Русская Стратегия

      Цитата недели: "Вся наша русская культура, выраженная русским языком, корнями своими держится Православной Веры. Без Православной Веры жители России превращаются в русскоязычный народ, а русский человек в русского язычника. Да поможет нам Господь избежать эту жалкую участь." (Митр. Виталий (Устинов))

Категории раздела

История [1568]
Русская Мысль [240]
Духовность и Культура [286]
Архив [775]
Курсы военного самообразования [67]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Китайские штыки "русской революции"

    Рисунок из белогвардейской газеты 1918 года. Пояснений не требуетсяМногим кажется, что за сто лет, прошедших с 1917 года, белых пятен в революционной истории России остаться не должно. Однако в нашем славном Отечестве и спустя век находятся целые исторические пласты – либо малознакомые, либо вовсе неведомые публике. Как, например, сюжет о примерно 100-тысячном легионе китайских бойцов, ставшим опорой большевиков в первые годы советской власти. Китайцам доверяли и охрану вождей революции, и наиболее грязную работу – карательные операции. Первые чекистские ЧОНы – части особого назначения – формировались именно из китайцев, которым не было равных в исполнительности и жестокости при решении самых некрасивых "революционных задач". О китайском акценте русской революции за минувшие годы говорили крайне скупо, а о том, куда делись тысячи китайцев после деятельного участия в нашей Гражданской войне, не говорили вовсе.

    В год столетия революции много говорят о ее корнях и истоках, но явно недостаточно о ключевых участниках великих событий отечественной истории – о... китайцах. Об их роли молчат исследователи, их имена, запертые под спудом засекреченных архивных папок, не звучат в исторической литературе, а между тем китайский вклад в победу Октябрьского переворота, в установление советской власти и победу красных в Гражданской войне действительно по сей день так и не оценен. А ведь есть что оценивать...

    Кто кому учитель

    Тот факт, что произошедшие в Петрограде 1917 года революционные перемены изменили весь миропорядок, во многом предопределив путь человечества в ХХ веке, сегодня не может отрицать никто. Однако не меньшим знаком для судеб мира стала и победившая на несколько лет раньше, в 1911 году, китайская революция. Красные вожди во главе с Лениным обратили свой взор на дальневосточного соседа еще до того, как пришли к власти. И это вполне объяснимо: у главного китайского революционера, основателя партии Гоминьдан и Китайской республики, доктора Сунь Ятсена, было чему поучиться.

    Первые контакты русских социал-демократов с Сунь Ятсеном начались еще в 1896 году, когда революционер и заговорщик Феликс Волховский встретился в Лондоне с будущим первым президентом Китая, а в то время молодым 30-летним эмигрантом. К этому времени Волховский успел отсидеть в Петропавловской крепости, был близок к группе широко известного в России и Европе террориста Нечаева. Будучи сосланным в Иркутск, а затем в Кяхту, на границу Российской и Цинской империй, он бежал из ссылки, пересек Дальний Восток и добрался до США, откуда потом перебрался в Лондон, где влился в круги социалистов-революционеров. О встрече с китайским эмигрантом Волховский написал статью, опубликованную в журнале "Русское богатство",– его потрясла рассказанная Сунь Ятсеном история о том, как тот был схвачен прямо на улице британской столицы "посланцами-метеорами" – агентами маньчжурской имперской разведки, личной спецслужбы вдовствующей императрицы Цы Си. Так имя Сунь Ятсена впервые появилось в русской прессе, но не только этой историей был ценен контакт: Волховский потом не единожды встречался с Сунь Ятсеном, расспрашивая его о тайных обществах Китая, членом которых Сунь являлся. Эти организации ставили своей целью борьбу с чужой для Китая маньчжурской династией, и именно опыт этой борьбы русского эмигранта интересовал.

    Интерес не был праздным: вслед за Волховским к "китайскому источнику" потянулись русские революционеры новой волны. Среди них – и Владимир Бонч-Бруевич, которого особо вдохновляла эффективность ударных сил китайской революции: маньчжурских генералов и бюрократов боевики из тайных обществ убивали так же лихо, как народовольцы отстреливали российских губернаторов и царских родственников. Эти натренированные китайские бойцы в 1911 году за считанные дни сметут многовековую маньчжурскую элиту и отборные гвардейские императорские войска. Не тогда ли у большевиков зародилась мысль о возможности привлечения китайцев в качестве ценного ресурса – боевиков и телохранителей?

    Странный, казалось бы, вопрос имеет четкий ответ: первые сведения о китайских охранниках появляются уже в апреле 1917-го, в это время Владимир Бонч-Бруевич отвечает за личную безопасность Ленина в Петрограде и охрану Смольного, а его брат, бывший генерал императорской армии Михаил, де-факто занимает пост военного руководителя сначала штаба большевиков, а потом и РСФСР Под кураторством Ленина в феврале 1918 года в Петрограде сформирован Первый интернациональный легион Красной армии для охраны советского правительства, в который входят китайцы. А в августе 1918-го, в день похорон убитого председателя Петроградского ЧК Моисея Урицкого, на Марсовом поле бодро марширует китайский батальон петроградского отряда. Помимо охранных функций он принимает активное участие в подавлении мятежа в Ярославле, обороняет Петроград летом и осенью 1919 года от войск Юденича, охраняет Николаевскую железную дорогу, участвует в боях с белогвардейцами на границе с Эстонией. При несении караульной службы в Смольном особо отличившиеся удостаивались личной встречи и похвалы Ленина. Рабочий-красногвардеец Ли Фуцин из их числа позже был награжден орденом.

    Свирепость китайцев особо ценил Иона Якир – на Украине и юго-западе России об этом с содроганием вспоминают до сих пор.

    Полумиллионный ресурс

    Откуда же появились в таком числе китайцы?

    К 1917 году в Петрограде скопилось большое количество китайских эмигрантов – в основном нелегальных. Временное правительство не слишком понимало, что с ними делать, и пыталось очистить от них столицу. Здесь любопытно вспомнить постановление Бюро комиссии по разгрузке Петрограда от 24 сентября 1917 года: "Заслушивается сообщение по вопросу о выселении из Петрограда китайцев-рабочих. Точных сведений о числе проживающих в Петрограде китайцев не имеется; по одним данным, число их не превышает 3000 человек, по другим – достигает 8000. Согласно произведенному Министерством труда обследованию, лишь незначительная часть находящихся здесь китайцев работает на заводах, некоторое число обслуживает домовладельцев в качестве дворников, большинство же не занято физическим трудом и представляет собою безработный элемент, на который городским общественным самоуправлением расходуются средства на бесплатное питание. Между тем в провинции они скорее могли бы обеспечить себя заработком; в частности, имеется заявление со стороны Земгора о потребности в китайской рабочей силе для обслуживания железнодорожных работ на Кавказе. Постановлено: признавая необходимым вывоз из Петрограда всех безработных китайцев, без применения, однако, в сем отношении репрессивных воздействий, Бюро остановилось на решении, в видах принятия всех мер по оказанию содействия к их выезду, просить председателя Союза китайских граждан о сообщении подробных сведений как о числе безработных китайцев, так и о том, какое их количество, как скоро и на каких условиях желало бы отсюда выехать".

    Временное правительство понимало взрывоопасность этого "элемента", поскольку с каждым днем численность китайской диаспоры в Петрограде и Москве увеличивалась. Было ясно, что в этой среде действовали и представители китайских мафиозных кланов, сбывающих наркотики, поскольку в это время объемы наркоторговли в столицах многократно выросли. Но вывезти никого, судя по всему, не успели.

    Затем пришел Октябрь. В ход большевистского переворота вооруженные отряды китайцев уже были вовлечены, принимая активное участие (наряду с представителями других этнических групп – латышей, финнов, венгров, поляков) в захвате Зимнего дворца и Николаевского вокзала.

    В целом в 1917 году в России проживало около полумиллиона китайцев. Их состав был неоднороден, но львиную долю составляли, как сказали бы сейчас, гастарбайтеры, среди которых оказались и профессиональные военные. Первая волна китайской иммиграции накрыла Российскую империю еще в самом начале ХХ века, после "боксерского восстания". Но тогда беженцы из Поднебесной селились в Сибири и на Дальнем Востоке. В годы Первой мировой, когда русских мужчин мобилизовали в армию и рабочих рук стало не хватать, они двинулись в глубь страны. Десятки тысяч китайцев использовались в качестве рабочих: в прифронтовой полосе Северного, Западного и Юго-Западного фронтов, на оборонительных и строительных работах. А в период революционного хаоса, при неспособности имперских служб регулировать процессы миграции, последовала вторая мощная волна.

    Сразу после Октябрьского переворота, в конце 1917-го и в 1918 году, начинается активный набор китайских рабочих-мигрантов в особые отряды по поддержке революции. Сначала их деятельность ограничивалась непосредственно Петроградом и Москвой. От этих времен осталось немало свидетельств о зверствах китайских карательных отрядов. Так, Зинаида Гиппиус в своих знаменитых дневниках пишет и о массовых расстрелах руками безжалостных китайских солдат, и о "китайском мясе" – человечине, которая продавалась на рынках под видом говядины...

    Награбленного у "буржуев" золота большевикам хватало, и они могли не скупиться на оплату наемников. Что и было сделано. Работу по найму добровольцев облегчало жизнеустройство китайских общин: они жили обособленно и беспрекословно подчинялись своему руководству. Уже в декабре 1918 года в Петрограде прошло совещание китайских рабочих иммигрантов, где было решено объединить все китайские образования в "Союз китайских рабочих в России" (СКР). В задачи Союза входила пропаганда коммунистических идей и агитация за вступление в Красную армию. Однако убедительней любой агитации звучало обещание выплаты жалования. И китайцы массово откликнулись на призыв. Исполнительность и беспощадность китайцев к врагам, проявленная ими в 1917 году, очевидно, запомнилась кремлевским вождям. Троцкий обращается к Ленину с предложением – привлечь в Красную армию для борьбы с контрреволюцией осевших в России китайцев. И привлечь не бесплатно.

    В 1919 году в РККА действовало более 20 китайских частей – под Архангельском и Владикавказом, в Перми и под Воронежем, на Урале, и за Уралом...

    Платные услуги для пролетарской революции

    Точное число добровольцев из Поднебесной сейчас назвать невозможно, но речь шла о многих десятках тысяч китайских легионеров. Троцкий начал формировать из них ЧОНы – части особого назначения. Первые такие формирования запросил для себя и опробовал в деле командарм Якир.

    Иона Эммануилович Якир воевал на юго-западе России,  где крестьянство резко не принимало новую власть и постоянно бунтовало. Китайские ЧОНовцы себя полностью оправдали – вырезали целые деревни, не щадя ни женщин, ни стариков, ни детей. Не говоря уже о пленных белогвардейцах. Обрадованный их успехами, Троцкий распространил ЧОНы по всем фронтам Гражданской войны. И везде вполне успешно. В 1919 году в составе Красной армии действовало уже более 20 китайских интернациональных частей – и на Северном фронте, под Архангельском, и на Северном Кавказе, под Владикавказом, и в Перми, и под Воронежем, и в дивизии Чапаева. А на Урале действовал целый 225-й китайский полк в составе 29-й стрелковой дивизии 3-й армии под командованием бывшего офицера китайской армии Жен Фучена. По мере приближения Красной армии к Дальнему Востоку китайских добровольцев становилось все больше. В апреле 1918 года начинается японская оккупация Владивостока, и на фоне японо-американо-британской интервенции на Дальнем Востоке активизируется процесс формирования китайских частей внутри Красной армии. На советском Дальнем Востоке эти отряды активно участвуют в партизанских действиях, особенно против японцев и отрядов китайских генералов, провозгласивших свою независимость от центрального правительства.

    Между тем в новой столице – Москве – китайцев по-прежнему используют в качестве отдельных подразделений центрального аппарата ЧК и для внешнего круга охраны Ленина и других видных большевиков. Скорее всего, речь шла не только о солдатах-интернационалистах, но и о профессиональных военных, тех, кто прошел школу рукопашного и психологического боя в закрытых сообществах Китая. Пополнение таких бойцов проходило через клановые и семейные связи, личные знакомства китайцев в среде чекистской и партийной верхушки.


     

    Зачистка китайской «поляны»

    Ситуация круто меняется после смерти Ленина: Сталин китайцам не доверяет и берет под свой контроль всю "китайскую цепочку" через своего личного представителя Адольфа Абрамовича Иоффе, а огромные общины китайцев, осевших в послереволюционной России, остаются не у дел.

    Китайцы жили в крупных городах, занимаясь мелким бизнесом, держали прачечные, на деле торгуя опиумом, кокаином, морфием, рисовой водкой, многочисленными "лекарственными" снадобьями, поддерживающими мужскую силу и обещающими исцеление от всех болезней, при этом общины стремительно криминализировались. Даже в столице. С поэтапным сворачиванием нэпа "китайский вопрос" потребовал срочного решения. И к началу 1930-х большинство китайцев из Москвы таинственно исчезло: прачечные закрылись, рынок в Китай-городе опустел, обывателей перестали тревожить китайские бандиты. То же происходило и в других городах. Ни в газетах, ни по радио информации на эту тему никто не давал. Были и сплыли...

    На самом деле таинственный исход китайцев объяснялся просто: Сталин стал решать "китайскую проблему" в свойственной ему манере - методично и жестко. Он высылал бывших наемников обратно в Китай "помогать коммунистам в захвате власти". Многие китайские сотрудники ЧК и бывшие военнослужащие прошли специальную подготовку в секретных школах и затем стали сотрудниками Чжоу Эньлая и других коммунистических лидеров Китая. Простых китайцев десятками тысяч насильно выдворяли на родину. А начали с Москвы, где с улиц и площадей китайцы исчезли в считанные дни.

    "Отловом" и выдворением бывших наемников и их семей занималось ОГПУ под руководством Генриха Ягоды. Высылали массово, но не поголовно, а "эшелонами" – послойно. Своя очередность была и для китайской номенклатуры. Первыми Сталин приказал арестовать всех членов партии Гоминьдан, осевших в СССР. Остальные жили вполне легально, часто занимали ответственные должности – преподавали китайский язык в институтах, трудились в науке и органах власти в Сибири и на Дальнем Востоке, инженерами на сталинских стройках. Но потом пришел и их черед: финальную зачистку вождь доверил одному из своих приближенных – Карлу Викторовичу Паукеру.

    Официально он числился большим начальником в ЧК, возглавлял оперативный отдел ОГПУ, которому были переданы функции специального отдела охраны (он лично участвовал в расстреле Каменева и Зиновьева, проводил допросы оппозиционных Сталину "ленинских гвардейцев"). Паукер добрался до всех: и до оставшихся на своих постах в ОГПУ и РККА сотрудников-китайцев, и до китайцев – членов Коминтерна. За свирепость даже получил от Сталина по физиономии, но затем в знак прощения был награжден орденом Красной Звезды. К 1937 году от китайцев были "зачищены" не только европейские города России, но и Дальнего Востока. А сам чистильщик по завершении "работы" был расстрелян – по приказу Сталина.

    На этом и закончились китайские легионеры в нашем Отечестве. А оценка роли китайцев в революциях в России все еще ждет своих исследователей, как и сами события столетней давности. Ведь до сих пор так и не ясно, каким образом так стремительно оказались захвачены ключевые точки Петрограда в 1917 году: телеграф, Госбанк, разводные мосты, склады с оружием. Эта операция была больше похожа на работу современного спецназа, чем на действия плохо организованной толпы революционных солдат и матросов, изгнавших своих командиров. Однако, вполне вероятно, мы никогда не узнаем, как все тогда случилось...

    Олег Смирнов

    У китайских легионеров в России все было всерьез — даже съезды проводились

    18 ноября 1919 года в Москве проходил первый съезд представителей китайских отрядов. О числе делегатов история умалчивает, зато известен фрагмент принятой резолюции — он был напечатан в "Огоньке", правда, много лет спустя:

    «Формирование китайских красноармейских интернациональных отрядов в России происходит по почину самих китайских рабочих организаций, их собственными силами, с собственным командованием и притом исключительно из китайских революционеров-добровольцев. И никакая клевета, ни угрозы, ни жестокости, учиняемые войсками Колчака, Деникина и Юденича с молчаливого одобрения Антанты, не запугают китайцев. Мы, китайцы, проливаем свою кровь за освобождение угнетенных народов...» («Огонек» № 44, октябрь 1957 года)

    Источник

     

    Категория: История | Добавил: Elena17 (13.06.2017)
    Просмотров: 156 | Теги: преступления большевизма, россия без большевизма, 100 лет катастрофы
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 585

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru