Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4746]
Русская Мысль [477]
Духовность и Культура [855]
Архив [1658]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Духовность и Культура

    В категории материалов: 855
    Показано материалов: 1-20
    Страницы: 1 2 3 ... 42 43 »

    Сортировать по: Дате · Названию · Рейтингу · Комментариям · Просмотрам

    Я говел на первой неделе еще поста, и это было прекрасное время. Бог неисчетно, сугубо награждает нас за самое даже мгновенное пребывание в Нем. И много нового излилось с тех пор в мою душу, за что несу Ему вечные благодарения.


    Сделав одну затяжку, Павлик Шувалов выронил папироску и замолк, лишившись чувств. Вскоре он умер. Могила его безвестна. Но живым памятником ему осталась незабываемая, теплая, нежная память о нем всех знавших этого прекрасного человека, положившего за други своя и молодую радостную жизнь и чистую душу. “Была бы спасена Россия!”


    У нас, в Русском Царстве, или, лучше, в сердце тех людей, которые составляют истинно-Русское Царство, водится так, что Царь – глава, и только то, что передастся через него и из его уст, то облекается в законность. Он первый подает знак – и все вмиг облечется и во внешнюю Русь, не только во внутреннюю.


    По церковному уставу, во второй воскресный день Великого Поста, Православная Церковь, помимо празднования воскресного дня, еще вспоминает одного из великих иерархов и проповедников чистого Православия, Святителя Григория Паламу, который был архиепископом города Солуни или иначе Фессалоник. Святитель Григорий принадлежал к числу тех великих благовестников христианской истины, у которых дело с жизнью не расходилось, и поэтому, помимо тех богословских сокровищ знания, которые он оставил в изобилии, как наследство для Православной Церкви, он привлекал к себе души человеческие своею святою и подвижническою жизнью и, таким образом, его духовное воздействие было двойным: он учил и своим словом и самою жизнью своею.


    Валентин Распутин написал повесть-диалог, где, кроме главного действующего лица, ведущего этот диалог с собой, есть и еще вполне видимый третий — сам автор, который то переносит этот диалог на себя, то отдает его герою. Автор и герой так часто меняются местами, что в конце повести они сливаются в одно лицо, и нам трудно различить, где Иван Петрович, шофер из Сосновки, а где Распутин.


    Спасительная жизнь православнаго человѣка неразрывно связана съ богослуженіемъ Церкви Христовой. Въ какомъ-то смыслѣ и келейная молитва является неотъемлемой частью богослуженія. Богослужебная жизнь года – это одна сплошная цѣпь, каждый часъ, каждый день которой не просто единица времени, а звено, связующее насъ съ прошедшимъ и направляющее въ будущее.


    Вероятно многим из вас известно, что в одной обители, когда происходила ссора между кем-либо из братий, между монахом или послушником, то духовный отец не разрешал им читать молитву Господню. Почему? Потому что в этой молитве мы молимся: «Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Т.е. прости нам грехи наши (долги это – грехи), потому что и мы оставляем должникам нашим. Или: постольку поскольку мы оставляем должникам нашим. «Значит, – говорил духовный отец своему духовному сыну, – если ты не оставляешь своему ближнему его грехов, то значит, ты просишь у Господа, чтобы Он не простил тебе грехи твои. А я не хочу, чтобы ты об этом молился. Поэтому, пока ты не помиришься, не читай молитву Господню». Самим собой понятно, что сразу терялся покой и все время приходило на ум: «Какой же я, собственно, христианин, если я не имею права читать главную христианскую молитву?» И это быстро приводило к сознанию необходимости примириться.


    Вся в метели прошла преподобная Евфимия Великая - государыня масленица будет метельной! Прошел апостол Тимофей полузимник; за ним три вселенских святителя; Св. Никита епископ Новгородский - избавитель от пожара и всякого запаления; догорели восковые свечи Сретения Господня - были лютые сретенские морозы; прошли Симеон Богоприимец и Анна Пророчица.


    Недалеко от Усть-Анзаса находятся такие села: Усть-Азас, За-Мрасу, (вверх по реке Мрасу); Дальний Кезек, Ближний Кезек, Челей и село Парушка (вниз по реке Мрасу). К этим селам нет дорог, поэтому многие из них уже заброшены. Долгое время таежники жили без электричества, газа, связи и дорог. И только в 2019 году власти обеспечили каждый дом солнечными батареями. Теперь у местных жителей в домах есть холодильники и телевизоры. Но до сих пор нет сотовой связи и Интернета. Здесь нет школы. В сентябре детей отправляют в школу-интернат в Таштаголе. А к родителям приезжают только на каникулы. Именно в такой момент мы нашли их в этой удивительной деревне. Горная Шория (Шорск. Таглыг Шор) — горно-таежный регион, расположенный в южной части Кемеровской области на стыке Алтая, Саян и Кузнецкого Алатау. Регион условно можно отнести к горной системе Алтая.


    Христос, Богочеловек, для спасения людей, обновления, освящения и примирения с Отцом Небесным, основал на земле Свою Церковь и всех, принадлежащих к ней искренно, спасает благодатью, которую даровал ей изобильно, благодать на благодать, а противящихся ей отсылает, как непокорных и не обновленных, в муку вечную. Таким образом, Он, Христос Бог, как тогда, так и теперь лежит на восстание и на падение многих. А сколько этих восстающих и падающих — Богу известно, и отчасти и нам небезызвестно. Ибо сказано непреложною Истиною: много званых, а мало избранных (Матф.22:14). Сколько на наших глазах почти ежедневно падает, и падает невозвратно! Сколько всяких безобразий творится людьми тайно и явно! Сколь дерзко попираются Евангелие и Церковь Божия от беззаконников, раскольников, сектантов! Сколько безобразий, всяких пороков творится воочию. Но Бог поругаем не бывает (Гал.6:7). У Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь (Евр.10:30).


    Что это? Теплая слеза выкатилась из глаз молодого человека и упала на ледяное стекло. Снизу доносился шум толпы, звонки конок, грозные окрики кучеров. Там кипела жизнь. Оттуда сверкали бархатистые вероломные глаза Вари, виднелись ярко освещенная гостиная и полутемный балкон, озаренный электрическим фонарем. На мягкой мебели у символических ширм сидит теперь Варя. И против нее в куцем фраке поэт Лебединский торжественно читает свое новое произведение. Он отрицает в нем любовь, отрицает все святое на земле. Ему рукоплещут. Студент целует ручку Вари, за ним тянется чернобородый инженер, румяный артиллерист сел за рояль и прыснул оттуда кафешантанной венгеркой. И ни слова про него, ни вздоха, ни мысли о нем на этом белом лбу, в этих лучистых бархатных глазах... И звезды, не волнуясь, не бледнея, спокойно смотрят на шумный город, на уснувшие реки, на тихие деревни и на необъятный простор степей. Им все равно... Николай Иванович быстро встал. Он собрал свои деньги, положил их в бумажник. Бережно перевязал он письма матери и спрятал их в шкатулку. Взялся было за перо, да бросил. Позвал человека, приказал достать чемоданы. «Скорее, скорее, - думал он: - еще поспею на курьерский». Маленький домик, высокие тополя, раскидистые дубы, а главное старушка в черной кружевной косынке вдруг стали ему так несказанно дóроги в эту минуту...


    Без документов Татьяну не могли венчать. Метрики были в деревне. Да надо и тетушке все объяснить, устроить. Андрею не очень хотелось ехать, но отказать сестре он не мог. «И зачем им венчаться, - думал, подъезжая к вокзалу. - Ну любят, ну и живут вместе... Нет, метрику доставай, тетушку успокаивай...» Андрей был явно недоволен и зевал. Правда, предстояла ночь в вагоне, тридцать верст на лошадях, - и тетушку видеть всего день. Жельня место славное, и тетушка мила, но все же ему было лень. Он утешился тем, что выпил водки, и пошел в вагон спать. Когда проснулся, было светло. В окна лепила метель. Андрей встал, пошел умываться. До его станции было еще часа два. Он приободрился - на него нашло то ровное, спокойное-веселое настроение, какое бывало обыкновенно, - он стал думать о предстоящей езде. Наверно, ему вышлют доху. Он закутается - и продремлет всю дорогу до Жельни, в сумерках ввалится к тетушке, будет греться, есть за чаем горячие баранки с маслом. Ладно! Пожалуй, и неплохо, что поехал.


    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2034

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru