Русская Стратегия

      Цитата недели: "С ужасом внимает душа грозным ударам Суда Божия над Отечеством нашим. Видимо, оставил нас Господь и предает в руки врагов наших. Все упало духом, все пришло в отчаяние. Нет сил трудиться, и даже молиться! Нет сил страдать и терпеть! Господи! Не погуби до конца. Начни спасение! Не умедли избавления." (Свщмч. Иосиф Петроградский)

Категории раздела

История [1723]
Русская Мысль [247]
Духовность и Культура [319]
Архив [839]
Курсы военного самообразования [74]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Е.Э. Месснер. КОМАНДНАЯ ВОЛЯ ГЕНЕРАЛА ДРОЗДОВСКОГО

    О генерале Дроздовском написано уже много, о его непреклонной командной воде, о его способности влиять на подчиненных ему воинов, привлекать их к себе, увлекать за собою. Я же хочу поведать о расширенной этой способности: о подчинении его воле людей, ему враждебных, и о его влиянии на них.

    Полковник Дроздовский в январе 1917 г. принял штаб 15-й пехотной дивизии, прибыв в Действующую армию с незалеченным ранением руки, полученным им в сентябре 1916 года, когда он, будучи начальником штаба 64-й пехотной дивизии, лично вел в атаку один из ее полков.

    Не долго Михаил Гордеевич пробыл начальником штаба 15-й дивизии: передав мне штаб, он вступил в командование 60-м Замосцким пехотным полком той же дивизии. Немного спустя, он, я и еще один полковник были делегированы офицерами дивизии на съезд РУМЧЕРОД-а в Одессе (РУМынского фронта, ЧЕРноморского флота и ОДесского Военного Округа). На съезде он боролся с президиумом, сплошь состоявшим из социал-революционеров - грузин-медиков. В комиссиях и в пленуме съезда он провел свою резолюцию о запрещении солдатским комитетам вмешиваться в оперативные распоряжения командного состава. Пленум съезда - двухтысячеголовая чернь - подчинился силе воли и логике мышления явно контр-революционного полковника и голосовал за резолюцию.

    Больше того: к концу съезда у румчеродцев возникла мысль сформировать в Одессе из делегатов (чтобы им не возвращаться на фронт) "полк Румчерода", и они обратились к полковнику Дроздовскому с предложением стать командиром этого полка - революционеры признали авторитет офицера и контрреволюционера и хотели ему подчиниться. Михаил Гордеевич ответил, что командует полком по назначению Верховной власти и не может стать командиром полка по солдатскому избранию.

    Он возвратился в Замосцкий полк, но через несколько месяцев был назначен Начальником 14-й пехотной дивизии (того же 8-го Армейского корпуса, что и 15-я). Там у него возникли такие конфликты с комитентом дивизии, что ему грозил арест. Он приехал ко мне в штаб, чтобы я ему помог уехать в Яссы, где был штаб Румынского фронта. Я выдал ему "липовый документ": от Начальника штаба 15-й дивизии Начальнику 14-й дивизии предписание отправиться в командировку в Штаб фронта.

    С этим "документом" он благополучно доехал до Ясс и там стал формировать Офицерскую бригаду, чтобы вести ее на Дон к генералу Алексееву. Такую же вторую бригаду начал организовывать в Кишиневе генерал Белозер. Дроздовский телеграммой вызвал меня в Яссы и предложил стать в его штабе Старшим Адъютантом Генерального штаба. Я, конечно, согласился, но должен был возвратиться на короткое время в дивизию, чтобы сдать кому-нибудь штаб и передать мои дела в двух русско-румынских комиссиях, в которые я был назначен Штабом фронта.

    Этот Штаб чинил Дроздовскому большие препятствия, чем румыны (с которыми у него едва не дошло до боевого столкновения): штабные генералы опасались, что солдаты фронта устроят офицерам "Еремеевскую ночь" (Варфоломеевскую ночь) из-за формирования офицерской бригады. Штабом фронта был отдан приказ, освобождавший офицеров от взятого :а себя обязательства состоять в бригаде. И тут снова проявилась сила влияния Дроздовского на сотрудников, на подчиненных: никто из бригады не вышел, по этому приказу, из нее. Бригада же Белозера сразу развалилась.

    Таким исполином духа, воли, ума был Дроздовский. В заключение позволяю себе сказать несколько слов о себе:

    Выступление Офицерской бригады из района Яссы в поход к Ростову-на-Дону было столь поспешным, что Михаил Гордеевич не успел дать мне телеграммой знать, а когда я слухами узнал, было уже невозможно догнать Бригаду. Я был очень огорчен, что не стал членом Офицере бригады, а затем Дроздовской дивизии. Утешило меня то, что генерал Врангель назначил меня в Корниловскую Ударную дивизию, где я выполнял обязанности Начальника штаба... и все же жаль, что я не стал близким сотрудником Михаила Гордеевича, с которым меня, несмотря на разницу лет, связывала воинская дружба и память о котором жива во мне как о великом Российском родинолюбе и воине такого духа, такой командной воли, какой нигде не встречалось ни в Великую, ни в Гражданскую войны, кроме генерала Корнилова.

    Проф. Е.Месснер

     

    Категория: История | Добавил: Elena17 (14.10.2017)
    Просмотров: 129 | Теги: россия без большевизма, русское воинство, белое движение, даты
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 630

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru