Русская Стратегия

      Цитата недели: "Никогда, никакими благодеяниями подчиненным народностям, никакими средствами культурного единения, как бы они ни были искусно развиваемы, нельзя обеспечить единства государства, если ослабевает сила основного племени. Поддержание ее должно составлять главнейший предмет заботливости разумной политики." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1541]
Русская Мысль [240]
Духовность и Культура [280]
Архив [764]
Курсы военного самообразования [65]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Игорь Алексеев. Казанский монархист Александр Титович Соловьёв и дело всей его жизни (3)

    https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/f/f4/%D0%A1%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D1%8C%D1%91%D0%B2_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%A2%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87.jpg

    Игорь Алексеев. Казанский монархист Александр Титович Соловьёв и дело всей его жизни (2)

    26 февраля 1912 г. – после десяти лет безрезультатных обращений за помощью к столичному "Братству Царицы Небесной" – "соловьёвцы" открыли на свои средства ещё одну благотворительную организацию – "Казанское Общество во имя Всемилостивого Спаса призрения малолетних слабоумных и калек". Подобные учреждения существовали к тому времени уже во многих городах Российской империи, но в Казани душевнобольные и искалеченные дети не пользовались практически никакой специализированной социальной и медицинской поддержкой. Взяв на себя почин в этом благородном деле, его учредители попытались, по мере возможности, исправить сложившееся положение. Несмотря на постоянные финансовые проблемы, в скором времени обществу удалось открыть в Казани приют для убогих детей (к февралю 1914 г. "спасовцы" приобрели под него в Казани уже два дома), в котором его обитатели содержались и, по возможности, обучались тому, что "обыкновенные дети узнают сами". И хотя число призреваемых в приюте всегда было невелико, он не прекращал функционировать даже в тяжёлые годы Первой мировой войны.

    КОТ организовало также приют для "приготовляющихся на учительское звание и учащихся в учебных заведениях", в который в большом количестве принимались и инородцы (больше всего в нём, как следует из сообщений "Деятеля", перебывало чуваш), мастерские (живописную, переплётную, портняжную, сапожную, слесарную, столярную) и ряд других мелких "дочерних" учреждений. Долгое время КОТ даже арендовало в Ягодной слободе Казани ("по улице Кокуй") сад, уступленный затем своему Ягодинскому отделу, в котором устраивались "народные гулянья и детские игры".

    С ещё большим, чем до создания КО РС, рвением КОТ проявляло себя в массовых антиалкогольных акциях и различных торжествах. Со временем, благодаря вовлечению в них многочисленных представителей право-монархических организаций, экипированных собственными хоругвями и прочими политическими и церковными атрибутами, таковые приобрели вид красочных театрализованных представлений. Ежегодно – 29 августа (в День усекновения главы Иоанна Предтечи) – общество принимало активное участие в организации и проведении в Казани "праздников трезвости", а также участвовало в мероприятиях аналогичного свойства, проходивших в других губерниях и городах Российской империи: например, в Противоалкогольной выставке, устроенной в 1909 г. в Нижнем Новгороде (в саду "Народная забава") в рамках тамошней ярмарки. Высокий статус КОТ был признан не только в России, где оно получило несколько престижных наград (в том числе – малую серебряную медаль Всероссийской гигиенической выставки в Санкт-Петербурге и почётный отзыв выставки, проводившейся в 1909 г. Московским Комитетом грамотности), но и заграницей: например, на Всемирной промышленной выставке в Турине (Итальянское королевство) 1911 г., где обществу была присуждена высшая награда (grand prix), а его руководителю А.Т.Соловьёву – большая серебряная медаль. Причём, в Италию казанские трезвенники послали "только отчёт и снимок учреждений общества", однако даже этого оказалось достаточным для столь престижной победы.

    Среди социальных проектов КОТ важное место занимал проект создания в Казани так называемого "Дома трудолюбия", идею которого оно в разной форме вынашивало с первых лет своего существования. Устав дожидаться, пока "отцы города" и местные благотворители окончательно проникнутся его важным социальным значением, "соловьёвцы" сами сделали первые шаги в данном направлении. "Доложено председателем, – сообщалось в протоколе "заседания собрания "[Казанского] Общества Трезвости" 16 февраля 1912 г., – что в приюте "[Казанского] общества трезвости" клеят пакеты, щиплют паклю, шьют кули. Пакля доставлена С.А.Земляновым, кули – М.Л.Свешниковым и пакеты – из разных мест. Помещение для работ тесно, а потому следует для способных к труду открыть Дом Трудолюбия в Подлужной [улице] на 100 человек. Постановлено: оттопить и устроить для дома трудолюбия деревянный дом в саду". В планах местных трезвенников было также открытие в Казани собственной типографии.

    Благодаря своей активной социальной позиции, КОТ и его бессменный руководитель А.Т.Соловьёв стали частыми участниками разного рода городских и губернских совещаний и комиссий. Их опыт постановки благотворительной деятельности оказался востребован и принёс немало пользы жителям Казани и одноимённой губернии. Так, например, 21 июля 1910 г., во время, когда здесь свирепствовала холера, А.Т.Соловьёв был приглашён на заседание думской (городской) санитарной комиссии для участия в разрешении вопроса об организации в Казани дешёвых чайных и столовых (с бесплатным отпуском питания для неимущих лиц), на котором рассказал о том, как это делает КОТ. "После некоторых прений, – сообщала газета "Казанский Телеграф", – решено открыть чайные и столовые по типу существующих в 4 пунктах – в конце Суконной слободы, в Плетенях, в Засыпкиной ул.[ице] и в Адмиралтейской сл[ободе]. Члены комиссии обратились к А.Т.Соловьёву с усиленной просьбой принять на себя организацию чайных и столовых и общее руководство делом".

    28 марта 1914 г. А.Т.Соловьёв и почётный член КОТ профессор И.М.Догель (в качестве представителя ИКУ) принимали живое участие в работе "Особого Совещания по вопросу о борьбе с нетрезвостью", проходившего под председательством Казанского губернатора П.М.Боярского. Помимо прочего, на нём было решено направить А.Т.Соловьёва, как самого убеждённого сторонника трезвого образа жизни, для обмена опытом в Царицын. В начале Первой мировой войны, по предложению лидера казанских трезвенников, под приют для неимущих семейств призванных на неё воинов в Казани (на Большой Проломной улице, "под Крепостью") было выделено помещение КОТ. В это же трудное для России время общество, выступившее активным проводником "сухого закона", оказывало значительную помощь раненым воинам: так, например, оно открыло в Казани лазарет (N 38) для раненых воинов, при котором действовал кружок "Вера, Надежда и Любовь", а также помогало в своём приюте проходившим через город беженцам.

    Борьба за народную трезвость, религия, благотворительность и политика у возглавлявшихся А.Т.Соловьёвым черносотенцев настолько тесно переплелись между собой, что не могли уже существовать раздельно друг от друга. Возможно, именно это "хитросплетение" наиболее адекватно передавало то состояние, в котором пребывали тогда многие консервативно мыслящие представители русского народа, лихорадочно искавшие пути выхода из сложного лабиринта истории.

    Однако, как известно, открытое отстаивание ставших в одночасье "реакционными" и "отсталыми" традиционных начал русского мироустройства было сопряжено в то "смутное" для России время с вполне реальной угрозой для жизни правых монархистов (исходившей от многочисленных "народных мстителей" и активно науськивающих их на "слуг царского режима" либералов), а значит – требовало от них личного мужества и постоянной готовности к самопожертвованию. Не минула чаша сия и А.Т.Соловьёва. 20 декабря 1906 г. – во время вооружённой "экспроприации" в ИКУ, защищая с оружием в руках казённые деньги, он был ранен, но Господу Богу было угодно отвести от получившего три огнестрельные раны Александра Титовича угрозу гибели, которая в обстоятельствах фронтальной перестрелки сразу с несколькими злоумышленниками казалась неминуемой. Всего же во время вооружённого налёта на университетского казначея пострадали четыре невинных человека, двое из которых – служитель ИКУ М.В.Тимофеев и лектор английского языка А.И.Михайловский – через несколько дней скончались от ран. При этом находившиеся тогда при А.Т.Соловьёве около двадцати пяти тысяч рублей "экспроприаторам" так и не достались.

    Закончившаяся провалом кровавая попытка ограбления университетского казначея, в силу своей откровенной публичности и нарочитой дерзости, моментально стала достоянием широкой общественности и вызвала заметный переполох не только на городском и губернском, но, в определённой мере, и на столичном уровне. Как и следовало ожидать, отчасти этому способствовала личная известность А.Т.Соловьёва как общественно-политического лидера. Так, уже на второй день после случившегося, то есть 21 декабря 1906 г., на имя Казанского губернатора М.В.Стрижевского пришла телеграмма за подписью председателя Совета РС князя М.Л.Шаховского следующего содержания: "Благоволите телеграфироват[ь] [о] здоровье [А.Т.]Соловьёва, раненого вчера злоумышленниками". В ответ 22 декабря 1906 г. в Санкт-Петербург из Казани телеграфировали: "Председателю "Русского Собрания" Князю [М.Л.]Шаховскому. Причинённые злоумышленниками Казначею Университета [А.Т.]Соловьёву поранения признаны неопасными. Состояние здоровья раненого не внушает опасения. Управляющий губернией".

    До сих пор нет полной ясности, преследовал ли этот революционно-бандитский налёт, помимо "экспроприаторской" цели, ещё и вполне определённую политическую цель, а именно – физическое устранение известного "реакционера" А.Т.Соловьёва. Но хорошо известно, что "прогрессивная" студенческая молодёжь и подыгрывавшие ей либералы неоднократно выражали ему в различной форме свои "порицания". Поэтому вполне допустимо, что во время вооружённого ограбления казначея ИКУ имело место совмещение сразу двух "благородных" революционных целей. Как вполне заслуженно писали затем в одном из поздравительных адресов своему руководителю верные ему "союзники": "Ваша служба Престолу и Родине запечатлена Вашей кровью".

    Несмотря на то, что А.Т.Соловьёв и дальше продолжал активную общественную и политическую деятельность, полученные раны оказали сильное отрицательное влияние на его и без того не завидное здоровье. Именно из-за них Александр Титович постепенно потерял профессиональную трудоспособность, вследствие чего в апреле 1911 г. был уволен со службы в отставку по болезни. При этом выяснилось, что личное состояние А.Т.Соловьёва, в распоряжении которого – по долгу службы и в силу обстоятельств его общественной деятельности – находились значительные финансовые средства и множество объектов недвижимости, было более чем скромным. Так, ходатайствуя перед попечителем Казанского учебного округа о назначении А.Т.Соловьёву усиленной пенсии, ректор ИКУ Г.Ф.Дормидонтов подчёркивал, что тот "человек крайне бедный, содержащий себя и свою семью исключительно на своё, более чем скромное жалованье". "Имея семью, получая весьма ограниченное содержание, – говорилось в другом ректорском ходатайстве, – он не в состоянии был сделать каких-либо сбережений, поэтому, конечно, не может, как следует заняться и своим здоровьем, предстоящая же старость, при пенсии за 35-тилетнюю службу в размере всего только 171 р.[убля] 60 к.[опеек] в год, положенной по закону, грозит ему полным материальным необеспечением". К чести тогдашнего руководства ИКУ, ему удалось "пробить" для А.Т.Соловьёва "усиленную пенсию", что спасло Александра Титовича и его семью от грозившей им нищеты.

    Благодаря своей искренней преданности монархическому строю и бескорыстной общественно полезной работе, вплоть до революционных событий 1917 г. А.Т.Соловьёв пользовался высоким доверием местных властей, обладая правом делать личные доклады Казанскому губернатору и проводить заседания руководимых им обществ без обязательного разрешения полиции. Помимо выборов в Государственную Думу различных созывов, А.Т.Соловьёв принимал живое участие в деятельности органов местного самоуправления, являлся членом разного рода городских и губернских совещаний и комиссий, а во время Первой мировой войны – одним из наиболее активных организаторов оказания помощи раненым российским воинам и беженцам.

    В разное время А.Т.Соловьёв состоял членом и сотрудником целого ряда санкт-петербургских, московских и местных благотворительных, научных, просветительных и иных обществ. Например, являлся действительным членом "Императорского Казанского экономического общества", членом Казанского губернского Комитета "Попечительства о народной трезвости", Комитета "Российского общества защиты женщин", членом-сотрудником "Российского общества покровительства животным", "Императорского русского археологического общества", "Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском Университете" (по отделу антропологии), казначеем "Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете". Кроме того, он получил известность как коллекционер археологических ценностей, монет, книг и рукописей. К маю 1911 г. А.Т.Соловьёв был награждён шестью орденами (Святого Владимира 4-й степени, Святой Анны 2-й и 3-й степеней, Святого Станислава 2-й и 3-й степеней), серебряной медалью на Александровской ленте в память Императора Александра II и знаком Красного Креста, а также дослужился до чина коллежского асессора.

    Личная жизнь Александра Титовича долгое время складывалась достаточно благополучно. Он был женат на дочери коллежского советника Лидии Лаврентьевне (которая вместе с мужем входила в состав Совета КО РС и занималась активной работой в других общественных организациях). Бог дал им трёх детей: дочерей Елизавету (1887 г. рождения), Ольгу (1890 г. рождения) и сына Бориса (1893 г. рождения), которого он прочил в продолжатели своего дела. Однако война навсегда разлучила его с любимым сыном, павшим в мае 1915 г. на фронте в Галиции. Единственным утешением оставалась работа, которой Александр Титович отдавал себя без остатка.

    Неожиданным, ошеломляющим ударом для А.Т.Соловьёва и его соратников стало крушение монархии в феврале – марте 1917 г., после чего публично заниматься как политической, так и общественной деятельностью для местных монархистов не представлялось уже никакой возможности. Деятельность КО РС, как и других черносотенных организаций, была запрещена властями. Тем не менее, в этих условиях Александр Титович продолжал делать отчаянные попытки сохранения КОТ.

    12 марта 1917 г. прошло "заседание членов Казанского Общества Трезвости", на котором состоялись выборы руководства КОТ. Характерно, что, несмотря на революционную сумятицу, все его ключевые фигуры сохранили за собой свои прежние посты: председателем Комитета КОТ был вновь избран А.Т.Соловьёв, его товарищем (заместителем) – Н.Ф.Катанов, секретарём – П.А.Рождественский, казначеем – Ф.П.Павлов. Одновременно, на том же заседании, была продемонстрирована осторожная готовность КОТ к сотрудничеству с новыми властями. "Доложено, – говорилось, в частности, в его протоколе, – что все организации избирают представителей в "Комитет Общественной безопасности", и потому избраны представителями от "[Казанского] Общества Трезвости": Штабс-капитан И.А.Анисимов, ключарь Кафедрального собора П.А.Рождественский и протоиерей Кафедрального же собора А.П.Яблоков. Постановлено: уведомить избранных и "Комитет Общественной безопасности".

    Как и прежде, КОТ пыталось заниматься благотворительностью, но делать это ему становилось всё труднее и труднее. Одно из последних газетных объявлений (а, возможно, и самое последнее) о проведении казанскими трезвенниками широкой благотворительной акции было помещено в газете "Голос Казани" за 28 марта 1917 г. "По примеру прежних лет, – говорилось в нём, – комитет "[Казанского] общества трезвости" постановил в первые дни Светлого Христова Воскресения для всех неимущих жителей Казани устроить обеды. Желающие принять участие в устройстве бесплатных обедов могут посылать свои пожертвования в чайно-столовую под Крепостью и к председателю "[Казанского] общества трезвости" А.Т.Соловьёву в Подлужную [улицу]".

    Однако, как оказалось, опьянённые неожиданно лёгкой победой левые либералы и социалисты, не склонны были проявлять милосердие не только к своим поверженным политическим противникам, но и к действующим под их контролем благотворительно-просветительным организациям. 28 апреля 1917 г. – в газете "Камско-Волжская Речь" была опубликована короткая заметка под названием "Ликвидация общества трезвости". "Исполнительный комитет общественной безопасности, – говорилось в ней, – рассмотрев вопрос о деятельности местного общества трезвости, основанного и руководимого "известным" А.Т.Соловьёвым, постановил: "в виду крайне нежелательного направления этого общества, ликвидировать его, и дела его передать в городское управление".

    В тот же день – по "горячим следам" данной публикации – казанские трезвенники провели экстренное заседание Комитета КОТ, на котором было постановлено "запросить Комитет Общественной безопасности [о том], было ли такое постановление, и, если было, то запросить, что является крайне нежелательным в деятельности "[Казанского] Общества Трезвости", действовавшем на основании Устава, и обратиться с ходатайством к власти оградить деятельность "[Казанского] Общества Трезвости", которое в течение 25-летнего своего существования считалось полезным не только членами Общества, но и всеми честными жителями гор.[ода] Казани, нужды которых оно удовлетворяло".

    Однако наивные ожидания руководства КОТ на то, что новые власти трезво оценят общественную роль и значение их организации, оказались напрасными. 27 мая 1917 г. в газете "Камско-Волжская Речь" появилась ещё одна маленькая заметка под названием "Ликвидация чайных общества трезвости", ставившая своего рода информационную точку в существовании этой просветительно-благотворительной организации. "Исполнительный комитет Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, – сообщалось в ней, – в виду переполнения библиотек при чайных [Казанского] общества трезвости погромною литературой, предложил комитету Общественной безопасности библиотеки эти осмотреть, всю обнаруженную в ней черносотенную литературу изъять из обращения, остальные же книги и брошюры, в случае пригодности их, передать культурно-просветительской секции Совета р.[абочих] и с.[олдатских] д.[епутатов]. Самые помещения чайных передать в ведение городского управления, с просьбою использовать их для районных политических клубов".

    В апреле – мае 1917 г. в Казани окончательно перестали выходить все местные монархические издания (ещё ранее – в 1916 г. – из-за трудностей военного времени прекратился выпуск газеты "Русь Православная и Самодержавная"). Последний по времени выхода в свет номер журнала "Деятель", который удалось обнаружить автору (N 4 – 5 за 1917 г.), был датирован именно этими месяцами.

    Вскоре после этого подвергшийся нападкам либерально-революционной прессы А.Т.Соловьёв отошёл как от политических, так и от общественных дел. О последних годах его жизни практически ничего не известно. До недавнего времени даже не была известна точная дата смерти А.Т.Соловьёва. В ряде источников в качестве таковой фигурировал 1919 г., однако документальных обоснований этому не имелось. Новый свет на послереволюционную биографию Александра Титовича пролили его потомки, обнаружившие могильный камень, на котором в качестве конечной даты земного существования А.Т.Соловьёва значилось 3 декабря 1918 г. От чего же скончался Александр Титович до сих пор доподлинно не известно…

    В настоящее время в Казани проживает один из внуков А.Т.Соловьёва (сын его дочери Ольги Александровны) – известный учёный-эндокринолог, член-корреспондент Академии наук Татарстана В.В.Талантов, у которого хранятся некоторые оставшиеся от деда семейные реликвии. От него также стало известно о том, что после свержения монархии А.Т.Соловьёв подвергался аресту, но крайние репрессивные меры к Александру Титовичу – ввиду его широкой общественной известности – новые власти применять так и не решились.

    11 сентября 2005 г. активисты ряда общественных и государственных организаций провели в Казани "праздник трезвости", который, помимо прочего, включал в себя организованную в Музее Е.А.Боратынского Казанским отделением "Международной независимой ассоциации трезвости" (МНАТ) однодневную экспозицию под названием "О неизвестных страницах истории Казани (из истории "Казанского общества трезвости": 1892 – 1917 гг.)". На ней внук А.Т.Соловьёва В.В.Талантов представил главную сохранившуюся реликвию своего деда – именную "большую серебряную медаль", полученную им на Всемирной промышленной выставке в Турине. Хранить материалы, связанные с личностью Александра Титовича, в 1920-е – 1930-е годы было настолько опасно, что его родным пришлось затереть "крамольную" фамилию. Однако стереть память о человеколюбивых делах руководителя КОТ и его соратников в благодарных людских сердцах никакому режиму оказалось не под силу…

    Во многом благодаря ей, казанским "мнатовцам" удалось пробить хоть и весьма небольшую, но крайне полезную брешь в местном общественном сознании, возродив в 1995 г. в столице Татарстана "праздники трезвости" и начав в 2001 г. сбор подписей за переименование в Казани Школьного переулка в Катановский – в честь "правой руки" А.Т.Соловьёва, его товарища (заместителя) на постах председателя Комитета КОТ и Совета КО РС профессора Н.Ф.Катанова. И вот, несмотря на многочисленные насмешливо-ёрнические комментарии и скептические оценки, в июле 2005 г. на карте Казани появился Катановский переулок, а 11 сентября того же года Казанское отделение МНАТ начало сбор подписей за присвоение одной из казанских улиц имени А.Т.Соловьёва. 28 сентября к предложению казанских трезвенников присоединились и их нижнекамские единомышленники. Всё это вселяет надежду на то, что дело, которому Александр Титович Соловьёв посвятил всю свою жизнь, возродится и, как и прежде, будет способствовать укреплению трезвой духом и телом, единой и неделимой России.
     


    СНОСКИ:
    1. Ещё до основания общества он заведовал устройством в городе Казани народных чтений, а после открытия деятельности КОТ, помимо этого, более двадцати лет состоял председателем его общеобразовательных учреждений.
    2. На проходившем в октябре – ноябре 1981 г. Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви заграницей расстрелянный в 1937 г. (по одной из основных версий) архиепископ Андрей (князь Ухтомский) был прославлен в лике святых новомучеников и исповедников российских.
    3. Последняя церковная должность – архиепископ Суздальский. В 1937 г. (по другим данным – в 1938 г.) священномученик Гурий (Степанов), уже отбывший к тому времени многолетний срок наказания, был расстрелян в исправительно-трудовом лагере под Новосибирском. (См., например: Архиепископ Гурий (Степанов) // http://www.pravoslavie.ru/put/sv/guriy.htm)
    4. Последняя церковная должность – архиепископ Шадринский, управляющий Свердловской епархией. Священномученик Евсевий (Рождественский), в декабре 1930 г. в очередной раз арестованный богоборческой властью и приговорённый – в январе 1931 г. – к десяти годам лишения свободы, в ноябре 1937 г. был расстрелян по постановлению "Тройки УНКВД по Новосибирской области". (См.: Архиепископ Шадринский Евсевий (Рождественский) // http:/www.ekaterinburg-eparhia.ru/History/Arhipaster/Ek_Arh/Episcops/evseviy.html )
    5. 2 декабря 1937 г. – в день, когда православная церковь чтила память Святого Иоасафа, царевича Индийского, священномученик епископ Чистопольский Иоасаф (Удалов) был расстрелян "в Казанской внутренней тюрьме НКВД". (См.: Журавский А.В. Жизнеописания новых мучеников казанских: год 1918-й / Изд. 2-е, испр. и доп. Москва, 1996. С. 44, 203).
    6. Рачинский Сергей Александрович (1833-1902) – один из лидеров трезвеннического движения в России, племянник выдающегося русского поэта Е.А.Боратынского (Баратынского).
    7. Формально данное общество появилось на свет в 1899 г.
    8. Оба – бывшие епископы Чистопольские и ректоры Казанской Духовной Академии.
    9. Последняя церковная должность – архиепископ Ташкентский.
    10. Так в оригинале.
    11. Русь Православная и Самодержавная. – 1905. – N 10 (июль).
    12. Будущий экзарх Грузии Алексий (в миру – А.В.Молчанов).
    13. Казанский Телеграф. – 1905. – 6 февраля.
    14. Русь Православная и Самодержавная. – 1905. – N 1 (июнь).
    15. Родного брата знаменитого русского писателя-мистика Д.С.Мережковского.
     


    ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:
    Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2239. Л. 5., Ф. 977. Оп. "Совет". Д. 11193. Л. 183 об., Д. 11278. Л. 186.;
    Алексеев И.Е. Чёрная сотня в Казанской губернии. – Казань: Издательство "ДАС", 2001. – 335 с.;
    Алексеев И.Е. Во имя Христа и во славу Государеву (история "Казанского Общества Трезвости" и Казанского отдела "Русского Собрания" в кратких очерках, документах и комментариях к ним): В двух частях. – Часть I. – Казань: Изд-во "Мастер Лайн", 2003. – 304 с.;
    Отчёт о деятельности Общества защиты несчастных женщин в Казани за 1900 год. – Казань: Типо-литография В.М.Ключникова, 1901. – С.с. 20 – 21, (32).;
    Деятель. – 1917. – N 4 – 5 (апрель – май). – С.с. 59 – 60.; Казанский Телеграф. – 1906. – N 3941 (21 марта).
    Категория: История | Добавил: Elena17 (31.03.2016)
    Просмотров: 145 | Теги: деятели русского движения, сыны отечества, монархизм
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 570

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru