Русская Стратегия

      Цитата недели: "С ужасом внимает душа грозным ударам Суда Божия над Отечеством нашим. Видимо, оставил нас Господь и предает в руки врагов наших. Все упало духом, все пришло в отчаяние. Нет сил трудиться, и даже молиться! Нет сил страдать и терпеть! Господи! Не погуби до конца. Начни спасение! Не умедли избавления." (Свщмч. Иосиф Петроградский)

Категории раздела

- Новости [2453]
- Аналитика [1614]
- Разное [132]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Календарь

«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Статистика


Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2017 » Ноябрь » 11 » Красивый Человек Юрий Мефодиевич Соломин. Ч. 5.
    04:19
    Красивый Человек Юрий Мефодиевич Соломин. Ч. 5.

    «По коридорам студии всегда гуляет огромное количество сплетен. Рассказывали, скажем, о том, что у Куросавы, мол, серьезнейший конфликт с оператором, достаточно сложные взаимоотношения с группой, но совершенно замечательная дружба и взаимопонимание с Юрием Соломиным. Это казалось странным... Чем мог поразить его воображение интеллигентный юноша в офицерской шинели, фуражке и башлыке?..»

    Сергей Александрович Соловьев, кинорежиссер,
    Народный артист Российской Федерации

     

    Юрий Мефодьевич Соломин: «Я снимался во многих фильмах, у очень известных режиссеров, но «Дерсу Узала» забыть нельзя. С ним связано очень многое, и главное, конечно, общение с гениальным Куросавой. Первое время я чувствовал себя неловко, меня на «Мосфильме» предупреждали, что Куросава — деспот. Я сначала терялся, теперь же могу сказать, что добрее режиссера по отношению к артисту не видел. Я бы мог сравнить его с нашим режиссером Марком Донским. Его тоже все боялись. Он был крикливым, но в то же время мог для актера сделать все. Так же к актерам относился и Куросава.
    Это самый размеренный и уравновешенный его фильм. Яростный темперамент Куросавы, так хорошо знакомый по «Расемону» и «Красной бороде», здесь не проявился. Привычная для него интонация — вопль, смятение — начисто отсутствовала. Эта картина ровного дыхания. В ней он стремился показать людей, вошедших в эмоциональный контакт с природой, являющихся ее частью, людей, чья психика не разрушена игрой трагических жизненных обстоятельств. Поэтому он, который раньше так тяготел к павильонным съемкам, вытолкнул героев на природу, в естество...
    Когда мы стали понимать друг друга, я позволял себе в процессе репетиций, вносить свои предложения. Должен сказать, что Куросава сразу никогда не говорил «нет» или «да». Он говорил: «Подумаем». На следующий день подходил его человек и сообщал: «Куросава-сан подумал и сказал, что этого нельзя сделать» — и объяснял почему, и я признавал, что так оно и есть. А бывало, что говорил: «Куросава-сан согласен. Он сказал, что это правильно. Вечером соберемся, обговорим, порепетируем и будем снимать, как вы говорили». То есть предложения актерские он принимал.
    Куросава объяснял нам, как хочет снимать. Показывал эскизы, а все эскизы он делал сам. Рассказывал даже, какой оптикой будет сниматься какая сцена. Я еще подумал: «Чего это он нам говорит про оптику?» Обычно, когда спрашиваешь наших операторов, как вы будете снимать, они отвечают одно: «Крупно, крупно!»... А тут все объяснили...»


    Юрий Мефодьевич с трепетом вспоминает эти «полтора года счастья»…

    Куросава русского не знал, однако выучил: «Внимание! Мотор! Начали! Приготовились!» Постепенно, кое-что, понимать по-японски начал и Юрий: «Тойе» - солнце... «Хаи кимосе» - означает что-то вроде «Ну, поехали!». Еще около пятьдесяти слов... К завершению съемок Юрию казалось, что они друг друга уже понимают... Действительно, в одном из интервью Куросава сказал что Соломин понимает его с полуслова.

    Вся съемочная группа была японская. Работал замечательный оператор Асаказду Накаи. Ему было уже за семьдесят, но с удивительной легкостью он мог взобраться на дерево. На его счету более ста тридцати картин, среди них и шедевры Куросавы.

    За период съемок все настолько сблизилась, словно стали одною большой семьей. Праздники отмечали вместе. Все вместе испытали волнение, когда вдруг, незадолго до дня рождения Соломина, Куросава перестал выходить из своего номера. Оказалось, он готовил подарок Юрию Мефодьевичу. Картина, нарисованная сэнсэем, бережно хранится в доме Соломиных. Большая голова тигра с зелеными глазами, обрамленная японским орнаментом, а внизу подпись: «Соломин-сан Куросава-сан. 1974».
    А в день рождения Акира Куросавы ему преподнесли большой торт со свечами, русскую косоворотку и ямщицкий картуз, который он тут же надел...

    Дружба Соломина и Куросавы продолжалась почти тридцать лет. Когда Малый Театр впервые приехал на гастроли в Японию, удостоился рекламы самого Куросавы! Как сказал Юрий Мефодьевич: « это действительно дорогого стоит»! Ведь Акира, по праву считается не только классиком японского кино, его творчество оказало огромное влияние на весь мировой кинематограф.

     

    Юрий Мефодьевич Соломин:«Рискуя навлечь на себя гнев некоторых, скажу, что я считаю себя учеником Куросавы. Не только потому, что во время съемок мы называли его сэнсэй. С его легкой руки я начал заниматься режиссурой. После выхода «Дерсу Уза-ла» в одном из интервью он сказал: «Мне кажется, Соломин-сан мог бы успешно заниматься режиссурой...»


    Так, с благословения Мастера родился Соломин – режиссер...
    Свой первый спектакль он поставил в Болгарии. А в 1980 году принял предложение поставить фильм «Скандальное происшествие в Брик-миле», по пьесе Дж. Пристли, на Свердловской студии.

    Юрий Мефодьевич Соломин:«Обычно я соглашаюсь делать то, что мне нравится. Пьеса Пристли мне понравилась. Как мне представлялось, она о свободе человека, о том, что детскость никогда не должна его покидать, в каком бы он ни был возрасте. Пьеса не очень известна, хотя после фильма ее стали ставить в театрах. Эго полудетективная лирическая история, в которой занято восемь человек. Действие происходит в одной квартире, в одно время. Я играл главную роль — человека, который однажды утром решил изменить свою жизнь. И изменил ее. Героиню играла Нелли Корниенко. В фильме снимались Евгений Весник, Александр Вокач, Эммануил Виторган, Борис Иванов, Татьяна Панкова. Мне говорили, что я не смогу снять картину, потому что собрать их вместе невозможно.
    Скажу честно, я отважился на этот фильм только потому, что у меня за плечами имелась школа Куросавы, которой я неукоснительно следовал в работе кинорежиссера. Дело в том, что Куросава подробно рассказывал нам о технической стороне дела. Мы знали, сколько камер в каком эпизоде будут снимать, какой оптикой, по какой траектории они пойдут, под каким углом, где остановятся и т. д. У нас режиссеры не только не делают этого, но не очень любят, когда актеры интересуются такими вопросами. Они уверены: техника не должна их касаться. Они относятся к актеру как к глине, из которой они вылепят нужный образ. Куросава никогда ничего не «лепил». Он был человеком широкой культуры и обладал высоким профессиональным мастерством...»


    Приступив к съемкам своего первого фильма, Юрий Мефодьевич распорядился чтобы ему купили альбом для рисования. Каждую ночь перед съемкой сидел и раскадровывал каждый кадр, каждой сцены. Именно так делал Куросава(каждый кадр, каждый поворот, каждая точка). Соломин расписывал месторасположение камеры, ее направление. Расписывал какие артисты заняты в кадре. Благодаря колоссальной проделанной работе картину Юрий Соломин снял в кратчайшие сроки  (за время своего отпуска). Начинающему режиссеру тогда выделялся больший метраж киноленты на случай брака. Соломин же получил премию за то, что пленку удалось сэкономить! И все это — уроки Куросавы.
    В 1984 году Юрий Мефодьевич снял трёхсерийный историко биографический художественный телефильм о жизни русского учёного и путешественника Николая Николаевича Миклухо-Маклая - «Берег его жизни». «В начале было слово» в 1993 году. В 2006 на Мосфильме «Оставайся со мной». На его счету десяток спектаклей по Гоголю, Чехову, Толстому, Островскому...

     

    - Юрий Мефодьевич, а какой самый главный урок Вам преподал Куросава?


    Юрий Мефодьевич Соломин:«Он был хорошим профессионалом. Он ведь по образованию художник, он закончил Академию. Кстати,«Дерсу Узала» он начинал снимать в 1939 году в Японии. И как порядочный человек, честный, он сказал:«Нет. Тайгу в Японии снять невозможно». Кстати, он вообще к русской литературе был  не равнодушен, поэтому у него в Японии был снят фильм «На дне» по Горькому, «Идиот» по Достоевскому. Ну, даже вот наш «Дерсу Узала». Вы знаете, как то я с этим «Дерсу Узала» я практически год не работал в театре, я уехал. Я год с ним. Потом озвучание, в общем, в общей сложности полтора года. Полтора года счастья. Я считаю, что я многому научился у него. Как снимать картины надо, и что значит, когда он сказал: «В Японии нет тайги», когда мы приезжали в тайгу за 40 километров, уже в тайге мы жили в городе Арсеньеве, и все равно за 40 километров еще в тайгу куда-то ездили. Вот он мог сидеть часами и смотреть. А наша администрация ходила: «Чего он там смотрит? Ну, что, все елки одинаковые, все деревья одинаковые, ну, что, снимать надо, снимать по времени».  Но команда была от Сизова: «Не трогать его, пусть он делает». Зато фильм, видите, он на мировом экране вышел и получил всякие призы, того же «Оскара». А для меня самое главное, что после этого мы еще почти 30 лет дружили. Я много раз приезжал, еще при его жизни, будучи уже художественным руководителем. И когда первый раз в 1989 году мы приехали туда на гастроли с  Малым театром, то нас рекламировал Куросава Малый театр. Почему, я как бы его ученик. И это дорогого стоит. Я бесконечно благодарен судьбе за то, что она подарила мне встречу с ним.

    Куросава любил и  прекрасно знал русскую литературу. Он, кроме «Дерсу У зала», экранизировал  три русских произведения: «На дне» Горького, «Идиота» Достоевского и «Смерть  Ивана Ильича» Толстого. Его любимым писателем был Федор Достоевский. Он писал  о нем: «Нет для меня писателя более доброго и  великодушного. Когда я говорю о доброте, то имею в виду чувство, заставляющее  не отводить глаза при виде чего-то поистине ужасного, поистине трагичного.  Ему в высшей степени свойственно сострадание. Он не отворачивается — он  смотрит и страдает. В этом нечто большее, чем человечность, лучшее, нежели  человечность».


    Как-то во время  гастролей в Японии мы с Коршуновым специально из Токио поехали в Киото, где  Куросава заканчивал работу, чтобы пообщаться с ним. Я предложил ему поставить  что-нибудь в Малом театре! Ему эта идея очень понравилась, он ею загорелся.  Сказал, что в свое время, когда он ставил «Идиота», в него по разным причинам  вошло не все, что ему хотелось. Добавил, что с удовольствием поставил бы  «Идиота» у нас. Представляю, какой бы это был спектакль! Но, увы, он так и не  успел приехать.
    С Россией у Куросавы  связан еще один эпизод. После удачного показа по всему миру «Дерсу У зала» в  конце семидесятых он задумал экранизацию «Пляски красной смерти» Эдгара По.  Написал сценарий, приехал в Москву и встретился с теми, с кем хотел бы  работать. Мне он предложил сыграть главную роль, Исааку Шварцу — написать  музыку к фильму. Действие новеллы По он решил перенести в Россию. Но на  «Мосфильме» замысел не оценили. Его просто не поняли. Куросава обиделся. Несколько лет назад я обнаружил этот сценарий у себя дома — вполне возможно, что это  единственный русский экземпляр. Я думаю, фильм мог бы получиться очень  интересным — динамичным и музыкальным. Куросава спрашивал у меня, как я  танцую, как фехтую. Говорил, что надо начинать тренировки. Об этой  несостоявшейся работе я горько сожалею».


    Из воспоминаний Сергея Александровича Соловьева: «По коридорам студии всегда гуляет огромное количество сплетен. Рассказывали, скажем, о том, что у Куросавы, мол, серьезнейший конфликт с оператором, достаточно сложные взаимоотношения с группой, но совершенно замечательная дружба и взаимопонимание с Соломиным. Это казалось странным... Чем мог поразить его воображение интеллигентный юноша в офицерской шинели, фуражке и башлыке?.. Но когда я посмотрел картину, меня снова поразил удивительный артистический аристократизм, с которым Юрий Соломин вел эту сверхсложную роль, выказывая, допустим, полное наплевательство к тому, какое он производит впечатление, будучи погруженным во внутреннюю жизнь персонажа, которая почти полностью заключалась в его взаимоотношениях с окружающей природной средой.
    Взаимоотношения человека с живой природой, которая по стечению обстоятельств вдруг на какое-то время становится единственной естественной средой обитания для современного цивилизованного человека, — это, по существу, почти прустовская тема «утраченного рая», ностальгия по нему, его поиска. Казалось, что любой актер, оказавшийся на месте Соломина, должен был бы непременно закомплексовать от внешней «бездейственности роли», непременно потребовать хоть какую-то внешнюю драматическую сцену, где надо было бы на кого-то ну хоть бы и заорать, отстаивая что-то свое, или что-то с грохотом и эффектом сломать, зарыдать. Ничего этого Соломин в фильме не делает. Отчего всю картину странное ощущение, что, мол, мог бы сделать, а вот ведь почему-то не делает.
    У Соломина хватило силы воли, внутреннего такта, тонкого актерского ума так и не сделать ничего внешнего. Может быть, и потому, что он, в сущности, чрезвычайно расчетливый артист. Кстати, это мне тоже очень близко: если у меня в драматургии ли, в режиссуре ли есть возможность чего-то не делать или сделать максимально незаметными средствами — я всегда стараюсь такой возможностью благодарно воспользоваться. Умение не «выделываться», не отдаваться во власть ложным, пусть и впечатляющим эффектам, бояться допустить дешевку, ложную эмоцию — очень важная, может быть даже определяющая черта артистического дарования Юрия Соломина. Его, как мне кажется, можно было бы назвать одним из самых аристократичных актеров нашей эпохи. Притом, что в жизни он абсолютно лишен тщательно культивируемой и поддерживаемой «элитарности». Соломин демократичен, прост, иногда даже кажется элементарен. При всем при этом, повторю, оставаясь тонким артистическим аристократом».


    Юрий Мефодьевич Соломин: «А для меня самое главное, что после съемок «Дерсу Узала», мы еще почти тридцать лет дружили с Акирой Куросавой. Я много раз приезжал в Японию, еще при его жизни, будучи уже художественным руководителем. И когда первый раз в 1989 году мы приехали туда на гастроли с  Малым театром, то нас рекламировал Куросава. Вот почему, я как бы его ученик. И это дорогого стоит… Я безмерно благодарен судьбе за то, что она подарила мне встречу с ним».

    Эпилог


    Красивый Человек Юрий Мефодьевич Соломин с благодарностью отзывается обо всех своих учителях, педагогах, о Мастере...  Его воспоминания о наставниках очень трогательны и душевны... Упомяну  о двух великих женщинах, одна из них разглядела и предрекла творческое будущее Юры (когда он сам еще этого не знал), а другая научила быть настоящим артистом.
    Елизавета Ивановна Гувакова была классным руководителем Юры и преподавала химию. А ученику Соломину химия ну никак не давалась! По его собственному признанию, ничего, кроме H2O он не знал. Елизавета Ивановна снисходительно вызывала Юру к доске один раз, в конце четверти: «Ну, артист, иди к доске». Почему учительница нарекла его артистом ни сам Юра, и никто другой не понимал. «Я был спокойным ребенком, я ничего такого не выдавал, не знаю, почему меня так называла моя учительница» - удивляется Юрий Мефодьевич.
    Однажды произошло судьбоносное событие - Юра попал на спектакль «Снежная королева». Был ошеломлен постановкой! Несколько раз ходил смотреть необыкновенный, потрясающий, яркий спектакль: прямо в зал врывались разбойники с песнями, криками, с лающими собаками… После этого мальчишка записался  в кукольный кружок, его первой ролью был Барсук. А когда начался набор в младшую группу драматического кружка, туда пригласили Юру. Режиссер ставил «Бежин луг» Тургенева. С этой постановкой на смотре художественной самодеятельности труппа получила премию. Юре в тот памятный день подарили книгу «Иван Грозный». Это послужило мощным толчком. И Соломин действительно решил стать артистом.
    Перед самым его отъездом в Москву случилась неприятность, которая могла помешать осуществлению заветной мечты - под глазом вырос огромный жировик. И тогда, именно Елизавета Ивановна спасла Юру. Буквально взяла за руку и повела в хирургию Забайкальского военного госпиталя (главным хирургом там был ее супруг). «Вот видите, сделайте так, чтобы по морщинам разрез был, потому что он будет сниматься в кино, чтобы не было видно ничего». Никакого шрама или рубца на лице не осталось.
    Уже в 1970-х годах, в самый пик славы «Адъютанта его Превосходительства», Юрий Мефодьевич был на гастролях с Малым театром в Одессе, играл Хлестакова. Вдруг раздался звонок и он услышал голос Елизаветы Ивановны - «Ну, Юра, поздравляю тебя, я смотрела спектакль». Они встретились как давние друзья, и Юрий Мефодьевич смог задать вопрос, мучивший его долгие годы: «Елизавета Ивановна, скажите мне честно, почему вы меня называли артистом?» «А я знала, что ты будешь артистом» - сказав это женщина улыбнулась...

    В театральном училище Юрий Мефодьевич учился в мастерской великой актрисы и педагога, профессора Веры Николаевны Пашенной. Народную артистку СССР прозвали Великой старухой Малого театра, Вера Николаевна гордилась этим званием. В течение шестидесяти лет Пашенная выходила на сцену, покоряя зрителей мощным темпераментом, поразительным голосом, колоритной внешностью, невероятным талантом и профессионализмом. Юрий Мефодьевич вспоминает, как однажды, Пашенная сказала его партнерше: «В этот момент у тебя должны сыпать искры из глаз». Студенты посмотрели на Мастера: «А как это?». Из глаз Веры Николаевны действительно, посыпались искры!

    Слова Веры Николаевны навсегда запали в душу: «Когда ты играешь спектакль, надо оставить кусочек своего сердца на сцене зрителю. Объяснить я этого не могу, но когда-нибудь ты поймешь...»
    Юрий Мефодьевич: «Вот не так давно я понял. Мы вот в прошлом году были в Сургуте играли «Горе от ума». Наши декорации привезли на фурах. Ко мне подходит заместитель директора по технической части, говорит: «Слушай, там мест нет, наши водители просят посмотреть спектакль». Я говорю: «Посади где-нибудь обязательно». После спектакля он ко мне заходит в уборную и говорит: «Слушай, там ребята эти, которые посмотрели спектакль, хотят с тобой пообщаться. Ты знаешь, они приехали в робах, ехали две ночи и три дня. Они, - говорит, - пошли в магазин и купили рубашки и пришли, и сели». Я вышел к ним, вот они стояли, смотрели на меня, я даже боюсь сказать, как. Один взял руку, маленький такой, небольшого росточка пожилой человек, у него в глазах слезы, он чуть ли не целует руку. И я понял тогда слова, сказанные Верой Николаевной»...

    Более полувека ученик, ставший Мастером старается донести смысл высказывания о сердце своим деткам: студентам и актерам. С 1975 года ВТУ им. Щепкина при Государственном академическом Малом театре России была создана мастерская Юрия Мефодьевича Соломина. Тогда Юрий Мефодьевич набрал студентов и выпустил замечательных актеров Киргизской студии. В следующем наборе в 1979 году русского курса принимала участие в качестве педагога Ольга Николаевна Соломина. 3 выпуска замечательных и талантливых актеров вышло из стен училища под руководством Юрия Мефодьевича. Педагоги в мастерской менялись, но Ольга Николаевна всегда оставалась верным помощником и творческим единомышленником. С 1995 года Ольга Николаевна и Юрий Мефодьевич стали вдвоём руководить мастерской. Педагогами на их курсах чаще всего были их же ученики и ведущие актеры и режиссеры Малого театра. В таком составе мастерская выпустила 6 поколений студентов, теперь уже актеров ведущих театров Москвы.
    Ю. М. Соломин – лауреат Премии им. М. И. Царева СТД РФ в номинации «За успешное воспитание актерской смены».
    Среди учеников Ю. М. Соломина (а их около 250): нар. арт. РФ Валерий Баринов, нар. арт. РФ Василий Бочкарев, нар. арт. РФ Лариса Гребенщикова, нар. арт. РФ Ольга Пашкова, нар. арт. РФ Людмила Полякова, нар. арт. РФ Людмила Титова, нар. арт. РФ Елена Харитонова, засл. арт. РФ Инна Иванова, засл. арт. РФ Ольга Лебедева, засл. арт. РФ Виктор Низовой, актер и режиссер Олег Фомин, группа молодых актеров Малого театра, недавних выпускников. Выпускники Корейской студии успешно работают в театрах и ВУЗах своей страны. Соломин постоянно проводит мастер-классы со студентами из Америки, Японии, Южной Кореи.
    Юрий Соломин признается что трудно понять, когда ты стал актером: « Учишься – еще не актер. Поступил в театр – все еще не актер. Получаешь роль, работаешь с режиссером – нет, не актер. А время идет и идет. А потом смотришь – оказывается, ты уже давно актер.
    И вот тогда, день за днем, год за годом, в каждом спектакле ты без всякого сожаления оставляешь клочья своего сердца».

    Думается мне, что чем бы не занимался Человек в жизни, он должен следовать этому «золотому правилу Сердца»!

    Юлия Воинова-Жунич,

    член Российского Творческого Союза работников культуры,
    член Конгресса Литераторов Украины, член Союза журналистов Украины

    для "Русской Стратегии"

    http://rys-strategia.ru/

    При подготовке материала использованы мемуары Юрия Соломина из книги:
    "От Адъютанта до его Превосходительства"http://www.rulit.me/author/solomin-yurij-mefodevich/ot-adyutanta-do-ego-prevoshoditelstva-download-free-460663.html
    2) фрагмент интервью: http://radiomayak.ru/shows/episode/id/1298419/ 3) сайт ВТУ им. Щепкина: http://www.shepkinskoe.ru/

    Категория: - Разное | Просмотров: 140 | Добавил: Elena17 | Теги: актеры, юлия воинова
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 637

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Архив записей

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru