Русская Стратегия


"…Нельзя любить и нельзя гордиться тем, что считаешь дурным. Стало быть, национализм предполагает полноту хороших качеств или тех, что кажутся хорошими. Национализм есть то редкое состояние, когда народ примиряется с самим собой, входит полное согласие, в равновесие своего духа и в гармоническое удовлетворение самим собой…" (М.О. Меньшиков)

Категории раздела

История [2326]
Русская Мысль [302]
Духовность и Культура [416]
Архив [1055]
Курсы военного самообразования [98]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Полковые праздники. НАРВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ ПОЛК ПОД КОМАНДОЙ М.С. ВОРОНЦОВА

    1806 год вошел в историю началом двух войн — войны коалиции европейских государств с Наполеоном, о которой рассказывалось выше, и очередной русско-турецкой войны. Турки решили воспользоваться участием России в европейской войне, чтобы добиться уступок от своего давнего противника и соперника в территориальных притязаниях в Черноморье. 30 сентября 1809 года полковник М. С. Воронцов был назначен командиром Нарвского пехотного полка, которому предстояло воевать с турками в составе Дунайской (Молдавской) армии.

    По всей видимости, назначение Михаила Семеновича командиром Нарвского полка не было случайным. Этот полк в сражении под Аустерлицем «опозорился» — его знамена были захвачены неприятелем. Для поднятия в полку боевого духа требовался командир отменно храбрый и с сильной волей.

    В середине ноября Михаил Семенович попрощался с Петербургом. С одной стороны, он радовался тому, что скоро снова очутится в привычной боевой обстановке. А с другой, ему было грустно расставаться с друзьями, число которых, по словам Н. М. Лонгинова, быстро росло по причине его редких душевных качеств.

    На войну с турками пожелали отправиться еще несколько офицеров. Но из-за бедности они не могли приобрести необходимое обмундирование. И тогда Михаил Семенович обмундировал офицеров за свой счет, а их женам, остававшимся дома, назначил «приличное содержание».

    Михаил Семенович взял с собой планы, карты и книги, относившиеся к истории Оттоманской Порты и к военной истории вообще. Он стал собирать географические и топографические карты не из праздного любопытства. Прежде, когда война сводилась к отдельным сражениям, большой потребности в картах не было. Но с расширением военных операций, с проведением длительных рейдов по вражеской территории, подробные карты стали насущной необходимостью. А поэтому имевшимися у Михаила Семеновича картами пользовались в армии не только он сам и его сослуживцы-офицеры, но и командовавшие ими генералы.

    9 августа 1809 года командующим Дунайской армией был назначен генерал от инфантерии князь П. И. Багратион. После одного из неудачных сражений он вынужден был снять блокаду турецкой крепости Силистрии и, отступая, перевести армию на левый берег Дуная. Багратиона стали винить в неумелом ведении военных действий. Обидевшись на критику, князь предложил назначить на его место более способного человека. Вопреки ожиданию Александр I не стал уговаривать Багратиона остаться командующим и передал армию Н. М. Каменскому, тридцатитрехлетнему генералу от инфантерии, герою только что закончившейся Русско-шведской войны (1808–1809). Под начальством этого талантливого полководца Дунайская армия одержала ряд значительных побед. М. С. Воронцов был участником многих из них.

    Получив под командование Нарвский полк, Михаил Семенович наконец-то смог на практике осуществить свое представление о том, какими должны быть отношения офицеров между собой и отношение офицеров к нижним чинам. Он решил добиться, во-первых, чтобы для всех офицеров полка, как и для него самого, честь и бесстрашие были главными законами воинской службы. Во-вторых, он стал требовать от офицеров уважительного отношения к нижним чинам. Он говорил, что унижение человеческого достоинства солдат постыдно. Высокий моральный дух солдат — вот что являлось, по мнению Михаила Семеновича, истинным залогом победы. В сущности, он был продолжателем суворовских традиций. В полку, напишет Михаил Семенович позже, «я шесть лет старался заводить дух благородный военный и ставил честь и храбрость выше всего»1.

    Высокий моральный дух позволил Нарвскому полку одержать победу в сражении за Базарджик 22 мая 1810 года. После длительной артиллерийской подготовки начался стремительный штурм. Колонны, которыми командовали М. С. Воронцов, И. Ф. Паскевич и Э. Ф. Сен-При, первыми ворвались в крепость. 10-тысячный гарнизон крепости сдался.

    В ознаменование победы всем участвовавшим в сражении генералам и офицерам были вручены особые золотые кресты, а солдаты получили серебряные медали. И кресты, и медали носились на Георгиевской ленте. Кроме того, 40 солдат Нарвского полка за взятие неприятельской батареи были награждены серебряным крестом Георгия.[3] Сам Нарвский полк получил георгиевские знамена, а М. С. Воронцов, И. Ф. Паскевич и Э. Ф. Сен-При были произведены в генерал-майоры.

    Вместе с Нарвским полком М. С. Воронцов участвовал в штурмах Варны и Шумлы, в битвах под Батином и Систовым, за что был пожалован особым рескриптом и орденом Св. Владимира 3-й степени.

    В октябре 1810 года М. С. Воронцов во главе отряда из 3 тысяч пехотинцев и 1 тысячи верхоконных взял Плевну, Ловчу и Сельви, где уничтожил неприятельские укрепления и возвратился к армии с 9 турецкими пушками. За эти операции он был награжден орденом Св. Анны 1-й степени.

    В конце года М. С. Воронцов заболел молдавской лихорадкой. Эта болезнь возобновлялась в течение его жизни несколько раз. Когда Нарвский полк отправился на зимние квартиры, Михаил Семенович получил двухмесячный отпуск и уехал в Петербург. Он встретил здесь лестный прием двора, неоднократно приглашался на обеды и на вечера Александром I и вдовствующей императрицей Марией Федоровной. 12 января 1811 года он стал вместе с Елизаветой Алексеевной, супругой императора, воспреемником сына у своего родственника Полянского. В военном министерстве были удовлетворены все его пожелания, в частности — назначить к нему полковым командиром подполковника А. В. Богдановского, а адъютантом гвардии поручика Н. В. Арсеньева, брата его погибшего на дуэли друга.

    Из Петербурга М. С. Воронцов отправился в Бухарест. Здесь находился командующий армией Н. М. Каменский, также заболевший молдавской лихорадкой. Состояние Каменского быстро ухудшалось. Его организм уже не принимал хину. Считалось, что больному поможет хорошее вино, и Михаил Семенович срочно отправил в свой полк курьера.

    У него в обозе были необходимые херес и портвейн. Врачи решили также, что больной нуждается в перемене климата, и его увезли в Одессу. Однако спасти командующего не удалось. 4 мая 1811 года Н. М. Каменский скончался. Ему было всего тридцать четыре года.

    Из Бухареста М. С. Воронцов вернулся в свой полк. Воспользовавшись перерывом в военных действиях, он начал писать «Наставление господам офицерам Нарвского пехотного полка в день сражения». Начинается оно так: «Ежели полку или батальону будет приказано стоять на месте фронтом под неприятельскими ядрами, то начальник роты обязан быть впереди своей роты, замечать и запрещать строго, чтобы люди от ядер не нагибались; солдата, коего нельзя уговорить от сего стыдом, можно пристращать наказанием, ибо ничего нет стыднее, как когда команда или полк кланяется всякому и мимо летящему ядру. Сам неприятель сие примечает и тем ободряется». И далее: «Когда фронтом идут на штыки, то ротным командирам должно также идти впереди своей роты с ружьем или саблею в руке и быть в полной надежде, что подчиненные, одушевленные таким примером, никогда не допустят одному ему ворваться во фронт неприятельский».

    В «Наставлении» говорится и о том, какими должны быть отношения между офицерами и солдатами. «Офицер должен чувствовать в полной мере важность звания своего и что от него зависят поступки и поведение его подчиненных во время сражения. Когда офицер умел приобресть доверенность своих солдат, то в деле каждое слово его будет свято исполнено, и от него никогда люди не отстанут <…> В некоторых полках есть постыдное заведение, что офицеры и ротные командиры в мирное время строги и взыскательны, а в конце слабы и в команде своих подчиненных нерешительны. Нет ничего хуже таковых офицеров; они могут казаться хорошими на парадах, на учениях, но для настоящей службы их терпеть в полку не должно <…> чем больше офицер был в спокойное время справедлив и ласков, тем больше в войне подчиненные будут стараться оправдать сии поступки, и в глазах его один перед другим отличаться».

    М. С. Воронцов считал, что офицерские звания не являются привилегией дворян. Главное отличие офицера — не происхождение, а храбрость на поле сражения. Поэтому одна из задач ротных командиров — поощрять храбрецов-солдат. «Господам офицерам, — пишет он, — особливо ротным командирам, в сражении крепко и прилежно замечать, кто из нижних чинов больше отличается храбростью, духом твердости и порядка, таковых долг есть вышнего начальства скорее производить в чины, ибо корпус офицеров всегда выигрывает получением настояще храброго офицера, из какого рода бы он ни был»2.

    В «Наставлении господам офицерам» М. С. Воронцов развивал правила, сформулированные его отцом, С. Р. Воронцовым, в «Инструкции господам ротным командирам». Через полтора года «Наставление» было использовано П. И. Багратионом: немного переделанное М. С. Воронцовым и под названием «Наставление господам пехотным офицерам в день сражения» оно было разослано по всем воинским соединениям 2-й русской армии.

    В марте 1811 года в связи с болезнью Н. М. Каменского Дунайскую армию возглавил генерал от инфантерии М. И. Голенищев-Кутузов.

    М. С. Воронцов еще в январе 1811 года передал командование Нарвским полком А. В. Богдановскому. Поэтому сразу после назначения Кутузова командующим обратился к нему с просьбой «быть употребленным деятельно». Тот, не дожидаясь решения военного министерства, предложил Михаилу Семеновичу срочно прибыть к нему в ставку.

    Главной задачей М. И. Кутузова было скорейшее завершение войны и заключение мирного договора с Турцией. Для этого он кардинальным образом изменил тактику ведения войны. При Каменском она заключалась только в захвате крепостей, их удержании и кордонном расположении войск. Кутузов же создал подвижные корпуса и перешел к активным боевым действиям.

    Он решил вынудить визиря на наступление и покончить с турком в открытом поле и для этого прибегнул к уловке. Кутузов стянул значительные силы к крепости Рущук, которой владели русские. Он решил внушить визирю мысль, что русские слабы и будто бы боятся турок.

    22 июля 1811 года русская армия одержала блистательную победу под Рущуком, хотя у турок было 60 тысяч воинов, а у Кутузова — 15 тысяч солдат и 114 орудий. Об этом сражении Кутузов доносил императору: «Поведение всех мне подведомственных начальников было таково, что я, ни в котором пункте всей моей позиции, не был в беспокойствии ни на одну минуту… Во всяком воине Вашего Императорского Величества видел я истинного русского и 22 июня (ст. ст.) будет навсегда доказательством того, что возможно малому числу, оживленному послушанием и храбростию, противу безчисленных толп неприятельских. — Господа генералы были мне совершенными помощниками; и я с сим вместе повергаю к стопам Вашего Величества имена отличившихся. — Всех офицеров, бывших со стрелками… представляю я к чинам, которые были и в большой опасности, и потому, что они из лучших офицеров в полку в должности сии назначаются».

    За сражение под Рущуком М. С. Воронцов был удостоен высочайшего рескрипта, в котором говорилось, что, командуя с особенным искусством двумя каре и благоразумно распоряжаясь, он принудил неприятеля «ретироваться с потерею». Ему была пожалована украшенная алмазами золотая шпага с надписью «за храбрость». 7 сентября 1811 года, командуя двумя пехотными и казачьим полками, М. С. Воронцов отразил наступление превосходящих сил противника, обратив его в бегство. За эту победу ему был пожалован орден Св. Владимира большого креста 2-й степени.

    В октябре М. И. Кутузов решил ускорить разгром турок и отправил к ним в тыл на правый берег Дуная особый отряд под командованием Воронцова, в который вошли два батальона Мингрельского, один 43 егерского полков и три эскадрона Чугуевского уланского полка. 8 октября отряд Воронцова соединился с отрядом графа Огурка и сербским отрядом воеводы Велько. С наступлением сумерек эти отряды по горным дорогам двинулись к Видино. Из-за трудностей ночного перехода на равнину они вышли засветло. Турки, заметив противника, выслали из крепости разъезды.

    М. С. Воронцов построил боевой порядок. В первой линии были три каре, а между ними сербская пехота. Во второй линии находились кавалерия, казаки и конные сербы. Несколько тысяч турок атаковали отряды Воронцова. Они были встречены картечью и ружейным огнем всей линии. Турецкая конница обошла русских с правого фланга. Но кавалерия отразила атаку, а Волынский гусарский полк и каре Охотского отряда докончили разгром противника.

    Неприятель вывез из крепости Видино несколько орудий и поставил их на возвышенности. Открыв из пушек прицельный огонь, турецкая конница и пехота снова пошли в атаку. И снова турки потерпели поражение. Из 7 тысяч атаковавших около 500 человек были убиты и еще больше ранены. Была одержана полная победа.

    М. И. Кутузову стало известно, что у деревни Васильевцы противник собрал значительные запасы продовольствия. М. С. Воронцов был снова послан за Дунай с отрядом из 8 рот гренадеров, 250 верховых и с 2 орудиями. 12 ноября отряд турок в 500 человек, защищавший склад, был разбит, и русские завладели продовольствием.

    За храбрость и умелую организацию рейдов за Дунай М. С. Воронцов был награжден орденом Св. Георгия 3-й степени.

    Потерпев поражение, турки стали подумывать о мире с Россией. Наполеон, который готовился к нападению на Россию, был крайне заинтересован в продолжении Русско-турецкой войны и всячески пытался помешать заключению мирного договора, однако ему этого не удалось.

    16 (28) мая 1812 года в Бухаресте между Россией и Оттоманской Портой был подписан договор, по которому России отошли Бессарабия (40 тысяч кв. километров и 200 тысяч населения) и крепости Измаил, Килия, Хотин, Бендеры и Аккерман.

    Заключение мира с турками за месяц до начала нашествия Наполеона на Россию имело очень важное значение. Можно было не думать о безопасности южных границ и использовать Дунайскую (Молдавскую) армию против нового, более опасного противника.

    Несколько лет спустя М. С. Воронцов писал своему другу Арсению Андреевичу Закревскому, что он любит его душевно, ведь познакомились они «не в передних и не на вахт-параде, а там, где людей узнают и где связи основываются твердые, ибо начало оных взаимное уважение»3. Не на вахт-параде, а на полях сражений познакомился и подружился М. С. Воронцов с А. X. Бенкендорфом, П. С. Котляревским, И. Ф. Паскевичем, с Э. Ф. Сен-При, И. В. Сабанеевым. И в дальнейшем самыми верными друзьями М. С. Воронцова становились его боевые товарищи.

    В.А. Удовик

    Категория: История | Добавил: Elena17 (22.06.2018)
    Просмотров: 58 | Теги: русское воинство, полковые праздники, даты
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1054

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru