Русская Стратегия

      Цитата недели: "Вся наша русская культура, выраженная русским языком, корнями своими держится Православной Веры. Без Православной Веры жители России превращаются в русскоязычный народ, а русский человек в русского язычника. Да поможет нам Господь избежать эту жалкую участь." (Митр. Виталий (Устинов))

Категории раздела

История [1568]
Русская Мысль [240]
Духовность и Культура [286]
Архив [775]
Курсы военного самообразования [67]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Эльдар Насыпов. Гражданская день за днем. «Ломти»

    По условиям позорного Брестского мира большевики передали Турции большую часть Грузии с городами Карс, Ардаган, Батум. А так же две трети Армении, включая символ и душу Армении гору Арарат.

    22 апреля грузинские и азербайджанские делегации объявили независимость Закавказья от России, провозгласив создание государства — Закавказской федерации (ЗДФР), выполняя первое из предварительных условии — выдвинутых Турцией перед установлением мира. В тот же день было утверждено новое правительство ЗДФР, в котором меньшевик Акакий Иванович Чхенкели был всем: и министром иностранных дел, и премьер министром, и председателем делегации ЗДФР на мирных переговорах. Продолжая выполнять свою часть условий, Чхенкели приказал расформировать фронтовые части.

    В правительстве вновь созданного государства, словно ломоть хлеба отрезанного от каравая Российской Империи, заправляли грузинские меньшевики, армянские дашнаки и азербайджанские мусаватисты. Все эти товарищи крайне плохо уживались друг с другом, но дружно ненавидели большевиков, для которых в Закавказье настали черные времена.

    Забегая вперед скажем, что вновь образованное государство в силу разногласий трех лидирующих партий и уничтожения собственной армии просуществовало не долго. Не признав Брестский мир правительство ЗДФР тем ни менее, распустив собственную армию и не имея сил противостоять наступающим турецким войскам,  вынуждено было пойти на переговоры с Турцией при посредничестве Германии.  В ходе переговоров обострились противоречия в правительстве (меньшевики и дашнаки ориентировались на Германию, мусаватисты - на Турцию). Национальные советы Грузии, Армении и Азербайджана высказались за создание суверенных государств.26 мая 1918 года Закавказский сейм констатировал распад этого государства на три отдельных куска: Грузинскую демократическую республику, Азербайджанскую республику и Армянскую республику.

    В это же время в условиях немецкой оккупации на территории Украинской Народной Республики, происходит форменное безобразие. Собственно никакой республики нет. Есть самопровозглашённая власть в Киеве и окрестностях и куча местечковых авторитетных и не очень полевых батьков и командиров на территории очерченной границами новоявленного государства. Власть эта практически не контролирует территорию государства, а стало быть, не может исполнять взятые на себя перед немцами обязательства по поставке продовольствия. Нужно сказать что в условиях Социалистического государства и раздачи земли на мелкие наделы эта затея вообще утопична, так как собирать урожай гораздо проще и рентабельнее с больших поместий. Но их нет. Помещиков прогнали, землю поделили.

    Позднее главный герой переворота Павел Петрович Скоропадский вспоминал:

    "Я все более и более убеждался, что если я не сделаю переворота теперь, у меня будет всегда сознание, что я человек, который ради своего собственного спокойствия упустил возможность спасти страну, что я трусливый и безвольный человек. Я не сомневался в полезности переворота, даже если бы новое правительство и не могло бы долго удержаться. Я считал, что направление, взятое мной, и ту творческую силу и работу, которую я собирался произвести, само бы по себе дало толчок к порядку, временную передышку, которая, несомненно, восстановила бы порядок и дала бы силы для новой борьбы.

    Сомнения у меня были другого рода; может быть, эти сомнения были малодушными. Я жалел себя, я думал... к чему мне идти в этот мир злобы, и недоверия, и зависти. Ведь теперь только тот может быть популярен в политике, кто возьмет крайнее направление, а мне для того, чтобы действительно что-нибудь делать для страны, придется идти самому и убеждать других, и убеждать без конца идти путем взаимных уступок. Недостаточно захватить власть, но нужно еще подыскать людей, которые бы всецело шли со мной и проводили бы мои начинания в жизнь, а этих людей я, из-за технических условий переворота, из которых главное было соблюдение конспирации, не мог найти в данный момент.

    А немцы? Мне придется с ними работать. Сколько такта, сколько напряжения, сколько самоотречения потребует эта работа! До сих пор я их совсем не знал в мирной обстановке. Когда я путешествовал за границей в Англии, Франции и Германии, во всех этих странах у меня было очень мало знакомств именно в Германии, и меня это новое знакомство несколько пугало. В вопросе украинском меня ожидали компромиссы, как и в социальном. Собственно говоря, тогда было два течения: одно украинское a крайнего направления, другое — решительно никакого украинства. Была еще партия очень немногочисленная, которую возглавлял Науменко, умеренного украинства, но это была партия недействия, мягкотелая и ни к какому проявлению себя не способная, особенно в такое острое время, как то, которое мы переживали…»

    Так или иначе, но к Скоропадскому приходят немцы и предлагают устроить переворот. Он соглашается.

    Павел Петрович Скоропадский в прошлом свитский генерал-лейтенант Русской Императорской армии, бывший адъютант прославленного монархиста генерала графа Келлера, в октябре 1917 года после большевистского переворота выбрал меньшее из зол и поддержал Украинскую Народную Республику. Был назначен командующим всеми войсками УНР Правобережья Украины. Тем не менее руководство Центральной рады и УНР продолжало относиться к Скоропадскому с предубеждением, рассматривая его как будущего соперника в борьбе за власть или не веря в то, что аристократ и один из самых состоятельных людей бывшей империи может искренне защищать интересы УНР. Обострению отношений с Центральной радой способствовала также растущая популярность Скоропадского, которого 6 октября 1917 г. на Всеукраинском съезде свободного казачества в Чигирине избрали Генеральным атаманом. Это было проявлением особого доверия и уважения, свидетельствовало о большом авторитете в массах. Рост популярности талантливого генерала, достоинство и независимость, с которыми он держался, и особенно аристократизм и материальное благополучие раздражали верхушку УНР, открыто обвинявшую его в бонапартистских намерениях.

    29 апреля 1918 года в ходе съезда селянских Хлеборобов Украины были распущены Центральная Рада, другие государственные учреждения Украинской  Народной Республики и образована Украинская держава во главе с гетманом Скоропадским, принявшим официальный титул: «Его Светлость Ясновельможный Пан Гетман Всея Украины». В воспоминаниях Павла Скоропадского описан случай, когда российский церковный иерарх Антоний (Храповицкий) , митрополит Киевский и Галицкий, предлагал гетману помазание на царство, а Украина могла стать европейской монархией.

    Курс внутренней политики правительств гетмана отражали положения «Грамоты ко всему украинскому народу» (автор А. Палтов): «Права частной собственности как фундамента культуры и цивилизации восстанавливаются в полной мере, все распоряжения бывшего Украинского правительства, так же как и Временного российского правительства отменяются и аннулируются… На финансовом и экономическом поле восстанавливается полная свобода торговли и открывается широкий простор частного предпринимательства и инициативы…»

    Гетман завел Державную варту, выполнявшую функции полиции и начал наводить порядок. Государственную границу охранял Отдельный корпус пограничной охраны. Началось развертывание войск штатной численностью: 8 пехотных корпусов (округов: I — Волынский, II — Подольский, III — Одесский, IV — Киевский, V — Черниговский, VI — Полтавский, VII — Харьковский, VIII — Екатеринославский в составе 54 пехотных и 28 кавалерийских полков, 48 полевых артиллерийских полков, 33 тяжёлых артиллерийских полков, 4 конно-артиллерийских полка) — армия мирного времени 75 генералов, 14 930 старшин, 2 975 военных чиновников, 291 121 подстаршин и казаков), 4,5 кавалерийских дивизий. Формирование по территориальному принципу.

    В составе вооружённых сил также были Гвардейская Отдельная Сердюкская дивизия, Черноморская флотилия, Бригада Морской пехоты, Отдельный конно-горный артиллерийский дивизион, 1-я стрелецко-казацкая дивизия (Серожупанники), Отдельная Запорожская дивизия, Отдельный Черноморский кош, Харьковский Слободской кош, Отдельный отряд Сечевых стрельцов, Отдельный Сердюкский дивизион, 1-я конная дивизия, формировались Военно-воздушные силы. Фактическая численность вооружённых сил в ноябре 1918 года — до 60 тысяч человек.

    Необходимо отметить, что 64 пехотных и 18 кавалерийских полков представляли собой переименованные полки бывшей Императорской армии, подвергнутые «украинизации» в 1917 году, ¾ которых возглавлялись прежними командирами. Все должности в армии гетмана занимали русские офицеры, в абсолютном большинстве не украинцы по национальности. В последующем из примерно 100 лиц высшего командного состава гетманской армии лишь менее ¼ служили потом в петлюровской армии, а большинство впоследствии служило в белой армии, что хорошо иллюстрирует их настроения.

    В это время Украина и особенно Киев стали центром притяжения для всех, спасающихся от большевиков из Петрограда, Москвы и других регионов Российской империи. К лету 1918 года на Украине находилось не менее трети всего русского офицерства: в Киеве до 50 тысяч, в Одессе — 20 тысяч, в Харькове — 12 тысяч, Екатеринославе — 8 тысяч.

    Как вспоминал генерал барон П. Н. Врангель: «Со всех сторон России пробивались теперь на Украину русские офицеры… ежеминутно рискуя жизнью, старались достигнуть они того единственного русского уголка, где надеялись поднять вновь трёхцветное русское знамя»

    Категория: История | Добавил: Elena17 (11.07.2017)
    Просмотров: 59 | Теги: эльдар насыпов, россия без большевизма, 100 лет катастрофы
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 584

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru