Русская Стратегия

      "Обязанность развития производительных сил нации лежит на государстве более всего по отношению к племени или племенам, его создавшим. Как бы ни было данное государство полно общечеловеческого духа, как бы ни было проникнуто идеей мирового блага, и даже чем больше оно ей проникнуто, тем более твердо оно должно памятовать, что для осуществления этих целей необходима сила, а ее дает государству та нация, которая своим духом создала и поддерживает его Верховную власть." (Лев Тихомиров)

Категории раздела

История [1796]
Русская Мысль [253]
Духовность и Культура [329]
Архив [869]
Курсы военного самообразования [78]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Воткинское народное восстание в 1918 г. (ч.1)
    До настоящего времени факты, связанные с переломными моментами Воткинска, полностью не изучены. Но когда настоящее сделается достоянием истории без советского грима, наверное, только тогда обнаружатся истинные пружины сложного политического механизма, и многое, являющееся непонятным, станет ясным и очевидным. Пока же приходиться довольствоваться немногим и, по отдельным событиям, восстанавливать общую картину хронологии антибольшевистского вооруженного сопротивления в Воткинске. Тема эта очень сложна, многогранна, а изучение ее предполагает привлечение большого объема самых разнообразных исторических источников.

     

    Поэтому ограничиться традиционным комплексом архивных документов, отражающим политические требования повстанцев, их социальный состав, тактику действий и сделать на основании анализа только этих данных логически завершенные выводы не удастся, но приблизиться к истине все-таки можно.

    Для исторических исследований времен «развитого социализма» эта тема была заидеологизированна, с характерным отсутствием должного анализа идейно-политических платформ противников Советской власти. В то же время исследователи продолжали, хотя и в суженном объеме, но использовать архивные источники и мемуары участников Гражданской войны, выраженных в различных газетных статейках, приуроченных, как правило, к очередной годовщине Революции или Советской армии.

    Подводя общий итог историографии рассматриваемой проблемы, необходимо отметить, что советские историки и современные авторы внесли большой вклад в исследование событий мятежа. Был определен круг основных вопросов, нуждающихся в разработке, собран и обобщен ценный конкретно-исторический материал, подвергнуты изучению многие аспекты этой проблемы. Вместе с тем, некоторые важные сюжеты лишь определены в общих чертах, другие же остались вне изучения.

    Исследования по Ижевско-Воткинскому восстанию начаты, но завершенными их назвать нельзя. Большой ряд работ содержит выводы, которые не имеют достаточного обоснования. Произведения многих авторов об этих событиях иногда далеко выходят из границ не только современной, но и средневековой истории.

    Так, впечатляющую картину убийств воткинцев - воткинцами воссоздал в статье «Кровавая мгла над Ижевском» В. Фролов: «Самый изощренный способ уничтожения людей придумали воткинские белогвардейцы, которые превратили баржи в орудие по массовому уничтожению людей. Их планировалось затопить вместе с заключенными. Ввиду нехватки патронов людей закалывали штыками, или раскалывали черепа деревянными колотушками. Таким образом, только в Воткинске было убито более тысячи человек». Изощренность убийств воткинцев, описанных в книге Удмуртского отделения КПРФ «Защищая Отечество» 2008г., затмят, наверное, ужасы нацистов Германии. «После команды с диким ревом белые бросились на беззащитные жертвы. Рубили шашками, кололи штыками, ножами. Многих рабочих живыми забрасывали в ямы…». Продолжать можно долго.

    Но человеческое воображение, как известно из народных легенд, всегда населяло народы разных стран. Что касается достоверности этих преданий, нужно сказать, что авторы явно строят свои умозаключения лишь на отдельных и ничем не подтвержденных примерах. Представляя читателю полную трактовку событий, литературные художники тем самым, сознательно или по недомыслию, платно или бесплатно, но забывают основные цели и задачи восставших.

    Ленин, развивая марксистскую стратегию и тактику, действительно разработал и применил 7-го ноября, положение о вооруженном восстании и сформулировал пять главных правил, вошедших в 24-й том 4-го его издания.

    1. Никогда не играть с восстанием, а, начиная его, знать твердо, что надо идти до конца.

    2. Необходимо собрать большой перевес сил в решающем месте, в решающий момент, ибо неприятель, обладающий лучшей подготовкой и организацией, уничтожит повстанцев.

    3. Раз восстание начато, надо действовать с величайшей решительностью и непременно, безусловно, переходить в наступление. Оборона есть смерть.

    4. Надо стремиться захватить врасплох неприятеля, уловить момент, пока его войска разбросаны.

    5. Надо добиваться ежедневно, хоть маленьких успехов и поддерживать во что бы, то ни стало моральный перевес.

    Смелость, смелость и еще раз смелость – вот решающий залог успешного вооруженного восстания, подчеркивал человек, ставший диктатором в стране. Понятно, что воткинцы о статье Владимира Ильича «Советы постороннего» не слышали и его «Апрельских тезисов» не читали.

    Рассматривая особенности формирования и развития политических и военных структур, уже сейчас требуется высказать несколько добавлений к событиям этого ужасного времени, когда была размыта грань между добром и злом, Христом и антихристом.

    Маленький глухой и неизвестный никому городок далекого Прикамья в августе 1918г. стал в центре внимания не только России, но и Европы под магическим словом «Народное восстание». Это восстание в короткий срок выльется в мощное национальное движение и примет организованные формы, упоминаемое в некоторых белоэмигрантских источниках как «Ижевско - Воткинское движение».

    Здесь не было организованного государственного аппарата, не было регулярной армии с орудиями и снарядами. Были фронты, которые обложили небольшой островок свободы, но они не были удалены на сотни километров от тыла, которого у воткинцев также не было. Все знали, что на весы была поставлена не только собственная жизнь, но и жизнь родных и близких людей. Идеология борьбы воткинцев и сегодня остается одной из ярких и по-прежнему дискуссионных страниц истории ХХ столетия. Именно они, по мнению зарубежных, советских и современных историков, долгое время считались самым последовательным и бескомпромиссным бастионом антикоммунистической идеологии. Их ценил Верховный Правитель России и духовенство Белой Сибири, исходя из двух начал: Веры и Государственности.

    Поэтому изучение предпосылок восстания потребовало изучения материалов, характеризующих социально-экономическое развитие Воткинска и отличие его от Ижевска.

    Иван Солоневич в своей работе «Диктатура слоя», с точки зрения наивного реализма, разделял русскую рабочую массу на две очень неясно очерченные категории: пролетариат и не пролетариат. «Пролетариат это тот, кто «не имеет родины» и ничего, «кроме цепей». Кто собирается «завоевывать мир» и треплется по митингам и забастовкам. Не пролетариат - это те, кто имеет родину, кто никакими цепями не обременен, никаких новых миров завоевывать не собирается и ни в какие революции не лезет. Уральский рабочий вырос веками. Здесь деревня называется «заводом». Здесь «завод» включает в себя и деревню: каждая рабочая семья имеет свою избу и свою корову - а то и пять, имеет свой участок земли. Уральский рабочий любит и знает свой завод, любит и знает свое ремесло. Он живет (точнее жил до большевиков) привольно и очень сытно, и статистика заработной платы не имеет никакого отношения к его жизненному уровню».

    В дореволюционной жизни Воткинска всегда доминировали коренные рабочие (сельские обыватели) – собственники, имеющие движимое и недвижимое имущество. С времени царствования Николая I у каждого из них были свои усадебные, выгонные земли и лесные участки, сенокосы. Средняя величина земельного надела составляла от 3,8 до 6,38 десятин на двор. К 1916г. каждое третье рабочее хозяйство имело коров. Основная масса рабочих жила в деревянных двух и одноэтажных домах. Рабочая «аристократия» жила в капитальных кирпичных домах. Семья, даже со средним достатком имела 6-7 детей, при этом жены не работали, занимаясь домашним хозяйством. Работники завода уходили на пенсию в 56 лет. При всем этом, Воткинский рабочий всегда вел трезвый, здоровый образ жизни и не был консервативен.

    Согласно «Всеобщего русского календаря 1916г.» в поселке Воткинский завод проживало 22 тысячи человек, в Ижевске-38 тысяч. На 1918г. в 30-ти тысячном поселке (1. 03. 1918г.-город) имелось: 14 начальных школ, в т.ч. две татарских с 2000 учениками, более 60 учителей; городское (окружное) училище, равное 8 классам; женская гимназия, имевшая 7 классов основных и 8-й класс педагогический; мужская гимназия; механико-техническое училище, сделавшее шесть выпусков дипломированных техников – механиков. Заводские: больница, госпиталь, аптека, частная аптека.

    Одна из трех первых библиотек Урала была основана в Воткинске П.Г. Соболевским в 1823г. В ней имелось более 30 тысяч томов, в основном технической, литературы. В сентябре 1912г. была открыта Земская общедоступная библиотека, в фондах которой находилось более 20 тысяч книг, выписывались шесть газет и два журнала. Только промышленник В.П. Котков подарил библиотеке около 2-х тысяч книг из своей личной библиотеки. С 1905г. стала поступать социал-демократическая газета «Труд». В 1902г. была попытка организовать свою типографию. Имелся собор, вмещающий до 5-и тыс. прихожан, четыре церкви, мечеть, монастырь, часовня и староверческий скит. На заводе числилось 7770 рабочих и около 900 человек инженерно-технического состава.

    Интересные сравнения развития заводов-близнецов, построенных почти одновременно и с одинаковым производственным профилем, приводил в дневниках воткинский краевед И.А. Добровольский.

    Ижевский завод, после 50 лет работы стал оружейным, Воткинский — заводом широкого профиля. Изготовление им речных судов, паровозов, с/хозяйственных машин, якорей и др., участие в выставках, ярмарках, как в России, так и за рубежом, обеспечили заводу не только хорошую рекламу, но и широкие связи. Образование и широкий кругозор, обусловленный тесными связями с внешним миром в предреволюционный период, придали Воткинску привлекательные черты развитого и культурного центра, образовавшегося в глубокой русской провинции. Можно с уверенностью сказать, что к 1918г., в культурной, социальной и общественной жизни Воткинск был на уровень выше Ижевска, половина жителей которого составляла из «пришлого элемента» времен Великой войны и февральской революции. «Ижёвщина – понажёвщина» - была поговорка у воткинцев.

    Ижевск выпускал исключительно стрелковое оружие и в небольшом количестве — легированные стали, которые шли для нужд армии. Это обстоятельство наложило свой отпечаток на развитие общественной жизни. Связи с внешним миром были узкими, завод имел дела в основном только по линии органов военного министерства России. Офицерство всех рангов представляло собой наибольшую часть заводских начальников. В течение многих лет так наз. «Офицерское собрание», т.е. офицерский клуб, было самым деятельным и богатым органом в городе. Офицерство, как известно, было наиболее консервативной прослойкой российской общественности и среди него было много монархистов и противников либерализма и демократии. Разумеется, что в этих условиях прогрессивное развитие общества в Ижевске проходило гораздо медленнее и труднее, чем в Воткинске. Отсюда следовала более быстрая поляризация общества в Ижевске, чем в Воткинске, где большевики, в основном, не были известны до 1918г. В Ижевске же устойчивая большевистская организация, как альтернатива консерваторам, появилась в 1912г.

    Говоря о культурной жизни старого Воткинска, прежде всего, следует рассказать о двух клубах, игравших большую роль в жизни населения. Один назывался Благородным собранием, другой — Общественным собранием. Благородное собрание, по сути, было клубом заводской и городской интеллигенции и не соответствовало своему несколько пышному названию. Как известно, в Воткинске и округе почти не было дворян, и клуб имел вполне либеральный и демократический характер. Основание клуба многие связывали с именем горного начальника И.П. Чайковского, отца будущего композитора.

    Клуб, стоявший рядом с домом горного начальника, объединял, в основном, заводских служащих - от горного начальника до чертежников, служащих конторы и представителей заводской интеллигенции. Членами клуба были и заводские мастера, промышленники, купцы, священнослужители. Клуб представлял собой оригинальный зал на 200 мест со сценой, библиотека с читальным залом, комнаты для репетиций и кружковой работы.

    Общественное собрание было клубом, объединявшим, в основном, молодых рабочих заводских цехов, мелких служащих, как тогда именовали служащих мелких рангов — конторщиков, табельщиков, приказчиков. Основной контингент клуба - рабочие механического, модельного, паровозного, судосборочного цехов, эл/станции. В этих подразделениях завода трудились наиболее развитые, начитанные и работа в этих цехах была наиболее интеллектуальной, в отличие от более тяжелой работы, как, например, в литейном, прокатном или в котельном цехах завода. Двухэтажное помещение клуба размещалось в начале плотины. В доме была библиотека, и на первом этаже — чайная Общества трезвости, весьма популярная среди всех рабочих и очень хорошо обставленная.

    Характерной особенностью обоих клубов была их тесная взаимосвязь в кружковой работе. Концерты и спектакли нередко устраивались с участием обоих клубов. Учителям клубы были обязаны хорошо поставленной лекционной работой. В основном это были лекции по истории, литературе, поэзии. Очень популярными были музыкальные вечера, где лекции сопровождались музыкальными и вокальными отрывками. В почете были классики русской литературы – Чехов, Пушкин, Островский.

    В воскресные и праздничные дни в клубах устраивались любительские спектакли и костюмированные вечера-маскарады. Особенно эти работы активизировались в праздники Рождества и Пасхи, которые отмечались неделю. В эти дни спектакли и концерты повторялись дважды — днем и вечером. Во время детских каникул также устраивалась особая программа с елками, играми, Дедом Морозом и т.п.

    Какой-то политической деятельностью клубы не занимались, за исключением 1905г., когда проводились лекции о Государственной думе, ее целях и задачах. Цензура за деятельностью клубов, особенно Общественного собрания, была тщательной, но каких-либо особенных трений с полицией не было. Здесь нужно отметить, что полицейских в городе-заводе было 11 человек, не включая начальство.

    Из спортивной жизни обоих клубов необходимо рассказать об увлечении многих гребным и парусным спортом. Душой этого дела были работающие на заводе бывшие моряки и конструктор яхт барон Шталь. Было 5 или 6 классных яхт, несколько парусно-гребных шлюпок, байдарки и каноэ. Имелось две водные станции, одна на пруду, другая на Каме, в Галево. Ближе к 1917г. появились любители водомоторного спорта. Зачинщиком его был заведующий судового чертежного бюро З.В. Сумароков и старший мастер паровозного цеха Ф.И. Миронов. Было построено несколько моторных лодок. Это увлечение считалось весьма серьезным. Применялись малые нефтяные двигатели типа «Балиндер» и миниатюрные паросиловые установки для лодок.

    Именно клубы и библиотеки считались основными культурными очагами старого Воткинска. Театра не было, его заменяли клубные любительские сцены. В 1910г. открылся первый кинотеатр «Фурор». До революции практически большая часть населения была номинально религиозна: посещала церкви, соблюдала церковные обычаи, праздники, посты. Благовещенский соборный хор состоял из 20 человек штатных певчих, но главная его часть были любители и в хоре не было недостатка в вокалистах. Организация хора и управление им были на высоком уровне. Много лет регентом хора работал известный русскому церковному обществу В.С. Овчинников. Хор пользовался большой известностью не только в городах Вятской губернии, но и в Екатеринбурге, Перми, Уфе. Наиболее впечатляющими были выступления соборного хора в большие христианские праздники, особенно пасхальные, когда в течение целой недели в соборе перед народом развертывалась прекрасная легенда о сыне Бога Христе, который пришел на землю, чтобы научить людей жить в любви и мире, и о том, как эти люди мучили его и распяли на кресте. Главную партию в этом великолепном представлении вел хор, его сменяли солисты дуэтов и трио, чтение Евангелия, рассказывающие о скорбном пути Христа. Наконец, мрачное и торжественное песнопение Страстной недели, символизирующее страдания и смерть, завершалось ровно в полночь радостным ликующим песнопением радостного праздника Воскресения. В радостном торжественном звоне соборных колоколов люди в эту ночь, поздравляя друг друга с великим праздником, спешили к праздничному столу.

    Причины восстания всем ясны и понятны. Недальновидная политика большевиков, с сконструированным ими местным аппаратом, привела взятие на себя функций исполнительной, законодательной и судебной власти. Избегая бесконфликтных ситуаций и возможностей, коммунисты действовали только насилием, что доказывает их изначальное планирование и использование мер чрезвычайного характера. Так, руководитель воткинских большевиков Баклушин, приговоренный в 1906г. к бессрочной каторге за убийство заводского мастера и амнистированный февральской революцией, летом 1918г. лично поставил к стенке во дворе Совдепа двух рабочих.

    Октябрьский переворот пока оставил рабочих в прежнем положении и роль влияний партий была несколько преувеличена. К весне 1918г. они уже лишились своих рупоров - эсеровской газеты «Искра», меньшевистской «Зари» и «Воткинской жизни» разгромленных большевиками. Все газеты не призывали к вооруженной борьбе с последними. Желание рабочих не иметь в советах партийцев никак не подчеркивает сильного влияния правых социалистов. Но партийцы заранее решали важнейший вопрос о власти и на митингах действовали организованно и напористо. На заводе выросло количество чернорабочих, а их зарплата повышалась более высокими темпами, чем у квалифицированных рабочих. Это не вызывало особого удовольствия у заводских умельцев, связывающих такое положение вещей с деятельностью руководителей новой власти. Ленин называл высококвалифицированных рабочих агентами буржуазии среди рабочего класса. Советом завода около тысячи рабочих было сокращено.

    В феврале 1918г. воткинцы узнали о грабежах и беспределах команды Ефима Колчина в купеческом Сарапуле и Елабуге. До февраля 1918 г., в Елабуге Совет совсем не имел власти, она оставалась в руках уездного земства. В первых числах февраля большевистский Совет захватил власть, но через три дня население выступило и разогнало его. 26-го февраля прибывшая из Сарапула матросская фракция Колчина, в 320 штыков жестоко подавила выступление и вернула большевиков к власти. Около 200 человек было расстреляно, город объявлен на военном положении и в короткое время Совет был восстановлен. При нем был сформирован батальон гвардии в 400 человек под командованием бывшего ссыльного Туруханского края С.Н. Гассара (партийная кличка «Апостол»), который, с восстановлением власти, явился идейным вдохновителем местного Совдепа и быстро «экспроприировал всю буржуазную свору Елабуги».

    Реакция крестьян на новую навязанную власть с непонятным словом «продразверстка» также выливалась в адекватные меры, порой принимая форму вооруженного сопротивления с картинами разрушений и непоправимых утрат. В соседних к Воткинску волостях Оханского уезда – Бердышевской, Бабкинской, Частинской и др., грабеж запасов хлеба шел в планетарном масштабе.

    С убийством Моисея Володарского, тактика террора, по отношению к политическим противникам, стояла у большевиков на первом месте, была узаконена и возведена в ранг государственной политики. Казанская газета «Знамя революции» 9-го июля призывала: «Кто в панике отступает перед трудностями, кто поддается буржуазным воплям о Гражданской войне, тот не революционер, а революционный словесник».

    26-го июня в Шлыковской волости крестьянами был ликвидирован Оханский продотряд из семи человек, в т. ч. австро-венгерские социалисты Густав Бекке и Деревек Ласлов. На следующий день усиленный отряд из 25 мадьяр, под началом чекиста Болотова, прибыл на пароходе в с.Частые. 28-го и 29-го июня более 30 участников восстания были арестованы и расстреляны, причем публично.

    Главным персонажем предполагаемых мер сопротивления в Воткинске стал объединение офицеров, солдат и наиболее сознательных рабочих в Союз фронтовиков, которое началось в феврале 1918г., после целого ряда очередных бесчинств, произведенных большевиками. Один из организаторов Союза стал Павел Васильевич Пьянков, который провел четыре года на Германском фронте и дослужился до чина поручика. Организация быстро разрасталась, был выработан устав, который Воткинский Совет утвердил. 1-го марта на собрании Союза присутствовало 139 человек, а к дню роспуска его Советом – 26-го июля, в нем состояло около 600 человек.

    2-го августа бывший сторож Дебесского лесхоза и дезертир фронта Малыгин, ставший Вятским губвоенкомом, на территории губернии, большей чем территория Царства Польского, своим приказом ввел чрезвычайное положение. 6-го августа чрезвычайное положение введено в Ижевске и Сарапуле. После переворота в Ижевске воткинские большевики приняли действенные меры для укрепления своего положения и, создав чрезвычайный революционный штаб из трех человек, 8-го числа ввели военное положение в городе. Все военнослужащие были взяты на учет с запрещением отлучаться без согласия Совета не только из Воткинска, но и из дома. 15 деятелей из Союза фронтовиков, арестованных ранее, были выпущены за неимением явных доказательств их контрреволюционной деятельности.

    12-го августа приказом Командующего Северо-Восточным участком фронта Кедрова создается Вятский укрепленный участок, в командование которого вступает будущий начальник Особой Вятской дивизии, подавившей восстание в городе и почетный гражданин г.Воткинска 1971г., А. Медведев.

    15-го августа вооружается отряд для защиты Воткинска, но количество защитников Советской власти в разных источниках колеблется от 120 до 500 человек. Немедленно были выставлены заставы и секреты на дорогах к городу.

    Узнав о восстании в Ижевске, Союз фронтовиков Воткинска отправляет туда двух своих делегатов с просьбой дать винтовки. Ижевцы в выдаче оружия отказали, ссылаясь, что их будет трудно провезти, но обещали выслать на помощь хорошо вооруженную роту. Получив такое обещание, воткинцы начали подготовку к восстанию и приняли все меры, чтобы коммунисты не смогли воспользоваться утащить свое оружие и ценности. Газета «Ижевский защитник» под заголовком «Подробности занятия Воткинска и Галево» 23-го августа 1918г. сообщала: «Посланный Ижевским Штабом отряд в 250 человек подошел к Воткинску 17-го августа в 5 часов утра. Выбив противника из секретов, отряд вступил с ним в перестрелку, продвигаясь к жительству, наступая с разных улиц. После нескольких горячих схваток с красноармейцами, причем многими из отряда было проявлено выдающееся мужество и отвага, подступили к зданию Совета и Штабу красноармейцев, где и завязался решительный бой. Красноармейцы бежали, в Совете были взяты винтовки. К 11-12 часам весь завод был занят. Вся операция не стоила нам никаких жертв: у нас было только двое легко раненых.

    Было арестовано более 300 человек красноармейцев и большевиков. Население завода и всех деревень, где проходил отряд, встречало его с восторгом, снабжая кто чем мог и сообщая полезные сведения. Весь завод был занят исключительно силами Ижевского отряда и, только когда было занято помещение Совета, вооружили воткинских фронтовиков. У большевиков захвачено 4 пулемета, 400 винтовок и несколько тысяч патронов».

    Воткинцы определяли число ижевцев не более 120 человек и совсем по-другому запомнили эту помощь: «Ждем ижевцев, - вспоминал участник восстания. – Наконец извещение – «Идут!». Все готово, только дело за ижевцами, но они поступили не тактично. Дойдя до д.Кукуи, они повернули назад, объясняя, что у них нет пулемета. Насилу посланные для встречи уговорили их. Если бы они не задержались в Кукуях, ни одному бы из воткинских комиссаров, ни одному красноармейцу было не убежать. Ижевцы подошли уже к семи часам утра, и комиссары смогли быстро понять, в чем дело и дали тревожный гудок. Но все равно, убежать удалось не всем».

    По приказу Баклушина был выставлен пулемет в Борисовом переулке. С пулеметом комиссар труда Жужгин, выбрал удобную позицию и, засев в глубокой канаве, длинной очередью заставил залечь цепь наступающих. Хозяин соседнего дома Степан Булдарев, чтобы отомстить Совдепу за расстрелянного сына, из охотничьего ружья сзади выстрелил в пулеметчика. Сражение разделилось на мелкие очаги и восставшие фронтовики Ижевска и Воткинска рвались к центру, хотя на окраинах Воткинска все еще вели бои большевики, оставшиеся в окружении, их отдельные заслоны, группы. К полудню стрельба затихла.

    Статья воткинского краеведа С.К.Простнева в №137 журнала "Верность":

    Категория: История | Добавил: Elena17 (29.11.2017)
    Просмотров: 90 | Теги: преступления большевизма, россия без большевизма, белое движение
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 668

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru