Русская Стратегия

      "Восстанавливая правду и значение событий прошлого, ты становишься их участником. Что еще важнее: оставаясь верным правде о прошлом, ты тем самым отстаиваешь правду о настоящем. Отстаивание правды в настоящем начинается с отыскания правды о прошлом. Показательно, что это отыскание встречает сопротивление именно в настоящем тех сил, которым правда не нужна никогда. И именно это сопротивление современных нам сил свидетельствует о значении правдивого освещения прошлого." (Павел Хлебников)

Категории раздела

- Новости [2609]
- Аналитика [1764]
- Разное [188]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

Статистика


Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2017 » Декабрь » 8 » Двенадцать мгновений семнадцатого. Хроника переломного года. «Кругом измена, и трусость, и обман!»
    02:32
    Двенадцать мгновений семнадцатого. Хроника переломного года. «Кругом измена, и трусость, и обман!»

    Март

     

    С первыми мартовскими днями неприметный старик со снежно-белой бородкой выходил из четырёхэтажного дома № 1 по улице Фейгина на раскисшие улицы Владимира и бродил по сырому тротуару, совершенно уйдя в себя. В эти первые весенние дни воспоминания особенно сильно волновали его душу.

    Случайные прохожие сторонились, давая задумавшемуся старичку дорогу, и тут же забывали о нём. Ах, если бы они знали, что за старик повстречался сейчас на их пути! А ведь это был Василий Шульгин – русский националист и монархист, политический и общественный деятель, публицист, депутат второй, третьей и четвёртой Государственных дум, один из организаторов и идеологов Белого движения. Тот самый Шульгин, который в марте 1917 года принимал отречение из рук последнего императора России Николая II...

     

    Россия то ли скатывалась в пропасть, то ли карабкалась к новой, лучшей жизни. Монархия висела на волоске, это понимал каждый более или менее серьёзный российский политик. И у каждого был свой рецепт спасения империи. Был он и у Шульгина.

    К роковому марту семнадцатого он пришёл, имея за плечами службу в армии, работу в сельском хозяйстве и зерновой торговле; он писал приключенческий роман и публицистические статьи, участвовал в усмирении еврейских погромов и был почётным мировым судьёй и земским гласным, членом трёх Дум и сторонником Петра Столыпина, был приговорён судом к тюремному заключению сроком на три месяца, от «отсидки» которого его спасла лишь депутатская неприкосновенность. Он ушёл добровольцем на Первую мировую и был ранен в атаке под Перемышлем.

    Худощавый, несколько даже интеллигентски-субтильный, он не выглядел жёстким человеком. Однако не зря думские противники прозвали его «Очковая змея», а В. М. Пуришкевич написал на него эпиграмму: «Твой голос тих, и вид твой робок, но чёрт сидит в тебе, Шульгин. Бикфордов шнур ты тех коробок, где заключён пироксилин».

    Поэтому нет ничего удивительного в том, что именно он отправился с лидером партии «Союз 17 октября» А.И.Гучковым в Псков, на переговоры с Николаем II. Шульгин искренне считал выходом из ситуации конституционную монархию во главе с наследником Алексеем при регентстве брата царя – великого князя Михаила Александровича.

    Второго марта Шульгин и Гучков, четыре дня немытые и небритые (как вспоминал позже сам Шульгин, «с лицом каторжанина, выпущенного из только что сожжённых тюрем»), явились к царю. Их вид вызвал гнев свиты, из-за чего между Шульгиным и ортодоксальными монархистами возникла вражда, длившаяся долгие годы. Графиня Брасова написала, что Шульгин «нарочно не брился …и …надел самый грязный пиджак… когда ехал к Царю, чтобы резче подчеркнуть своё издевательство над ним».

    Однако Шульгину с Гучковым ни в чём убеждать Николая не пришлось. Решение об отречении было уже принято. Даже привезённый ими проект акта об отречении не понадобился. Император сообщил, что у него есть его собственная редакция, которую он подписал и передал представителям Думы.

    Выйдя из вагона, где проходили переговоры, Гучков патетически крикнул в толпу: «Русские люди, обнажите головы, перекреститесь, помолитесь Богу… Государь император ради спасения России снял с себя своё царское служение. Россия вступает на новый путь!»

    В акте Николай, отрекаясь за себя и за сына, написал «…Заповедуем брату нашему править делами государства в полном и нерушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу…» Брат Михаил, однако, понимая, что опереться ему совершенно не на кого, в свою очередь, тоже отречётся. Шульгин и тут примет участие.

    После встречи с думцами Николай II с горечью писал в своём дневнике: «Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я поговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжёлым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман!»

    Да, эти отречения уже ничего не могли изменить. Революция катилась, мало подчиняясь воле людей, по каким-то своим правилам и законам. Взбунтовались моряки линейных кораблей; офицеров, которые пытались восстановить дисциплину, попросту расстреливали. Из ссылки в Ачинске вернулся в Питер Сталин. Рвался в Россию из эмиграции и Ленин, но правительства Англии и Франции отказывались пропускать политэмигрантов, в том числе Ленина, через свои территории.

    Тем временем на Украине разгорался национализм, в Киеве образована Центральная Рада под председательством историка М. С. Грушевского. Там, на юге России в марте начал свою «политическую карьеру» неоднократно судимый и отбывавший каторгу за убийство мало пока кому известный Нестор Махно.

    Империя трещала по швам, Россия готова «отпустить» Польшу и Финляндию.

    В стране нарастал хаос. Чтобы хоть как-то стабилизировать ситуацию, по соглашению между Временным комитетом Государственной думы и исполкомом Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов было сформировано Временное правительство. Его тут же признали Соединённые штаты Америки, а следом – Франция, Великобритания и Италия. Не осталась в стороне и Русская Православная Церковь: Святейший Синод выпустил послание «Всем верным чадам Русской Православной Церкви о повиновении Временному правительству». Из богослужебной практики исчезло поминание царя и царствующего дома… Многим показалось, что смута вот-вот схлынет, но всё только начиналось: сложилось двоевластие, при котором Временное правительство было вынуждено согласовывать свои действия с Петросоветом, обладавшим поддержкой широких народных масс, и борьба за власть продолжилась.

     

    События в России пока никак не отражались на жизни в мире. Правда, кровопролитная война продолжалась – Кавказский кавалерийский корпус генерала Баратова разгромил турок и, захватив в Персии Синнах, двинулся к Евфрату, в это время в Месопотамии британские войска вошли в Багдад. На западном фронте затишье, размышляют о будущих операциях генералы Антанты и Тройственного союза, томятся в немецком плену в соседних камерах крепости Ингольштадт будущий президент Франции Шарль де Голль и будущий командарм Красной армии Михаил Тухачевский.

    Однако война – войной, а обед по расписанию: на рынке женской моды вызвала сенсацию тушь для ресниц компании «Maybelline», «первая современная косметика для глаз на каждый день», а в Японии увидели свет первые автомобили Mitsubishi; инженеры компании «Сименс» в поте лица трудилась над усовершенствованием пылесоса, а в Австралии у аборигенов изымали детей, чтобы «цивилизовать» их, и ввели в обращение новый пенни. Жизнь на планете бьёт ключом: Далай-лама XIII пытается организовать в Тибете «перестройку» и создать боеспособную армию, чтобы противостоять Китаю, а в Бразилии на окраине города Кампина Гранде в штате Париба случайно открывают новый вид пауков-птицеедов Lasiodora parahybana.

    В Европе после ранения вернулся с фронта и начал политическую деятельность энергичный капрал Бенито Муссолини, а знаменитый учёный Эйнштейн с головой ушёл в работу над статьёй «Космологические соображения к общей теории относительности»; его удручало, что «три столетия самой напряжённой культурной работы привели лишь к тому, что религиозное безумие сменилось безумием националистическим. Даже учёные разных стран ведут себя так, словно у них ампутировали мозги».

    Тем временем в США впервые в мире состоялся выпуск граммофонной пластинки с записью джазовой композиции, а комедийный актёр Чарли Чаплин, создав образ печального, но неунывающего бродяги, поймал за хвост удачу, заключив со студией «Фёрст Нэшнл» контракт на 1 млн. долларов, став по тем временам самым дорогим актёром в истории. В Штатах веселились, а в Германии прощались со знаменитым дирижаблестроителем графом Фердинандом Адольфом Хайнрихом Августом фон Цеппелином, ушедшем из жизни на 79-м году жизни. В это время в холодном Петербурге без толку мыкался по учреждениям другой гениальный авиастроитель – Сикорский. Он так и не найдёт себе применения в новой России, и главное его изобретение – геликоптер – будет принадлежать США.

    России предстоит лишиться ещё многих и многих своих подданных, которые принесут славу и выгоду иным странам…

     

    …А Василий Шульгин прожил долгую и сложную жизнь. В 20-е годы боролся с советской властью, нелегально приезжал в СССР инспектировать работу знаменитой подпольной антисоветской организации «Трест», после прихода в Югославию Красной армии был арестован и в 1947 году приговорен к 25 годам заключения. Отбывал срок во Владимирском централе вместе с философом Даниилом Андреевым, князем Долгоруковым и генералами вермахта, написал книгу «Письма к русским эмигрантам», которая вышла в СССР 100-тысячным тиражом. После освобождения в 1960 году Шульгину выделили однокомнатную квартиру во Владимире, где он и скончался в середине февраля 1976 года, не дожив всего одного года до своего столетнего юбилея и 60-летия со дня той памятной встречи на железнодорожной станции Пскова и события, перевернувшего жизнь России, мира, да и самого Василия Витальевича.

    С Василием Шульгиным связан один весьма необычный факт. В 1965 году состоялась премьера документально-постановочного фильма «Перед судом истории», в котором Шульгин «играл» самого себя. Главную цель фильма его режиссёр Ф. Эрмлер формулировал так: «Я хочу, чтобы он сказал всем: я проиграл». Шульгин не сказал; мало того, результат получился столь двусмысленным, что, «покрутив» фильм в Москве и Ленинграде всего три дня, его с проката сняли. Несгибаемый монархист на экране выглядел явно сильнее своего оппонента – советского историка. Многое из того, о чём говорил тогда, в шестидесятых, Шульгин, оказалось пророческим. Но это уже совсем другая история…

    Александр Ломтев

    Русская Стратегия

    http://rys-strategia.ru/

     

    Категория: - Разное | Просмотров: 163 | Добавил: Elena17 | Теги: 12 мгновений 17-го, преступления большевизма, россия без большевизма, александр ломтев, 100 лет катастрофы
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 743

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru