Русская Стратегия

      Цитата недели: "С ужасом внимает душа грозным ударам Суда Божия над Отечеством нашим. Видимо, оставил нас Господь и предает в руки врагов наших. Все упало духом, все пришло в отчаяние. Нет сил трудиться, и даже молиться! Нет сил страдать и терпеть! Господи! Не погуби до конца. Начни спасение! Не умедли избавления." (Свщмч. Иосиф Петроградский)

Категории раздела

- Новости [2453]
- Аналитика [1614]
- Разное [132]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2017 » Октябрь » 21 » Красивый Человек Юрий Мефодиевич Соломин. Ч. 1/2.
    05:11
    Красивый Человек Юрий Мефодиевич Соломин. Ч. 1/2.

    Во всем Красивый Человек Юрий Мефодиевич Соломин. На мой взгляд, описать в нескольких словах эту многогранную личность лучшим образом невозможно. Он – глубина мастерства, таланта, трудолюбия, человечности... Кажется его душа с отцовской заботой готова обнять Вселенную. Народный артист СССР (не буду перечислять всех званий). Мастер сцены. Педагог, который ненавязчиво направляет, вкладывая в учеников частицу своего большого сердца.
    Около тридцати лет талантливо руководит Малым театром. Уникально, то, что обычно на эту должность художественного руководителя театра назначают. В 1988 году Юрий Соломин был избран труппой единогласно. Немыслимо, Юрий Мефодиевич нередко уступает хорошие роли молодым коллегам.

    Любимый актер, режиссер... Фильм с его участием взял «Оскара»... Сам Акира Куросава, разглядев в нем прекрасные режиссерские задатки, рассказал об этом миру.
    Успел поработать в качестве Министра культуры, не потому что ему этого хотелось. В тот момент у него были перспективные предложения личного плана и за значительно большую оплату, в том числе из–за рубежа. Но на семейном совете с супругой Ольгой – верной помощницей и единомышленницей было принято обоюдное решение – трудиться во благо Отечества. И он сумел сделать много полезного за недолгий срок своего руководства (с 8 сентября 1990 г. по 15 ноября 1991 года Юрий Соломин был Министром культуры РСФСР). А после, произошло слияние, из двух Министерств сделали одно. Вероятно, такой деятельный, справедливый и разумный Министр, ну очень уж кому – то мешал.

    В его честь названа планета... При таком взлете, у многих закружилась бы голова. Далеко не каждый может вынести испытание славой. А этот Красивый Человек, как будто укрывается в тени своей же славы, не думая о возрасте, о заслугах... Трудится, заботится и любит.

     

     

    Первая часть

     

    «...Мне всю жизнь казалось, что я помню, как забирали деда. В своем воображении видел большую прихожую, дед стоит в дверях, а я, маленький, выхожу босиком в одной рубашке и смотрю на него. В комнате стоит елка. Это видение преследовало меня долго. Я всегда думал, что это просто моя фантазия или кадр из какого-то фильма...»

     

    Юрий Мефодьевич Соломин
    (Народный артист СССР)


     

    Будучи маленьким, и позже, повзрослев, Юра долгое время не мог понять, почему же у них в доме никогда не празднуют Новый год... А мама особенно грустна в эти дни, когда, казалось бы вся страна веселится. Только спустя десятилетия, когда к нему (уважаемому, снискавшему славу Народному артисту), попала в руки Справка о реабилитации и Расстрельное дело деда, он все понял. В тот момент, Юрий Мефодьевич пообещал себе, что когда-нибудь расскажет об этом времени правду... И эта тема проходит через всю его жизнь.

     


    Образ умученного деда (маминого отца Анания Моисеевича), возникал пред его взором, помогая вжиться в роль профессора Градова во время работы над многосерийным сериалом «Московская сага». Экранизированном в 2004 году по книге опального в советское время писателя Василия Павловича Аксёнова режиссером А.Д. Барщевским.
     

    Суровая, правдивая сага об интеллигентнейшей семье Градовых, попавшей в жестокие жернова советского государства, повторила судьбу миллионов репрессированных. В этом списке и сам Василий Павлович Аксёнов и его родители. Публиковать в СССР его перестали с 1970 года (после окончания «оттепели»), был подвержен новым гонениям и даже лишен советского гражданства.

    Юрий Мефодиевич Соломин: «Мне всю жизнь казалось, что я помню, как забирали деда. В своем воображении видел большую прихожую, дед стоит в дверях, а я, маленький, выхожу босиком в одной рубашке и смотрю на него. В комнате стоит елка. Это видение преследовало меня долго. Я всегда думал, что это просто моя фантазия или кадр из какого-то фильма.
    В восьмидесятых годах в газете «Забайкальский рабочий» прочитал, что деда арестовали 30 декабря. Значит, все, что мне представлялось, происходило на самом деле.
    Там же, а затем в еженедельниках «Совершенно секретно» и «Щит и меч» были опубликованы стенограммы допроса. Ни с одним из предъявленных обвинений дед не согласился, ни на один вопрос следователей не ответил положительно. С допроса его унесли. Где он похоронен, мы не знаем до сих пор...

    Какая бы история не была – она наша, и переделывать ее...

    Есть те, кто стараются переписать историю, все равно у них ничего не получается...
     

    Посмотрев фильм «Московская сага», внучка меня спрашивает:« Дед, а что правда так было?»
    Я говорю: «Да, Саня, к сожалению...»

    Из «Книги Памяти» жертв политических репрессий в восточном Забайкалье:
    «Рябцев Ананий Моисеевич, род. в 1880 г., г. Баргузин Баргузинского уезда Забайкальской обл., русский, житель г.Читы. Работал в Читинской тюрьме, начальник финчасти. Арестован 30 декабря 1937 г. Умер, находясь под следствием, 23 марта 1938 г. в Читинской тюрьме.
    Дело по ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР прекращено в связи со смертью. Реабилитирован 31 января 1957 г. военной прокуратурой ЗабВО».

    Вторая часть
     

    «Пошли нам, Господи, терпенье,
    В годину буйных, мрачных дней,
    Сносить народное гоненье
    И пытки наших палачей.

    Дай крепость нам, о Боже правый,
    Злодейства ближнего прощать
    И крест тяжелый и кровавый
    С Твоею кротостью встречать...»

    («Молитва» - С. Бехтеев, Елец, октябрь 1917 года)


     

    Ровно сто лет назад, в октябре 1917 года, поэт и драматург Сергей Сергеевич Бехтеев - офицер Белой Армии, возвратившись с фронта Первой Мировой в родной Елец пишет пять стихотворений: «Молитва», «Верноподданным», «Святая ночь», «Россия», «Боже, Царя сохрани». После чего, поступает в Добровольческую армию и едет служить «гибнущей Отчизне».
    Поэзию раненого сердца удалось передать Августейшей Семье Романовых в заключение (г.Тобольск). Два произведения, напечатанные в виде листовок раздавались жителям Одессы. Что было дальше - всем известно...

    И вот, после долгих лет лжи, клеветы и забвения... со сцены Малого театра впервые возвещали истину о Царской Семье. Звучала «Молитва» Сергея Бехтерева, пробуждая, расколдовывая души русского народа...
    Шел 1989 год, в разгаре новые революции (умело срежиссированные, они прокатились по разным точкам Земного шара). Советская сфера влияния в Европе переживает фактический коллапс. Готовится разрушение СССР.
    Русский Царь в России еще не прославлен. Но уже прославлен Господом, и за рубежом (Архиерейский собор Русской Зарубежной Церкви причислил к лику святых Царя Николая и всю царскую семью вместе со слугами еще в 1981 году).

    Именно в это время в Малом театре родилось произведение - «...И Аз воздам» по пьесе непрофессионального молодого автора Сергея Кузнецова ...

    После падения монархии это был самый первый случай представления Венценосной Семьи без всякой тени негатива, иронии и злобы...
    Смелая, трогательная постановка, посвященная последним дням земной жизни Русских Царей Романовых явилась чудом! О том, как это было вспоминает Художественный руководитель Малого театра.


    Юрий Мефодиевич Соломин: «Мы репетировали совсем другую пьесу, и вдруг Борис Любимов, работавший тогда у нас заведующим литературной частью, принес пьесу непрофессионального молодого автора Сергея Кузнецова. Собственно говоря, пьесы, как таковой, не было. Был автор — медик по образованию. Он изучал болезни крови. Роясь в архивах, случайно наткнулся на какие-то материалы о гемофилии царевича Алексея. Очевидно, тогда у него и возникла идея создания пьесы.

    Ни до, ни после этой пьесы он ничего не написал. Это его единственное произведение. Видимо, сам материал таков, что он не мог не написать. Это сейчас нам известно об убийстве царской семьи, кажется, все... А тогда об этом открыто не писали. Борис Любимов знал Кузнецова, и именно поэтому тот и показал ему свое произведение.


    Когда мы показали спектакль художественному совету, многие категорически возражали против его выхода. Конечно, имелись у спектакля и сторонники. Все ждали моего решения как председателя художественного совета, и я сказал: «Спектаклю быть!» Мне и сейчас кажется, что это решение было верным. Кто, если не наш театр, должен был рассказать об этой очень трудной, противоречивой странице нашей истории.
    За постановку взялся Борис Морозов. Ипатьевский дом в нашем спектакле напоминал мышеловку. Герои выныривали из тьмы и в тьму уходили».


     

    - Юрий Мефодиевич, а как Вам удалась роль Святого Царя? Ведь архивы тогда еще были запечатаны, не написаны книги, не опубликованы мемуары... Где Вы черпали информацию?

    Юрий Мефодиевич Соломин: «Конечно, театр проделал огромную работу, чтобы получилось нормальное драматическое произведение. Тема была новой, если в печати появлялись новые факты, мы тут же использовали их в пьесе. Дневниковые записи Царя помогли...То, как относился к своим детям, как «уводил» их от того факта что они в заточении, что их никуда не выпускают. Царь читал им Русскую классику.
    Русская Зарубежная Церковь помогала материалом, присылая нам информацию.


     

    Играя Святого Николая, я изображал прежде всего любящего отца, старающегося уберечь своих детей, человека сдержанного и демонстративно незлобивого.
    Для меня и Царь Федор, и Царь Николай — прежде всего люди, у которых есть сердце. Они никому не хотели зла, ни на кого не повышали голос. Этим они мне по-человечески близки. Я сам человек эмоциональный, могу завестись, но кричать на кого-то, заведомо зная, что он тебе не может ответить, не могу.

    - Юрий Мефодиевич, а как зрители принимали спектакль?

    Юрий Мефодиевич Соломин: «Когда мы играли спектакль в первый раз, то немного побаивались, но спектакль шел на полных аншлагах несколько сезонов. Причем надо учитывать, что все зрители прекрасно знали финал той истории, которую мы показывали, но такой гробовой тишины в зале я не помню.Тишина в зале стояла такая, что поначалу актеры думали, что зрителей нет.
    В пьесе использовались все новые сведения, которые удавалось разузнать, и зрители принимали это с благодарностью. Спектакль собирал огромнейшие аншлаги пять лет! По просьбе японцев мы возили спектакль в Японию.
    Когда мы играли в Новосибирске за кулисы пришли двое военных, один в казачьей справе, они вручили мне медаль Николая II.


     


    Из рецензий критики:


    «...Трагизм, читаемый в облике Николая — Соломина, — это и есть трагизм вошедшего в его жизнь торопящегося, особого предгибельного времени. Оставшегося времени и мало, и много, потому что оно делится на микроны, и каждый микрон — этап судьбы императора и всей его семьи. Ю. Соломину помогает внутренняя музыка, настроенная на перекличку со звучащей. Вокруг актера существует аура: он несколько как бы отделен от общей атмосферы. Странно, но факт: самый трагичный, он и самый спокойный, рвущие душу Николая — Соломина порывы находят не резкие, а художественно-гармонические, мягкие ритмы выражения. И Николай, бывший император, человек без будущего и без настоящего, человек почти умерший, ибо никем из новой жизни не признаваемый, но при этом более чем другие живет реальностью страны. Каждое его появление встречаешь с ожиданием, каждый диалог интересен его суждением и вызывает почти неизменное сочувствие к нему. И вот основное в его рисунке: Николай — Соломин не только жертва, он часть культуры, жизнь, которая куда-то ухнула, он ее психологический измеритель, по его личному поведению мы угадываем стиль, уровень мышления и тонкость чувствований тех, кто остался там, за финальной чертой жизни сгинувшего дворянского сословия.
    Это прослеживается и в прологе, где бывший император читает вслух всей семье чеховские пьесы, и в диалогах, где он ободряет детей и жену и где он спорит со своими победителями и тюремщиками...» (Нина Велехова. Кто скажет ему: «Что ты делаешь?». — Театр, 1990, No 11).


    «...И Аз воздам» — это спектакль одного актера — Ю. Соломина, играющего Николая II. Пожалуй, только в Малом можно было сохранить умение так спокойно, несуетно чувствовать себя на сцене, так говорить и двигаться... Соломин воистину протагонист этого спектакля: оттенки его игры ярко выделяются на не слишком выразительном фоне.» (Алексей Филиппов. Августейший сезон. — Правда, 1990, 3 июля).

     

    Наталья Балашова (Московская правда, 1995, 16 июня): «Без каких бы то ни было внешних всплесков артист сумел поднять фигуру своего героя до подлинно трагических высот. Его Николай не просто умный, все понимающий, тонко чувствующий и глубоко верующий человек. Он у него мудр сердцем и сознает, что ждет всю его семью. Но врожденная порядочность, честь первого дворянина державы не позволяют ему в ответ на подлость опускаться до ответной подлости. Достоинство монарха дороже жизни человека по имени Николай Романов. В этом вся его суть, с этим он и примет мученическую смерть.»
     


     

    Верноподданным

     

    Не унывай, не падай духом:

    Господь рассеет царство тьмы,

    И вновь прилежным, чутким слухом

    Наш русский гимн услышим мы.

     

    И снова наш Отец Державный

    На прародительский Свой трон

    Взойдет, как встарь, Самодержавный,

    Сынов сзывая на поклон.

     

    И в жалком рубище, нагая,

    К стопам великого Царя

    Падет в слезах страна родная,

    Стыдом раскаянья горя!

     

    И скажет Царь, в уста лобзая

    Свою предательницу-дочь:

    "Я все простил тебе, родная,

    И Сам пришел тебе помочь.

     

    Не плачь, забудь былые ковы;

    С тобой я буду до конца

    Неси твой крест, твои оковы

    И скорбь тернового венца!"


    Продолжение следует…

     

    Юлия Воинова-Жунич,

    член Российского Творческого Союза работников культуры,
    член Конгресса Литераторов Украины, член Союза журналистов Украины

    для "Русской Стратегии"

    http://rys-strategia.ru/

     

    При подготовке материала использованы мемуары Юрия Соломина из книги:
    "От Адъютанта до его Превосходительства"http://www.rulit.me/author/solomin-yurij-mefodevich/ot-adyutanta-do-ego-prevoshoditelstva-download-free-460663.html

    «Книга Памяти» жертв политических репрессий в восточном Забайкалье: http://zabarchives.ru/memory

    Поэзия Сергея Бехтеева http://samoderzhavnaya.ru/pages/stihi_sergey_behteev

     

    Категория: - Разное | Просмотров: 347 | Добавил: Elena17 | Теги: преступления большевизма, россия без большевизма, нет в россии семьи такой, актеры, юлия воинова
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 637

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru