Русская Стратегия

      Цитата недели: "С ужасом внимает душа грозным ударам Суда Божия над Отечеством нашим. Видимо, оставил нас Господь и предает в руки врагов наших. Все упало духом, все пришло в отчаяние. Нет сил трудиться, и даже молиться! Нет сил страдать и терпеть! Господи! Не погуби до конца. Начни спасение! Не умедли избавления." (Свщмч. Иосиф Петроградский)

Категории раздела

- Новости [2455]
- Аналитика [1617]
- Разное [133]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2017 » Октябрь » 13 » Актер Петр Петрович Глебов – казак и дворянин. Часть 4.
    23:33
    Актер Петр Петрович Глебов – казак и дворянин. Часть 4.

     «Я не политик и не хочу выступать судьей ни нынешнему, ни прошлому режимам, но меня беспокоят нигилизм и нетерпимость: большевики отрицали всю дореволюционную жизнь, демократы — всю доперестроечную. Неужели они не понимают, что за отвергаемой историей стоят людские судьбы?
    Те, кто перечеркивает прошлое, насаждает ненависть к нему, подкладывают динамит под будущее.
    Да, сегодня у нас вроде больше свободы.
    Но при этом большинство населения страны впало в унизительную нищету.
    Неужто и впрямь судьба у нас такая — сплошные крайности: если свобода — то анархия и беспредел, если капитализм — то непременно дикий, от которого люди шарахаются...»

    Петр Петрович Глебов

     

    «Мы — русские, мы ничего плохого не сделали и будем жить в России» - таков был однозначный ответ потомственной дворянки Марии Александровны Глебовой (урожденной Михалковой), многочисленным эмигрирующим родственникам, призывающим и ее покинуть Отечество.

    В большинстве своем те, кто уехали - избежали репрессий и остались живы, многие даже неплохо устроились. Хотя душа у эмигрантов всегда болела и болит по родной земле.

     

    Участь же тех, кто остался, была определена: аресты, лагеря, расстрелы... Иные прошли по два этапа!
    Жизнь каждого русского искромсалась на два кровавых полотна: до 1917 и после...
    ... Миллионы безвинных судеб опалены пламенем революции. Брат шел на брата...
    Сокрушались кости, светлели души... Ад на земле... И не было сил кричать...
    Вся Россия – кровоточащая рана Христа... Ако агнец заклан Русский Царь и вся венценосная семья Романовых.

    Каким чудом удалось выжить Марии Александровне? Помогла ли ее мудрость и чистое сердце? Возможно, ее спасло то, что она являлась матерью пятерых детей и имела особое заступление Божией Матери (поскольку сама она с детства осталась круглой сиротой)...
    О непокоренной, несгибаемой личности Марии Александровны Глебовой, талантливой, заботливой матери, сумевшей в нечеловеческих условиях воспитать пятерых прекрасных сыновей
    писали ее современники. Может быть, там есть ответ? Читаем в «Записках уцелевшего»...

    Из воспоминаний князя Сергея Михайловича Голицына: «Марица, или тетя Марица, как многие, и я, в том числе, ее называли, была ослепительно красива, величественна, напоминала императрицу Александру Федоровну, характером обладала веселым, очаровывала всех, кто с ней знакомился...»


    Мария Михалкова-Кристи

     

    Уцелевший (автор мемуаров) – родственник Глебовых, князь Сергей Михайлович Голицын (1909—1989). О нем в  Википедии: «советский писатель, мемуарист, инженер-топограф, военный строитель, участник ВОВ, внук московского губернатора В.М. Голицына.»

    Князь и советский писатель - довольно непривычное, нелепое сочетание, тем не менее – факт. Свой труд Сергей Михайлович писал десять долгих лет.


    Цитата из книги «Записки уцелевшего» – как иллюстрация того времени:
    «Подвожу итоги: двенадцать моих родственников погибло, из них на войне только один - Валерий Перцов, четверо из лагерей вернулись. Этот скорбный список я мог бы продолжать и продолжать. О страшных судьбах более дальних родственников и некоторых знакомых рассказывается в этих записках, а о скольких погибших я знаю, но не упоминаю.»
    Сам князь был арестован в 1929 году, но через одиннадцать дней отпущен. Следователь посоветовал ему уехать подальше от Москвы.

     


    Князь Сергей Петрович Раевский отбывал свой срок до сорокового года в одном из самых страшных воркутинских лагерей.  Весть о своей реабилитации и реабилитации супруги княжны Елены Юрьевны Урусовой получил только в 90-х г.г. Именно тогда он и узнал, что жена его проходила по так называемому «кремлевскому делу» и погибла в лагерях.
    В своей книге мемуаров «Пять веков Раевских»Сергей Петрович тепло и с любовью пишет о Марии Глебовой, называя ее: «кузина Марица».

    Из воспоминаний князя Сергея Петровича Раевского

    «Среди моих ближайших родственников Михалковы и Глебовы занимают особое место. С одной стороны, с этими двумя семействами у нас почти нет родственных связей. Вместе с тем, они оказались нам родными и близкими...

    Когда Мария Александровна начала выезжать в свет, восхищая всех своей красотой и добрым, ласковым обращением, то в обществе говорили: «Марица у нас одна. Не может быть на свете другой Марицы»...



    Ах, как давно это было...

    Революция застала ее в тридцать четыре года. А в тридцать девять она овдовела (в 1922 году от тифа скончался ее супруг, милейшей души человек, предводитель каширского дворянства, известный коннозаводчик Петр Владимирович Глебов).


    В родовом имении Глебовых была открыта коммуна-интернат, куда свезли беспризорников всего Московского уезда. Барыню из главного здания выгнали во флигелек.

    «Из большого дома им разрешили взять только мебель из спальни и детской комнаты, портреты в рамах, в основном фотографии, несколько картин. Марии Александровне удалось взять несколько ценных гравюр. Ценных женских украшений было много, но это все сгинуло в государственных сейфах, а то, что осталось – пустяки, не представляющие большой ценности» - вспоминает Перфельева-Кристи.

    Позже, коммуну закрыли. В бывшем имении Глебовых был организован дом отдыха для руководителей партии и правительства.  Мария Александровна с детьми вынуждены были покинуть и флигелек…

    Глебовы потеряли все: московский дом, конный завод и все имения...
    Барыня спала на сенном матрасе и без всякого юмора говорила:
    «Какая прелесть! Гораздо лучше, чем было у меня в спальне».
    За провиантом приходилось ходить пять километров до станции Жаворонки. Но она не жаловалась. Не было ни злобы, ни ненависти...  Такою была Марица.


    Из воспоминаний Петра Петровича Глебова о самых первых двух безмятежных и счастливых годах своей земной жизни: «Помню уют нашего дома, милую семью и этих птиц, которых  разводил отец, заядлый охотник... Внизу у нас была детская комната. Также там находился вольер с деревьями, кустарником, там жили наши райские птицы — снегири, щеглы, синицы. Сойка была, которая повсюду летала и засовывала всем в ботинки орешки.»

    После крушения монархии о ботинках остались лишь воспоминания…

    «С весны до поздней осени не носили никакой обуви, мы были бедными, плохо одетыми... » - из воспоминаний Петра Петровича Глебова после 1917-го года.

    Средства на жизнь большой семьи добывались случайными заработками Марицы и ее старших сыновей. Выручала и продажа оставшиеся драгоценностей, картин и гравюр, которые удалось вывезти из имения.

    Крепкая, подвижная, огромной силы воли женщина никогда не падала духом, даже в самые тяжелые моменты, и учила этому своих мальчиков.
    «Думаю, в то время и родился во мне настоящий охотник. Это ремесло я с детства воспринимал всерьез. Охота не была забавой, а средством выжить...» - вспоминает Петр Глебов.
    По воскресениям в Жаворонках часто видели милого худенького подростка в простенькой, залатанной, но чистенькой одежде, в руках его были клетки с черными дроздами.


    «Мама старалась привить нам вкус к литературе, очень много читала нам вслух. Всю классику перечитала. Помню, как папа читал нам на берегу реки книгу «Князь Серебряный».
    А мы были шаловливые, нам бы все куда-нибудь бежать – в лес по ягоды, или белок искать...» - из воспоминаний Петра Глебова.


    Старшие сыновья встали на ноги и во многом преуспели. Хотя один из них был репрессирован. Сергей Владимирович Кристи - 1905 г. рожд. (сын Марицы от первого брака), в 1926 был в заключении, а после сослан в Архангельск... Воронеж... Лишь перед войной вернулся в Москву.
    Младший из детей Кристи – Григорий Владимирович, окончивший Московский строительный техникум, сперва успешно работал на стройках первой пятилетки. Перед войной стал ведущим режиссером Оперного театра им. К.С.Станиславского, педагогом, ближайшим сотрудником великого режиссера. И сама Мария Александровна была дружна с Константином Сергеевичем. Он ценил ее ум, темперамент и энергию.
    Ее сыновья Глебовы, повзрослев, тоже служили искусству; Федор был прекрасным художником-пейзажистом, а Петр известен как актер кино.


    Мария Александровна была награждена медалью «Материнство» (учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года). Она часто шутила, говоря о себе:
    «Я – тетка Гимна Советского Союза и мать «Тихого Дона». Мария Александровна - родная тетя поэта Сергея Михалкова, двоюродная бабушка Андрона Михалкова-Кончаловского и Никиты Михалкова. Первые стихи Сергея были написаны в ее доме. И именно его тетя через знакомых передала несколько стихотворений редактору «Известий» Н.И.Бухарину.
    «Когда они были напечатаны в газете, вся Москва их декламировала, все радовались, что появился новый, молодой, талантливый поэт» - из воспоминаний князя Голицина.


    Она и в старости отличалась ослепительной красотой, величием, веселостью, все обращали на нее внимание. Была она чересчур деятельна, все выдумывала какие-то «мероприятия», вроде домашних спектаклей, шарад, многолюдных поездок, цыганских концертов т.д. Сыновья, обожавшие ее, изредка говорили ей:
    - Мать, а мать, ведь седьмой десяток пошел, что ты опять затеяла?
    А несколько лет спустя они ее продолжали предостерегать:
    - Мать, а мать, куда ты опять несешься? Ведь восьмой десяток пошел...
    В 1962 г. отмечался столетний юбилей со дня рождения художника Нестерова. Большой зал Дома литераторов был битком набит. Тетя Марица опоздала. Я ее увидел, когда она спускалась по проходу, статная, величественная, как королева, с палантином на плечах. Все места были заняты, но она шла уверенно, она знала — ей уступят. И там, и сям мужчины вскакивали, предлагая ей сесть...

    Она скончалась восьмидесяти с чем-то лет. Ее отпевали у Ильи Обыденного. Народу было множество, родные, многочисленные друзья...
    Тетю Марицу повезли хоронить в Назарьево – подмосковное родовое имение Михалковых на станции Жаворонки. Огромная толпа местных жителей – потомков Михалковских крепостных собрались проводить в путь свою бывшую барыню...» (Из воспоминаний князя Сергея Михайловича Голицына).

    Петру Петровичу было восемь лет, когда однажды, устав от работы на огороде, он отошел испить воды и услышал, как няня сказала его маме:
    - Мария Александровна, вы устали. Отдохните!
    - Милая Машуха, поведение в жизни и отношение к работе родителей есть основа родительского авторитета. А то, что прививается детям в их первую пору жизни, остается прочным и надежным до конца их дней.


    Князь Голицин о Марии Александровне: «Она вырастила сыновей молодцами, они были обязаны прежде всего своей матери тем, что стали порядочными людьми…»


    Немало легендарных личностей на Руси, подобных Марии Глебовой (из всех сословий), породило это страшное время... Церковь Русская просияла сонмом Новомучеников.
    России предстояло умыться кровью в ходе революционного эксперимента, проведенного с планетарным размахом. Отечество наше стало одним большим концлагерем, где нередко еще вчера верующие друзья или соседи стали палачами и предателями. Да как же это все могло произойти в православной стране?!

    А что же мы?  Все ли правильно делаем мы сегодня? Замечаем ли мы собственные трагедии? Анализируем ли мы ошибки свои и пращуров?


    Если у исторического явления имеются глубокие корни и причины и они не осознаны и не устранены, явление это обречено на повторение.

     


    Юлия Воинова-Жунич,

    член Российского Творческого Союза работников культуры,
    член Конгресса Литераторов Украины, член Союза журналистов Украины

    для "Русской Стратегии"

    http://rys-strategia.ru/

    Категория: - Разное | Просмотров: 233 | Добавил: Elena17 | Теги: преступления большевизма, россия без большевизма, нет в россии семьи такой, русские судьбы, актеры, юлия воинова
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 639

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru