Русская Стратегия


"Итак, на очереди главная задача - укрепить низы. В них вся сила страны. Будут здоровы и крепки у государства, поверьте, и слова русского правительства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед всем миром. Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа - вот девиз для нас всех, русских!" (П.А. Столыпин)

Категории раздела

История [2133]
Русская Мысль [291]
Духовность и Культура [386]
Архив [981]
Курсы военного самообразования [93]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Малодушие и Мужество
    Разсказъ монахини
    «Насъ вывели всѣхъ за стѣны монастыря на берегъ рѣки. Тамъ въ безпорядкѣ валялись иконы изъ нашего монастырскаго храма. Одинъ изъ чекистовъ намъ объяснилъ:
    — Какая монахиня возьметъ одну икону и броситъ ее въ рѣку, получаетъ свободу жить. А та, что откажется это сдѣлать, сама будетъ брошена въ воду и утонетъ!
    И начали вызывать. Первой была брошена въ воду и утонула наша игуменія. И многіе за нею предпочли блаженную смерть. Ихъ связывали, бросали въ воду и они, словно камни, тонули. Многіе изъ нихъ читали молитвы, призывая Бога на помощь. Иные шли какъ на праздникъ. А я, окаянная грѣшница, испугалась смерти и допустила надругательство надъ святою иконою Божіей Матери съ Младенцемъ. Я своими руками бросила Ее въ воду, чтобы «жить». Но вмѣсто «жизни» получила я вѣчную смерть, не только въ будущемъ вѣкѣ, но и здѣсь, на землѣ. Развѣ я живу? Я живу моею смертію! Я мучаюсь каждый день, всякій часъ, каждую минуту... А тѣ, что приняли мученичество за Христа, въ какомъ блаженномъ состояніи ушли въ жизнь вѣчную!
    Горе мнѣ, горе! И никто не пойметъ этого, кромѣ тѣхъ, что отказались отъ вѣнца мученическаго...».
    И ходя по деревнямъ и селамъ, эта монахиня разсказывала о своемъ великомъ грѣхѣ, объ отреченіи отъ Бога и прославляла подвигъ тѣхъ, кто принялъ мученическую смерть.

     
    Цѣлые монастыри мучениковъ
    Видѣли христіане издали, какъ приводили и пригоняли цѣлые монастыри монаховъ и монахинь на берега Волги, связывали каждаго и на одной веревкѣ, весь монастырь, эту цѣпочку мучениковъ сбрасывали въ воду съ баржи. Быстро-быстро всѣ уходили подъ воду и не оставалось и признака преступленія. Былъ монастырь, а теперь его нѣтъ!
    Подобнымъ способомъ въ Харьковѣ на рѣкѣ Донцѣ утопили множество монашествующихъ.

    Трупы разстрѣлянныхъ большевиками 17-ти монаховъ Лубенскаго Спасо-Преображенскаго монастыря во главѣ съ настоятелемъ, игуменомъ Амвросіемъ. Полтава, 1919 г.

    Въ 1921-1922 гг. были разстрѣляны прямо на мѣстѣ всѣ монахи Лебяжьей Пустыни, находящейся за Екатеринодаромъ, въ плавняхъ.
    Разгромъ женскаго монастыря Св. Маріи Магдалины, около станціи Поновическая, сопровождался дикими зверствами, насиліемъ — 1922 г.
    Въ 1922-1923 гг. въ Предтеченскомъ женскомъ монастырѣ въ Ставропольѣ въ одну ночь разстрѣляли 200 монахинь.
    На берегу озера Иссыкъ-Куль, въ Киргизіи, стоялъ большой монастырь. Всѣхъ насельниковъ монастыря помѣстили на плоты, связанными другъ къ другу. Отвезли отъ берега и плоты перевернули. Сразу всѣ утонули. А зданія монастыря разрушили до основанія.
    Въ 1928 г. была разгромлена Михайловская пустынь въ горахъ подъ Майкопомъ. Всѣхъ монаховъ разстрѣляли ночью на майкопскомъ кладбищѣ.

    Крестьяне — мученики
    Во время насильственной коллективизаціи крестьянство не хотѣло идти въ колхозы, потому что считало это великимъ грѣхомъ, отреченіемъ отъ Бога. Страшнымъ терроромъ отвѣтила партія Ленина-Сталина на это сопротивленіе. Тысячи лучшихъ крестьянъ-хозяевъ были разстрѣляны за «саботажъ». Но это было сопротивленіе чисто религіозное, потому что власть постаралась окрасить колхозы въ яркіе цвѣта безбожія и, даже, богоборства. И крестьянство стало въ непримиримую оппозицію колхозамъ.
    Вотъ какъ примѣръ, что произошло въ селѣ Макашевкѣ, Воронежской области, на рѣкѣ Хоперъ.
    Отобрали человѣкъ около тридцати самыхъ лучшихъ хозяевъ и самыхъ стойкихъ христіанъ. Обвинили ихъ «саботажниками». А они были всѣ людьми крѣпко вѣрующими, какъ и всѣ жители тѣхъ мѣстъ по сей день, и пошли они открыто на страданія за вѣру въ Бога, за вѣру православную. И всѣхъ ихъ разстрѣляли. Никто изъ нихъ не дрогнулъ передъ смертью, не малодушествовалъ, не колебался. Исповѣднически они на судѣ отвѣчали на всѣ вопросы. Ободряли другъ друга и всѣхъ односельчанъ. И приняли они смерть какъ награду, какъ святые исповѣдники-мученики вѣры Христовой. Послѣ разстрѣла, побросали тѣла ихъ на большую грузовую платформу и повезли, чтобы сбросить въ яръ. А родственники шли за возомъ и плакали. Но одинъ изъ разстрѣлянныхъ оказался только раненымъ, а не убитымъ. Онъ подавалъ признаки жизни. Это замѣтила и охрана. Разогнали людей штыками. Свалили съ воза всѣхъ и прикладами убили того, кто еще подавалъ признаки жизни...

    За отказъ от воинской присяги — смерть
    Катакомбный священникъ отецъ Никита скрывался до самой смерти. Но въ то же время онъ продолжалъ исполнять свой священническій долгъ. Онъ былъ въ постоянномъ движеніи, переходя изъ села въ городъ, изъ города въ село, изъ дома въ домъ, совершая службы въ «домашнихъ церквахъ», исповѣдуя и пріобщая Святыхъ Таинъ и совершая все потребное для Катакомбной Церкви. Очень много ему пришлось пережить, неся многотрудный подвигъ этой церкви, опасностей и невзгодъ. Но онъ выявилъ себя какъ истинный, примѣрный, самоотверженный пастырь. Своего единственнаго сына, Ѳеодора, онъ воспиталъ не столько словомъ и наставленіемъ, сколько своимъ, безъ словъ, примѣромъ, быть стойкимъ, самоотверженнымъ христіаниномъ. И юноша Ѳеодоръ такимъ, по призыву, и пошелъ въ армію. Онъ напередъ зналъ, что его ждетъ нечестивая присяга не Господу Богу, а на вѣрность богоборческой совѣтской власти, пришедшей въ духѣ и отъ имени антихриста. И Ѳеодоръ заранѣе предрѣшилъ ее не принимать. И просилъ Господа укрѣпить его немощныя силы на подвигъ мученичества. Въ слезахъ онъ прощался съ родителями, зная, что онъ ихъ больше не увидитъ. Взялъ благословеніе у своего родителя, отца Никиты, у своей матери. Онъ просилъ ихъ молиться усиленно о немъ, чтобы не ослабѣли силы его...
    Когда всѣ другіе солдаты послушно присягали совѣтской власти, онъ одинъ отказался. Смѣло онъ заявилъ предъ всѣми, что не можетъ принести присягу богоборной власти, поскольку онъ — христіанинъ. Шумъ большой былъ. Всѣхъ солдатъ заставили страхомъ выступить противъ Христова исповѣдника, хотя въ душѣ рѣдкій не признавалъ, что онъ — правъ. И сынъ катакомбнаго священника отца Никиты, мученикъ Христовъ Ѳеодоръ, былъ разстрѣлянъ передъ всѣми солдатами части въ 1937 году. Былъ онъ жителемъ крѣпкаго въ вѣрѣ христіанской Оренбуржья!

    Смерть монаха Iоанна
    Монахъ отецъ Іоаннъ жилъ легально въ горахъ, какъ пасѣчникъ съ ульями пчелъ. Но кому-то это не нравилось и мѣшало. А мѣшало то, что онъ былъ не какъ всѣ. Ото всѣхъ онъ выдѣлялся тѣмъ, что не пилъ, не курилъ, не сквернословилъ, не вступалъ въ ссоры и драки, а жилъ вдали отъ всего этого... И вотъ эти-то черты, очевидно, и мѣшали «кому-то», потому что такой человѣкъ, какъ бельмо на глазу...
    И вотъ нашлись люди, какіе рѣшили убрать его съ горъ. Они предложили монаху свои услуги, когда понадобится, перевезти его пасѣку на другое мѣсто. Это обычно для пасѣчниковъ, — они за сезонъ изъ-за пчелъ мѣняютъ нѣсколько разъ мѣста, чтобы пчеламъ былъ лучше «взятокъ» (добыча нектара съ цвѣтовъ). И онъ согласился, хотя другіе его предупреждали, не связываться съ ними, что люди это ненадежные... И вотъ насталъ день. Погрузили они ульи на машину и вмѣстѣ съ пасѣчникомъ поѣхали. Но по пути непредвидѣнная остановка въ укромномъ мѣстѣ, въ горахъ возлѣ рѣчки. Хозяина пасѣки они стаскиваютъ съ машины и заявляютъ ему, что такъ какъ онъ христіанинъ и монахъ, то и они рѣшили его распять по подобію Христа. Поискали подходящаго для распятія дерева, но не нашли. Тогда рѣшили распинать на землѣ. Но прежде всего поиздѣвались надъ нимъ, какъ они говорили: «сказано въ Евангеліи: заплевали его и пакости ему всякія дѣяху».
    А потомъ уже приступили къ самому распятію. Они сами обо всемъ съ бравадой разсказывали при судѣ: «Забили мы большой гвоздь въ правую руку, а потомъ и въ лѣвую. Послѣ этого пробили гвоздями обѣ его ноги. И говоримъ ему: въ Евангеліи мы читали, что одинъ изъ воиновъ пробилъ Христу бокъ. Ну такъ, чтобы и ты былъ похожъ на Него и тебѣ сдѣлаемъ то же самое».
    Послѣ этихъ словъ, какъ разсказывали убійцы, нанесли ему рану межъ реберъ.
    Кровь заливала страдальца, а убійцы съ особымъ наслажденіемъ мучали свою жертву. Но отецъ Іоаннъ еще не умиралъ и былъ въ сознаніи. Они начали торопиться, потому что было уже поздно. А рядомъ шумѣла горная рѣчка. И палачи рѣшили его утопить. Бросили въ воду, а сами сѣли въ машину и съ пчелами уѣхали.
    Отъ холодной воды мученикъ, очевидно, очнулся. И онъ попытался выбраться на берегъ, но не смогъ изъ-за потери крови. Онъ такъ и застылъ у самого берега, держась за кустъ, совершенно обезкровленный.
    Надо ли говорить о томъ, что людей, сдѣлавшихъ это «полезное соціальное дѣло», все же для видимости арестовали и судили. Но судъ выглядѣлъ очень странно. Убійцы, улыбаясь и съ хвастовствомъ, пересказывали свой, по ихъ понятіямъ, «героическій подвигъ», — убить ни за что, ни про что человѣка!... Явно, что подсудимые были своими людьми.

    Смерть учительницы
    Учительница наша Марія Васильевна была удивительнымъ человѣкомъ, уже хотя бы потому, что всѣ учащіеся ее любили и всегда, когда произносили ее имя, прибавляли — — «наша». Она была очень внимательна ко всѣмъ ученикамъ школы. Ее никогда нельзя было увидѣть разсерженной. Она умѣла подойти къ каждому, и всѣ ей довѣряли, какъ матери, знали, что она никому и никогда не сдѣлаетъ непріятности.
    Въ ней было что-то неуловимое, что дѣлало ее непохожей на другихъ учителей. Это неуловимое, что она скрывала ото всѣхъ, была ея пламенная религіозность, вѣра въ Бога, вѣра въ Его святой промыселъ. И поэтому она, если узнавала о комъ-либо, что онъ или она изъ вѣрующаго дома, изъ вѣрующей семьи, къ тѣмъ она была особенно заботлива и ласкова.
    Но директоръ школы былъ не только партійнымъ, но и убѣжденнымъ атеистомъ и, очевидно, былъ связанъ съ органами ГБ. И онъ заподозрилъ Марію Васильевну въ томъ, что она вѣрующая, — потому что она не была съ нимъ близка и какъ-то сторонилась отъ него. И онъ обдумывалъ планъ, какъ установить точно, вѣрующая ли она или нѣтъ. И вотъ во дворѣ школы появляется какой-то ровъ, какая-то канава. И директоръ воспользовался этимъ обстоятельствомъ для провѣрки. А быть можетъ, наоборотъ, сама канава была придумана, какъ мнимый поводъ къ задуманной провѣркѣ. Эта уловка директора служила не только средствомъ выявленія Маріи Васильевны, но и всего персонала и всѣхъ учащихся въ отношеніи ихъ религіозной убѣжденности. Для этой цѣли была положена какъ мостикъ черезъ канаву святая икона Богоматери съ Младенцемъ, изображеніемъ вверхъ.
    Ставъ на икону, директоръ объяснилъ, что вся школа, собранная во дворѣ по классамъ со своими классными наставниками, должна пройти по образу съ одной стороны канавы на другую. Говоря это, онъ постукивалъ каблуками по самому лику Пресвятыя Дѣвы Богородицы.
    Послѣ этого «вступленія», онъ началъ пропускать всѣхъ по классамъ черезъ этотъ «мостъ», слѣдя за выраженіемъ лица переходившихъ. А передъ каждымъ классомъ — первой должна пройти классная наставница или наставникъ, за ними уже весь классъ. И вотъ, когда Марія Васильевна подошла со своимъ классомъ и должна была пройти по святой иконѣ Божіей Матери на другую сторону, гдѣ стоялъ директоръ, она остановилась и сказала громко:
    — Я считаю исполненіе Вашего приказанія лично для себя преступленіемъ, а Ваше требованіе — — противорѣчащимъ Конституціи Совѣтскаго Союза. Я вѣрующая православная христіанка. И по святой иконѣ Богоматери и Богомладенца — ходить не буду!
    Этого было достаточно, чтобы лучшая учительница школы исчезла вообще, не только какъ педагогъ, но и какъ живой человѣкъ, — безвѣстно куда дѣлась. Словно земля проглотила ее. О ней никто и никогда не слышалъ ничего. И это дѣло сдѣлалъ самъ директоръ школы... Только ходилъ слухъ, что ее, какъ вѣрующую христіанку, разстрѣляли.
     
    Категория: История | Добавил: Elena17 (12.01.2018)
    Просмотров: 400 | Теги: преступления большевизма, россия без большевизма, Новомученики и исповедники ХХ века
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 938

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru