Русская Стратегия


"Без общего интереса, без всеобщей (т.е. всем общей) цели, без солидарности государство не может существо­вать. Политическая цель это та цель, про которую каждый гражданин может сказать: «это моя цель», и будет при этом прав; и про которую он должен добавить: «это не только моя цель»; и про которую все граждане вместе и сообща могут добавить: «это наша общая цель», и будут при этом правы." (И.А. Ильин)

Категории раздела

История [2220]
Русская Мысль [295]
Духовность и Культура [399]
Архив [1010]
Курсы военного самообразования [94]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    СЕРГЕЙ РОДИН.«УКРАИНЦЫ».АНТИРУССКОЕ ДВИЖЕНИЕ СЕПАРАТИСТОВ В МАЛОРОССИИ.1847-2009. ЭПИЛОГ. ЧТО ДЕЛАТЬ (3)

    А лобовое столкновение представляется почти неизбежным, слишком могущественные силы работают на организацию именно такого сценария раз- вития событий. И в этом случае особую важность для нас приобретает пробле- ма тех, кто оказался «по ту сторону баррикад» не в силу сознательного выбора, а став жертвой обмана и лживой украинской пропаганды. Таковых же среди так называемых «украинцев» - подавляющее большинство. Не по своей воле оказавшись гражданами «самостийной Украины», они за прошедшие годы под- верглись тотальной «промывке мозгов», и это не могло не наложить известный отпечаток на их духовный облик, мировосприятие и мировоззрение… В том, что труды «украинствующих» не пропадают втуне, я сам мог не один раз убедиться, встречая в Малороссии людей, совершенно далеких от по- литики, обычных трудяг, обремененных повседневными житейскими заботами, и, казалось бы, ни о чем другом не помышляющих, и, тем не менее, с уже оче- видными следами уродливой идеологической обработки, сознанием и памятью отравленными самостийнической пропагандой… С Валерием С., бывшим моим однокурсником, проживающем ныне в Днепропетровске, судьба свела меня в начале 2006 года. Типичный «технарь», он и в университете, и после него не проявлял никакого интереса к истории или текущей политике. Как и многие из наших коллег-инженеров в постсоветской России какое-то время влачил жал- кое существование в одном из оборонных НИИ, пока, наконец, не ушел в ком- мерцию, где звезд с неба не хватал, но себя и семью на плаву мог поддержи- вать. О будущем особо не задумывался, считая, что все как-нибудь «само со- бою наладится». Собственно, и беседа наша не выходила за рамки обсуждения суровой «прозы жизни» да светлых воспоминаний беззаботной студенческой молодости, пока совершенно случайно не коснулась украинской темы, да и не ее даже, а революции 1917 года. И здесь мой совершенно аполитичный знако- мый неожиданно огорошил меня заявлением, что эту самую революцию «на Украину» экспортировали вы – русские, навязав ее нам, «украинцам», беспощадным террором и голодом. Разумеется, вспомнил он и расхожий укрсюжет о «голодоморе 1933-го»… Я оторопел от неожиданности. В университете Вале- рий никогда не отделял себя от Русских, был своим в нашей среде. И на «ино- странца», даже в нелепом его украинском варианте, никак не тянул. Прошло всего девять лет и вдруг такая перемена… Впрочем, я тут же возразил ему: понятие «Украина», в употребленном им смысле, как раз и является порождением той самой революции, которую он столь страстно клянет, а до 17-го года никакой «Украины» ни территориально, ни тем более «этнически» не существовало. Поэтому, если уж придерживаться реалий того времени, речь следует вести о нескольких южных Русских губер- ниях с Русским же населением, применительно к которым формулировка «экс- порт из России» лишена не только оснований, но и бессмысленна. Что же каса- ется пресловутого «голодомора», то охватил он, собственно, и не Малороссию даже, а Новороссию («Новую Россию»), Слобожанщину, Дон, Кубань, Повол- жье, земли уральских казаков. А еще раньше был голод 21-го года, от которого пострадали исключительно «великорусские» губернии, и ответственность за это ложится, прежде всего, на антирусскую власть, ту самую, что превратила виртуальную «Украину» в реальный субъект новосозданного «СССР», правя- щие структуры которого формировались почти исключительно из инородцев. Причем же здесь Русские?.. Тут-то его и прорвало и, чем жарче становился наш спор, тем более бес- связный и алогичный вид приобретали излагаемые им версии событий давно минувших дней и дня нынешнего. Иногда казалось даже, что это и не он гово- рит, а некое механическое устройство внутри него, с умыслом запрограммиро- ванное чьей-то злой волей на заведомую галиматью, теперь просто озвучивае- мую голосом моего собеседника. Сам же он, взрослый, семейный, здравомыс- лящий мужчина, помимо воли выступает в роли пассивного передатчика этой несусветной чуши… То, что он излагал с таким воодушевлением и неподдельным пафосом свежепосвященного неофита, тайны для меня не составляло. Речь опять же шла о невероятных похождениях «украинцев» в Америке и Палестине, столь кра- сочно описанных Черемисом и Дубиною… гениальных прозрениях Плачинды насчет шведского флага и венерианской «мовы»… и совсем уже свежих баек Шевчука о Гетманстве, - словом типичный набор украинской лжи, непрони- цаемым мраком покрывающей как прошлое, так и настоящее Малороссии… Я стал было возражать, но тем лишь раззадорил его на еще большие экскурсы в историю и политику. Спорить было бесполезно, да он и не умел спорить. Исто- рию знал очень поверхностно, почти что и совсем не знал, поэтому часто захо- дил в тупик, путался, противоречил самому себе и, тем не менее, изрекал все безапелляционным тоном человека, наконец-то, познавшего «истинную прав- ду», которую от него столь долго утаивали «коммунисты», «шовинисты», «сио- нисты» и, Бог знает, кто еще… В своем украинском восторге он доходил до полного самоотрицания. Совсем не владея украинским волапюком, ничего даже не читая на нем, он, тем не менее, со странной горячностью ратовал за тоталь- ную украинизацию в качестве радикального средства восстановления непонят- но кем и когда попранной «исторической справедливости», и клялся, что уж сын-то его точно будет говорить «только по-украински»… Я пробыл у него в гостях несколько часов, общался с женой и двенадцатилетним сыном, но так и не услышал от них ни одного украинского слова. На папины планы они смот- рели как на временный «бзик» и всерьез не принимали. Да и сам он все как-то не решался приступить к их активной реализации, ведь и в «украинском Днеп- ропетровске» (а точнее, Русском губернском городе Екатеринославе), где он жил, все и поныне говорят исключительно по-русски… Наша дискуссия получилась скоротечной и быстро себя исчерпала. Спо- рить, в общем-то, было не о чем. Опровергать небылицы, которыми его напич- кали, я считал делом бессмысленным. Он все равно никаких доводов не вос- принимал и тщательно избегал обсуждения конкретных исторических, этниче- ских или политических проблем. А точные даты и цифры вызывали в нем оз- лобленное раздражение. На любые мои возражения он долбил один и тот же ответ: «русские веками угнетали украинцев»… «все несчастья Украины от Рос- сии»… «Россия и сегодня эксплуатирует нас и угнетает»… ну и все в таком же духе… Мне, наконец, стало скучно – и грустно одновременно. Жаль его было. Та убогая и пошлая политическая доктрина, которую он теперь исповедовал, построенная на ненависти и лжи, совсем не шла к нему, - доброму, отзывчиво- му, простодушному, в иные моменты по-детски наивному человеку. И это рез- кое несоответствие ясно говорило, что новые «убеждения» моего товарища – всего лишь результат подлой и коварной пропаганды. Воспринимать Валерия в качестве «врага», сознательно находящегося «по ту сторону баррикад», было бы ошибкой, он просто временно дезориентирован. Какие уж тут споры… Ин- терес представлял разве что сам факт «обращения», а точнее его источники. Об этом стоило поговорить. «Да, начитался же ты всякой мерзости за девять лет своей жизни здесь» – решил я подвести черту под нашей бесплодной перепалкой. Однако, к моему удивлению, оказалось, что по большому счету ничего-то он и не читал: о Гру- шевском, Крипьякевиче, Дорошенко, Полонской-Василенко, Костомарове и прочих только слыхал, а из современных глашатаев украинства даже и фами- лии ни одной не мог назвать… Тогда все почерпнул из «телеящика»? – предпо- ложил я. Но, как выяснилось, телевизора он почти не смотрел, разве что фут- бол, да изредка какой-нибудь фильм. И политики по-прежнему сторонился: на митинги не ходил, во время выборов за укрнацюков не агитировал (хотя ис- правно за них голосовал, в отличие от жены, поддерживавшей коммунистов), в общем, старался как будто подальше держаться от всей этой грязи… и в тоже время по уши в ней утопал. «Кто же тогда тебя так нагрузил?» – «Да брось ты! – сразу рассвирепел Валерий. – Никто никого не грузил, все это давным-давно известно, а истории, сочиненной в угоду великодержавным шовинистам, уже никто не верит». И он тут же, весьма кстати, поведал мне несколько басен из «Истории Русов», в их числе уже знакомые нам о Батурине, «сожженном вме- сте с жителями», и «тысячах казненных в Лебедине». «Даже фашисты так не поступали» – с полным сознанием своей правоты подытожил мой визави… «Истории Русов» он, впрочем, тоже не читал. Но где-то же должен был все это слышать!.. И здесь меня осенила догадка: радио! Ну, конечно. Я же был у него в мастерской и единственным развлечением от монотонного труда служил в ней радиоприемник. Я и обратил на него внимание лишь потому, что из его ут- робы раздавалась не обычная попсо-бессмысленная «композиция», а нечто по- хожее на «интеллектуальную передачу»… Помнится, речь шла о Киево- Могилянской академии. Это меня и удивило: обычно наши трудящиеся внима- ют местечковым «эфирам», расплодившимся на всем пространстве историче- ской России и щедро потчующих своих несчастных слушателей мерзопакост- ным репертуаром «звезд» типа Верки Сердючки или «Мумми троля», переме- жая эту «духовную пищу» убогим набором погоды, сплетен, уголовной хрони- ки и т.п. дребедени. А тут неожиданно передача с явной претензией на «серьез- ность». «От попсы уже тошнит, – коротко объяснил Валерий, - а эти бубнят се- бе потихоньку, фон создают, ну и ладно»… «Фон», однако, оказался еще тот. Ведь на укррадио, как и в прочих сред- ствах массовой информации, тон задают все те же Гнаткевичи, Чепурко, Крат- ко-Кутынские и им подобные субъекты, отравляющие теле- и радиоэфир Мало- россии своей злопыхательской ложью и мрачными квазиисторическими паск- вилями, ядовитое содержание которых медленно и неуклонно проникает в мас- совое сознание, исподволь разрушая его способность здраво оценивать не толь- ко прошлое, но и настоящее. Подобный «фон» – далеко не безобидное дело, особенно если индивид подвергается его воздействию длительное время, на протяжении не одного года. Здесь уже начинают действовать законы манипуля- ции сознанием, давно доказавшие свою эффективность. Жертвой такого внешне неприметного и как будто малозначащего воздействия и оказались память и подсознание моего товарища. Исследователям проблем манипуляции сознанием данное явление хоро- шо известно: «то, что в результате частого повторения прочно запоминается, действует на сознание независимо от того, вызывает ли это утверждение воз- ражения или одобрение… Направленность реакции не существенна! Тот, кто вперился в экран телевизора, и десять раз в день слышит одно и то же сообще- ние, подвергается манипуляции даже если каждый раз чертыхается от возму- щения»9. Точно так же и человек, совсем даже и не вникающий в смысл того, что бубнит включенный для «фона» радиоприемник, пусть пассивно, но слуша- ет его. Память-то не отключена, продолжает работать в «дежурном режиме» и на уровне подсознания автоматически снимает, казалось бы, совсем посторон- нюю информацию. Там же, в подсознании она накапливается, а в известный момент внезапно всплывает в виде непреклонных убеждений: «Человеку всегда кажется убедительным то, что он запомнил, даже если запоминание про- изошло в ходе чисто механического повторения, как назойливой песенки. Вне- дренное в сознание сообщение действует уже независимо от его истинности или ложности»10… Вдумайтесь только: действует независимо от истинности или ложно- сти! Иными словами, человек, как самостоятельная сущность, исчезает. Его место занимает сконструированный современными политтехнологами биоро- бот, зомби, в сознание которого искусно внедряются разрушительные, само- убийственные доктрины, выхолащивающие историческую память и адекватное восприятие наблюдаемой действительности. Так создается идеальный объект для манипуляции. Почему на ампутацию исторической памяти народа и были обращены после 1991 г. основные усилия нынешних хозяев России. Вспомним только, какому тотальному очернительству за последние двадцать лет подвер- глась Русская история, даже в своем урезанном советском варианте. В ней не осталось ни одного исторического деятеля, события, эпохи, которых бы не оболгали, не смешали с грязью, и все это с одной целью: убедить Русских в том, что в их прошлом нет ничего, достойного гордости, даже никаких светлых просветов, а лишь сплошной мрак, пьянство и кровавая взаимная резня. Так цинично и нагло «освобождалась» народная память от ненужного патриотиче- ского «хлама», а затем в образовавшийся вакуум целенаправленно стали вне- дряться доктрины, призванные побудить Русских к полному самоотрицанию и самоуничижению, чтобы окончательно и бесповоротно утвердить господство над Русским Народом нынешнего компрадорского режима. В Малороссии этот процесс аннигиляции исторической памяти Русских приобрел еще более грандиозный размах. Здесь их вообще подменили иным виртуальным народом, придумав последнему название, историю и даже смысл существования, заключающийся единственно в смертельной борьбе… с Рус- скими! Ничего более гениального подобному самоедству нельзя было и выду- мать. Валерий С., успевший за девять лет «поменять» не только националь- ность, но и мировоззрение далеко не единственная жертва этого русофобского трюка. И это притом, что сама технология оболванивания исключительно при- митивна. Вся украинская пропаганда как раз и строится на принципе тупого «механического запоминания», буквально, нескольких убогих тезисов, осталь- ное - их неисчислимые вариации. К реальной истории они не имеет никакого отношения. Копните любого «украинца» и вы убедитесь: он совершенно не знает истории Малороссии. Более того, он ею и не интересуется. Из тысяче- летней истории края, он апеллирует, буквально, к нескольким событиям (в ис- торическом измерении совершенно ничтожным и второстепенным), но, идя по лекалам, состряпанным для него украинскими идеологами, именно на них и строит «теорию» о «вековом противостоянии» Русских и «украинцев». Это же «противостояние» переносится им на любые события современности, которые и оцениваются им исключительно с «конфликтной» точки зрения. Но что при- мечательно: доводить ее до логического конца, он под всякими предлогами из- бегает. Таковой оказалась и позиция моего товарища: он тоже не хотел догова- ривать до конца, как говорится, «доходить до края», т.е. делать те самые выво- ды, которые сами собой напрашивались в качестве итога его обличительных филиппик. Я решил ему помочь, и задал прямой вопрос (я неизменно задаю его каждому из таких вот «обманутых» простачков): «Так, значит, будем воевать?.. Ты готов воевать с Русскими?.. Чтобы сын твой, например, пошел на “войну с Россией”?»… Вопрос Валерию откровенно не понравился и даже видимо смутил. На некоторое время он смешался. Наконец, после тягостной паузы проронил: «Да нет, никто не собирается воевать… Да и с какой стати нам воевать?»… Я нау- гад, по памяти, процитировал ему высказывания тех самых «украинских пат- риотов», за которых он регулярно отдает свой голос на выборах, и которые уже сегодня рассуждают о неизбежности «войны с Россией». В самом ближайшем будущем они окажутся у власти, в том числе и благодаря его личной поддержке. Уж тогда-то проблема военной конфронтации, наверняка, из теоретической сферы переместится в практическую. Да и нынешняя украинская власть уже немало делает для развития ситуации именно в таком конфликтном направле- нии, взять хотя бы Южную Осетию или непрекращающиеся провокации против Черноморского флота. И подобных примеров можно приводить сотни… «А вы не лезьте в наши дела, и конфликтовать тогда будет не зачем». – «Мы лезем в ваши дела? Разве не вы воруете нашу историю, наш газ, запрещаете Русским пользоваться Русским языком и воспитываете своих детей в жгучей ненависти к России? И при этом еще сидите на нашей шее и наших дотациях, заявляя: не лезьте в наши дела!». Он снова начал было спорить, но без прежней горячно- сти, скорее по инерции. Видимо мой вопрос о войне затронул в нем какие-то глубинные струны и требовал более четкого ответа, чем очередное пережевы- вание темы, кто кого «эксплуатировал» и «угнетал»… «Не переживай, я всегда буду против этого!» - в его голосе прозвучало убеждение, но меня он не убе- дил. «Возможно, ты и будешь против. Да только кто же тебя будет спраши- вать: начинать или не начинать?... Разве ты не знаешь, что все принципиаль- ные решения, хоть внутренней, хоть внешней политики Украины, принимаются даже не в Киеве, а в Вашингтоне или Брюсселе. А там ты и миллионы таких же, как ты, воспринимаются лишь в качестве безгласного “пушечного мяса”. Да и местным самостийника вы нужны лишь на начальной стадии, для обеспечения их полноценной властью над вами. После достижения этой цели ваше мнение уже никого не будет интересовать, и ни на что не сможет влиять. Твое “против” будет что-то означать лишь для тебя, и вот тогда-то придется окончательно оп- ределяться: на чьей ты стороне. Здесь уж: или – или. Или там, с ними, сепара- тистами, или на стороне Русского Народа, к которому ты принадлежишь и по крови, и по происхождению, и по вере. Третьего не дано»… Он уже ничего не стал мне возражать. Да и у меня не было желания продолжать диспут. До глав- ного вопроса мы добрались, а дальше каждый должен определяться самостоя- тельно. Ибо время выбора уже на исходе, впереди – эпоха ответственности, за сделанный выбор…

    Категория: История | Добавил: Elena17 (11.04.2018)
    Просмотров: 38 | Теги: сергей родин, История Украины
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 984

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru