Web Analytics


Русская Стратегия


"Не нынешнему государству служить, а — Отечеству. Отечество — это то, что произвело всех нас. Оно — повыше, повыше всяческих преходящих конституций. В каком бы надломе ни пребывала сейчас многообразная жизнь России — у нас ещё есть время остояться и быть достойным нашего нестираемого 1100-летнего прошлого. Оно — достояние десятков поколений, прежде нас и после нас. И — не станем же тем поколением, которое всех их предаст." А.И. Солженицын

Категории раздела

История [2573]
Русская Мысль [321]
Духовность и Культура [437]
Архив [1157]
Курсы военного самообразования [101]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Как жилось людям в дореволюционной России при Царе. Часть шестая
    Сестры – Надежда и Анна Ковригины: 07.05.1885 г. родилась Надежда Филаретовна Ковригина. Животное символ 1885 года – Зеленый Древесный Петух. Окончила Хаминовскую гимназию в Иркутске, получила педагогическое образование и была направлена учительствовать на станцию Зима. Там она познакомилась со своим будущим мужем – Василием Дмитриевичем Деловым, тоже учителем. У них было 5 детей: 2 старшие дочери умерли от скарлатины, 3 младшие дети – это Елена, Галина и Вера. Надежда Филаретовна работала учительницей в школе. Умерла в 1971 году на 84 году жизни.

    Начальник Тулунского отделения жандармского полицейского управления Сибирской ж/д 10.05. 1907 года. Станция Тулун Секретно Прошу сообщить мне о судимости, нравственной и политической благонадежности дочери лекаря статского советника Надежды Филаретовны Ковригиной, 22 лет, поступающую на службу в район вверенного мне Отделения в должности учительницы станции Зима, Сибирской ж/д. Ковригина проживала в Иркутске по 10 линии, дом № 23, кв. 27. Представляя настоящий запрос в Департамент полиции доношу, что Надежда Филаретовна Ковригина приходится родной сестрой Владимиру Филаретову Ковригину, который в ноябре 1906 года был застигнут и арестован на заседании конференции местных социал-демократов. Помимо сего, по имеющимся сведениям, семья Ковригиных вообще не может считаться благонадежной в политическом отношении.

    24.05.1907 19.10.1894 г. родилась Анна Филаретовна Ковригина Весы/Лошадь. Животное символ 1894 года: Зеленая Древесная Лошадь. Моя бабушка в основном общалась именно с ней, поскольку в детстве прожила некоторое время в ее доме, а при поступлении на работу именно от нее узнала для отдела кадров о том, что Анатолий Ковригин – документарный отец моей бабушки – покончил с собой. И соответственно, среди ближайших родственников моей бабушки нет репрессированных, что могло бы помешать ее допуску к секретным материалам в геологии. Анна Ковригина пыталась поддерживать родственные связи с остальными братьями и сестрами и их потомками. Она же посоветовала моей бабушке во время командировки в Алма-Ату навестить Вику, дочь Константина Ковригина, что положило начало дальнейшему их знакомству. В замужестве Ясницкая, бабушка Иры Маняхиной. Окончив гимназию, уехала в Киев продолжать учебу. Вышла замуж за студента Казанского университета Владислава Николаевича Яснитского, отец коего был учителем истории и географии в Симбирской гимназии, где учился В. Ульянов (Ленин). В аттестате Ленина имеются его оценки и подпись. С мужем, окончившим университет, вернулась в Иркутск. Он поступил в аспирантуру и успешно продвигался по научной тропе, получил звание профессора и кафедру ботаники. Владислав Николаевич умер на операционном столе в 1945.

    Владислав Николаевич Яснитский Дата рождения: 22 мая 1894 г. Его отец Иван Николаевич Смирнов. Мать - Александра Сергеевна Смирнова (Яснитская). Дедушка по материнской линии был Сергей Матвеевич Яснитский. бабушка по материнской линии - Анна Афанасьевна Паленина (Яснитская), У него был брат и трое сестер, по имени Николай, Надежда, Лидия и Тамара. Младший ребенок в семье. Смерть наступила в 51-летнем возрасте 13 ноября 1945 г. Похоже, он безуспешно пытался спасти от вымирания фамилию отца своей матери. Их дочь Нина родилась в 1917. Окончив университет, она работала научным сотрудником в филиале Академии наук на Байкале. У нее была дочь Ирина. Она жила в гражданском браке с видным иркутским ученым Флоренцевым, разошедшимся с женой и имевшим взрослых детей. Один из сыновей, опасаясь, что мачеха унаследует состояние отца, пришел к ним гости и злодейски смертельно ранил ножом Нину Владиславовну. Судебной экспертизой он был признан невменяемым.

    Нина Владиславовна Яснитская Дата рождения: 1917 г. Ее отец Владислав Николаевич Яснитский. Мать - Анна Филаретовна Ковригина (Яснитская). Дедушка по отцовской линии был Иван Николаевич Смирнов, бабушка по отцовской линии Александра Сергеевна Смирнова (Яснитская). У нее нет братьев и сестер. Смерть наступила в 49-летнем возрасте 18 февраля 1966. Дочь Нины звали (или зовут) Ирина Горкуша. После гибели дочки Анна Филаретовна переехала к внучке Ирине в Москву. Там она часто бывала в гостях у своей племянницы Елены, дочери Надежды Филаретовны Ковригиной. Она умерла в 1978 на 84 году жизни.

    Фото 1 - Иркутск до революции и после
     



    Фото 2 - Надежда Ковригина. Фрагмент семейного фото 1899 года. Ей 14 лет.




    Фото 3 - Анна Ковригина. Фрагмент семейного фото 1899 года. Ей ок. 5 лет.




    Фото 4 - Нина Яснитская, дочь Анны Ковригиной, убитая пасынком.

     

     

    Борис Ковригин – единственный из 7 братьев дожил до старости при советской власти. 28.04.1896 родился Борис. Крещен 12.05.1896 в Николо-Иоанновской церкви при Кузнецовской больнице. Восприемники: Губернский секретарь Спиридон Спиридонович Ковригин (это младший единокровный брат его отца) и дочь врача Вера Филаретовна Ковригина (судя по всему, это старшая сестра Бориса).

    Краткая справка о его службе в Белой армии с тематического сайта: Борис Филаретович Ковригин, род. 28.04.1896 в Иркутской губернии. Сын чиновника. В службе с 1916. Иркутское военное училище. Прапорщик. В Белых войсках Восточного фронта; на 27.12.1918 младший офицер 10-го Байкальского Сибирского стрелкового полка. Холост. В 1926 его лишили избирательных прав, что влекло за собой ряд неблагоприятных последствий: Фактически ограничения в правах касались не только права избирать и быть избранным. Лишенцы не могли получить высшее образование, часто фактически лишались права проживать в Москве и Ленинграде, а также вернуться в то место, где они были арестованы. Последняя мера должна была предотвратить образование антисоветских групп, партий, организаций и т. п. Лишенцы не имели возможности «занимать ответственные должности, а равно быть заседателем в народном суде, защитником на суде, поручителем, опекуном». Они не имели право получать пенсию и пособие по безработице. Им не позволялось вступать в профсоюзы, в то же время не члены профсоюза не допускались в руководство промышленных предприятий и организаций. Лишенцам не выдавались продуктовые карточки, либо же выдавались по самой низшей категории. Напротив, налоги и прочие платежи для «лишенцев» были существенно выше, чем для остальных граждан. В 1920-е годы началась кампания по выселению лишенцев из коммунальных квартир, а также исключению их детей из школ. Детям «лишенцев» было крайне затруднительно получить образование выше начального. То есть формально не запрещалось учиться в школах и даже в ВУЗах, но при этом заявлялось, что на всех мест не хватает, и поэтому Советская власть в первую очередь будет обеспечивать возможность образования для детей трудящихся, а дети эксплуататоров — в последнюю очередь. Вместо призыва в армию сыновья лишенцев зачислялись в так называемое «тыловое ополчение».

    Далее приводятся фрагменты из заявлений Бориса Ковригина, поданных с целью восстановления в избирательных правах: Заявление от 25.03.1931: «Биография моя такова: сын врача, уроженец г. Иркутска, до 1916 учился сначала в средней, потом в высшей школе. В 1916 был мобилизован по призыву студентов и отправлен в военное училище. Кончив училище в чине прапорщика, отправлен на Румынский фронт, где пробыл до начала 1918, получив чин подпоручика. После развала Румынского фронта, по дороге в Сибирь я был задержан немцами на Украине, и только в мае 1918 пробрался в Москву, а оттуда в августе 1918 приехал в Иркутск. К этому времени первые Советы в Сибири были свергнуты чехами, объявлена мобилизация белых офицеров. Не успев приехать домой, я был мобилизован в армию Колчака и отправлен в 10-й Сибирский Байкальский полк на Уральский фронт. Пробыв там 7 месяцев, я по болезни был отправлен в тыл, в 8-й артиллерийский дивизион в г. Красноярск. Прослужив там 1 месяц, я опять по болезни был отправлен в Иркутский госпиталь, где и находился до прихода сов. власти в Иркутск в 1919. После прихода сов. власти в Иркутск я был мобилизован в 7-ю Советскую Забайкальскую дивизию, где, прослужив месяц, заболел сыпняком (сыпной тиф). По выздоровлении от тифа прошел ликвидационную комиссию ВЧК 5 и т.к. за мной никаких преступных действий по отношению к сов. власти не было, то меня освободили из (концентрационного) лагеря и назначили на службу в 1-й … (нечитаемо) батальон. В это время вышло распоряжение об откомандировании из армии бывших студентов ВТУЗов для продолжения образования. На основании этого меня из Красной армии уволили и я поехал учиться. Проучившись до 23 года сначала в Томском Технологическом институте, а затем в Иркутском Политехническом Институте, я был уволен из ВТУЗа как бывший белый офицер. С 23 года я работаю в различных сов. учреждениях в качестве техника-строителя. В Красной армии кроме моей службы по мобилизации в 1920 я служил в качестве преподавателя и чертежника в учебной школе 35 дивизии 3 года и кроме того в 25 году я был призван Ир. военкоматом для обучения допризывников на 1,5 месяца. О своей службе в качестве преподавателя в Учдившколе 35 я имею хорошие отзывы. Также о своей службе в сов. учреждениях я имею целый ряд хороших отзывов. В настоящее время служу в Крайкомхозе в Краевом Инвентаризационном бюро техником-строителем. Принимая во внимание с одной стороны, что я служил всего 1 год в армии Колчака, ни в каких карательных отрядах и экспедициях участия не принимал, и за свою службу в Белой армии Соввластью никогда к ответственности не привлекался, что безусловно доказывает, что за мной нет никаких преступлений по отношению к Соввласти, а с другой стороны из приложенных справок … видно, что я всегда являлся честным и добросовестным работником-специалистом и ни в чем предосудительном замечен не был, считаю лишение меня избирательных прав мной не заслуженным. Поэтому прошу пересмотреть мое дело и восстановить меня в избирательных правах».

    Заявление от 5.08.1932: В Восточно-Сибирскую краевую комиссию по восстановлению в избирательных правах В 1926 я, как бывший белый офицер, был лишен избирательных прав и одновременно вычищен из ГКО по делу Лосевича по 1-й категории. В нынешнем году Краевая комиссия по чистке, рассмотрев мое дело, нашла, что я был вычищен неправильно, и первую категорию отменила… Как только меня откомандировали из Красной армии во ВТУЗ я одновременно с учением работал в различных советских учреждениях, как специалист-строитель. До настоящего времени я проработал в советских учреждениях как техник-строитель 12 лет и за всю свою 12-летнюю работу я ни в чем предосудительном замечен не был, а наоборот имею целый ряд хороших отзывов о своей работе… … я офицер не кадровый, в момент призыва меня на военную службу в 1916 я был студентом. Будучи призван на военную службу, я был сразу отправлен в Иркутское военное училище. По окончании училища в чине прапорщика был отправлен на Румынский фронт, где и пробыл до декабря 1917 и получил чин подпоручика. При первой сов. власти в Сибири (1917-1918) я в Сибири не был, так как, возвращаясь с Германской войны, я был задержан немцами на Украине и только в мае 1918 пробрался в Нижегородскую губернию, село Кулебяки, а оттуда стал пробираться на родину в Иркутск. В Иркутск я прибыл в конце июля - начале августа 1918, когда уже первая сов. власть была свергнута Колчаком и ликвидирован Забайкальский фронт. По приезде в Иркутск я был сразу же призван Колчаком как офицер и отправлен на Уральский фронт, где и пробыл до февраля 1919, а затем по болезни был отправлен в тыл в Иркутск, а затем в Красноярск. Служил я у Колчака в качестве младшего офицера. Никаких я у него чинов и наград не получал и ни в каких карательных отрядах не участвовал. Вся моя служба у Колчака продолжалась с августа 1918 по декабрь 1919, т.е. 1 год 4 месяца. За службу в Белой армии я никогда сов. властью к ответственности не привлекался, это уже достаточно доказывает, что за мной никаких преступлений по отношению к сов. власти нет, тем более, что я уроженец гор. Иркутска, при Колчаке большую часть служил в Иркутске, и при советской власти все время живу в Иркутске, и если бы за мной числились какие-либо дела, так Иркутяне бы их знали и я бы безусловно был привлечен к ответственности. За последние годы партия и правительство все чаще выносит постановления об особо внимательном отношении к специалистам, честно работающим на советской стройке. В 1931 мы были свидетелями такого факта, как часть специалистов, осужденных за вредительство, была помилована ВЦИКом за их полезную работу (Центральное Проектбюро) и им дали возможность вновь вернуться в ряды советских граждан… Приложение: 19 справок и удостоверений о службе. Заявление от 15.05.1933: Всероссийская Центральная Избирательная комиссия Заявление Я лишен избирательных прав, и до сего времени, несмотря на ряд моих заявлений, не восстановлен. Причина лишения меня прав, согласно выписки из протокола заседания Крайисполкома от 8.12.32, та, что я бывший белый офицер, и до сих пор в лояльности к сов. власти ничем себя не проявил. Я считаю, что эти мотивы не соответствуют действительности. Правда, я белый офицер, подпоручик, служил в армии Колчака по мобилизации, но никогда за свою службу в Белой армии сов. властью не привлекался… … Здесь я должен упомянуть о следующем факте: в 1926, когда я служил в Иргоркоммунотделе, меня вдруг вычистили по 1-й категории, по так называемому делу Лосевича, несмотря на то, что я работал добросовестно и моей работой были довольны (см. справку № 6). Сущность этого дела такова: группа ответработников Иргоркоммунотдела в течение нескольких лет (1923-1926) занималась растратами. К моменту моего поступления в Иргоркоммунотдел из всей этой шайки там оставалось 2-3 человека, а остальные занимали ответпосты в других учреждениях. Когда в 1926 растрата обнаружилась, все эти лица были арестованы, а в Горкоммунотделе прошла чистка. В эту чистку попал и я, как бывший белый офицер, хотя я служил в Коммотделе всего 6 месяцев, к растрате никакого отношения не имел и не знал даже самих растратчиков, так как по службе с ними не сталкивался. Свою же работу в Коммотделе я выполнял добросовестно, что видно из выданной мне справки. 6 лет мне понадобилось для того, чтобы доказать, что я вычищен неправильно, т.к. мотивы чистки мне не были объявлены, а все мои заявления о снятии с меня чистки получили отказ. Правда, служба моя в сов. учреждениях продолжалась, но каждый раз при поступлении на службу вопрос обо мне особо согласовывался с соответствующими учреждениями, и только в 1932 Краевая тройка ВСК по чистке рассмотрела мое заявление, вызвала меня на заседание, и опросила меня по существу дела, и не найдя в деле ничего компрометирующего меня, убедилась, что я был вычищен неправильно. Постановлением Крайтройки 1-я категория с меня снята с запрещением в течение 2 лет занимать административные, хозяйственные должности, которые, кстати сказать, я никогда в жизни не занимал. Не знаю, что чему предшествовало: сначала ли меня лишили избирательных прав и поэтому вычистили, или наоборот, но только объявление об этих 2 фактах я получил одновременно, а до 1926 я пользовался всеми правами советского гражданина и был членом профсоюза. … В настоящее время я работаю на постройке Горного института «ВостокЗолото» в качестве техника-строителя. Специальность свою я получил при сов.власти, обучаясь во ВТУЗе, а практические знания на стройках в различных сов.учреждениях в течение 12 лет. Прошу рассмотреть мое заявление и прилагаемый материал и восстановить меня в избирательных правах».

    28.01.34 его восстановили в избирательных правах. В Семейных записках его жизнь описана так: «Окончил гимназию и юнкерское училище. В 1-ю мировую войну воевал офицером, был контужен, потерял слух. Домой вернулся больным тифом. В семье тифом переболели 8 человек, из них одновременно 6 человек в 1919. Продолжал учиться, получил профессию проектировщик-строитель (техник-строитель?). Работал в крупном объединении Кузбасс уголь. Преследовался властями, как белогвардейский офицер. В 1937 был арестован, но в ссылке выжил. Потом работал в Томске, после смерти жены жил с приемным сыном. Умер в 90 лет в 1986 в Красноярске. Борис Филаретович умер самым последним из этого поколения семьи». Однако маловероятно, что он привлекался по уголовному делу в 1937, в противном случае его бы расстреляли, как его старшего брата Филарета Ковригина. Такой меры, как ссылка, в то время не было, - или Гулаг, или расстрел. Возможно, его вызывали на допрос, и он понял, что дело плохо. К тому времени на его старшего брата уже завели 1 уголовное дело по 58 статье. Моя бабушка говорит, что Борис, женатый на женщине с детьми (своих детей у него не было, но «внуки» очень любили его, несмотря на это), бежал из города. Косвенно, это подтверждается тем, что он умер в 90 лет, и не в Иркутске, где когда-то жил, а в Красноярске, где он появлялся в молодости во время службы в Белой армии. Поскольку этот город был ему немного знаком, не удивительно, что в бегах он подался именно туда. Таким образом, из 7 сыновей моего прапрадеда 3 погибли в Гражданскую войну, будучи белогвардейцами; 1 - участник 1-й мировой войны – умер во время 2-й мировой войны; младший из сыновей повесился после гибели своего сына; мой прадед-белогвардеец был расстрелян в 1938, и только Борис дожил до старости.

    Фото 1 - Борис Филаретович Ковригин.
     


    Фото 2 - Борис Ковригин, фрагмент семейного фото 1899 года, ему 3 года

     

     

    Фото 3 - Пропуск, полученный им на себя и младшую 15-летнюю дочь Иннокентия Кузнецова, родича его матери, когда он вместе с ней пробирался в Иркутск во время Гражданской войны.
     


    Фото 4 - решение о восстановлении его в избирательных правах

    Анна Соколова

    Категория: История | Добавил: Elena17 (20.03.2018)
    Просмотров: 182 | Теги: мемуары, россия без большевизма, императорская россия
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1238

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru