Русская Стратегия

      Цитата недели: "Никогда, никакими благодеяниями подчиненным народностям, никакими средствами культурного единения, как бы они ни были искусно развиваемы, нельзя обеспечить единства государства, если ослабевает сила основного племени. Поддержание ее должно составлять главнейший предмет заботливости разумной политики." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1541]
Русская Мысль [240]
Духовность и Культура [280]
Архив [764]
Курсы военного самообразования [65]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    В.С. Данилов. Незабываемые встречи

    1920-ый год. Лето. Крым. Город Симферополь.

    Я лежал в госпитале в офицерской палате для выздоравливающих. Помещен я был в эту палату на поправку после перенесенных девяти приступов возвратного тифа и скарлатины. Мои со-палатники были все молодые офицеры и некоторые из них бывшие кадеты. Относились ко мне как старшие товарищи и были исключительно внимательны. Медицинский персонал проявлял тоже заботливость ко всем. Молодая женщина врач, лечившая меня за все время моей болезни, продолжала навещать меня и следила за ходом восстановления моего здоровья и, несмотря на то, что я был на усиленном питании, часто подкармливала меня, принося что-нибудь из дому. Молодость брала свое и силы мои быстро восстанавливались и я стал мечтать о возвращении в мой полк.

     

    Наш госпиталь часто посещали какие-то высокопоставленные лица, русские и иностранцы. Мы привыкли к этим посещениям и не обращали на них внимания. Наша жизнь в госпитале протекала по установленному расписанию и день ото дня ничем не отличался. Иногда мы получали скудные сведения о происшествиях за стенами нашего госпиталя.

    Но в один из обычных летних дней, администрация госпиталя получила извещение, что генерал Врангель прибыл в Симферополь и посещает госпиталя. Посетит и наш госпиталь.

    Был указан день, но точный час не был назначен. Поднялась страшная суматоха, стали убирать палаты, перестилать постели, менять белье больным... в общем готовились к прибытию Главнокомандующего.

     

    Настал день приезда генерала Врангеля. Из окна нашей палаты можно было видеть, что происходило на улице у главного подъезда и мы с утра поочередно сидели у окна, чтобы не пропустить момента приезда генерала.

    В послеобеденное время, к главному входу подъехали военные автомобили. Из головного автомобиля вышел генерал Врангель и, в сопровождении своей свиты, направился в госпиталь. При входе встретили его главный врач и медицинский персонал.

    Генерал Врангель и его свита в сопровождении главного врача и его помощника, осматривая госпиталь, заходили в каждую палату. Кто мог, вставал с кроватей. Встал и я. Генерал подходил к каждому, здоровался и обменивался короткими фразами. Генерал, обратившись к главному врачу, спросил:

    «А кто здесь в палате самый молодой?»

    Старший врач указал в мою сторону. Генерал направился ко мне.

    Подойдя, поздоровался со мною, назвав меня по фамилии (в изголовий койки была таблица с моей фамилией), справился о моем здоровьи и спросил какой я части.

    «Ударник Первого Корниловского Ударного полка, Ваше Высокопревосходительство» — ответил я.

    Генерал пристально посмотрел на меня.

    «Кадет?» — спросил он.

    «Так точно, кадет Воронежского Великого Князя Михаила Павловича кадетского корпуса».

    «В каком классе?» — продолжал генерал свой опрос.

    «Был в пятом, Ваше Высокопревосходительство».

    Генерал обратился к главному врачу и сказал ему, чтобы меня по выздоровлении и выписке из госпиталя отправили в кадетский корпус.

    Я просил генерала о разрешении вернуться мне в мой полк, на что получил лаконический ответ:

    «Мне нужны офицеры, а не ударники» и обратившись к главному врачу, продолжил: «По выздоровлению отправить в кадетский корпус для продолжения образования, а полк известить о моем распоряжении».

     

    Генерал поблагодарил меня за службу в полку, пожелал скорейшего выздоровления и, попрощавшись, продолжил обход палаты.

    «Покорно благодарю! Счастливо оставаться Ваше Высоко- превосходительство» — ответил я вслед уходящему генералу.

    Обойдя остальных офицеров, генерал и сопровождающие покинули палату.

    Встреча моя с Главнокомандующим Русской Армией запечателась в памяти на всю мою жизнь. Я как сейчас вижу высокую, статную фигуру в черной черкесске генерала Врангеля, разговаривавшего со мною, ударником и кадетом пятого класса.

    Пребывание мое в госпитале подходило к концу. С каждым днем я чувствовал себя все лучше и лучше. Силы быстро возвращались и я настолько окреп, что врач назначил меня на главный медицинский осмотр для выписки из госпиталя.

    После осмотра я получил отпускной билет и направление во Второй Донской кадет, корпус, находившийся в Симферополе.

     

    Осенью Русская Армия принуждена была оставить Крым. Кадетский корпус был эвакуирован в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (ныне Югославия).

    Уходили года пребывания в братской стране Королевства Югославии.

    В 1924-ом году я окончил Донской Императора Александра Третьего кадетский корпус в Билече и из этого, забытого Богом и людьми, местечка в горах Герцеговины, перебрался в Белград и поступил в Университет. Жил в Студенческом общежитии на Прокопачкой улице на окраине города. Состав обитателей нашего общежития был исключительным: бывшие кадеты и офицеры всех родов оружия и в различных чинах от корнета, поручика и до полковника включительно.

    За небольшим исключением, все были участниками гражданской войны.

     

    Когда же генерал Врангель прибыл в Белград и, посещая различные русские организации, узнав о существовании нашего Студенческого Общежития и о составе его обитетелей, изъявил желание посетить и ознакомиться с жизнью студентов. Был назначен день и час его посещения.

    Мне представилась опять возможность встречи с генералом Врангелем, но теперь уже не в качестве ударника Корниловца, а студента и не на родной Русской Земле, а на чужбине.

    Я был счастлив снова увидеть своего Главнокомандующего.

    Примитивная обстановка студенческого общежития, совершенно не подходила к приему знатного гостя, но приходилось мириться с этим положением. Ни средств, ни времени не было, чтобы придать этому исключительному посещению соответствующую торжественность. Все же, чтобы как-то создать иллюзию торжественной встречи генерала, решено было нанять оркестр. За недостатком средств пришлось нанять цыганский оркестр и разучить с ним русские марши. Во избежание конфуза, решено было оркестр спрятать в кустах садика около калитки.

    В назначенный день, к часу прибытия генерала, обитатели общежития выстроились вдоль дорожки, ведущей от калитки к главному входу в здание. На улице у калитки староста полковник Валуев и его помощник ротмистр Тулубьев ожидали приезда. Вскоре прибыл на автомобиле генерал. Выйдя из автомобиля, генерал с адъютантом направились к калитке. Оркестр заиграл встречный марш.

    Староста с помощником встретили его. Приняв рапорт от старосты, генерал поздоровался с нами и изъявил желание познакомиться с условиями нашей жизни. Все направилсь в помещение. Генерал в сопровождении старосты пошел осматривать наши комнаты, а мы собрались в «училке». После осмотра генерал задержался в «училке» и, беседуя с нами, расспрашивал о нашей жизни студентов-беженцев.

    По окончании беседы, староста поблагодарил генерала за оказанное нам внимание. Генерал, пожелав нам успеха в жизни, попрощался, а все мы, воодушевленные его посещением, с громким «УРА» под звуки оркестра, проводили своего Главнокомандующего к автомобилю.

     

    Последнее приветствие генерала и автомобиль скрылся за поворотом улицы. И никто из нас тогда не думал, что эта встреча была последней.

     

    1929-ый год, 6-ое октября день траура у русской белой эмиграции. В Белград на вокзал прибыл из Бельгии прах Главнокомандующего Русской Армии генерал-лейтенанта Петра Николаевича барона ВРАНГЕЛЯ. Исполнилась последняя воля Главнокомандующего быть похороненным в братской стране Югославии, в городе Белграде, в русской церкви Св. Троицы, под сенью знамен славных полков Российской Империи.

     

    Пришли русские люди Белграда и прибывшие из провинции на вокзальную площадь встретить и проводить своего любимого Вождя к месту вечного упокоения.

    Братское Королевство оказало доблестному русскому генералу достойные воинские почести, в отдании которых приняли участие — представитель Его Величества Короля Александра, сербский генералитет, возглавляемый военным министром и начальником генерального штаба, части Королевской армии всех родов оружия и соратники Главнокомандующего в форме и при оружии.

    У Королевского подъезда вокзала ожидал лафет. Венок Его Величества Короля Александра держали два гвардейца в полной парадной форме и были многочисленные венки от различных русских и сербских организаций.

    Под звуки траурного марша, старшие соратники вынесли гроб, установили на лафет. Караул был из русских в военной форме и сербских гвардейцев.

    Медленно, печально-торжественно двинулось величественное траурное шествие к русской церкви и присоединились все, бывшие на вокзальной площади. На всем пути следования, тротуары были заполнены горожанами столицы, пришедшими принять участие в проводах русского Главнокомандующего.

    По прибытии к церкви, гроб был снят с лафета и внесен в храм, а Королевские воинские части, соратники в военной форме и кадеты русских кадетских корпусов с оркестрами были выстроены около церкви.

    Заупокойную литию служило многочисленное русское и сербское духовенство, возглавляемое святейшим патриархом сербским и митрополитом Антонием. После Божественной службы гроб с прахом генерала Врангеля водружен был в мраморную гробницу в притворе храма.

    Прозвучал последний залп.

    Проводила и простилась белая русская эмиграция с своим любимым, доблестным ВОЖДЕМ.

    Так закончил свой земной путь ВЕЛИКИЙ ПАТРИОТ Земли Русской и память о нем будет сохранена во веки веков!

    И по сей день у МРАМОРНОЙ ГРОБНИЦЫ в русской церкви Св. Троицы в Белграде русские, почитающие память ЕГО, ставят свежие цветы.

     

    В.С. Данилов.  

    Категория: История | Добавил: Elena17 (27.06.2017)
    Просмотров: 106 | Теги: россия без большевизма, петр врангель, белое движение
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 581

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru