Русская Стратегия

      "Восстанавливая правду и значение событий прошлого, ты становишься их участником. Что еще важнее: оставаясь верным правде о прошлом, ты тем самым отстаиваешь правду о настоящем. Отстаивание правды в настоящем начинается с отыскания правды о прошлом. Показательно, что это отыскание встречает сопротивление именно в настоящем тех сил, которым правда не нужна никогда. И именно это сопротивление современных нам сил свидетельствует о значении правдивого освещения прошлого." (Павел Хлебников)

Категории раздела

История [1884]
Русская Мысль [262]
Духовность и Культура [343]
Архив [900]
Курсы военного самообразования [82]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Воткинское народное восстание в 1918 г. (ч.3)

    Не продержавшись месяца, 7-го сентября 1918г. пала Казань. Печатный орган Самарского Комитета Учредительного Собрания - газета «Волжский день» № 78 за 12 сентября 1918г. сообщала: «Бои с красными, сосредоточившимися в Соколках, Мамадыше, Вятских Полянах, Елабуге и Набережных Челнах, закончились с полным успехом для нас. 7-го сентября части Народной армии с боем заняли Соколки. На рассвете 9-го сентября также с боем был взят Мамадыш. Елабуга занята нами без боя. Красные, потеряв много убитыми и ранеными, в панике бежали. Нами захвачено восемь пароходов, три орудия, шесть пулеметов и много продовольственных и вещевых запасов».

    На общей панораме событий восстания 13-го сентября ижевские народоармейцы освободили Камбарку. Около Елабуги, у Пьяного Бора, красными были обнаружены огневые точки «150 офицеров и 150 человек ижевских рабочих и добровольцев - интеллигентов разного сброда».

    В Воткинске первые серьезные военные операции сосредоточились со стороны Камы, и их масштабы настолько разрослось, что действиями лишь отдельных добровольческих красноармейских отрядов и вооруженных пароходов их было просто не подавить. Поэтому по стратегическому плану командования Красной армии, совместные наступательные силы 2-й, 3-й и 5-й армий должны были окружить и ликвидировать «всю раковую опухоль в Прикамье».

    В 3-й армии для координации всех сил, действующих против воткинских мятежников, в конце августа 1918г. был создан Отряд Особого назначения, которому впоследствии была подчинена Камская броневая флотилия тов. Ф. Каплан. Командиром Отряда назначен Начальник штаба 3-й армии тов. Ю. Аплок.

    Штаб в Перми стал формировать из матросских, красноармейских и других мелких отрядов регулярные Камские полки, а позднее и бригады. Основной ударной силой отряда являлись 1-й и 2-й Камские полки балтийских матросов и китайских интернационалистов. 3-й полк Отряда действовал на левом берегу Камы на участке Елово-Оса. По мере комплектования полков реорганизовывался и сам Отряд. Сначала он был преобразован в Камскую бригаду, а затем из нее были сформированы две бригады отрядного подчинения.

    Общая численность Отряда достигла четыре тысячи человек. Огневая поддержка состояла из шести орудий и двух бронеавтомобилей. Позднее Отряду будут приданы три бронепонтона и бронепароход «Урицкий» для огневой поддержки со стороны реки.

    После весьма печальной участи, постигшей первый пермский карательный отряд, из Перми были выдвинуты новые силы — 1-й и 2-й Камские полки силой 1200 штыков каждый, при 3-х орудиях и 10 пулеметах. Кроме этого к пристани Бабки подошли три вооруженных парохода с понтонами и орудиями.

    Здесь, в завязавшихся крупных боях, молодая Воткинская армия впервые обнаружила тот удивительный массовый героизм, который дал ей заслуженное право носить официальное именование «доблестных Воткинских частей».

    Военный корреспондент армии Г. Миленко писал: «Мне пришлось как-то ехать с одним из первых отрядов, отправляющимся в бой. Не обутые, не одетые, с одними винтовками в руках, любовно поглаживая стоящий между ними добытый пулемет, люди шли буквально как на праздник. Такого непосредственного детского веселья я никогда не встречал. И это наблюдалось повсеместно, во всех отрядах. Абсолютно никто не интересовался, можно ли, в силах ли будут отбить наседающего со всех сторон врага. Всех занимал исключительно один вопрос – удастся ли захватить пулеметы, патроны, а главное – орудия».

    Приказом армии № 13 от 7-го сентября Начальник штаба Юрьев (не капитан-авт.) просил «Всех легко раненых вернуться в строй», «Ротным командирам и начальникам команд приказываю разъяснить солдатам, что винтовки заряжать только четырьмя патронами, причем один должен быть в магазинной коробке под засечкой отсекателя». Кроме Начальника штаба все приказы подписывались Старшим адъютантом штаба, скреплялись подписями Председателя Союза фронтовиков, и члена Исполнительного Комитета совета рабочих и крестьянских депутатов.

    9-го сентября к вечеру 1-й Камский полк достиг с.Бабка и развернулся от берега Камы к северу. Севернее от него развернулся 2-й Камский полк. Пароходы с понтонами встали на одной линии с ними. Бой воткинских повстанцев против двух красных полков,ядро которых составляли китайские наемники под командой Го-Лай-Биня, остался интересен в памяти воткинцев как образец выдержанного до конца замысла по окружению и уничтожению крупной группировки противника. Героизм и самопожертвование людей, их мужество и отвагу удалось соединить с планомерным и четким управлением действий всех частей под командой Мудрынина.
    Как начинался бой и его результат, видно из выписки оперативной сводки Штаба Воткинской Народной армии.

    Бабкинский участок: «Выяснив окончательно силы и расположение противника, который сгруппировался для удара севернее Бабки, силой до 1200 штыков при 3-х орудиях, наш отряд, под командой N, не ожидая наступления со стороны противника, повел таковое сам. В 4 часа 30 мин. было выпущено три сигнальных ракеты. Без единого выстрела наши цепи приблизились к передовым частям противника. В это время показалась наша обходная колонна для удара во фланг и тыл. Обезумевшие красные бросились бежать, бросая оружие, боеприпасы, снаряжение. Командир роты с обходной колонной бросились на тыл противника и захватили часть его обоза. Прикрытие красноармейского обоза бросилось бежать к Каме, спасаясь, вплавь, но были все перебиты и потоплены в реке. Некоторые наши отряды гнали противника к Ножовке. Трофеи: 100.000 патронов и несколько пулеметных лент, 4 пулемета, 13 лошадей, сбруя, 5 телефонов, более 100 винтовок, 250 гранат, три походных кухни, до 100 пудов мяса и других продуктов».

    Участник этого боя вспоминал: «Это было одно из славных дел нашего Мудрынинского фронта. Втрое превышающего по численности и силе врага, в изобилии снабженного пулями и пулеметами, уничтожил один наш полк, вооруженный только винтовками, по три патрона на каждого. Мы не имели артиллерии, кроме одного горного орудия, временно перевезенного с другого участка фронта. Наши колонны расстреливали, били прикладами и душили руками красноармейцев. Командир 5-й роты с обходной колонной бросился в тыл, забрал обоз и, отогнав противника к реке, разогнал и расстрелял его.

    К концу боя были получены сведения, что у д.Пермяковка противник подогнал свои силы и, расстреливая отступающих, сам втягивается в бой, но пароходы, обстрелянные с берега нашим ружейным огнем, отошли вверх по Каме. Командир 1-го полка тов. Соболев и 2-го - Булкин, не унесли своих ног за Каму. Соболев был убит в Бабке. О судьбе второго командира, Начальник боевого участка Г.И. Мудрынин докладывал в Штаб армии следующее: «Представляю вам револьвер системы «Маузер», отобранный у командира полка Булкина, которого жители Ножевки сами утопили в Каме, предварительно набив ему рот землей».

    11-го сентября тов. Аплок донес командующему 3-й армией Берзину: «Чтобы прекратить бегство, отправляю последний резерв под командой матроса Матвеева с двумя пулеметами для задержания бегущих. Сам нахожусь в Частых и всех появившихся здесь дезертиров расстреливаю. Бабка, Бугры, Гари, Опалиха заняты противником».

    Ветераны-краснофлотцы также надолго запомнили этот бой. Бывший балтийский матрос Кириллов с судовождением был знаком поверхностно, но это не помешало ему принять на себя командование мощным бронепароходом «Михаил». В ночь на 9-го сентября пароход благополучно отошел от Осы и, выйдя на речной плес, занял свою боевую позицию на правом берегу около с.Бабка. Около 4-х часов утра из-за излучины реки неожиданно появились корабли повстанцев, которые следовали вверх по Каме в строю двух кильватерных колонн. Приблизившись, суда открыли огонь по «Михаилу» из всех своих орудий.

    Мадьяры, которые составляли артиллерийскую прислугу, быстро заняли свои места и открыли ответный огонь по флагманскому судну повстанцев. В самом начале боя на «Михаиле» быстро подняли якорь. Учитывая превосходство противника, «капитан» Кириллов решил выйти из боя, уводя судно вверх по реке. Путь бронепарохода лежал через узкую протоку (длинный остров разделял Каму на два рукава - так наз. Бабкинский перекат-авт.). Следуя по более широкому рукаву реки, «Михаил» решил с ходу форсировать перекат. Однако осуществить сложный маневр не удалось. Судно со всего размаха плотно село на мель. Противник приближался. Кириллов положил штурвал на борт и развернул его к последнему левым бортом.

    Бронепароход беспомощно стоял посреди реки. Умело маневрируя, флагманское судно повстанцев, резко сбавив ход, стало на траверзе «Михаилу» (перпендикулярно продольной оси судна), который представлял неподвижную мишень. Используя внезапность нападения и, не вступая в переговоры, с носовой части судна были выпущены две прицельные пулеметные очереди, которые превратили капитанскую рубку в щепу, а прямым попаданием снаряда была ликвидирована вся прислуга кормового орудия. На судне начался сильный пожар и паника: загорелось топливо в судовой топливной системе. Прицельным вторым выстрелом было повреждено носовое орудие, а новое попадание вывело из строя судовую машину. Остатки команды, спасаясь на шлюпках и вплавь, представляли прекрасную мишень для пулеметов и винтовок воткинцев.

    В бою под Бабкой безвозвратные потери белых составили сорок человек. 27 были отпеты и захоронены рядом с близкими на Нагорном кладбище. 13 не местных солдат - у алтаря Преображенской церкви в братской могиле. Также были раненые и пропавшие без вести.

    Свой расстрел в плену рассказывал находящийся в Воткинской земской больнице ижевский рабочий М. Максимов. «Захватили нас двоих большевики и повели вдоль своих позиций в Ножевку. Встречные красноармейцы спрашивают: «Кто такие?» и как узнали, что мы «чехо-словаки», сейчас же решили расстрелять, но вмешался их комиссар. Привели нас в арестное помещение, скоро туда привели одного красноармейца, который в чем-то провинился. Сначала мы думали, что хоть мы и арестованные, убивать нас не будут. Если бы хотели убить, то сделали это сразу. Арестованный красноармеец, зная повадки своих приятелей, уверил нас – обязательно расстреляют.

    Наступил вечер. Слышим топот ног и бряцание винтовок за дверями: слышим, ищут ключника, чтобы войти, но ключника нет. Начинают ломать дверь, но это не удается. В дверях есть оконце, заделанное решеткой. Против него стоит арестованный красноармеец и пытается урезонить своих расходившихся товарищей. Почти одновременно вслед за этим раздается несколько выстрелов. Арестованный валится со стоном.

    Я и мой товарищ падаем, он ближе к двери, я сзади него. Следует пять залпов один за другим. После них мой товарищ вздрогнул и сжался в конвульсиях. Потом я почувствовал сильный ожег в живот… Я еще недолго слышал, шум превратился в звон и я потерял сознание.

    Когда очнулся, то почувствовал, что правая рука затекла от лежащего на ней моего товарища – он лежал ко мне спиной. Я чувствовал холод его мертвого тела и понял, что он мертв. Я боялся пошевелиться, боялся изменить положение, чтобы не выдать, что я жив. Мои опасения оправдались. Скоро пришли красноармейцы с фонарями, отперли дверь и начали нас осматривать, но, очевидно, найдя нас мертвыми, удалились. Несмотря на это, я продолжал лежать, не изменяя позы.

    Это спасло меня, так как эти же красноармейцы скоро вернулись, но уже с начальством. Начальство осмотрело нас, заявив, что «туда нам и дорога» и удалилось. Боясь пошевелиться, я лежал в объятиях мертвого до самого утра. Утром пришли мужики, чтобы похоронить трупы и, стоя над нами, стали жалеть нас, ругая большевиков.

    Сначала вытащили красноармейца, затем взяли от меня товарища, а когда подошли ко мне, я моргнул глазами одному из них. Мужички обрадовались, но не надолго. «Если узнают большевики, что мы не донесли, то и нас расстреляют», - логично рассудили они. Я умирал от жажды и, по моей просьбе, они принесли молока, хлеба и яиц. Затем, посоветовавшись, меня и два трупа решили оставить в коридоре; меня приложили к стенке и, привалив трупом, ушли. Через час входит женщина и спрашивает: «А что земляк, ты можешь встать и идти со мной?». Я ответил утвердительно. Меня привели в избу, напоили чаем, но держать побоялись и отвели в пустую избу. Скоро приехала наша разведка».

    Были перебежчики из насильно мобилизованных в РККА. «Сначала нас согнали в Частые, - вспоминал один из них. – Мы стали требовать оружие, но нам не дали, разбив всех на части. Здесь же сформировали роту. Против построенной роты вышел командир, по-видимому из латышей. По-русски говорил непонятно. Нас он стал уговаривать, чтобы мы шли против чехо-словаков. А под конец выкрикнул: «Да здравствует Ленин и Троцкий!». Из Частых мы двинулись полной ротой в 250 человек. В Змеевке нас поджидали три роты китайцев и человек 60 флотских.

    В Змеевке нас вооружили и двинули на Ножевку. Покуда шли, немножко сговорились промеж себя, организовались и отказались идти дальше. Наши командиры телеграфировали о нашем отказе и получили предписание – расстреливать, если мы будем препятствовать. Поставили против нашего помещения пулемет да китайцев. Пришлось согласиться. Разбили нас. Один взвод на Березовку, а два на Пьянку отправили. Только из 250, нас 180 осталось, остальные разбежались. Идет Красная армия, грабит по дорогам, душегубствует, издевается над крестьянами, особливо китайцы, а сделать ничего нельзя. Взяли китайцы и матросы Бабку и нас туда привели.

    И если они грабили по дорогам, то в Бабке грабеж дошел до того, что церковь ограбили. Один в ризу оделся и давай промеж своих «комаринского» отплясывать. О крестьянском добре и говорить нечего. Тут бой пошел. Стали их прижимать, а мы воспользовались. Шесть нас было из одной местности и пошли в противоположную сторону. Только стали в концы села подходить – глядь, женщина бежит, в ноги бух и голосит: «Трех дочерей китайцы насилуют, помогите!». За ноги нас хватает. Видим, что не уйти нам незаметно, да ее жалко стало.

    Заходим во двор. Девушки в клети заперлись, а китайцы двери ломают. Мы к ним, а они из двора к комиссару. Мы же девушек выпустили и вместе все успели убежать в лес. Я на немецком и австрийском фронте был, но такого издевательства не видывал».

    Как уже говорилось, особенность общественной атмосферы, которая царила в Воткинске в период героической борьбы с большевиками, характеризовалась крепко спаянными между собой самыми разнообразными общественными элементов. Общая ненависть к большевикам, вынужденная замкнутость, в крепко стесненном вражеском кольце, объединила всех вокруг общего дела. Нужно отдать должное, как военным частям армии, так и рабочим, являющимися по существу представителями общественности. Они сумели мобилизовать все свои силы, могущие своим опытом и знаниями способствовать общей тяжбе.

    В целях устранения параллелизма и дублирования «исследователей» восстания, хотелось бы сказать, что никто в указанное полную зарплату не получал. Сознательному и самоотверженному труду отдавались все, не зная ни выходных, ни праздников, работая сверхурочно. И за этот напряженный труд, как на заводе, так и в армии, все получали только две трети содержания, так как касса местного казначейства пустела, не имея никаких притоков. Отказ от 1/3 заработка прошел безропотно, ибо все осознавали преобладание нужд армии и общественных нужд над частной потребностью. Это служило примером здоровой, крепко спаянной общности, так необходимой в тяжелые для России часы испытаний.

    19-го сентября газета «Воткинская жизнь» на своих страницах, без фамилии, заклеймила позором служащего отдела снабжения завода, принесшего для оплаты сверхурочные ведомости. «Граждане Российской Республики, - сообщалось в газете, - чтобы избавиться от насильников, призвали старых, измученных трехлетней войной солдат-фронтовиков для защиты революции и Государства. И верные сыны своей родины, забыв еще незажившие раны, вступили в борьбу, рискуя своей собственной жизнью и не требуя никаких сверхурочных. Истинные граждане своего государства в момент борьбы за лучшее будущее многих поколений, не требуя никакой благодарности, пошли, кто в армию, чтобы доказать, что им не чужда гражданское чувство, а кто был оставлен в тылу, помогал той же армии переносить лишения, стараясь облегчить их.

    Когда шум стрельбы стих, обыватель выбрался на свет Божий, осмотрелся и стал соображать, нельзя ли как-нибудь заработать лишний рубль? Оказалось, при желании можно. Выбирают такого «гражданина» обывателя послужить делу народной обороны с нашим почтением, а он под шумок пишет в ведомости, чтобы час его работы оплачивался полуторным. И глубоко прав наш Председатель городской Управы, что этот гражданин в настоящий момент никогда подобных претензий больше не предъявит».

    Целые страницы газет также были посвящены благодарностям лицам и учреждениям, пожертвовавшим деньги и имущество на нужды армии. Жертвовали все. От служащих членов Общественных собраний и Медицинского союза до крестьянина, отдававшего один рубль.

    В приказах по армии Начальник штаба также и неоднократно благодарил и церковные приходы, и гимназиста Виссова (будущий детский писатель Е. Пермяк-авт.), отдавшего несколько рублей, полученных от поставленного им спектакля, и скромную буфетчицу Утробину, и многих, многих других.

    Военнопленных в городе-заводе было столько, что не хватало специальных помещений. Их приходилось размещать в частных домах. Разумеется, жить в одном доме с пленным китайцем или латышом, хоть и под охраной, воткинскому обывателю не очень улыбалось. Поэтому для арестованных были приспособлены три, не отправленные потребителю баржи, которые были поставлены на р.Вотка.

    Приказом Начальника штаба Народной армии № 23 от 16-го сентября, в п.6 объявлялось, что «все арестованные, содержащиеся в частных домах, перемещены на баржи и прежние их помещения освобождены. Справка: рапорт коменданта г.Воткинска с/г. за № 346». О массовых и одиночных расстрелах в этих «баржах смерти» написано не мало Рождественных сказок и даже поставлен памятник «погибшим баржевикам».

    Официально известен только один случай расстрела, который был опубликован в местной газете. Брожение арестованных началось и вылилось в виде незаконных требований к караулу и открытой брани в адрес часовых. «Начальнику караула были отданы соответствующие распоряжения - принять самые решительные меры в случае возникновения беспорядков. Арестованный до суда Швецов позволял себе неоднократно обращаться с угрозой к часовым и по адресу Начальника караула Русских, крича, что он их всех расстреляет, как только выйдет на свободу. С наступлением темноты настроение среди арестованных повысилось, и появилась угроза возникновения открытого бунта. Начальник караула на точном основании гарнизонного устава и, согласно инструкции Штаба армии, приказал расстрелять главного зачинщика, что и было сделано в 22 часа и о чем он донес по команде».

    С освобождением уездного г.Сарапула, 31-го августа, началось формирование Сарапульской Народной армии. Здесь были организовано 17 крестьянских рот, две роты фронтовиков, один эскадрон, 1-я Сарапульская запасная команда и Ударный батальон под командой Матросова, позднее расформированный в особую роту. В период середины сентября 1918г. строительство трех армий выходит на новый организационный уровень. При том Воткинская и Ижевская армии продолжали формироваться независимо друг от друга. Командующим последней Д.И. Федичкин был назначен Главнокомандующим войсками Прикамского края.

    Главный штаб формирования (ГЛАВФОР) ведал формированием всех войск Учредительного Собрания в Прикамском крае и находился в г.Ижевске, который являлся центральным местонахождением Комитета Учредительного Собрания. Весь Прикамский край разбивался на военные округа (по уездам), в которых находились окружные отделы формирования, ведающие организацией войск всех родов оружия. (так, например, при Воткинской армии – Воткинский Отдел формирования, при Сарапульской – Сарапульский Отдел формирования). В свою очередь каждый округ разбивался по районам, в которых находились районные сборные пункты, мобилизующие людей по волостям находящимся в их районах воинским начальником.

    Во главе штаба формирований Прикамских войск Учредительного Собрания стоял Начальник Штаба формирования, который был подчинен непосредственно Главнокомандующему и являлся ответственным лицом перед ним в исполнении своих задач. Помощник Начальника Штаба формирования являлся ближайшим сотрудником и заместителем Начальника Штаба формирования.

    Главный Штаб формирования разделялся на окружные отделы формирования

    Начальник Отдела формирования «………….» округа.

    Пехотная часть Начальник пехотной части «….» округа,

    Артиллерийская часть Начальник артиллерийской части «…» округа,

    Инженерная часть Начальник инженерной части «…» округа,

    Интендантство Конский запас со статистическим отделом «…» округа,

    Склады Склад оружия и огнестрельных припасов «…» округа

    Начальник санитарной части «…» округа

    Контрразведка «…» округа

     

    К 20-го сентября в Воткинской армии были сформированы два пехотных полка. 1-й пехотный Воткинский заводской им. 17-го августа полк был сформирован из трех батальонов 3-х ротного состава каждый. Командиром полка был назначен Мудрынин. 2-й пехотный Воткинский им. Учредительного собрания полк был также трех батальонного состава, но по две роты в батальоне. Командир полка Русанов. Первому полку на городской площади было преподнесено освещенное знамя, которое, по воспоминаниям старожилов, представляло собой зеленое полотнище с широкой ярко-красной каймой и надписью «За свободную Россию».

    Но история военного строительства Народной армии в Воткинске не будет отличаться полнотой и глубиной, если не исследовать героический путь хотя бы одной отличившейся воинской части. Таким примером, без сомнения, являлся артиллерийский дивизион.

    Забегая вперед, нужно сказать, что во время перехода через всю Сибирь, эта была единственная на Восточном фронте часть, которая сохранила и вывезла с боями в Читу все свои 12-ть орудий из 14-ти. За этот подвиг Воткинскому артдивизиону в Забайкалье будет вручен Георгиевский флаг, а 484-е его артиллериста отмечены Знаком Отличия Военного ордена «За Великий Сибирский поход» 1-й и 2-й степени.

    По истечении десятков лет уроженец Кельчинской волости крестьянин В. Наумов вспоминал в эмиграции, как доставались эти орудия. «Это было мое первое боевое крещение. А мне было всего 18 лет. Мы шли в бой с одними винтовками, имея около двадцати патронов на каждого. Красные дружно встретили нас пулеметным и орудийным огнем. Они поставили пулемет на часовню, а внизу стояли орудия и били по нам прямо в лоб.

    В бой шли: 2-я, 7-я, 5-я роты и отряд рабочих. Я был впереди, но страха не было – шел прямо под пулеметную очередь и, как ни странно, именно это и спасло меня. Первая наша линия не имела потерь, а идущие сзади были ранены, убиты, контужены. Очевидно, пулеметная очередь перелетала нашу линию. Шел я в бой спокойно, страха не было совершенно, страшнее было сознание попасть в плен, твердо зная, что лучше быть убитым. Красные не выдержали нашего натиска и отступили, бросив свои орудия и пулеметы».

    Г. Миленко писал: «Я помню, как в Воткинск привезли две трехдюймовки, захваченные, что называется, горячими, в упряжках, с лошадьми. Вокруг орудий, сплошь забрызганных кровью, стояла кучка обутых в лапти, усталых, замученных и все-таки радостно гогочущих солдат. И, кажется, никому не приходило в голову, сколько жизней стоят эти страшные игрушки. Командующий приказал выдать участникам этого дела 10000 рублей. Они все поголовно отказались от денег. Не знаю, есть ли в военной истории случаи снаряжения и пополнения армии за счет неприятеля».

    Этот, один из многих похожих, бой не был бесшабашной русской удалью воткинцев, – это была крепкая вера в то, что однажды сделанный выбор нужно доводить до конца.

    На основании приказа «отказные» деньги пойдут на образование особого фонда помощи семействам убитых воинов в этом бою и будут «записаны по денежному журналу в графу переходящих сумм по квитанции № 138».

    Юрьев, как кадровый артиллерист-капитан, закончивший Михайловское училище, внес заметную лепту в создание артиллерии армии. Было разработано и успешно применено руководство, схема и план формирования этой части. Инспектором артиллерии был назначен В. Коробов.

    Но обратимся к непосредственным документам.

    План формирований включал в себя:

    1. Регистрация артиллеристов.

    2. Разбивка по батареям, взводам и командам.

    3. Оборудование парка.

    4. Довольствие, оборудование и снаряжение.

    5. Оборудование конюшни и складов.

    6. Занятия с личным составом.

    1

    Регистрация артиллеристов

    Регистрация всех имеющихся в городе артиллеристов представляет первый и весьма важный шаг при формировании части. От умелого проведения этой регистрации зависит успешность работы. Основной принцип – самое тщательное знакомство с личностью каждого пришедшего на запись с целью выяснения его специальности и боевой подготовки. Необходимо, чтобы регистрация велась лицами из командного состава и сведения по прилагаемой форме давалось бы по возможности самые полные. Такие же сведения должны быть поданы каждым из лиц бывшего командного состава артиллерии, для чего заготовляются анкетные листы, заполняемые собственноручно каждым из бывших офицеров. Эти анкетные листы служат материалом для дальнейшего ознакомления друг с другом лиц командного состава.

    Так как условия настоящего времени ставят на первый план быстроту формирования, то лиц, не служивших, а только желающих служить в артиллерии, регистрировать не следует, все равно учить их негде и некому. Необходимо обойтись хотя бы незначительным кадром, но состоящим из фронтовиков - артиллеристов.

    2

    Разбивка по батареям, взводам и командам

    Закончив регистрацию артиллеристов, приступить к разбивке людей по батареям, взводам и командам. Число батарей всецело зависит от числа зарегистрированных и наличия материальной части. Число взводов в каждой батарее должно быть не менее двух, а лучше трех. Каждый взвод должен представлять собой цельную единицу, могущую полностью обслужить свое орудие. Поэтому в состав каждого взвода должны входить, кроме номеров и взводных, представители всех специальностей, как-то разведчики, телефонисты, наблюдатели, артиллерийские техники, фуражиры, каптенармусы и санитары. При соблюдении этих условий состав взвода выразится в числе 25-30 человек.

    Такой взвод, находясь в отделе, сможет обслужить себя вполне самостоятельно. Остальные взводы (2 и 3) той же батареи, сформированные по указанной схеме, представляют собой ничто иное, как смену личного состава первого взвода.

    Т. е. имея на позиции только одно орудие, которое и представляет собой собственно батарею и обслуживая его взводом, получаем возможность каждые два дня производить смену личного состава, и в этом случае имеем возможность предоставлять людям, сменившимся с позиций, 4-х дневной отдых и использование его для обучения личного состава.

    Кроме собственно боевой части батареи и взводов необходимо иметь отдельные команды разведчиков, телефонистов, пиротехников, наблюдателей и специалистов по ремонту орудий. Число команд зависит от материальных средств и личного состава, имеющихся в распоряжении лица, производящего формирование.

    3

    Оборудование парка

    Закончив разбивку людей, необходимо позаботиться об устройстве и оборудовании артиллерийского парка, который должен служить сборным пунктом артиллеристов, местом для их занятий и собственно парком, т. е. местом для хранения орудий, ящиков и т. п. При нынешних условиях формирования устройство казарм для всей артиллерийской части осуществить крайне затруднительно, но все же весьма желательно иметь при парке помещение хотя бы для одного только дежурного, т.е. предназначенного для отправки на позиции взвода.

    4

    Довольствие, оборудование и снаряжение.

    Правильная постановка дела формирования требует, чтобы довольствие людей, их обмундирование и снаряжение производилось в том самом парке. Взвод, отправляющийся на позицию, должен получать через своего артельщика все виды довольствия (чай, сахар, хлеб и особенно табак) на весь свой состав и на все время пребывания на позиции, т. е. на два дня, и через своего фуражира на весь конский состав взвода – на те же два дня. Командир взвода должен озаботиться.

    5

    Оборудование конюшни и складов.

    Конюшни артиллерийской части также должны быть устроены поблизости от артиллерийского парка для большего удобства их обслуживания. Это же указание относится и к необходимым складам амуниции и фуража.

    6

    Занятия с личным составом.

    Занятия с личным составом должны состоять, прежде всего, в ознакомлении.

    Занятие командного состава с подчиненными им взводами путем расспросов и бесед/ командира взвода с каждым из его подчиненных/. Затем необходимо добиться того, чтобы люди научились обращаться с находящимся у них в руках оружием, для этого следует вести занятия по сборке, разборке и стрельбе из карабинов и револьверов, при наличии таковых. Если позволяют материальные средства, то желательно обучить хотя бы часть номеров каждого взвода стрельбе из пулеметов. При систематических занятиях с людьми стрельбой из карабинов и пулеметов в конечном результате добиться того, что в случае крайней необходимости каждая батарея сможет защититься своими средствами, не прибегая к помощи особого пехотного прикрытия.

    Занятия с командным составом должны заключаться в возможно полном ознакомлении всех командиров взводов со всеми артиллерийскими позициями данного района, что может быть достигнуто дежурством командиров взводов /в свободные четыре дня/ на соседних артиллерийских участках. Занятия же с отдельными командами обуславливаются специальностью каждой команды, и производятся под непосредственным руководством ее начальника.

    Приложение к руководству по формированию.

    К пункту 1

    1/ Опросный лист регистрации.

    2/ Анкетные данные командного состава.

    3/ Общий список.

    К пункту 2 и 4

    !/ Схема численности взвода с указанием специальности

    К пункту 4

    2/ Ведомость об оружии взвода

     

    Схема организации артиллерийской части Народной Армии.

    Во главе всей артиллерийской части армии стоит Инспектор артиллерии, который подчиняется Командующему армией.

    Вся артиллерийская часть состоит:

    Штаб артиллерии
    Артиллерийский дивизион
    Артиллерийский парк
    Штаб артиллерии состоит:

    1 Из Начальника Штаба, в ведении которого находится канцелярия инспектора артиллерии и все лица командного состава. Он помогает Инспектору артиллерии в общем руководстве артиллерийской частью и предоставляет проекты приказов по артиллерии.

    2. Из трех дежурных по Штабу артиллерии, в обязанности коих лежит следить за своевременной отправкой батарей и взводов на позиции для смены: они должны знать, где в определенный момент находится Инспектор артиллерии, Начальник Штаба и Командир дивизиона, чтобы во всякое время была возможность вызвать их в Штаб: дежурный должен записывать все указания, данные Инспектором артиллерии и докладывать о них Начальнику, дабы последний всегда был в курсе того, что происходит в Штабе в его отсутствии; ко времени смены каждого дежурного он должен делать выборку из всех телефонограмм и распоряжений, полученных в Штабе за время его дежурства, и предоставлять эти выборки Начальнику Штаба для составления журнала военных действий.

    3. Начальнику связи, на обязанности коего лежит забота о быстрой и постоянной связи с пехотой, батареями и командным составом. В его распоряжении находятся команды телефонистов и ординарцев.

    4. Начальника команды разведчиков.

    Артиллерийский дивизион

    Артиллерийский дивизион состоит из батарей, количество которых определяется наличностью орудий и удобством управления ими. Каждая батарея состоит из трех или четырех взводов.

    Во главе дивизиона стоит Командир дивизиона. Он замещает Инспектора артиллерии в его отсутствие, перемещает батареи в зависимости от боевой обстановки и с ведома или по уполномочию Инспектора артиллерии, определяет для батарей комплект снарядов, заведует сменой и пополнением личного и конского состава и материальной части, следит за правильным и своевременным питанием артиллерийским парком батарей боевыми припасами.

    Во главе каждой батареи стоит командир батареи. Он командует батареей, заведывает (так в документах-авт.) набором и обучением личного состава, требует от парка для всей батареи: продовольствие, фураж, снаряжение и, в общем, заботится о полном обеспечении батареи всем необходимым.

    В каждом взводе имеется командир. Он является Начальником своего взвода, исполняет все распоряжения по взводу командира батареи. При недостатке орудий и наличии в каждой батареи только одного орудия, батарея разделяется для дежурств на позиции по числу взводов на три или четыре смены, причем каждая смена дежурит на батарее по двое суток. Остальное время взводы стоят на отдыхе в тылу и используют это время для обучения стрельбе из карабинов и пулеметов.

    Артиллерийский дивизион имеет канцелярию в составе одного делопроизводителя и двух писарей, которые ведут все делопроизводство, касающееся вышеуказанных функций.

    Артиллерийский парк

    Артиллерийский парк находится в непосредственном распоряжении командира дивизиона. В состав его входят:

    Командир парка.

    Заведывающий хозяйством.

    Заведывающий учетом артиллерийских снарядов, ружейных патронов ручного и огнестрельного оружия, пороха и др. взрывчатых веществ.

    Заведывающий доставкой снарядов на боевые позиции и вообще – правильным питанием батарей необходимыми боевыми припасами.

    Командир парка заведывает хозяйственной частью артиллерии, а именно:

    Набирает конский состав.
    Требует от заведывающего снабжением:
    а/ снаряжение

    б/ вооружение

    в/ обмундирование

    г/ все виды довольствия для состава батарей

    д/ заведывает приемом и отправкой всего упомянутого по батареям и ведет учет по имуществу при помощи своей канцелярии

    ж/ по требованиям командиров батарей пополняет снаряды на батареи не выше комплекта.

    Канцелярия парка состоит из делопроизводителя и четырех писарей.

    На обязанности ее лежит: ведение всего делопроизводства, касающегося всей хозяйственной части парка, в смысле правильного и своевременного питания ими батарей нужными боевыми средствами по требованию командира дивизиона. Ведет учет людей, конского состава парка, отчетность по их довольствию, снаряжению, конской амуниции и пр. Делопроизводитель отвечает за правильное и своевременное исполнение чинами канцелярии порученного каждому из них дела, являясь общим руководителем делопроизводства парка.

    Подпись Инспектор Артиллерии

    Статья воткинского краеведа С.К.Простнева в №139 журнала "Верность"

    Категория: История | Добавил: Elena17 (26.12.2017)
    Просмотров: 52 | Теги: преступления большевизма, россия без большевизма, белое движение, гражданская война
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 751

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru