Русская Стратегия

"Скажем прямо и недвусмысленно: поколение безответственных шкурников и безответственных честолюбцев не освободит Россию и не обновит ее; у него нет и не будет тех духовных сил и качеств, которые строили подлинную Россию в прошлом, и которые необходимы для ее будущего. Русский человек, пройдя через все национальные унижения, беды, лишения и страдания, должен найти в себе духовное начало и утвердиться в нем, - постигнуть и принять свое духовное естество и призвание; и только тогда перед ним откроются двери в грядущую Россию." (И.А. Ильин)

Категории раздела

- Новости [3131]
- Аналитика [2356]
- Разное [542]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

Статистика


Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2018 » Январь » 27 » Мария (Мариетта) Капнист-Сирко. Графиня в огне непоколебимая. 3 часть
    04:22
    Мария (Мариетта) Капнист-Сирко. Графиня в огне непоколебимая. 3 часть

    Мария (Мариетта) Капнист-Сирко. Графиня в огне непоколебимая. 1 часть

    Мария (Мариетта) Капнист-Сирко. Графиня в огне непоколебимая. 2 часть

    «В один из лагерей Караганды нас этапом пригнали ночью. Косы мои уже отрезали... Я уже хорошо знала цену ночным допросам, когда тебя или ослепляют и обжигают сверкающе-яркой лампой, или бросают в ледяную ванну. Знала, что бывает, когда тебя заприметит начальство... В женских лагерях были свои законы, может быть, ужаснее, чем в мужских...»

    Мария Ростиславовна Капнист
    Заслуженная артистка Украинской ССР


    Достоверно не известно как складывалась жизнь нашей героини Миры Капнист после трагедии в Судаке. Напомню, тринадцатого января 1921 года был убит ее отец граф Ростислав Ростиславович Капнист. Через два дня от разрыва сердца умерла ее сестра Лиза. На глазах шестилетнего ребенка свершилось злодейское убийство ее тети, сама она тогда чудом выжила... Восемнадцать обысков, потеря имения и всего имущества… А самое страшное - развал семьи... Как емко и точно выразилась поэтесса - «Разоренный дом» (1934 год, Анна Ахматова о собственной семейной драме). Впрочем, вся Русь – матушка стала разоренным домом.

    Архивные документы говорят о том, что старшие братья Марии: тринадцатилетний Григорий и одиннадцатилетний Андрей, скрываясь от безбожной власти, бежали. Судьбою оторван от родных и четырнадцатилетний Василий Ростиславович. Из семи членов дружной семьи Капнистов осталось только двое - графиня Анастасия Дмитриевна и малышка Мирочка. От вероятной гибели их укрывали в своих жилищах местные жители. Никто не ответит теперь, в каких погребах, мансандах, углах, комнатушках ютились детство, отрочество, юность Марии Капнист. Увы, тринадцать лет жизни великой актрисы, словно снегами запорошены. Нищета и голод, кровопролитная гражданская война, постоянные скитания... Одному Богу известно, сколько пришлось хлебнуть горя графине и ее детям… А предстояло испить горькую чашу сполна…

    От младых ногтей Мира поняла, жизнь – непрестанная борьба, и стиснув зубы, она боролась... В шестнадцать вернулась в родной Ленинград (хотя, это уже был совсем другой город и другие люди). Поступила в театральную студию Ю. М. Юрьева, а после её закрытия подалась в театральный институт. Педагоги пророчили талантливой и усердной ученице блестящее будущее. Ей даже разрешалось выходить в массовках на профессиональной сцене. Но грянул 1934 год, Капнист исключена из института. Получен запрет на проживание в Ленинграде. Виною послужило благородное дворянское происхождение. Ей было двадцать, когда она завершила обучение в Киевском финансово-экономическом техникуме. Трудилась бухгалтером, сперва в Киеве, а после в Батуми.

    Из воспоминаний Марии Ростиславны: «В Киеве я закончила трудовую школу. Мечтала о театре, ведь театром увлекались все Капнисты. Вернулась в Ленинград и поступила в студию Ю.М. Юрьева. Но студию закрыли, и я снова вернулась в Киев. Вышла замуж и стала заниматься на финансовом факультете Института народного хозяйства. Учиться на финансиста было скучно, и я снова вернулась в Ленинград и стала студенткой театрального института.
    В конце 1934 года черная весть ударила всех в сердце - в Смольном убили Кирова. Мы с мамой переживали эту трагическую весть. Нашу семью Киров знал. Я была немного знакома с ним и любила его, как и вся молодежь Ленинграда. Особенно студенты, перед которыми он часто выступал. Смерть Сергея Мироновича стала «прологом» репрессий, прокатившихся по стране. В Ленинграде началась массовая чистка от «ненадежных элементов». И я стала таким «элементом»».

     

    Оказалось, что Мария Ростиславна была судима условно еще с тысяча девятьсот тридцать седьмого года. Работника Батумского горсовета арестовали по доносу НКВД Аджарской республики, а судили в РСФСР.
    Доверенным лицом и архивариусом Марии Капнист в последние годы ее жизни был Заслуженный артист России, актер Театра киевской оперетты Анатолий Николаевич Пидгородецкий. Глубоко изучив эту тему, оперируя фактами, добытыми в пыльных архивах, рассуждает…

     

    Анатолий Николаевич: «Видимо, Капнист бежала от репрессий. Но почему в Батуми — для меня загадка? И что после освобождения вновь потянуло в этот недобрый для нее город? - тоже неясно. В ее архиве сохранилась фотография Батуми, но уже восьмидесятых годов: она стоит в обнимку с местным жителем. А в ее деле сохранилась записка наркому, написанная из камеры сразу после ареста. Обращение не совсем в деловом стиле, словно они были знакомы.
    Осуждена Капнист по статье 58-1 а «шпионаж в пользу иностранных разведок во время войны». В деле же о характере преступления значится: «подозрение в шпионских связях». Имя «Мариетта» перечеркнуто, написано «Мария». Ее заставили письменно отказаться от настоящего имени, аргументируя тем, что «Мариетта» — театральный псевдоним. В графе «национальность» свои сложности. Там отмечено: «русская, по паспорту итальянка». В графе «сословие» — «служащая», через запятую «из графской семьи». Думаю, что этих анкетных данных в те годы было достаточно, чтобы состряпать такого рода статью. Кроме того, было известно, что мать Капнист, Анастасия Дмитриевна, работает переводчицей у профессора Сергея Демьяновича Корейша, владеет восемнадцатью языками. Легко предположить слаженную работу семейной шпионской династии. За все это особое совещание постановило без суда и следствия восемь лет лагерей...»

    Анатолий Николаевич и Мария Ростиславна впервые встретились в фильме режиссера Николая Калинина «Бронзовая птица» (Антатолий играл пионера Вовку). Но во время съемок они так и не познакомились, помешали разница в возрасте и необыкновенная внешность актрисы. Ни в одном кадре, лично с Марией Капнист он задействован не был. Так же как и другие мальчишки, Толик боялся актрису не только по сценарию. Заприметив силуэт графини издали, подростки бросались врассыпную. Операторам приходилось снимать их в пустоте. А когда подходило время съемок эпизодов с участием Марии Ростиславны, «пионеров» приглашали обедать.

    Знакомство двух актеров случилось спустя четырнадцать лет. Это произошло в Смоленске на кино-фестивале «Созвездие», в 1988 году. Сблизило их как ни странно,  прошлое… Узнав, о том, что Анатолий уроженец города Абай (Карагандинской области), Мария Ростиславна попросила его навести справки о некоторых  знакомых, отбывавших срок вместе с нею. С этого и началась их переписка. Следующая встреча произошла в 1991 году. Актриса вернулась в места своих многолетних мытарств в Казахстан для съемок в фильме по роману Александра Солженицына - «Людоед».

    Не знаю, какие по силе волнительные чувства испытала Мария Ростиславна тогда... Ей не нужно было вживаться в роль, ведь все эти «круги ада», она уже проходила.
    Пролистнем назад несколько страниц ее биографии...

    Итак, 27 августа 1941 года Мария Капнист арестована. Больше года находится под следствием в Батумской тюрьме. Получив восемь лет «за антисоветскую пропаганду и агитацию», Капнист попадает в Карлаг (один из крупнейших лагерей в системе ГУЛАГа). Ничего удивительного в этом нет, ведь всех советских граждан, признанных неблагонадежными, вагонами для перевозки скота отправляли в Казахстан. Карлаг, это был не просто лагерь, а своеобразное государство в государстве со своими воинскими формированиями, телеграфами, железнодорожными станциями, типографиями. Одной из главных целей его создания стала необходимость формирования крупной продовольственной базы для индустриальных центров: Караганды, Балхаша и Карсакпая. А заключенные (бывшие граждане, можно сказать) стали дармовой рабочей силой для предприятий угольной и металлургической промышленности... Их загубленная молодость, потерянное здоровье и отданные жизни – цена воздвинутой промышленности Центрального Казахстана: Карагандинский угольный бассейн, Джезказганский и Балхашский медеплавильные комбинаты…

    Из текста телеграммы Анастасии Дмитриевны Капнист, подшитой к делу Марии Ростиславны  следует, что ее дочь этапировали эшелоном в Баку. Оттуда она попадает в Карабас.  «Карабас» - звучало устрашающе. Непременно возникала ассоциация с именем сказочного персонажа «Карабаса-Барабаса». Но, было очевидным, то, что все вокруг отнюдь не сказка, а ужасающая явь, из которой Карабас - еще не самое страшное. В некотором смысле пересыльный пункт даже походил на курорт, т.к. здесь были небольшие послабления по режиму содержания. Железнодорожная станция, словно обвитая колючей проволокой. Высокое небо над головой. Прибывшие попадали на большой двор. Через проволочное заграждение виднелись сопки, кольцом обступившие поселок. За заключенными никто не следовал «по пятам». Свободно можно было передвигаться по двору и бараку. Не запрещалось сидеть на сухой траве. Простите, даже в уборную можно было ходить без конвоя и сколько нужно. Глинобитные постройки с земляными крышами и чисто побеленными стенами. Бараки, похожие на большие землянки, темные, низкие. Земляной пол был обмазан глиной. Нары напоминали плетеные корзины. Ночью вдоль зоны бегали громадные злющие псы, звеня длинными цепями, шагали часовые.
    Пересыльные узники тут проходили четырнадцатидневный карантин, а руководители различных трудовых отделений набирали себе приглянувшуюся рабочую силу.

    Дальше, сорок пять километров пешком арестантов вели в Долинку (село Долинское), где распологалось управление «Карлагом». Член Национального союза писателей Украины Елена Леонтович, вспоминая о своей тете Мире Ростиславне, укоряет себя, что не удосужилась записать точный рассказ из ее уст об этом переходе. С огоньком в глазах восклицает: «В этом переходе через пустыню тети Миры было что-то Библейское…»

    Возможно, Сам Господь Вседержитель нес мучеников на Своих отеческих руках... Да разве можно было бы человеческими силами выдержать, шагая по пустыни  60 - 70С? Именно до такой отметки иногда нагревается там поверхность песка...  А в самом холодном месте Казахстана (район Атбасара), температура достигает - 57 С. Продолжительная суровая зима и короткое лето на севере, короткая зима и жаркое лето на юге. Зимой властвуют сильные сибирские морозы. Летом господствуют тропические воздушные массы.

    Вот что б этом пишет сама Мария Ростиславна:

    «Изнурительная работа в невыносимой жаре, воды чуть-чуть, в бараках ночью нестерпимо. Начальник лагеря Шалва Джапаридзе охоч до лагерных женщин. Ночью присылал “сваху” из наших же, лагерных, и она приводила ему назначенных. Как-то приходит такая в барак и говорит: “Шалва помирает, просит тебя написать письмо его дочке”. Я пошла... Когда он попытался меня схватить, ударила его от страха и ненависти... И Шалва решил отомстить. Конвойные бросили меня в мужской лагерь к уголовникам. Затаилась, жду. Подходит вразвалку старший. И где у меня силы взялись. Крикнула: “Черви вонючие! Война идет! На фронте гибнут ваши братья, а вы дышите парашей, корчитесь в грязи и над слабыми издеваетесь. Были бы у меня пули...” Один предложил убить меня, но тот, кто верховодил, приказал: “Пусть говорит — не трогай!“ Между ними началась свалка, конвоиры пришли, забрали меня.

    Лежу на нарах, думаю в отчаянии: не выживу. И приснился мне сон, помню до сих пор: лежит мешок с зерном на дороге, а люди смотрят на него и не знают, как взять. Не пойму, как очутилась возле мешка, подняла его и закинула на спину. И для меня он показался легким, как пух. Раздала людям пшеницу... На душе стало легко, светло. Проснулась и поняла: сон вещий. Делай людям добро и станешь всесильной…»

     

    Продолжение следует…

     

    Юлия Воинова-Жунич,

    член Российского Творческого Союза работников культуры,
    член Конгресса Литераторов Украины, член Союза журналистов Украины

    для "Русской Стратегии"

    http://rys-strategia.ru/

     

    Использованная литература:

    "Частная история": Мария Капнист https://www.youtube.com/watch?v=jhUiUyR2BKU&t=748s

    Мария Капнист. Человек в кадре https://www.youtube.com/watch?v=qqoDUnZOZEU https://zn.ua/CULTURE/kapnist_tayno_snyalas_v_gollivude.html

    https://document.wikireading.ru/30515

    Категория: - Разное | Просмотров: 794 | Добавил: Elena17 | Теги: юлия воинова, актеры, россия без большевизма, преступления большевизма, нет в россии семьи такой
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1154

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru