированных по радиоканалу JTIDS боевых информационно-управляющих систем «Aegis», размещённых на ракетном крейсере УРО CG-62 USS «Chancellorsville» и ЭМ DDG-102 USS «Sampson». Запущенные с борта первого противоракеты SM-6 «приняли» канал радиокоррекции от эсминца «Sampson»; именно его радар AN/SPY-1D навёл их на низковысотные малоразмерные цели.

    Как видите, для построения идеальной и высокопроизводительной системы ПРО как в Крыму, так и в других регионах нашего государства, ВКС нуждаются не только в переходе средств ПВО на активное РЛ-самонаведение за счёт введения боекомплект «Триумфов» компактных ракет 9М96ДМ, но и в модернизации всех действующих и разрабатываемых ракет-перехватчиков модулями двухстороннего обмена информацией с другими единицам техники, ведущими радиотехническую и оптическую разведку на ТВД.

    Источники информации:
    https://bmpd.livejournal.com/2296725.html
    https://www.gazeta.ru/army/2017/11/30/11020790.shtml
    http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/meteor/meteor.shtml
    http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/c300v/c300v.shtml
    http://militaryrussia.ru/blog/topic-633.html

    Категория: - Аналитика | Просмотров: 71 | Добавил: Elena17 | Теги: Национальная безопасность, армия, военное обозрение
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 670

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru