Русская Стратегия

      "Восстанавливая правду и значение событий прошлого, ты становишься их участником. Что еще важнее: оставаясь верным правде о прошлом, ты тем самым отстаиваешь правду о настоящем. Отстаивание правды в настоящем начинается с отыскания правды о прошлом. Показательно, что это отыскание встречает сопротивление именно в настоящем тех сил, которым правда не нужна никогда. И именно это сопротивление современных нам сил свидетельствует о значении правдивого освещения прошлого." (Павел Хлебников)

Категории раздела

История [1878]
Русская Мысль [260]
Духовность и Культура [343]
Архив [895]
Курсы военного самообразования [82]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    С.Х. Карпенков. Из воспоминаний

    Моя малая и большая родина – деревня Вощанки Кормянского района Гомельской области. Здесь я родился в 1945 году, и на этой благодатной земле белорусской прошли мои детство, отрочество и ранняя юность. Здесь я ходил босиком в начальные классы Вощанской семилетней школы. Здесь же в родительском доме жил вплоть до поступления в Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова. Сюда, на родину приезжал каждый год и не один раз в юные годы, будучи студентом и аспирантом, и в более зрелом возрасте, чтобы помочь родителям в полевых работах, заготавливать дрова и сено. Здесь, на родной белорусской земле я был и школьником, и пастухом, и начинающим столяром. Профессиональному столярному делу учился в Литвиновичской средней школе, куда поступил в восьмой класс с аттестатом о семилетнем образовании. В эту школу, расположенную в восьми километрах от моего дома, сначала ходил пешком, а потом ездил на велосипеде. Особенно трудно было добираться до школы ранней весной и поздней осенью, когда просёлочная дорога становилась почти не проходимой из-за тающего снега и затяжных осенних дождей. Но для меня ни плохая дорога, ни проливные дожди, ни трескучие морозы не были помехой – на занятия я ходил в любую погоду даже тогда, когда в сильную метель всю дорогу полностью заносило снегом, что ни пройти ни проехать.

    Учился в Литвиновичской школе четыре года. После её окончания с золотой медалью я получил аттестат о среднем образовании с отличными оценками по всем предметам и свидетельство столяра четвертого разряда. Такой высокий разряд за профессионально выполненную работу был присвоен в виде исключения мне одному в классе, а остальным выпускникам – только второй. Практические и теоретические знания столярного дела пригодились мне в дальнейшем, когда, учась в университете, я работал лаборантом и механиком и участвовал в разных научных геофизических экспедициях и, когда, будучи аспирантом, проводил самостоятельно сложнейшие экспериментальные исследования. Да и в повседневной жизни, в быту и на даче такие знания тоже оказались не лишними. Трудовые навыки и опыт важны и нужны в любом деле и особенно в домашней работе. Поэтому с уверенностью могу сказать, что трудовое обучение во всех классах школы – это очень важная и необходимая составляющая образования.

    Мои родители вырастили и воспитали шесть детей: у меня три брата (два старших и один младший) и две сестры, старшая и младшая. Все мы закончили Литвиновичскую среднюю школу и потом получили разные профессиональные образования. У каждого из моих братьев и сестёр своя интересная биография.

    Мой отец, Карпенков Харлан Корнеевич (1908–1990), как и его родители, знал в совершенстве крестьянское дело, всем сердцем и душой любил землю, которая отчасти кормила нашу многодетную семью. Кроме того, он был опытным плотником, и его, как лучшего мастера плотницкого дела, приглашали строить бревенчатые хаты односельчане. В совершенстве и превосходно владел он столярным и бондарным ремеслом. Уделял много времени пчеловодству, которое было вторым после земледелия значимым делом в его жизни. Все эти дела, основные и неосновные, как и каждодневная крестьянская работа от темна до темна в своём небогатом хозяйстве, помогали нашей большой и дружной семье худо-бедно сводить концы с концами, при этом выплачивая непомерно большие налоги, значительно превышавшие годовой доход, и выжить в трудные годы.

    К моему отцу очень часто приходили за разными хозяйскими советами крестьяне, учителя и лесники. Особенно часто бывали у нас дома начинающие пчеловоды, которые задавали разные вопросы: что нужно делать, чтобы пчелиные семьи были сильными и больше приносили мёда и чтобы они слишком часто не роились? Ответы на эти и другие вопросы могли длиться не один час, несмотря на неотложные работы и большую занятость отца в своём хозяйстве.

    Учась в церковно-приходской школе, мой отец хорошо изучил элементарную математику, легко и с удовольствием решал школьные задачи и помогал нам в начальных классах в самостоятельном освоении азов устного счёта и арифметики. Он свободно читал не только на русском, но и на старославянском языке, и в понимании Библии, к которой регулярно обращался, чаще всего по церковным праздникам, он не испытывал затруднений.

    Моему отцу очень нравилась поэзия русских поэтов. Некоторые стихи Николая Некрасова и Алексея Кольцова он знал наизусть ещё со школьных лет и иногда в редкие свободные минуты читал их. Для чтения художественной литературы у него не хватало времени. Регулярно выписывал газеты и журналы. С большим вниманием изучал книги по пчеловодству и сельскому хозяйству. Изложенные в книгах практические советы и рекомендации он использовал в своих земных делах.

    Моя мать, Карпенкова Ева Прокофьевна (1911–1977), как и её предки, родилась в деревне Вощанки на земле белорусской. На её плечах держались домашнее хозяйство, в котором круглый год работ невпроворот. Летом она, кроме того, работала в поле, а зимой пряла нитки и ткала полотно. И все в нашей большой семье были всегда сыты и одеты, хотя питались и одевались весьма скромно, но все ходили в чистой и опрятной одежде. Да и в хате всегда были чистота и порядок. Мать знала русские народные сказки и в свободные от неотложных дел минуты, чаще всего в воскресные дни, рассказывала их нам.

    Поздней осенью, когда заканчивались полевые работы, моя мать из снопов обмолоченного льна с помощью ручной мялки готовила волокно, освобождая его от костры. Из очищенного и расчёсанного тонкого волокна с бледно-серебристым отливом зимними долгими вечерами при тусклом свете керосиновой лампы она пряла нитки. При этом под монотонное жужжание самопрялки иногда пела песни, в основном грустные, о несчастной женской доле. А потом ближе к весне отец вносил в хату и выставлял кросны, на которых моя мать из льняных ниток ткала полотно. И так повторялось каждый год. Гораздо реже ткались одеяла с разноцветными рисунками и скатерти с витиеватыми узорами. Такие нарядные одеяла и скатерти бережно хранились в сундуке и застилались только в большие церковные праздники.

    Готовое сотканное полотно сероватого цвета ранней весной выносили в огород, расстилали на чистом искристом снегу, и под ярким солнцем оно белилось. Из отбеленной льняной ткани родители сами шили одеяла и рушники для повседневного пользования. Шили и верхнюю одежду из предварительно окрашенной ткани. Обычно эта непростая работа, требующая особого мастерства, выполнялась к Пасхе. К этому великому православному празднику всё в доме готовили заранее и основательно – белили стены и печь, очищали от сажи печную трубу, обновляли соломенные матрасы, считавшиеся целебными, убирали в хате, мыли тщательно и до блеска дощатые полы, пекли в русской печи пасхальный пирог, красили яйца и готовили другие яства для праздничного стола. В этой предпраздничной работе участвовали все – и стар и млад. Каждый в нашей семье выполнял свою посильную работу, но больше всех трудились, конечно же, родители. В канун Светлого Воскресения освящали пасхальный пирог с золотистой коркой и тёмно-красные яйца, окрашенные в настое из луковой шелухи. Пасху мы каждый год встречали с благоговением в молитве перед праздничной трапезой и с великой радостью в обновленном нарядном одеянии – одежде, сшитой руками наших родителей из самотканого льняного полотна.

    Моей многодетной матери, родившей и воспитавшей шесть детей, по моему запросу из Москвы была вручена правительственная награда «Медаль материнства I степени» незадолго до её смерти.

    Родители приучали всех нас с самого раннего детства к труду благородному и добросовестно относиться к любому делу. Воспитывая на добрых православных традициях, они научали отличать добро от зла, каждый день и всякий раз напоминая о том, что обижать кого-то грешно, что сквернословить и обзывать кого-либо тоже грешно и что большой грех не слушать родителей.

    Мои родители похоронены на местном кладбище в Вощанках, где среди вечнозелёных сосен, елей и белеющих берёз покоятся их близкие и дальние предки. Памятник на их могилах изготовлен из гранита по моему заказу в Москве. Он выполнен опытными московскими мастерами в виде прямоугольной плиты с высеченным изображением отца и матери. Я привез и установил его вскоре после смерти отца.

    Про взаимоотношения моих родителей с властями можно написать отдельный рассказ в назидание подрастающему поколению. Какими бы их не считали местные партийные власти того времени и как бы их не называли, они относились к разряду тех крестьян-тружеников, которые, работая в поле с раннего утра до позднего вечера, добывали и добывают в поте лица хлеб насущный. Таких земных тружеников во всем цивилизованном мире называли и называют фермерами, и на их благородных трудах держится продовольственная безопасность.

    Взаимоотношения с односельчанами были нейтральными, деловыми, а со многими и дружескими, но никогда не были враждебными. Отношения со стороны властей были всё же разными в разное время, но тоже не враждебными, иначе моих родителей и отца прежде всего без всяких оснований могли бы арестовав, лишить свободы либо сослать, как поступали с великим множеством честных, безвинных крестьян-тружениками и, в частности, как жестоко и несправедливо обошлись с моим близким родственником Поляковым Малахом Ивановичем, мужем моей тётки Марьяны по линии отца. Его арестовали весной 1930 года за то, что он своими руками и за свои средства построил ветряную мельницу в соседней деревне Берёзовка Кормянского района, и дальнейшая судьба его до сих пор не известна. Говорят, что после жестоких издевательств его расстреляли местные изверги-чекисты. Спустя более полувека, в 1989 году его полностью реабилитировали. Очевидно, реабилитация, какой бы она не была справедливой, не воскресит многие миллионы жертв чудовищного самовластия прошлого века. Да и от подобных реабилитаций, пусть и официально объявленных государством, не становилось и не становится легче родственникам, потерявших по воле партийных самозванцев своих родных и близких. Тем не менее признание безвинности жертв и, следовательно, вины наёмных исполнителей – это некое покаяние властей. Однако такое покаяние вынуждены делать совсем другие люди, люди другого поколения, которые к совершенным ранее варварским преступлениям не имеют никакого отношения…

    Нейтральные отношения местных властей к моим родителям сразу же сменились на доброжелательные и даже покровительственные после моего поступления в Московский государственный университет в 1963 году. О поступлении узнала вся деревня Вощанки после получения моими родителями почтовой открытки с их поздравлением в связи с зачислением меня студентом первого курса физического факультета МГУ.

    Вспоминается один интересный эпизод из моей юности. Во время учёбы в университете я каждый год в разное время приезжал к родителям в деревню Вощанки, дабы помочь им в домашних работах и сходить на кладбище, чтобы убрать могилы родственников, и вспомнить с родителями о том, как своим благородным трудом они поднимали на ноги своё трудолюбивое поколение. Однажды летом, когда я приехал в деревню (был тогда я аспирантом), в хату к нам зашёл незнакомый человек в форме капитана милиции. Моя мать предложила ему сесть за стол и спросила, что хотел бы он покушать. В нашем доме всегда соблюдалась добрая православная традиция: любого незнакомого человека, вошедшего в хату, в том числе и нищего, пришедшего за подаянием, всегда принимали за гостя, и даже в тяжёлые времена находили, чем угостить. Но капитан милиции отказался от угощения, но сел за стол. Достав из планшета какие-то бумаги, он стал задавать мало понятные для родителей вопросы, и делал он это в не совсем корректной форме. И мне об этом было слышно – в то время я находился в дальней комнате. Я вынужден был выйти к милиционеру. Поздоровавшись с ним, я спросил, почему он не представился. Он, покраснев и немного застеснявшись, предъявил мне удостоверение, по которому я понял, что это был сотрудник органов безопасности (КГБ). По-видимому, незнакомый гость в погонах выполнял предписанное ему сверху задание в связи с моим участием в научных исследованиях с грифом секретности. В результате той и всех других проверок в то время не было никаких помех и препятствий со стороны КГБ в моей почти десятилетней учёбе в университете. Не было помех и в дальнейшем, когда я был научным руководителем важнейших научно-исследовательских работ, выполняемых совместно с оборонными отраслями промышленности СССР. Каких-либо ограничений и препятствий я не испытывал при поездке за рубеж на международные научные конференции.

     

    Карпенков Степан Харланович,

    профессор, лауреат Государственной премии

    и премий Правительства РФ

     

    Москва, 29.12. 2017 г.

     

    Категория: История | Добавил: Elena17 (30.12.2017)
    Просмотров: 55 | Теги: мемуары, степан карпенков
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 746

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru