Русская Стратегия

      Цитата недели: "Люди, не способные в задачах дня помнить задачи будущего, не имеют права быть у кормила правления, ибо для государства и нации будущее не менее важно, чем настоящее, иногда даже более важно. То настоящее, которое поддерживает себя ценой подрыва будущего, совершает убийство нации." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1639]
Русская Мысль [241]
Духовность и Культура [303]
Архив [805]
Курсы военного самообразования [70]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 26
Гостей: 25
Пользователей: 1
Elena17

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Великий молитвенник и печальник земли Русской. Жизтие старца Феодосия Кавказского. Часть 2.
    Известны случаи, когда юродивый необычным образом пытался предостеречь людей от трагедий…
    Однажды Батюшка бросил в сенцы к соседке белую простынь. «Сумасшедший, что с него взять. Что взбредет в голову, то и делает», - подумала женщина, и не обратила внимания на предостережение, не забезпокоилась. А утром ее сына привезли мертвым: убило сцепкой вагона.
    К другому соседу дед Кузюка зашел с веником и стал мести из углов, с подоконников, полок. Хозяин стал возмущаться, выгонять… А наутро к этому дому подкатила машина. Имущество конфисковали, семью выслали.
    За год до войны раба Божия Александра приехала к отцу Феодосию, а он ей говорит: «Будет война, такая страшная, как Страшный Суд: люди будут гибнуть, они отошли от Господа, забыли Бога, и разнесет их ветер войны, как пепел, и признака не останется, а кто будет призывать Бога, того Господь спасет от бедствия».
    Старец Феодосий категорически не признавал советской власти, считал ее предтечею антихриста, но когда в 1941 г. пришли гитлеровцы, он не признал и их, сказав: «Другой антихрист».
    Юродствуя, он дерзновенно проповедовал, назидая людей, и, опять-таки, совершал чудеса.
    Во время войны в Минводах работала медсестрой женщина по имени Елена. Пришло время, когда жизнь совсем стала ей невмоготу: есть нечего, двое детей, сестра-инвалид и престарелая мать. Женщина уже стала думать о том, чтобы избавить себя и родных от напрасных мучений... И вдруг стук в окно. Открывает - там юродивый. Протягивает конфеты: «На вот пока. А хлеб у тебя будет». Всю ночь Елена не спала, а на следующий день пришла к дому старца. «Что же ты надумала, губить четырех человек? - встретил женщину отец Феодосий. - Они были бы в раю, а куда бы пошла твоя душа?» Он велел ей работать и молиться. Потом простился и сказал, что хлеб у нее теперь будет всегда. Скоро слова старца стали сбываться. Для Елены нашлась работа, ей давали хлеб, и семья ее теперь всегда бывала сыта.
    Неся свой подвиг юродства, он совершал необыкновенной силы чудеса.
    Когда немцы подступили к Минводам, был такой случай. Быстро-быстро подбегает дед Кузюка в своей цветной сорочке к детскому саду и кричит: «Гулю-гулю, деточки, бегите за мной, бегите» - и побежал в сторону, высоко и смешно задирая ноги. Дети со смехом бросились за ним; чтобы вернуть их, выбежали воспитатели. Через минуту раздался взрыв: в здание детского сада угодил снаряд и разрушил его, но никто не пострадал, все убежали за чудачливым старичком, всех спас прозорливый старец.
    И еще один случай. Рядом с железнодорожными путями в Минеральных Водах находилась городская больница. На рельсах стояла огромная цистерна с бензином, а рядом вагоны с боеприпасами. Вдруг стрелочники заметили быстро бегущего деда Кузюку. В одной руке у него крест, другой силится столкнуть с места вагоны. «Ну и дед чудной, ему ли сдвинуть такую тяжесть?» Глянули - и глазам не верят: вагоны потихоньку сдвинулись и покатились по путям. И только они успели откатиться - мощный взрыв потряс воздух. На место, где стояли вагоны, упала бомба, не причинив вреда ни больнице, ни людям, работающим неподалеку.
    Много таких случаев хранит народная память. Некоторые из свидетельств записаны, другие передаются из уст в уста, а о многих знает только Бог и те люди, которым в тяжкую годину пришел на помощь старец.
    Главная ценность этих свидетельств - в описаниях опыта духовной жизни, которые можно назвать "голосом заботливого предостережения”.
    Часто отец Феодосий говорил, что если бы люди знали, что ожидает их после смерти, то день и ночь молились бы Богу. Он наставлял творить молитву Иисусову, и креститься учил не одним только крестом, а с умной молитвой на устах. Сам он Евангелие знал наизусть. Порой без книг читал вслух без перерыва. Лампадка и свечи в его комнате сутками не потухали. Советовал своим чадам почаще читать откровение Иоанна Богослова: «Тогда страх Божий у вас будет».
    Однажды приехала к батюшке духовная дочь Антонина из Новороссийска, а в те годы советская власть стала вдруг открывать церкви. И поделилась радостью: «Дедушка, рядом храм Божий, благословите посещать, а то раньше я ездила далёко». Старец покачал головой: «Там священничек толстенький, водочку пьет, папиросочки курит. Впрочем, если иногда зайдешь, не согрешишь. Слушай, как поют, читают. Иконы не осквернены, крест не осквернен, можешь приложиться, но под благословение не подходи». Старец был катакомбником, советской лжецеркви не признавал.
    В последние годы жизни катакомбный старец Феодосий обитал с послушницами в небольшой хатке с очень низкими потолками. В ней было сыро. Батюшка почти все время лежал, а вставал по веревочке, привязанной над кроватью. Почти все время молчал. Учил своих духовных детей: «Скажете не больше семи слов в сутки - спасены будете». Креститься учил не только одним крестом, а с умной молитвой на устах: на лоб со словами "Господи”, на грудь "Иисусе Христе”, направо "Сыне Божий”, налево "помилуй мя грешного”. «И всегда читайте молитву Иисусову, идешь ли, стоишь ли, сидишь ли. Залезь в "колодезь” и твори там молитву, чтобы не видеть и не слышать ничего», - поучал старец.
    Житие отца Феодосия - это непрерывное устремление к Богу, непрерывный подвиг, самое возвышенное служение. Все дела, которые он делал в своей земной жизни - это дела, сделанные ради Христа.
    Как-то отец Феодосий говорит: «Молил я Боженьку: "Возьми меня, Боженька, хватит мне жить”. А Боженька говорит: "Поживи еще немножечко, у тебя миллион духовных деточек, ты всех их любишь и всякую тварь жалеешь”. Стало быть, немного еще поживу».
    Среди духовных чад прозорливого старца Феодосия был будущий катакомбный Схи-Архиепископ Лазарь (Журбенко, 1931 – 2005 гг.), Председатель Архиерейского Синода Русской Истинно-Православной Церкви. Тогда он был еще совсем юношей, Феодором; но именно под духовным водительством великого старца проходило его духовное становление.
    Вот как об этом вспоминал Владыка Лазарь: «В станице Кавказская жили катакомбные монашки, я к ним ходил. От этих матушек я и узнал про катакомбного старца Феодосия, который жил в Минеральных Водах. Прежде чем встретиться с ним, я уже был о нем много наслышан. Эти монашки ездили к нему и рассказывали, что он великий подвижник, молитвенник, прозорливый, исцелял, привлекал людей. В свое время батюшка Феодосий жил у нас в станице Кавказской под горой. Там протекает река Кубань, на ней остров, и он жил на этом острове, имел там небольшую келейку. Реку переплывал на лодке и ходил в церковь, где сослужил другому афонскому архимандриту Евгению (Жукову), с которым позже меня свел Господь по молитвам отца Феодосия.
    А попал я к старцу так. После ареста нашего катакомбного батюшки Константина Высоцкого в августе 1945 г. я ушел из дому странствовать. По началу окормлялся у другого катакомбного батюшки – иеромонаха Самуила. Отец Самуил почти не скрывался, хотя официальную церковь не признавал. Он тоже обслуживал катакомбы. Он-то и одел меня в монашеское, дал подрясник, пояс, скуфейку, четки. Но не постригал меня, а только одел меня как послушника.
    Тогда же жившие у нас в станице катакомбные монахини, окормлявшиеся у старца Феодосия, дали мне рекомендацию, и я по рекомендации поехал в Минеральные Воды. Батюшка Феодосий меня сразу принял, благословил, и с тех пор я стал его посещать, группами возить туда людей.
    К нему пробирались тайно, распределялись по квартирам. Вечером верные сообщали батюшке, что приехали люди. Иные приезжали как будто в курортное место — поездом до Минвод, потом на электричке в Пятигорск, Железноводск, Ессентуки, где были здравницы. Их тоже расселяли по квартирам, и вечерком, утречком, кому как батюшка назначит, потихоньку приходили к нему. Он исповедует, причастит, случалось и постригал. Все требы выполнял всегда ночью, тайком.
    А так бегал — дедушка, обычный старичок, небольшого росточка, в штаниках, сорочка длинненькая у него, подпоясанный, волосенки кучерявые, всегда по плечи, бородка — благообразный-благообразный старичок, глаза голубые, прямо лучисто-сияющие, лицо такое — прямо невольно тянешься к нему», – вспоминал Владыка Лазарь.
    «Три года, с 1945 по 1948, ездил я к старцу Феодосию, и часто ездил, людей возил. Этот батюшка, хоть и катакомбный, принимал всех, кто бы ни обратился, он очень милостиво относился, был сильно любве­обильный, всех людей жалел, прямо как батюшка Серафим Саровский, исцелял больных, бесноватых. Всегда скажет хоть краткое, но наставление, длинных проповедей не произносил. Некоторым писал открытки.
    В 1947 году, когда мне было шестнадцать с половиной лет, отец Феодосий вдруг говорит:
    — Пожалуй, я тебе, Федя, крылышки приделаю.
    — Как благословите, — ответил я, ведь я уже был "одетый”, в послушнической одежде.
    И он тайно постриг меня в иноческий чин с именем Феодосий, благословив не раскрывать этого внешним и нести тайный подвиг в мiру. И я действительно полетел как на крыльях, чувствовал себя, как будто я на небе.
    Это случилось 4/17 сентября, когда Святая Церковь празднует иконе Божией Матери "Неопалимая купина” и чтит память пророка Боговидца Моисея. Еще в этот день празднуется мученик Феодор Кандавлский, Никомидийский».

     


    Именно через незримую духовную связь со старцем Феодосием уже в 1960-е гг. тайный инок Феодосий (Журбенко) Промыслом Божиим, через переписку установил связь с сотаинником старца - Афонским архимандритом Евгением (Жуковым), а через него – с Архиепископом РПЦЗ Леонтием (Филлиповичем) Чилийским, письменно благословившими ему принять священство и монашество с именем Лазарь. Через этих подвижников Истинного Православия было установлено общение между Катакомбной Церковью на Родине и Русской Зарубежной Церковью, и со временем восстановлен для Катакомбной Церкви епископат (первым епископом в 1982 г. был тайно хиротонисан Вл. Лазарь (Журбенко), - ред.).
    Старец Феодосий всем напоминал, что со времени земной жизни Спасителя только в Православии ничего не изменилось, и необходимо строго придерживаться апостольского учения и правил Святых Отцов. Он предсказывал, что Истинная Церковь не лишится благодати, пока будет приноситься безкровная жертва и Евхаристия будет совершаться без отклонений.
    В последний год жизни старца Феодосия пригласили в легальную сергианскую Покровскую церковь посмотреть, как там все красиво устроили. Стояла зима, старец был очень слаб, но пошел, зачем-то взяв с собою саночки. Около храма на глазах у всех он поскользнулся и сильно разбился - на его же саночках старца Феодосия отвезли обратно домой. Не было воли Божией на посещение сергианского храма... Тогда многие так и поняли: нельзя посещать красную церковь, можно духовно сильно разбиться. Это был один из последних проповедей-уроков юродивого Христа ради и для нас немощных.
    Вскоре Батюшка сказал, что через три дня наступит конец света. Все подумали о Страшном Суде, а он говорил о своей кончине. Говорил, что после его смерти будут плакать и курочки, и петушок, и котики, и птички. Рядом дежурила Мария. Старец взглянул на нее внимательно, как-то по-особенному, и спросил: «Как ты думаешь, сколько мне лет?» - «Один Боженька знает, а я не знаю». - «Истинно говорю тебе и неложно, Господь свидетель, мне тысяча лет». Потом опять говорит: «Как ты думаешь, сколько мне лет?» - «Боженька знает, я не знаю». - «Истинно говорю и неложно, Господь свидетель, мне шестьсот лет». Помедлив немного, в третий раз спрашивает: «Как ты думаешь, Мария, сколько мне лет?» - «Один Боженька знает, я не знаю».- «Истинно, неложно говорю, Господь свидетель, мне четыреста лет». Что за тайна скрыта за этими цифрами?
    «Я уже был мертв, но упросил Боженьку оставить пожить еще немного», - признался Батюшка. «Хоть бы годик», - подумала Мария. «Нет, мало, совсем мало», - ответил на ее мысли Батюшка. На шестой день поднялся по веревочке, вышел на улицу, собрал детей, бегал и играл с ними. На седьмой день слег и больше не вставал.
    Перед смертью старец попросил умыть его руки крещенской водой, потом всех благословил. При нем было пять человек, и они говорили между собою, как хоронить, если умрет? Спросить стеснялись. Батюшка сам сказал: «Дети, читайте Иисусову молитву и правильно креститесь, а меня Господь Сам управит, Сам пришлет человека».
    Перед самой кончиной о. Феодосий сказал: «Вы не знаете, кто я такой, а когда Господь придет во славе во время Второго Своего славного Пришествия, глазам не поверите, где я буду». И еще говорил: «Кто будет меня призывать, с тем я всегда рядом буду».
    Полина стояла у порога. Батюшка поднял руку для благословения. «Иди скорее, Поля», - шепчутся все, а она стоит, бледная как полотно, с места не может сдвинуться. Люба притянула ее к одру, и батюшка успел благословить. «Я видела, Сам Спаситель стоял за батюшкой и держал его душу, как младенца». Когда старец испустил дух, многие услышали, что в святом углу, как на Пасху, вдруг зазвонили колокола, такие долгие и благозвучные. Старец окончил свой земной путь. Произошло это 26 июля / 8 августа 1948 года.
    Перед отпеванием появился неизвестный странник в сандалетах с крестобразными ремешочками, в руках посох с крестом на конце: «Благословите пропеть», - попросил странник. Исполнив положенный чин необычайно красивым голосом, он приложился к покойнику со словами: «Спаситель ушел уготовать место Своим ученикам, а ты идешь уготовать место своим чадам».
    Иулиания пошла провожать неизвестного катакомбного странника и хотела купить ему билет, а он сказал: «Господь мне не велит покупать билетов». И когда все-таки Иулиания пошла к кассе, странник исчез.
    Перед выносом на кладбище люди захотели в последний раз сфотографироваться с Батюшкой, но от гроба шло такое сияние, что снимать было трудно. Даже фотограф спросил: «Кто был этот человек, что вокруг него столько света?»
    Когда похоронная процессия приближалась к кладбищу, с полевых работ возвращалась супружеская пара. «Никак солнце из гроба сияет?» - изумившись, сказала женщина мужу.
    А вот что рассказал о погребении преподобноисповедника житель Минеральных Вод С.Г. Дидик: «Народу было - не пройти, не проехать. Пели так, что все дрожало. Гроб я нес - легкий такой, ведь дедушка маленький был. На похоронах столько калек было! Мы идем, а они под гроб падают. Крестик у него был золотой, на веревочке. Когда гроб забивал - смотрю, крестик у дедушки светится. Лежал он, как живой, сухенький такой».
    Рассказывают, что когда вынесли гроб и пронесли до окраины города, подошло четверо красивых юношей, с волосами по плечи, в белых длиннополых сорочках, черных брюках и сапожках, что по тем послевоенным временам было роскошью. Они подняли гроб на руки и несли без перемены до самого кладбища. Когда опустили гроб в могилу, бросили по горсточке земли, заровняли холмик и собрались идти поминать, хотели пригласить и этих юношей, но среди присутствующих их не оказалось. Они были очень приметны, но никто не видел, куда они скрылись. Между тем место вокруг открытое, все стороны проглядываются на несколько километров. Многие подумали тогда: ангелы, что ли, его несли в виде юношей, и сам Предтеча отпевал?
    И после смерти Батюшка Феодосий не оставил своих духовных чад. На его могилке и до наших дней совершаются неисчислимые чудеса. Механизаторы, работавшие на поле близ кладбища, часто видели над могилкой о. Феодосия сильное свечение, как бы световой столп поднимается к небу. Рака с мощами старца Феодосия (Кашина) Кавказского
    Когда раба Божия Екатерина молилась здесь вместе с послушницей старца инокиней Лидией, она увидела три огненных столпа. Они уходили ввысь, и чем выше поднимались, тем ярче были видимы. Стоял непогожий серенький день, а над могилкой небо отверзлось: нестерпимо яркий квадрат, куда вливаются сияющие столпы, как три пламенных ручья.
    Иногда, когда восходило солнце, люди видели радужное сияние, лики Спасителя и Пречистой, голубей. Чудесные птицы прилетали на могилку и садились на ограду.
    Раба Божия Екатерина, жившая неподалеку, видела, как в утренней дымке над кладбищем показался собор с куполами, не похожими на русские, более плоскими и выпуклыми. Недаром могилку Батюшки называли «вторым Иерусалимом». Когда приезжали к Батюшке богомольцы, он говорил: «В Иерусалим приехали». По пророчествам, в Иерусалим в конце времен будут сходиться скрывавшиеся в пустынях православные. Недаром Царство Божие называют Новым Иерусалимом - живая скиния, святилище правой веры, где обитает Святая Троица...
    Дивный случай. Когда люди возвращались с кладбища, после похорон Батюшки им встретился мальчик, который задорно спросил людей, чем-то омраченных: «Вы откуда идете?» - «Да вот, батюшку Феодосия похоронили». А мальчуган переспросил: «Деда Кузюку?» - «Да»,- ответили ему. А мальчуган улыбнулся и сказал: «А я его только что видел. Он из могилки вылез, земельку отряхнул с себя и пошел».
    Преподобный Феодосий, принявший на себя подвиги монашества, старчества и юродства, был наделен от Господа даром чудотворений. Люди вспоминают, что однажды по его молитве во время жаркой засухи пошел долгожданный дождь.
    А вот как свидетельствует Владимiр Ляшенок из Армавира:
    «Когда-то очень сильно я болел туберкулезом, и сам, будучи врачом, не мог излечиться от этой болезни. Она прогрессировала, мне становилось все хуже и хуже. Однажды поехал на могилку старца Феодосия, почитал акафисты, каноны, помолился. Взял с могилки земли, воды, масла. Стал регулярно употреблять их. Вскоре пошел на рентген. И врач удивился - легкие были совершенно чистыми. Сейчас я и не вспоминаю о болезни. Слава Господу и Его угоднику преподобному Феодосию!»
    Множество подвигов и чудес, совершенных отцом Феодосием за его долгую-долгую жизнь, сокрыто от нас. Некоторые, милостию Божией, ныне открываются нашему грешному взору для нашего назидания и укрепления.
    Перед смертью старец говорил: «Кто меня будет призывать, с тем всегда рядом буду...»
    Однажды, когда духовный сын старца Феодосия инок Феодосий (Журбенко), будущий катакомбный Схи-Архиепископ Лазарь, за принадлежность к Катакомбной Церкви был осужден на десять лет сталинских концлагерей, с ним произошел дивный случай. В Карлаге (где в 30-е гг. отбывал срок и старец Феодосий) за "нарушение лагерного режима” (пытался письмо переправить на свободу) ему дали трое суток карцера. После жестоких издевательств, едва живого оттащили в подвал, отворяют карцер: мощные каменные стены, высокие потолки, мрак, ни единого окошка или лампочки, пронизывающий холод и сырость, стены покрыты плесенью, на полу ледяная вода по щиколотку, а под дверью широкая щель, через которую над поверхностью воды гуляют леденящие сквозняки. При этом ни лежанки, ни стула. Ни присесть, ни прилечь… Лишь на ночь заносили низенькую металлическую лежаночку, верх которой частично оказывался в воде, так что когда ложишься, часть тела и одежды промокали. Ходить по камере строго-настрого запрещено, только стоять, а ночью лежать. Надзиратели через смотровой глазок постоянно наблюдают, если заметят нарушение, натянут "гипсовый мешок”, который в воде начинает сжиматься так, что ломаются все кости – ребра, хребет, руки, ноги и человек превращается в "мешок костей”. Выбирать не приходится.
    Молодого инока затолкали в карцер, дали лишь дырявые валенки на ноги и бросили. В такой "обуви” ноги в воде киснут, и мерзнут еще сильнее чем без них.
    При выходе один из охранников то ли специально, сжалившись, то ли случайно уронил на пол шапку. Это было настоящее чудо Божие. Эта-то шапка и спасла инока. Ее он днем клал за спину, и так стоял целый день, прислонившись к сырой стене, а ночью клал себе под голову, так что голова не была в воде. Так он и сидел в темном карцере, потеряв счет времени. Спасала лишь молитва ко Господу, Пресвятой Богородице, Святителю Николаю и к своему незабвенному покровителю, старцу и учителю Феодосию, из рук которого в 1947 году он принимал иноческое посвящение в честь Святого Феодосия Киево-Печерского. В эти тяжкие годины он не остался один. Великий старец был и теперь с ним, укрепляя и защищая от верной гибели.
    В карцере инок Феодосий чуть было не потерял сознание. В сутки выдавали по одному лишь стакану "чаю” и одному ломтику заплесневелого хлеба. По ним инок и считал, сколько дней прошло. Когда насчитал пятый стакан, понял, что уже прошло пять суток! Обезсиленный, с трудом, изо всех сил он начал кричать и стучать в двери. Услышали надзиратели, прибежали, открывают двери, удивленно смотрят, что живой. Говорят: забыли, что на трое суток посадили, не перестают удивляться, как это он выжил...
    Владыка Схи-Архиепископ Лазарь до конца своих дней был убежден, что в карцере он остался жив только Чудом и Милосердием Божиим по молитвами его незабвенного учителя, Святого Старца Феодосия.

    Скольких еще исцелит, скольких приведет к вере, скольким поможет преподобный старец!
    «Кто меня будет призывать, с тем всегда рядом буду...» – завещал великий старец.

    Свидетельствует Высокопреосвященнейший Владыка Лазарь (Журбенко,+2005):
    «Когда я ехал в 1989 году на могилку батюшки, думал: прошел 41 год, наверное, все отца Феодосия забыли. Приезжаю и с удивлением узнаю, что там уже на машинке распечатали житие, все его читают, переписывают. Не знаю, кто собрал и записал эти факты, важно то, что люди его помнят, чтут.
    Одна женщина из Краснодара заболела раком, врачи приговорили ее к смерти, а у нее был маленький ребенок. И вот ей во сне предстал некий старец и сказал: "Приезжай ко мне в Минеральные Воды, я тебя исцелю”. Терять ей было нечего, и она поехала. Где в незнакомом городе спросить про старца? Конечно, в церкви. А там монашки приглашают приезжих на поминальный обед. Придя к ним, она увидела фотокарточку и узнала старца, который позвал ее в Минводы. Это был отец Феодосий. Ее отвели на могилку, и она там долго молилась, плакала, ела земельку. Куда и рак делся, врачи только руками разводили. В благодарность она выхлопотала цинковое железо, и устроила на могилке часовню на столбиках, без стен. Теперь там день и ночь горит лампадочка.
    Каждое воскресенье у могилы старца Феодосия много народа. Я приехал, посмотрел - милиции вроде бы нет, после 1988 года открыто молиться стало не так опасно. Надел епитрахиль, полумантию, крест, и мы всем мiром справили панихиду. Сколько людей со свечами стояло, горячо молилось. Вместо погребальных ирмосов мы пели ирмосы Пасхи, как в Светлое Христово Воскресение.
    После панихиды спрашиваю у людей: "Вот вы собрались здесь — вы этого батюшку знали?” Кое-кто только знал. Один человек говорит: "Я милость получил”, другой: "Он исцелил меня”, третий: "Подал помощь в трудных обстоятельствах”. Все ответы сводились к следующему: раньше мы о нем не знали и не слыхали, он нам явился в сонном видении, призвал в Минеральные Воды, и вот мы здесь. Все паломники были из разных мест, кто-то даже из Петропавловска-Камчатского.
    Мне передали, что один сергианский священник из Ессентуков сказал: "Он раскольник, его нельзя прославлять”. Действительно, отец Феодосий принадлежал к Катакомбной, Тихоновской Истинно-Православной Церкви и он никогда даже не заходил в храмы официальной Московской патриархии. До 1933 года старец Феодосий приезжал к отцу Евгению (Жукову) на станицу Кавказская и они приобщались Святых Христовых Тайн — они оба были афониты, постриженники Святой Горы...»
    После рассказа владыки Лазаря стало еще яснее, что лампада Святого Истинного Православия теплилась в сердце русского народа вопреки богоборчеству, ересям обновленчества и сергианства, смутам и потрясениям века сего. Верная Святейшему Тихону, Патриарху-Исповеднику вcея Руси, гонимая Церковь Катакомбная дала мiру множество Новомучеников и Исповедников, подлинных подвижников, истинных старцев, которые не изменили Истине в годы жесточайших испытаний. К этой Истинно-Православной Церкви принадлежал и преподобный старец Феодосий, под духовным водительством которого воспитывался, и от рук которого принял благословение и иноческое посвящение будущий святитель катакомбной Русской Истинно-Православной Церкви Схи-Архиепископ Одесский Лазарь (Журбенко).
    Не без Промысла Божия нашему времени открываются сегодня образы пастырей истинного духа. Скрытые в пещерных святилищах - катакомбах, куда, по слову Апокалипсиса, в трудные для Истинной Церкви годы удалились верные, - они дают нам прообраз дней грядущих, о которых сказано: «Не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни» (Мф. 22, 24). Помяни, Господи, за Веру Православную гонимых раб Твоих, их же имена Ты, Господи, веси!
    Молитвами святаго преподобноисповедника Феодосия да спасет и нас немощных Господь!
    Категория: История | Добавил: Elena17 (09.08.2017)
    Просмотров: 75 | Теги: Новомученики и исповедники ХХ века, россия без большевизма, церковный вопрос, святые, даты
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 600

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru