Русская Стратегия

      Цитата недели: "Вся наша русская культура, выраженная русским языком, корнями своими держится Православной Веры. Без Православной Веры жители России превращаются в русскоязычный народ, а русский человек в русского язычника. Да поможет нам Господь избежать эту жалкую участь." (Митр. Виталий (Устинов))

Категории раздела

История [1568]
Русская Мысль [240]
Духовность и Культура [286]
Архив [775]
Курсы военного самообразования [67]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Эльдар Насыпов. Гражданская день за днем. ПЕРЕМЕНЫ

    В Брест-Литовске подписан Брестский мирный договор между Советской Россией и центральноевропейскими державами (Германией, Австро-Венгрией) и Турцией.

    Похабный мир поставил кровавую точку в Великой войне. Войне в которой тысячи наших соотечественников отдали свои жизни, войне в которой мы в очередной раз спасли Европейских союзников, войне в которой союзники в очередной раз нас предали.

    По договору Россия теряет Польшу, Финляндию, Прибалтику, Украину и часть Белоруссии, а также уступает Турции Карс, Ардаган и Батум. В целом потери составляют 1/4 населения, 1/4 обрабатываемых земель, около 3/4 угольной и металлургической промышленности. После подписания договора Троцкий уходит с поста наркома иностранных дел и с 8 апр. становится наркомом военно-морских дел.

    На Дону продолжается наступление большевиков на Добровольческие части. Добровольцы оставили Екатеринодар:

    «Екатеринодар, между тем, после ухода добровольцев переживал тяжело перемену власти, 1-го марта в город вошли войска Сорокина, и начались неслыханные бесчинства, грабежи и расстрелы. Каждый военный начальник, каждый отдельный красногвардеец имел власть над жизнью «кадет и буржуев». Все тюрьмы, казармы, общественные здания были переполнены арестованными, заподозренными «в сочувствии кадетам». В каждой воинской части действовал свой «военно-революционный суд», выносивший смертные приговоры.

    Военные начальники красной гвардии не могли или не хотели остановить бесчинства, а гражданская власть в течение всего марта месяца только еще слагалась. Первоначально, с 1 марта образовался «Комитет общественной безопасности» из представителей революционной демократии Екатеринодара; 3-го был создан объединенный комитет, в состав которого вошли представители екатеринодарского, армавирского и новороссийского комитетов и красной гвардии, и который получил название «Кубанского областного военно-революционного комитета"; он действовал до конца марта; 20-го на съезде советов Кубанского края был избран исключительно из большевиков и левых с. р.-ов «Кубанский областной исполнительный комитет, выделивший из своей среды «совет народных комиссаров».

    В течение марта месяца центральная власть за пределами Екатеринодара почти ничем не проявлялась. Да и в самом Екатеринодаре она вынуждена была вести борьбу с игнорировавшими ее главковерхами Автономовым, Сорокиным, Чистовым и др., издавать никем не исполнявшиеся декреты и взывать к совести красной гвардии».

    06 - 8 марта проходит экстренный VIII съезд большевистской партии, который принимает новое название - Российская Коммунистическая партия (большевиков). На съезде одобрены тезисы Ленина против "левых коммунистов", поддерживающих линию Бухарина на продолжение революционной войны.

    6 марта 1918 года в Благовещенске началось восстание, в течение суток около 4400 мятежников захватили склады оружия, заняли административные учреждения, почтамт, телеграф, телефонную станцию и железнодорожный вокзал, разоружили местный гарнизон и часть красногвардейцев, а также установили заслон на переправе через реку Зея. Одновременно начались аресты советских и партийных работников, сторонников Советской власти, не успевших покинуть город. Мятеж возглавил атаман Амурского казачества эсер Иван Гамов.

     

    7 марта в селе Астрахановка (в 7 километрах к северу от города) был образован Военно-революционный комитет и организован Объединенный революционный отряд под командованием В.К. Аксёнова. Здесь же на зимовке находился отряд Амурской военной флотилии (канонерские лодки "Орочанин" и "Вотяк", а также бронекатер "Пика"). Со станции Бочкарёво Военревком сообщил о мятеже во Владивосток, Читу, Хабаровск и другие места. Одновременно в Астрахановку начали прибывать подкрепления из числа железнодорожных рабочих, а также крестьян из окрестных деревень: Алексеевки, Белогорья, Петропавловки, Средне-Белой, Богородской, Троицкой, Успеновки и других.

    Из Владивостока прибыли 500 красногвардейцев с 12 пулемётами и 4 орудиями, из Читы - поезд с оружием и снарядами, из Хабаровска - рабочие арсенала и затона.

    8 марта Гамов предпринял попытку установить контроль над Амурской железной дорогой, двинув бронепоезд к станции Бочкарёво, но он был остановлен красногвардейцами.

    9 марта белогвардейцы попытались атаковать Астрахановку, но им пришлось отступить обратно. После этого Гамов предложил перемирие на два дня.

    11 марта в Благовещенск из Астрахановки на переговоры была направлена делегация с предложением освободить арестованных и распустить отряды белой милиции. Но руководители мятежа отказались. В городе было введено осадное положение и объявлена всеобщая мобилизация мужского населения в возрасте от 16 (по другим данным — 18) до 49 лет.

    12 марта Красная гвардия, усиленная добровольцами из числа экипажей Амурской военной флотилии, начала штурм Благовещенска. К вечеру красногвардейцы овладели бо́льшей частью города, пробились к тюрьме и освободили более 500 находившихся в ней политзаключённых.

    13 марта восстание было окончательно подавлено, 14 марта возобновил работу областной Совет.

    Гамов и его приближённые бежали в Сахалян (Китай).

    9 марта в Мурманске для защиты от наступающих немецких войск в рамках союзного договора высаживается небольшой отряд английских моряков. Десант берет под охрану военные склады с обмундированием, и оружием.

    12 марта 1918 года состоялся последний перенос столицы из Петрограда обратно в Москву. Инициаторами переноса стали большевики, которые предложили в условиях кризиса, разразившегося после Октябрьской революции, и под угрозой назревающей войны с Германией «разгрузить» Петроград, эвакуировав в Москву правительственные учреждения и госчиновников во главе с Лениным.

    Постановление IV Чрезвычайного Всероссийского съезда Советов гласило: «В условиях того кризиса, который переживает русская революция в данный момент, положение Петрограда как столицы резко изменилось. Ввиду этого съезд постановляет, что впредь до изменения указанных условий столица Российской Советской Социалистической Республики временно переносится из Петрограда в Москву».

    Газеты в то время писали следующее: «Петроград представляет собой объект для нападений и наступлений, во втором случае ему грозит также постоянная угроза нападения не только с суши, но и с моря. (…) Поэтому, если нужно вообще сохранять столицы, то, конечно, нужно избавить их от риска быть захваченными врагом».

    14 - 16 марта. Проходит IV чрезвычайный Всероссийский съезд Советов, ратифицирующий мирный договор, подписанный в Брест-Литовске. В знак протеста левые эсеры выходят из правительства.

    15 марта начинается «Ледяной поход» Добровольческой армии:

    «Всю ночь накануне лил дождь, не прекратившийся и утром. Армия шла по сплошным пространствам воды и жидкой грязи — по дорогам и без дорог — заплывших, и пропадавших в густом тумане, стлавшемся над землею. Холодная вода пропитывала насквозь все платье, текла острыми, пронизывающими струйками за воротник. Люди шли медленно, вздрагивая, от холода и тяжело волоча ноги в разбухших, налитых водою, сапогах. К полудню пошли густые хлопья липкого снега, и подул ветер. Застилает глаза, нос, уши, захватывает дыхание, и лицо колет, словно острыми иглами.

    Впереди перестрелка: не доходя 2-3 верст до Новодмитровской — речка, противоположный берег которой занят аванпостами большевиков. Их отбросили огнем наши передовые части, но мост оказался не то снесенным вздувшейся и бурной речкой, не то испорченным противником. Послали конных искать броды.

    Колонна сгрудилась к берегу. Две, три хаты небольшого хуторка манили дымками своих труб. Я слез с лошади и с большим трудом пробрался в избу сквозь сплошное месиво человеческих тел. Живая стена больно сжимала со всех сторон; в избе стоял густой туман от дыхания сотни людей и испарений промокшей одежды, носился тошнотный, едкий запах прелой шинельной шерсти и сапог. Но по всему телу разливалась какая-то живительная теплота, отходили окоченевшие члены, было приятно и дремотно.

    А снаружи ломились в окна, в двери новые толпы.

    — Дайте погреться другим, совести у вас нету.

    Переправу искали долго. Корнилов разослал и всех конвойных офицеров. Всадники шли по подернувшему реку у берега тонкому слою льда, проваливались и иногда вмесге с конем погружались в ледяную воду. Наконец, Марковские конные разведчики перешли реку в брод у снесенного моста. Тотчас же мелькнула белая папаха Маркова, и с того берега донесся его громкий голос:

    — Всех коней к мосту, полк переправлять верхом и на крупах.

    Началась томительно долгая переправа: глубина — в пол корпуса лошади, одновременно проходило не более двух; потом в поводу поворачивали коней обратно за новой очередью пехоты. Попробовали провезти орудие. Лошади шарахнулись, запутались о постромках, повалились вместе с ездовыми в воду и опрокинули пушку. Новая задержка. А в это время переправу начала громить неприятельская артиллерия. Одна за другой ложатся гранаты по снежному полю, падают в реку, вздымая высокие столбы пенящихся брызг. Вот одна упала прямо в костер, разведенный на берегу среди гревшейся толпы добровольцев; разметала, побила, переранила людей.

    Между тем, погода вновь переменилась: неожиданно грянул мороз, ветер усилился, началась снежная пурга. Люди и лошади быстро обросли ледяной корой; казалось, все промерзло до самых костей; покоробившаяся, будто деревянная одежда сковала тело; трудно повернуть голову, трудно поднять ногу в стремя.

    Уже вечереет — пурга заглушает шум ружейной стрельбы. Не слышно, что делается впереди. Возле дороги, ведущей от переправы к Новодмитриевской, в поле — брошенные орудия и повозки, безнадежно застрявшие в расплывшейся пахоте, подернутой сверху тонкой корой льда. По дороге тянется вереница людей. Словно тени. Местами тут же на дороге лежит неподвижное тело.

    — Раненый? Долго молчит. Потом отрицательно качает головой.

    — Вы подбодритесь, деревня близко, пропадете ведь здесь, в поле...

    Идут и не обращают уже никакого внимания на свист пуль, которыми посыпают дорогу застрявшие где-то в стороне, в темнеющей роще большевики. Проехал Корнилов с одним только штабом — конвой почти весь переправляет пехоту. Стемнело окончательно.

    Марков, развернув против станицы Офицерский полк, оказался с ним в полном одиночестве. Покровский, который должен был атаковать станицу с юга, не подошел — счел невозможным двигать по такой дороге и в такую погоду свой отряд. Это обстоятельство спасло большевиков от окружения и стоило нам потом двух лишних боев и лишней крови. Коннице, направленной в охват вправо, не удалось перейти речку и к ночи она вернулась к общей переправе; батарее, с поврежденными механизмами орудий, застряла в поле; в пятом часу только еще начинала переходить брод голова Партизанского полка — переправа его протянется очевидно до ночи...

    Марков решил:

    — Ну вот что. Ждать некого. В такую ночь без крыш тут все подохнем в поле. Идем в станицу!

    И бросился с полком под убийственный огонь мгновенно затрещавших со всех сторон ружей и пулеметов.

    Полузамерзшие, держа в онемевших руках винтовки, падая и проваливаясь в густом месиве грязи, снега и льда, офицеры бежали к станице, ворвались в нее и перемешались в рукопашной схватке с большевиками; гнали их потом до противоположной окраины, встречаемые огнем чуть не из каждого дома, где засели и грелись не ожидавшие такой стремительной атаки и не успевшие построиться красногвардейцы резервных частей.

    Когда мы подъехали к окраине станицы, Офицерского полка там уже не было. У околицы толпились артиллеристы застрявшей батареи с лошадьми, спасавшиеся от стужи и стоявшие в нерешительности: по всем темным улицам станицы шла беспорядочная стрельба. Корнилов послал ординарцев разыскать Маркова и полк, но не дождался донесения и поехал с Романовским, несколькими чинами штаба и ординарцами в обычный сборный пункт — станичное правление.

    Командующий армией входил туда как раз в тот момент, когда из правления в другие двери выбегала толпа большевиков, встреченная в упор огнем...

    Всю ночь шла стрельба в станице; всю ночь переправлялась армия и весь следующий день подбирали и вытаскивали из грязи повозки обоза и артиллерию. Утром большевики атаковали Новодмитриевскую, но с большим уроном были отброшены. И каждый день потом их артиллерия со стороны Григорьевской громила нашу станицу, преимущественно площадь с церковью, где, как всегда, располагался Корнилов с штабом.

    В тот же день, 15-го, наш обоз переходил из аула Шенджий в станицу Калужскую, куда прибыл поздно ночью. Раненые и больные весь день лежали в ледяной воде... Смерть витала над лазаретом…»

    17-го приехали представители Кубани на совещание по поводу соединения армий. Предварительно Деникин беседовал с Корниловым и Романовским. Выяснилось, что части Кубанского отряда «с оказией» прислали доложить, что они подчиняются только генералу Корнилову и, если их командование и кубанское правительство почему-либо на это не пойдут, то все они перейдут к нам самовольно. Было решено, чтобы не создавать опасных прецедентов и не подрывать принципов дисциплины, побудить кубанские власти к мирному и добровольному соглашению. После долгих и утомительных переговоров был подписан протокол совещания:

    В окончательной редакции он гласил:

    «1. В виду прибытия Добровольческой армии в Кубанскую область и осуществления ею тех же задач, которые поставлены Кубанскому правительственному отряду, для объединения всех сил и средств признается необходимым переход Кубанского правительственного отряда в полное подчинение генералу Корнилову, которому предоставляется право реорганизовать отряд, как это будет признано необходимым.

    2. Законодательная рада, войсковое правительство и войсковой атаман продолжают свою деятельность, всемерно содействуя военным мероприятиям Командующего армией.

    3. Командующий войсками Кубанского края с его начальником штаба отзываются в состав правительства для дальнейшего формирования Кубанской армии»

    Подписали: генералы Корнилов, Алексеев, Деникин, Эрдели, Романовский, полковник Филимонов, Быч, Рябовол, Султан-Шахим-Гирей.

    В этот день. 17-го, после артиллерийского обстрела большевики из Григорьевской перешли опять в наступление на Новодмитриевскую; вечером проникли даже небольшими частями в самую станицу, соединившись здесь с местными иногородними. Около полуночи наступление не было отбито. В ближайшие дни прибыли кубанские войска, влились в Добровольческую армию, которая после расформирования некоторых частей получила следующую организацию:

    1-я бригада, Генерал Марков. Офицерский полк. 1-й кубанский стрелковый полк. 1-я инженерная рота.

    1-я и 4-я батареи.

    2-я бригада, Генерал Богаевский. Корниловский ударный полк. Партизанский полк. Пластунский батальон.

    2-я инженерная рота. 2-я, 3-я и 5-я батареи.

    Конная бригада, Генерал Эрдели. 1-й конный полк.

    Кубанский полк (вначале — дивизион). Черкесский полк. Конная батарея.

    Общая численность армии возросла до 6 тысяч бойцов. Вместе с тем почти удвоился обоз.

     

    В середине марта началось сильное брожение в различных местах области Всевеликого войска Донского и тайная организация казачьих сил, чему немало способствовала наступившая весенняя распутица, мешавшая передвижению большевистских карательных отрядов. 18 марта впервые собирается в станице Манычской съезд Черкасского округа, на котором казаки выносят постановления против советской власти. Во второй половине марта начались и вооруженные выступления.

    В это же время в  Румынии из добровольцев формируется отряд полковника Дроздовского. Дроздовские полки покроют себя неувядаемой славой на полях сражений и пронесут свет белой идеи через все тернии и беды:

    «Мы стали лихорадочно грузиться в эшелоны. 26 февраля 1918 года бригада русских добровольцев полковника Михаила Гордеевича Дроздовского начала свой поход; я шел фельдфебелем второй офицерской роты. В Кишинев мы пришли эшелонами. Там подождали, пока подойдут последние эшелоны, и вот — поход начался.

    Было нас около тысячи бойцов. Никто не знал, что впереди. Знали одно: идем к Корнилову. Впереди — сотни верст похода, реки, бескрайние степи, половодье, весенняя грязь и враги со всех сторон, свои же, русские враги. Впереди — потемневшая от смуты, клокочущая страна, а кругом растерянность, трусость, шкурничество и слухи о разгуле красных, о падении Дона, о поголовном истреблении на Дону Добровольческой армии. Мы были совершенно одни, и все-таки мы шли.

    Нас вел Дроздовский. Теперь мы узнали, что он окончил Военную академию, участвовал в японской войне добровольцем в 34-м Сибирском полку, был ранен, на большой войне командовал 60-м Замостским пехотным полком, а когда был начальником штаба 64-й пехотной дивизии, сам повел в Карпатах в атаку два полка и снова был ранен.

    Дроздовский был выразителем нашего вдохновения, сосредоточием наших мыслей, сошедшихся в одну мысль о воскресении России, наших воль, слитых в одну волю борьбы за Россию и русской победы. Между нами не было политических разнотолков. Мы все одинаково понимали, что большевики — не политика, а беспощадное истребление самих основ России, истребление в России Бога, человека и его свободы».

    Дон, Сибирь, Русский Север- именно в это время обозначились очаги сопротивления большевистской чуме. Началось сопротивление. Гражданская война вступила в активную фазу. Потекли первые ручьи русской крови. Скоро они станут реками…

    Категория: История | Добавил: Elena17 (06.07.2017)
    Просмотров: 57 | Теги: эльдар насыпов, россия без большевизма, 100 лет катастрофы
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 584

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru