Русская Стратегия

      Цитата недели: "Люди, не способные в задачах дня помнить задачи будущего, не имеют права быть у кормила правления, ибо для государства и нации будущее не менее важно, чем настоящее, иногда даже более важно. То настоящее, которое поддерживает себя ценой подрыва будущего, совершает убийство нации." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1639]
Русская Мысль [241]
Духовность и Культура [303]
Архив [805]
Курсы военного самообразования [70]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 27
Гостей: 26
Пользователей: 1
stanica1

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    И.Б. Иванов. ЭПОХА ПЕРЕМЕН В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ (фрагмент из книги "Русское Подполье")

     

     

    Пока И.В. Огурцов находился в эмиграции, политические события на Родине развивались будто бы по сценарию, за четверть века до этого изложенному в Программе ВСХСОН:

    «…Перед правящей бюрократией нет других путей, кроме постепенного отступления и лавирования под напором оппозиционного народа или применения методов сталинщины в полной мере. В колебаниях между этими крайностями разлагается диктатура класса партийной бюрократии…  

    Оформляются две группировки – догматики и ревизионисты. Борьба между ними происходит в масштабах мирового коммунистического движения и принимает по временам крайнюю форму…

    Народ сам выдвигает те новые силы, которые смогут решить основные задачи. Партийная оппозиция будет вынуждена примкнуть к этим силам, принять народную идеологию, раствориться в рядах освободителей и созидателей.

    Догматическая группировка коммунистического класса не имеет в народе широкой социальной базы, на которую она могла бы опереться, чтобы организовать серьёзное сопротивление. Её разгром предрешён» [i].

    Начавшийся в 1985 году обвал тоталитарного режима к концу восьмидесятых привёл к тому, что антикоммунистические настроения народа стали выходить из подспудного состояния и выплёскиваться наружу. Перестройка, помимо воли её организаторов, всколыхнула в стране массовое общественно-политическое движение.

    С 1987 года в СССР наступает время бурного роста так называемых «неформальных объединений» – неподконтрольных партии самодеятельных политизированных организаций, так или иначе стоящих в оппозиции режиму. По весьма неполным данным к августу 1989-го только на территории РСФСР появилось не менее 372 неформальных объединений различного направления, из них 123 в Москве и Московской области и 27 в Ленинграде [ii]. Неформальные организации чаще всего являлись немногочисленными по составу, но их было много и, в отличие от правящей партии, давно закостеневшей в своей сытой безальтернативности, они проявляли чрезвычайную активность. Хотя «неформалы» действовали вне официальной политической системы – она оставалась однопартийной – не считаться с их влиянием было нельзя…

    Фактически в Советском Союзе на политическом поле противоборствовали уже три силы. Во-первых, ретроградское крыло партноменклатуры (догматики – по терминологии ВСХСОН), привыкшие править страной по-старому и надеявшиеся погасить надвигающийся социальный взрыв жёсткими сталинскими методами. Во-вторых, реформаторское (ревизионистское) крыло КПСС, готовое пожертвовать идеологическими догмами и удерживать своё политическое и финансовое господство под прикрытием лозунгов демократии. Наконец, третьей силой стало стихийное народное антикоммунистическое движение, не имеющее ни единой организации, ни общей программы, ни общепризнанных лидеров, но единое в своём стремлении к освобождению страны от диктатуры партийной бюрократии и открытию путей для построения свободного и справедливого общества.

    По мере выхода перестроечного процесса из-под контроля его инициаторов, партийная и чекистская верхушка, как в центре, так и в союзных республиках, всё более и более приходила к мысли, что уйти от ответственности за совершённые преступления можно будет теперь только путём искусственного расчленения страны. Тогда, вероятно, и была принята негласная установка – стимулировать любые сепаратистские устремления с целью сохранения власти местной партноменклатуры под лозунгами «независимости». 

    КГБ стал не только попускать сепаратизму, но, по всей видимости, целенаправленно подогревал межнациональные конфликты, скрытно направляя действия национал-экстремистов. Не зря бывший член Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлев утверждал, что происшедшие в период перестройки массовые беспорядки в Алма-Ате, Фергане, Сумгаите, Риге и Вильнюсе спровоцированы КГБ [iii]. О причастности госбезопасности к организации кровавых акций этнического насилия в те годы свидетельствуют и другие источники. Например, следственная группа, расследовавшая обстоятельства массовых погромов 26–29 февраля 1988 г. в Сумгаите, пришла к выводу, что резню армянского населения в этом азербайджанском городе спровоцировали… чекисты [iv].

    Сегодня известно, что некоторые пламенные «демократы» и «борцы за независимость» конца 1980-х оказались… агентами госбезопасности. В конце 1991 года один из главных руководителей литовского «Саюдиса», литератор Виргилиюс Чепайтис был уличён и сознался в том, что он являлся секретным сотрудником КГБ под оперативным псевдонимом «Йозес» [v]. А уже в начале XXI века в Литве разразилась серия новых скандалов, связанных с советскими спецслужбами: выяснилось, что агентами КГБ были и некоторые другие вожди-основатели «Саюдиса», благополучно занявшие в независимой прибалтийской республике высокие государственные посты. А сколько таких «Йозесов» до сего дня остались нераскрытыми во всех пятнадцати бывших республиках СССР?..

    Но одновременно с негласным поощрением национал-сепаратистских настроений чекисты приняли меры для подавления вновь начавшего возрождаться русского патриотического движения – той силы, которая могла помешать планам спасения коммунистической верхушки через расчленение страны.

    Партийная бюрократия – и реформаторы, и догматики – отдавали себе отчёт в том, какую опасность представляет для них русский патриотизм. В этом вопросе они были едины и на новую кампанию по борьбе с «русизмом» сил и средств не пожалели. Действовали по принципу: «Если не можешь уничтожить – возглавь!» Придерживаясь этой тактики, коммунистический режим руками КГБ, с одной стороны, изолировал, дискредитировал и подавлял здоровые патриотические устремления, а с другой – инициировал и поддерживал создание провокаторских «патриотических» организаций.

    Во второй половине 1980-х на роль выразителя интересов русского народа стало претендовать общество «Память»*. Уловив эту тенденцию, партийная верхушка забеспокоилась. Горбачёв лично поручил высшим партийным чиновникам – Е.К. Лигачёву, А.Н. Яковлеву и председателю Комитета Госбезопасности В.М. Чебрикову «вникнуть в это явление» [vi]. Вникли… И КГБ предпринял все возможные меры для нейтрализации «Памяти». Увы, небезуспешно. Позже чекисты признают, что их Пятое Управление влияло на деятельность общества «Память», используя в отношении этой организации технологии тайной манипуляции, направляя её усилия в нужное спецслужбам русло [vii]. Большинство членов «Памяти» об этом, конечно, не догадывалось.

    О том, какими методами добивались подобных результатов уже якобы «перестроившиеся» чекисты, откровенно рассказал бывший генерал КГБ О.Д. Калугин: «Основы, практика – остались старыми. Это вербовка агентуры в рядах политических противников и организаций; это засылка своей агентуры, это дискредитация активистов движений; это нейтрализация организаций, их разложение как конечная цель» [viii] 

    Ныне известна и подноготная другой «патриотической» организации тех лет – «Отечества», созданной партноменклатурой и спешно зарегистрированной при содействии КГБ [ix]. Под лозунгами патриотизма «Отечество» развернуло свою деятельность в Москве, Ленинграде и ещё в целом ряде городов. Но, в отличие от социал-христиан и их идейных предшественников, руководители «Отечества» ратовали не за уничтожение коммунизма, а за «предпочтение социалистических идеалов» [x], «поддержку политики КПСС в области межнациональных отношений» [xi], «создание своей российской коммунистической партии, своего российского комсомола, своей российской Академии Наук…» [xii].

    Такая позиция лишь дискредитировала патриотическую идею и отталкивала от русского национального движения здоровую часть его потенциальных сторонников. «Отечество», увы, не исключение: в СССР в это время возникли десятки обществ, партий, движений, центров, «фронтов» выступавших с подобных идейно-эклектических позиций. Эти организации использовали подчёркнуто патриотические названия и символику, но отнюдь не являлись последователями русской патриотической традиции, которую в своё время продолжал ВСХСОН.

    Проводники казённого советского «патриотизма» ничтоже сумняшеся мешали в одну кучу коммунизм с православием, сталинизм с монархизмом, СССР с Исторической Россией, нацизм с национализмом, советское с русским… По сути, их руками осуществлялась подмена самих понятий «православие» и «патриотизм»: первое выливалось в очередную идеологическую показуху, далёкую от сути христианства; второе – в национал-большевизм.

    Инспирированная ЦК КПСС и КГБ квазипатриотическая возня выглядела пародией на русскую православную и патриотическую традицию, и нанесла сильный удар в спину возрождающемуся русскому национальному движению. Но свою задачу псевдопатриотические организации выполняли, сбивая с толку часть политически активной общественности и под крики о «жидо-масонском заговоре» отводя волну народного недовольства в сторону от партийной верхушки.

    В то же самое время в СССР появились и многочисленные неформальные организации демократического направления. Эти последние, как правило, впадали в иную крайность: демократы бурно выступали против тоталитаризма КПСС, но, в большинстве своём, будучи слепо ориентированы на образцы формальных западных демократий, они игнорировали национально-исторические особенности России, веру, традиции и национальные интересы русского народа, провозглашая всё это «пережитками имперского сознания».  Ратуя за роспуск СССР, демократы если и говорили о национальных интересах, то понимали под этим интересы любого другого народа, кроме русского… (По злой иронии судьбы реформаторы из КПСС и КГБ в конце 1980-х перехватят идеи демократов и, вытеснив на обочину вчерашних диссидентов, почти в полном объёме – вплоть до расчленения страны – воспользуются их лозунгами в собственных интересах…)

    И национал-большевизм, и слепое подражательство формальной демократии западного образца – были тупиковыми путями, которые уводили народ, стремящийся вырваться из рабства партийной бюрократии, в сторону от цели. Оба эти явления произрастали из общей идеологической зашоренности, заторможенности общественно-политической мысли эпохи: 70 лет диктатуры марксизма-ленинизма оставили разруху не только в экономике страны, но и в умах людей. Не случайно в июне 1989 года один из основателей ВСХСОН, Михаил Юханович Садо, скажет, что многие идеи социал-христиан «отразились в идеях «Памяти» и «Демократического Союза», как в кривом зеркале» [xiii].

    Лишь постепенно в горниле неформального движения совершенно самостоятельно стали выплавляться организации иного идейного уровня, близкие по взглядам к Белому движению и ВСХСОН – решительно отвергавшие как провокаторско-антисемитскую, прокоммунистическую направленность псевдопатриотов, так и дерусифицированную концепцию «демократов». Так, например, в марте 1989 года возникло Историко-патриотическое объединение «Русское Знамя», получившее, благодаря своим многочисленным резонансным акциям в годы перестройки, широкую известность в Северной столице**. Увы, в отличие от контролируемых КПСС-КГБ «патриотических» группировок, у национальных организаций, подобных «Русскому Знамени», отсутствовала серьёзная информационная и какая-либо материальная поддержка, что препятствовало их массовому росту и влиянию.

    Но главная трудность в возрождении русского национального движения состояла в том, что в конце 1980-х, к моменту крушения КПСС, оно не имело чёткой программы по выведению страны из коммунистического тупика и общепризнанных национальных лидеров, а идейные лидеры прежних лет – И.В. Огурцов, А.И. Солженицын – находились в эмиграции. И политический опыт, и программы, и новые кадры – в который раз приходилось нарабатывать с нуля, прямо в пылу политических сражений. Неоднократно убитое в Советском Союзе и неоднократно воскресавшее русское антикоммунистическое движение просто не успевало в столь короткий срок вновь должным образом организоваться…

     


    * Общество "Память" возникло в Москве в начале 1980-х гг. как общественная организация (Общество книголюбов). В 1986-89 гг. одноименные организации появились и в других городах России. "Память" раздробилась на множество групп, часто не связанных друг с другом и нередко даже враждующих. Количество агентов КГБ, внедрённых в эту организацию, и их скандальная провокаторская деятельность ныне стали притчей во языцех. 

    ** Наиболее известными акциями «Русского Знамени» были: инициатива и проведение кампании за возвращение Санкт-Петербургу его исторического названия; инициатива и проведение кампании за официальное признание Национального бело-сине-красного флага; установка в июле 1991 г. первого на территории СССР памятника героям Белого движения и др. В августе 1991 г. добровольческий отряд «Русского Знамени» активно участвовал в сопротивлении путчу ГКЧП.

     

     


    [i] Бородин Л.И. Без выбора. М., 2003. С. 470.

    [ii] Подсчитано по: Неформальная Россия. О неформальных политизированных движениях и группах в РСФСР (опыт справочника). М.: Молодая гвардия. 1990.

    [iii] Яковлев А. Диктатура двоевластия. Отрывки из книги «Сумерки». // Новая газета – 2003. – 18 августа.

    [iv] См: Альбац Е. Мина замедленного действия (политический портрет КГБ). М.: Русслит. 1992. С.215; Сергеев В. Убийство по заказу КГБ. // Независимая газета. – 1991. – 5 октября. 

    [v] Независимая газета. – 1991. – 14 декабря.

    [vi] Союз можно было сохранить. Белая книга: Документы и факты о политике М.С. Горбачёва по реформированию и сохранению многонационального государства. М.:АСТ МОСКВА, 2007. С. 18.

    [vii] См. напр.: Макаревич Э. Секретная агентура. М.: Алгоритм. 2007. С. 259.

    [viii] Цит. по: Хлобустов О.М. Некоторые вопросы историографии КГБ СССР (конец 80-х гг.- 2006 г.) // сб.ст.: Труды Общества изучения истории отечественных спецслужб. 2007. Т. III. С. 75.

    [ix] См.: Байгушев А. Русская партия внутри КПСС. М., 2005. С. 457–458.

    [x] Кузьмин А.Г. Основные принципы и направления деятельности Московского Городского Добровольного Общества Русской Культуры «Отечество». Выступление на первой городской конференции Общества 20 мая 1989 г. 

    [xi] Устав Московского Городского Добровольного Общества Русской Культуры «Отечество». Принят 24 марта 1989. 

    [xii] Байгушев А. Указ. соч., С. 449.; Соотечественники! Россия в опасности! Воззвание Ленинградского Русского Патриотического Движения «Отечество» // Личный Архив И.Б. Иванова.

    [xiii] Из выступления М.Ю. Садо на встрече, организованной 25 июня 1989 г. в г. Ленинграде «Венским комитетом», «Социологической ассоциацией» и Обществом «Мемориал» в рамках «Недели прав человека».

    Категория: История | Добавил: Elena17 (25.04.2016)
    Просмотров: 117 | Теги: игорь иванов, россия без большевизма, всхсон
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 600

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru