Русская Стратегия

      "Обязанность развития производительных сил нации лежит на государстве более всего по отношению к племени или племенам, его создавшим. Как бы ни было данное государство полно общечеловеческого духа, как бы ни было проникнуто идеей мирового блага, и даже чем больше оно ей проникнуто, тем более твердо оно должно памятовать, что для осуществления этих целей необходима сила, а ее дает государству та нация, которая своим духом создала и поддерживает его Верховную власть." (Лев Тихомиров)

Категории раздела

История [1796]
Русская Мысль [253]
Духовность и Культура [329]
Архив [869]
Курсы военного самообразования [78]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Георгий Солдатов. Воспоминания семинариста о Джорданвилле. Ч.5.

    Об Авторе: Солдатов Георгий Михайлович - общественный и религиозный деятель Русского Зарубежья, редактор издания Общества ревнителей памяти Блаженнейшего митр. Антоний (Храповицкого) «Верность». Родился в 1932 г. Посвятил свою молодость работе с молодежью сначала в Германии, а позднее в США. В Германии был инструктором Организации Российский Юных Разведчиков (ОРЮР). Переехав в США (г.Чикаго) познакомился с ветеранами Белой Борьбы – чинами Чикагского отделения Русского Обще-Воинского Союза. Был принят в РОВС при генерале А.А.фон Лампе. В Чикагском отделении РОВС Г.М.Солдатов исполнял должность «обер-офицера по особым поручениям» с подчинением начальнику Отделения полковнику А.Сахно-Устимовичу. Имея опыт скаут-разведческой работы, в 1960 году по поручению своего начальника возвращается к работе с молодежью. Его трудами была создана Организация Российский Патриотических (слово «патриотических» со временем было заменено на «православных») Разведчиков (ОРПР) под покровительством РОВС, а позднее князя С.С.Белосельско-Белозерского и Чикагско-Детройтской епархии РПЦЗ. Г.М. Солдатов был не только первым начальником ОРПР, но и на протяжении 20 лет редактором журнала ОРПР «Костер Разведчика».

    Опубликовано в Литературно-общественный журнал "Голос Эпохи", выпуск 4, 2017 г.

     

    ЧЕЛОВЕК ПЕРВОГО РАНГА

     

    Память о профессоре и декане Свято-Троицкой Духовной Семинарии в Джорданвилле Н.Н. Александрове (1886-1970) с благодарностью должен хранить каждый житель Зарубежной Руси.

    Он сделал великое дело в воспитании будущих поколений русского духовенства и мирян. Все кто бывал в Свято-Троицком монастыре в 1950-1960 годы, знали Николая Николаевича. Как монашествующие, так и учащиеся часто видели его в молитве на кладбище у могилы покойной супруги. Часами он сидел на скамеечке, молясь за упокой ее души, и когда я был с ним у могилы, то слышал, как он повторял ей обещание: «Скоро буду с тобой! Вот нужно окончить еще один учебный год в семинарии и послать новый выпуск семинаристов для служения Богу и родине». Там, в молитве, он обдумывал, что и как делать для Семинарии.

    Верный сын Исторической России, инженер-конструктор военных судов, капитан первого ранга Императорского Флота, Н.Н. Александров, покинувший родину сопровождая из Крыма кадет Морского Корпуса, не забывал о своей клятве Государю, - воспитывал новые поколения молодежи Зарубежной Руси в преданности Церкви и России. Его не увлекала карьера профессора в университете штата Коннектикут.

    Как только появилась возможность организации семинарии при монастыре, он оставил в университете свое место и переселился в монастырь. Воспользовавшись своими обширными связями с офицерами морского флота США, он добился, чтобы Духовная Семинария была признана как училище высшего образования и могла бы выдавать дипломы бакалавра от имени Ньюиоркского Университета.

    Занятия в Семинарии начались 1/14 октября 1948 года. В 1951 году прибывший в США из Германии на торжественном акте Семинарии, назначенный быть ее ректором, архимандрит Аверкий (Таушев), в своем слове определил задачи Семинарии: «Наш общий долг помнить, что от Свято–Троицкой Духовной Семинарии, как единственного нашего духовно-учебного заведения, в значительной мере зависит будущее нашей Русской Зарубежной Церкви, нашего многострадального русского народа, в рассеянии сущего...»

    Паломники видели в Свято-Троицком монастыре большое прекрасное, белое, каменное трехэтажное здание библиотеки, в котором также находятся зал для докладов, помещения для архивов, музея и комнаты для лекций. Средства для постройки этого здания пожертвованы Н. и Е. Александровыми – это были их личные сбережения. На многих книгах библиотеки надпечатка, что они посмертно пожертвованы в память Е. Александровой.

    Всем семинаристам с готовностью он рассказывал о величии Русского Императорского Флота, о его офицерах, о воспитании нижних чинов. Он повторял при этом слова Петра Первого о том, что России нужен мощный военно-морской Флот, без которого наша страна не может быть великим государством, ибо его цель - защищать страну и ее торговые суда.

    Как говорил он, находясь на судах флота, вдали от пагубного влияния городов, офицерам предоставлялась возможность воспитания команды в долге перед Богом, Царем и Отечеством. Он даже, бывало, сравнивал корабли Императорского Флота с нашим монастырем, также часто оторванным от мира, являвшимся также судном, с которого обращаются молитвы с просьбой милости к русскому народу, находящемуся под пятой богоборческой коммунистической власти.

    Честь вам, слава и земной поклон труженики Божии, Н. и Е. Александровы!

    Благодаря вашим трудам многих Господь привел в Семинарию и в Свято-Троицкий монастырь. Видя ваше служение, многие учащиеся семинарии пошли по вашим следам, возвещая Слово Божие во всей Зарубежной Руси. Многие под вашим влиянием приняли духовный сан, полюбили службу церковную, предстояли у Престола Господня со страхом и трепетом, и уповали на Господа - также как и вы - что, Россия возродится, и будет славить Бога как прежде.

     

     КАКИМ Я ПОМНЮ Н.Д. ТАЛЬБЕРГА (1886-1967)

     

    Многие, из семинаристов поступив в Свято Троицкую Духовную семинарию, уже прежде, в школах или университетах, слушали лекции по русской истории. Но то, что студентам прежде предлагалось, сухие факты, было для многих не интересно. Они слышали, как что-то, где-то, произошло в определенные годы, какие были результаты битв и войн, проведение реформ, правления различных правителей государства, но Николай Димитриевич читал свой курс с точки зрения Русской Православной Церкви, Богоизбранность России, и ее населения. На вопрос во время урока, какие пагубные влияния он видит для России он, не задумываясь, ответил «католическая пропаганда». Когда я ему сказал, что католики занимаются миссионерством, он ответил; «миссионерство это Православной Церкви, а католической – пропаганда!». Н.Д. считал, что католичество является ересью и, следовательно, стараясь насильно привлекать православных верующих в унию, является борьбой с Истиной, которая была дана Православным народам, среди которых хранилась без изменений со времен Апостолов и Вселенских Соборов. О т.н. «просветительстве» протестантизма он утверждал, что в этих религиозных организациях которые, отколовшись от католичества, вообще не являются христианами, хоть таковыми себя называют. Как пример он приводил в иеговистов, мормонов и других, а также и раскольников в России. Поэтому, он говорил, на нас православных, лежит большая обязанность, хранить Истину, передавая ее следующему поколению, без добавлений и изменений, на которые соблазняет людей диавол.

    Он отмечал различие между правлением Православного Монарха обладавшего Миропомазанием и выбранными «президентами», которые правят не от имени Бога, а т.н. «народа». Он напоминал о помазании елеем от имени Бога Самуилом Саула на правление государством, о том, как юный Давид сберег жизнь Царя, зная, что цареубийство большой грех пред Богом. Как Н.Д. указывал указы Царей, и Императоров начинались словами: «Божией Милостью…» что отсутствует у т.н. «президентов» и диктаторов. Как он отмечал, наши Цари, всегда выступали в защиту Православия во всем мире, заботились о миссионерстве и советниками у них были духовные лица.

    Для лекций Н.Д. приготовил два учебника: «История христианской Церкви» и «История Русской Церкви». Те, кто поступал в семинарию непосредственно на старшие курсы, начиная с 3-го или 4-го, не слушали содержание о начале христианства и были частично лишены православного идеологического учения. Так считал Н.Д. и его мнение разделяли Владыка Аверкий и о. Архимандрит Константин (см. стр. 47-1). Н.Д. читая лекции, устно дополнял многое, чего не было в учебниках, в частности, пользуясь учебниками Спетербургской Духовной Академии, с указанием тех мест, которые опускались гражданскими не имевшими духовного образования историками. В этом он сходился во мнении с И.М. Андреевским, также считавшем, что светским людям часто непонятно поведение вышедших из монастырей духовных лиц живших иной жизнью.

    С Н.Д. меня познакомил игумен Антоний (Граббе) на Троицу 1957 г. когда я с ним приезжал в монастырь. Но поступил я в семинарию только в 1965 году. У меня с первых лекций случались с Н.Д. расхождения во мнении, но он всякий раз терпеливо объяснял мою неправоту, указывая, что у меня выявляется иностранное – не православное и не русское влияние. Поэтому он сказал, брат Георгий я тебе дарю свою книгу «Святая Русь» (Книга была издана издательством Светлейшего кн. М. Горчакова в Париже в 1929 г. 144 стр. Впоследствии уже окончив семинарию, в 1983 г. в ARDM-Press я эту книгу переиздал в 100 экземплярах и ходатайствовал, чтобы ее также переиздали в Джорданвилле). Н.Д. поручал мне для чтения или для его научных работ делать поиски в различных книгах. Когда я ездил в Нью-Йорк, то он всякий раз, давал мне поручение зайти в городскую библиотеку, в русский отдел, который был в то время лучше организован, чем во многих университетах и найти для него какие-то сведения. Очень скоро после начала слушанья лекций Н.Д. я был ими увлечен, понявши, насколько мне не была понятна русская история.

    Род Тальбергов ведет свое начало из Швеции. Отец Н.Д. был профессором уголовного права Киевского университета и под его влиянием в 1898 г. Н.Д. поступил в Киевское Екатерининское реальное училище, а затем в Петербургское Императорское училище правоведения. Н.Д. во время революционных волнений 1905 г. был организатором студентов недопущения в Училище изменений. Образование он окончил в 1907 году с золотой медалью. Н.Д. любил повторять о том, что для трудолюбивых и умных людей независимо от их происхождения и материального положения имелись большие возможности в России, как он подчеркивал больше чем в других странах. Как он говорил, его крестный отец Д.И. Пихно, был крестьянином, учившимся в гимназии и университете с его отцом и дядями, ставший профессором Киевского университета, редактором газеты «Киевлянин» и ставшим членом Государственного Совета.

     Н.Д. поступил на службу в отдел личного состава Министерство Внутренних дел в 1907 г. Затем был переведен в Ригу, и назначен в 1909 г. советником Курляндского Губернского Правления, откуда был переведен на следующий год в Киев на такую же должность.

    Он встречался с К.П. Победоносцевым, о котором рассказывал интересные воспоминания. По его мнению, К.П. Победоносцев и П. А. Столыпин были главными опорами среди государственных служащих русской монархии во время царствования Императора Николая II. Однажды я зашел с книгами в келию Н.Д. Там был отец Киприан и между ними был разговор о мировой войне. Н.Д. говорил, что во время царствования Императора Александра III Россия была в союзе с Германией, а потом с Францией. Россия была недовольна деятельностью Германии, главным образом, канцлера О. Бисмарка, когда после окончания Балканской войны, на Конгрессе в Берлине (1878 г.) немцы были против возобновления Венского договора и Лиги Трех Императоров (1873 г.) В 1887 г. был заключен договор между Россией и Германией, по которому Россия пришла бы выступить на помощь Германии, если бы ей была объявлена война Францией, а если Австро-Венгрия объявила бы войну России, то Германия пришла бы на помощь России. Но как сказал Н.Д. в 1890 г. канцлерство в Германии занял уже не Бисмарк, но политик настроенный против России, и вследствие этого России пришлось заключить договор с республиканской Францией. Эти военные и последующие экономические договоры, как считал Н.Д., нарушили в Европе статус кво, в результате чего произошло крушение монархий после мировой войны.

    В 1911 г. Н.Д. был переведен в Спетербург в Управление Продовольственной Части и участвовал в проведении реформы П.А. Столыпина, сопровождая в поездках начальника Управления В.В. Ковалевского. В 1913 г. он был назначен членом Черниговского губернского Присутствия.

    В 1914 г. Н.Д. был назначен чиновником особых поручений, при министре Внутренних Дел, с поручением заведовать делопроизводством, по выборам в Государственный Совет и Думу. Несмотря на молодость, он благодаря усердной службе, был произведен в Статские Советники и участвовал во многих предприятиях имевших своей целью прекращение революционного движения. В его обязанность входило подготовка губернаторов, вызов их в столицу для консультаций и т.д. С ужасом, он рассказывал, какие были затруднения в Империи, при поисках кандидатов на высшие государ-ственные должности, в связи с частыми убийствами революционерами.

    Кроме своей прямой служебной обязанности, Н.Д. состоял, со времени начала войны секретарем Благотворительного Комитета Министерства Внутренних Дел, а в 1915 г. стал членом Совета общества помощи русским беженцам.

    После революции Н.Д. ушел в отставку и уехал на Кавказ. Революция большевиков застала его в Москве, куда он приехал с Кавказа по делам. Там он вступил в тайную организацию во главе с Н.Е. Марковым и для более успешного в ней участия переехал в Петроград, откуда по делам организации отправлен был в Москву и Киев, где в 1918 г. участвовал на местном, тайном монархическом съезде. С согласия организации Н.Д. занял должность в Министерстве Внутренних Дел в правительстве гетмана П.П. Скоропадского, всячески борясь с революционными организациями. Как он рассказывал, положение в России, так быстро менялось, что не успевали, часто даже начать задуманное как, например, в деле организации Днепровского Казачества для борьбы на Юге России с большевиками. После падения власти гетмана Н.Д. уехал в Бесарабию, но через год вернулся в Одессу. Однако в это время там уже происходила эвакуация, и он опять покинул пределы России и через Болгарию, Сербию, Австрию и Чехословакию перебрался в Германию.

    Там он возобновил работу в организации Маркова и по его поручению поехал в Сербию и Грецию для подготовки монархического съезда. В 1921 г. Н.Д. участвовал на первом съезде в Райхенгалле и был выбран первым Управляющим делами Высшего Монархического Совета. В 1926 г. он был участником Зарубежного Съезда в Париже. Он состоял также членом других организаций стоявших за восстановление монархического строя правления в России. Защищая эти идеи в печати, Н.Д. участвовал с 1920 г. в издании журнала «Двуглавый Орел» и также в издании труда С.С. Ольденбурга «Царствование Императора Николая II»

     Н.Д. участвовал в монархических организациях, писал статьи, доказывая превосходство монархической формы правления. Деятельность Н.Д. была не только исключительно политической. Он принял большое участие в церковной жизни, защищая каноническое единство Русской Зарубежной Церкви. В своих статьях в журналах «Двуглавый Орел» и «Отечество», с докладами в различных городах Франции он выступал в защиту Синодальной Церкви. Свои мысли он выражал в статьях «Возбудители раскола» и «Церковный раскол», совместно с князем М. Горчаковым. Он написал «Итоги политики митрополита Сергия и Евлогия», принял участие в составлении книги «Русская Православная Церковь в Северной Америке – Историческая справка».

    Н.Д. был участником Второго Зарубежного Церковного Собора в 1938 г. в Сремских Карловцах, где он был избран помощником секретаря. После окончания Собора Н.Д. участвовал в комиссии издавшей труды Собора. В различных городах, где он проживал, его избирали церковным старостой.

    Во время Второй Мировой войны он продолжал деятельное участие в борьбе с коммунизмом. В 1944 г. он принял участие в эвакуации русских из Югославии.

    После II мировой войны Н.Д. оказался в Австрии. В Зальцбурге он был в комитете, устраивавшем беженцев и защищавшем т.н. ДП - «жертв Ялтинского соглашения», от выдачи большевикам. Эту работу он продолжал в лагере Парш (Австрия) где по поручению комитета он начал постройку лагерной церкви и гимназии, первым директором которой он стал.

     Эмигрировав в США, в 1950 году он, поселившись в Свято Троицком монастыре, в Семинарии заняв место профессора преподавая гражданскую и церковную историю, писал статьи для «Православной Руси», «Православной жизни», «Православного пути» и других изданий. Ему было предложено принятие монашества и возведение в сан Архиерея, но он также как и Н.Н. Александров - декан семинарии, мотивировал свой отказ возрастом и недостоинством для высокого сана. Эти два воспитатели многих выпусков семинаристов продолжали жить для России, вдохновляя будущих пастырей Церкви в надежде на милость Христа и Покровительство Руси Божией Матери. Они оба жили без личной жизни и их двери были всегда открыты для всех. Оба они находили для других доброе утешающее слово в нужде. Декану Н. Александрову, многие из семинаристов, окончивших образование, обязаны не только моральной, но также материальной помощью. Как один из них, так и другой обладавшие прекрасной памятью рассказывали семинаристам о духовных, военных и гражданских деятелях которых они знали лично. Н.Д. рассказывал о тех, кто обращался к нему лично за советами генералами: Врангеле, Кутепове, Миллере, Краснове, Туркуле и Бискупском. Н. Александров рассказывал о Русском Флоте, о том, что к 1917 году он был готов не только отразить Флот Имп. Вильгельма, будучи переоборудован, но и победить в битвах. Он рассказывал и показывал нам снимки русских кораблей, рассказывая о новейшей на нем технике.

    В монастыре, Н.Д. принимал живейшее участие, и с ним советовались не только семинаристы и монашествующие, но и посещавшие обитель историки. Его смерть неожиданно наступила 16 мая 1967 г. после краткой болезни. Он слег, но и будучи больным, продолжал свои исследования по истории. В последние недели жизни Н.Д. был занят составлением списка всех убиенных Великих Князей Киевской, затем Московской Руси, Царей Русской Империи и членов их семейств. В списке, где было известно, перечислялись имена убийц, их национальность и вероисповедание. Н.Д. также обдумывал, окончание своей работы об Евлогианском расколе, которую ему самому не пришлось завершить, и она была по его указаниям окончена другими.

    Его смерть мне кажется, наступила при загадочных обстоятельствах.

    Среди многочисленных работ Н.Д. Тальберга нужно отметить:

    1. Полвека Архипастырского служения. – Митрополит Анастасий.

    2. Святая Земля.

    1. Святитель Митрофан Воронежский.
    2. Архиепископ Антоний Воронежский.

    5. Миссионерский подвиг Русской Православной Церкви.

    6. Филарет Митрополит Киевский.

    7. Пространный Месяцеслов Русских Святых и Краткие Сведения о Чудотворных

     Иконах Божией Матери.

    8. Православное Храмоздание Императорской России в Европе.

    9. Гоголь – Глашатай Святой Руси.

    10. Муж верности и разума – К.П. Победоносцев.

    11. Император Николай I – Православный Царь.

    12. Император Николай I в свете исторической правды.

    13. Трагедия Русского Офицерства.

    14. История Христианской Церкви.

    15. История Русской Церкви.

    16. К 500-летию падения Второго Рима.

    17. Иосиф Семашко, митрополит Литовский и Виленский, и воссоединение униатов

     с Православной Церковью.

    18. Сборник – Отечественная быль: Из жизни и деятельности Имп. Екатерины II.

     Имп. Павел I в молодые годы. Имп. Александр I умиротворитель Европы.

     Имп. Николай I в жизни и на пороге смерти. Царская Россия и Северо-Американская республика в их исторической дружественности. Царь Миротворец. Светлой памяти возлюбленного Государя. Пролог Екатеринбургской трагедии.

    19. К сорокалетию пагубного евлогианского раскола.

    Труды Н.Д. оказались не напрасны и послужили и еще послужат молодым подрастающим поколениям русской молодежи и студентам русской истории в назидание и воспитание.

    Да упокоит Всещедрый Господь душу глашатая Святого Православия и Святой Руси.

     

    ВСПОМИНАЯ ИВАНА МИХАЙЛОВИЧА АНДРЕЕВСКОГО (1894-1976).

     

    Нужно было бы быть абсолютно с каменной душой человеком, чтобы на лекциях проф. И.М. Андреева (его псевдоним) не перенять от него чувства любви к русским духовным и культурным ценностям. Слушая его лекции, становишься гордым за те достижения, которые сделала Россия в миссионерстве и защите Православия во всем мире, каких литературных высот достигли ее писатели, поставив свои произведения на равную ногу с Шекспиром и Гюго. Заговоривши, с Иван Михайловичем о музыке, он вам немедленно напомнит о произведениях русских композиторов Рахманинове (Вечерня), Чайковском (Литургия) и других. Заговорите о технике, он будет говорить о радио изобретателе Попове и геликоптер строителях Сикорском и Сергиевском. Скажите, что многие военные были далеки от Бога, то он вам начнет рассказывать о Суворове и Кутузове, и так о чем бы вы ни заговорили, он в любом обществе будет душой собравшихся и защитником России. А если вы заговорите о медицине, то он будет вам перечислять все медицинские и химические достижения русских ученых и врачей.

    Незабываемы, остаются в памяти его лекции по литературе, православно-христианском нравственном богословии и апологетике. Разве можно забыть его лекции с разбором с классических произведений с религиозной точки зрения русских писателей? Так же как и отец Константин, он обращал внимание слушателей на самое главное в произведениях для христианина. Произведения Н. Гоголя, А. Пушкина, Л. Толстого, Ф. Достоевского, А. Блока и других представлялись семинаристам уже не в виде простого содержания, но в понятии того, что самое важное для спасения души. Если в юношестве И.М. был либеральным, то после революции у него произошло изменение мнения о государственном правлении. В статье «О сущности Православного русского самодержавияї он пишет: «Из трех видов государственной власти - монархии, демократии и деспотии - собственно говоря, только первая основана на религиозно-этическом принципе; вторая основана на безрелигиозно-этическом, а третья - на антирелигиозном (сатанинском) принципе. И также «Русская Церковь, проповедует идею православного русского самодержавия, как наилучший из возможных на несовершенной земле и исторически оправданный для России вид Богоответственной власти с Помазанником Божьим – Царем». Если бы Вы зашли в его комнату то увидели бы на стене под иконами фотографии семьи последнего русского Царя, а на книжных полках исторические произведения о русских Царях. И.М. был очень нервным, Поэтому если бы Вы в его присутствии заговорили об ошибках русского Царя, то получили бы незамедлительно грозовую лекцию со сравнением с президентами и диктаторами других стран.

    Об уроках апологетики у его слушателей семинаристов сохранилось много воспоминаний и прямо анекдотичных происшествий:

    Шла одна старушка по коридору семинарии, а в это время И.М. преподавал апологетику. И вот бедная старушка слышит, как за дверью И.М. громко кричит: «Я не верю в Бога! Докажи мне что Он есть!! Наука доказала что Его нет!» Слыша такие слова у бедной богомолки ноги, прямо подкосились, и она, что было духу, побежала в главный монастырский корпус к Владыке Аверкию. «Владыка! задыхаясь от бега, кричит она «Вы знаете, что происходит в семинарии? Я сама слыхала, как один из профессоров кричал о том, что Бога нет! Владыка! Большевики уже здесь! Конец мира! Мне дурно!»

    Лекции И.М. были всегда живыми, содержавшими анекдоты о писателях, комсомольцах-безбожниках пытавшихся доказать Академику Павлову что Бога нет, Л. Толстом одетом крестьянином и любимом им А. Пушкине. Поэтому на его лекциях не возможно было засыпать. Все чувства своей любви он старался высказать в лекциях семинаристам, передать методы религиозного спора с сектантами, безбожниками и иноверцами. Помнится, как в споре с комсомольцем по его рассказу верующий согласился, сказав «да я согласен, ты произошел от обезьяны, а я от Бога».

    Не все лекции с разговорами об обезьянах кончались благополучно. Один из фанатиков послушников услышав об обезьянах, быстро собрал партию подобных себе «ученых» которые с ним бросились к полке английских книг, где находилась книга Дарвина. Эту книгу также как и все тома К. Маркса из келии брата Владимира Тышкевича быстро потащили и облив бензином подожгли невдалеке от семинарии. Я думал, что у о. Константина и С.М. Иванова произойдут сердечные удары, так они разнервничались этому варварству сжигания книг.

    И.М. не был пессимистом и учил, что все, что бы ни делалось то должно быть с любовью. Миссионеру говорил он нужно быть как бы цветочником. У всех цветов глубоко в корнях спрятан свет, из черноты земли весной выходит свет, и мы радуемся красотой розы, тюльпана и т.д. Так же нужно найти и вынести из души человека на Свет Божий спрятанный в ней свет. Это можно сделать только с помощью горячей молитвы.

    Образование И.М. получил в России и в Западной Европе, изучал философию, медицину, был фельдшеров в армии. Он работал в институте психиатрии в должности научного сотрудника, преподавал литературу в средней школе Петрограда и посещал подпольные богословские курсы. Был деятельным противником обновленчества и принял участие в протесте против Декларации митрополита Сергия, бывши в составе делегации к митрополиту с просьбой отказаться от Декларации. В конце 20 годов был арестован и сослан на Соловки, и, получив добавочный срок, сослан в Белбалтлаг, откуда освобожденным не имел права проживать в больших городах Союза. Работал психиатром.

    Встречаясь в лагерях с иосифлянами и тихоновцами, И.М. стал миссионером катакомбником. Во время оккупации Союза немцами оказался на занятой ими территории, и в конце войны эмигрировал в Германию, откуда в 50-м году переехал в США, поселившись по приглашению Архиеп. Виталия (Максименко) в Свято Троицком монастыре в Джорданвилле. Он собрал у себя в келии большую библиотеку, и много читая, делая записи, преподавал различные предметы, включая патрологию, историю Церкви, психологию и логику. В семье у него были супруга Е. М. Сосновская, дочь Мария и сестра М.М. Шкапская.

    И.М. в монастыре посещал все богослужения, каждый день читал у себя в келии очередное житие Святого. Он читал книги не только по истории России, но и о Добровольческой Армии и часто разговаривал на тему первой мировой и гражданской воин с приезжавшими в монастырь бывшими воинами или горячо спорил о прошлом с проф. С.М. Ивановым.

    После моего окончания семинарии и получения магистерской степени в Колледже я приехал в монастырь и встретился, конечно, поблагодарить Ивана Михайловича который подарил мне свою недавно перед этим выпущенную книгу по русской литературе. Он мне напомнил о некоторых писателях, о которых были его лекции, сказал, что все они верили в будущую Россию. Даже Блока, которого мы на лекциях подробно разбирали – поэму «Двенадцать» нужно сказал он чувствовать, а не просто читать. Запомни его слова:

    «… Россия – буря. России суждено пережить муки, унижение, разделение, но она выйдет из этих унижений новой и – по новому великой…»

    И не только Блок, сказал И.М., в великое будущее России, верили Достоевский и многие другие писатели. Даже в Советском Союзе правительство, которого было антирусским, прорывалась у писателей эта вера. Как, например у М. Булгакова в пьесе «Дни Турбиных» когда капитан Студзинский воскликнул «Была у нас Россия – великая Держава: ему ответил штабс-капитан Мышлаевский: «И будет!… будет! Прежней не будет, новая будет. Новая!» Так вот брат Георгий будешь преподавать о русской истории и литературе, не забывай то, чему мы тебя учили в семинарии: «Святая Русь не сказала еще своего последнего слова!»

    Им написано много трудов по истории Церкви в СССР и литературе, некоторые из которых были переведены на английский язык. Когда монастырь и семинария оказались под административным управлением людей, стремившихся к унии с МП, то некоторые из его трудов подверглись при переиздании изменениям под редакцией «инока» В. Филипьева и митрополита Лавра.

     

    ДЖОРДАНВИЛЛЬ И МОНАРХИЯ

     

    Жизнь в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле никогда не текла скучной, постоянно что-то происходило. Всегда кто-то вмешивался в монастырские дела, давая советы, или возводя обвинения. Если бы на все обращать внимание, то голова бы закрутилась. Живя в монастыре, мы знали, что враги Зарубежной Церкви распространяют о нас различные ложные слухи. Некоторые из нас печалились, а другие как о. Иосиф или о. Константин смеялись, говоря, что люди обыкновенно верят самому плохому объяснению, нужно дать им время подумать и самим решать, что, правда. Но иконописец о. Киприан, когда нападки касались его работ, очень волновался. Его тогда успокаивал профессор И. М. Андреевский, напоминая о том, как современники критиковали Пушкина, Гоголя и Репина. Бывало потешно, когда родившиеся здесь некоторые слухи о происшедшем в монастыре возвращались в него с добавлениями. Часто они распространялись в Зарубежной Руси не со скоростью света, а гораздо быстрей. В монастыре еще не собирались что-то предпринять, а враги сообщали, что это уже произошло. Критика была особенно резкой, когда монастырем выпускались книги или в «Православной Руси» печатались статьи освещавшие русскую монархию с положительной стороны.

    Нашими врагами были: богоборческое советское правительство, верхушка Московской Патриархии, их заграничные приспешники, различные социалистические и инославные организации.

    Нам было заповедано, не иметь дел с неверными, поскольку ничего нет общего света с темнотой. В МП было темно. И монастырские отцы видели, что с ее обманами, она двигалась в еще большую темноту.

    А об участии русских в различных «демократических» организациях Владыка Аверкий как-то сказал, что это временное увлечение и если бы был авторитетный руководитель в Зарубежье, то люди бы бросили глупые увлечения иностранными идеями.

    Одним из главных обвинений врагов было, что монашествующие влияют на верующих, проповедуя монархические идеи, и якобы поддерживают культ Владимира Кирилловича в надежде, что он когда-то займет престол. На самом-то деле, в Джорданвилле относились к Владимиру Кирилловичу корректно, но оценивали его отрицательно.

    Монастырь не занимался политической деятельностью, однако многие его насельники были убежденными монархистами. Они считали, что монархия самая лучшая, богоустановленная форма правления, - и этого не скрывали.

    С одной стороны действовали против монастыря агенты МП. С другой - иноверцы, социалисты, солидаристы и другие мало верующие политические деятели, внимательно наблюдавшие за тем, что происходило в Синоде и в Свято-Троицком монастыре, чтобы потом на них нападать.

    Особенно их раздражало почитание у нас Царей.

    Например, перед входом в трапезную висела написанная о. Киприаном (Пыжовым) картина, изображающая старца Федора Кузьмича (Императора Александра Первого). Эта картина послужила причиной целому ряду домыслов, о том, что якобы Церковь где-то скрывала потомка скрывшегося в Сибири Царя! Указывали на какое-то оставленное завещание, о содержании которого, знал де только Митрополит.

    Однажды преподаватель семинарии, историк Николай Дмитриевич Тальберг (1886-1967) сидел около монастыря под фруктовыми деревьями. Я подошел к нему с просьбой объяснить лекцию об Императоре Петре III и предложенных им реформах. Он сказал мне, что не все историки поняли их значение с религиозной точки зрения, и сказал, чтобы я принес из библиотеки том «Описания документов и Дел Святейшего Синода».

    Когда я вернулся, рядом с Н.Д. сидел о. Киприан и они оживленно что-то обсуждали. Я сел невдалеке от них и стал слушать. Вскоре к ним подсел прогуливавшийся о. Константин (Зайцев). Разговор шел о написанной отцом Киприаном картине, находившейся в главном храме монастыря под хорами. Все иконы в храме были прославленных святых, а эта изображала еще тогда не прославленную Императорскую Семью, хотя и без ликов. Эта картина не давала покою врагам РПЦЗ: их возмущало само ее присутствие в храме. И на основании этого присутствия они обвиняли монастырь в ведении политической деятельности. Отец Киприан спросил Н.Д. о его мнении по этому вопросу, так как тот всю жизнь участвовал в монархических организациях. (Н.Д. был знаком с Н. Марковым-Вторым, состоял до эмиграции в правительстве гетмана Скоропадского, а потом в эмиграции был одним из делагатов монархического съезда в Рейхенгалле в 1921 году; он также выпускал монархический журнал «Двуглавый Орел»).

    Прежде чем Н.Д. успел ответить, о. Константин сказал, что Русский Царь был в мире Удерживающим от зла, и бунт против православной монархии был организован, чтобы заменить царскую власть бесовской; с приходом к власти большевиков Россия потеряла не только Царя, но и благодать.

    Н Д. добавил, что во время приезда в монастырь Митрополита Филарета он с ним говорил. Первоиерарх РПЦЗ ему тогда сказал, что настанет время, когда убиенного Царя и Его семью причислят к лику святых, так как они пострадали не только за то, что были Романовыми, но за их православие и умерли как мученики.

    Как о. Константин так и Н.Д. высказались за то, чтобы не отвечать в печати на обвинения. Н.Д. заметил, что большинство семинаристов не полностью воспринимают монархические идеи от старшего поколения, так как выросли в семьях, где уже не было прежнего отношения к Царю. Прежде в России, большинство считало Царя отцом, к которому можно обратиться в случае несправедливости. Это понятие о Царе не полностью воспринимается молодежью, которая видела у старшего поколения под иконами фотографию Царя, но не имеет тех же к нему чувств. Причина этому в том, что молодежь в Зарубежье ничего не слышит кроме клеветы на Царскую Россию и Дом Романовых.

    О. Константин к этому добавил, что кирилловичи не стали объединителями ни Церкви, ни народа в Зарубежье, и не давали примера благочестия, как Император Николай Второй. К сожалению, они малоцерковны и дали плохие примеры церковного послушания.

    Н.Д. тогда добавил, что, будучи управляющим Высшего Монархического Совета, после того как Блаженнейший Митрополит Антоний признал Кирилла Владимировича и выразил ему верноподданнические чувства, духовенство и монархические организации надеялись, что этот Великий Князь возьмется за работу по примирению с Синодом Американской (Платоновской) и Западно-Европейской (Евлогианской) Митрополий, что он станет объединителем, вокруг которого соберутся все русские организации. Но кирилловичи были заняты своими делами, создав так называемую «Казну Великого Князя», в которую их сторонники собирали средства, и мало интересовались русскими делами в эмиграции.

    По сути, Владимир Кириллович был главой «Дома Кирилловичей», а не Романовых, поскольку его признали Великим Князем и главой династии только его ближайшие родственники, но не другие члены Дома Романовых в Зарубежной Руси.

    Касательно иконы Царской Семьи в монастырском соборе, то Н.Д. добавил, что о. Киприан уже прежде написал икону всех Российских Святых, и на ней уже были святые, которых Церковь еще не прославила. Эта икона распространена в Зарубежье, о ней известно архиереям РПЦЗ, никто из них не выражал сомнения, и поэтому о. Киприану не стоит беспокоиться, что его обвиняют.

     

    Категория: История | Добавил: Elena17 (30.11.2017)
    Просмотров: 47 | Теги: православие, россия без большевизма, мемуары, голос эпохи, георгий солдатов
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 670

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru