Русская Стратегия


"…Нельзя любить и нельзя гордиться тем, что считаешь дурным. Стало быть, национализм предполагает полноту хороших качеств или тех, что кажутся хорошими. Национализм есть то редкое состояние, когда народ примиряется с самим собой, входит полное согласие, в равновесие своего духа и в гармоническое удовлетворение самим собой…" (М.О. Меньшиков)

Категории раздела

История [2326]
Русская Мысль [302]
Духовность и Культура [416]
Архив [1055]
Курсы военного самообразования [98]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Владимир Рылов. Становление советской системы принудительного труда. Часть 1.

    Ряд исследователей «красного террора», начиная с С.П. Мельгунова, упоминали о системе принудительного труда и «концлагерного строительства» в России. Кстати, Мельгунов еще в 1923 г. употребил термин «лагерь смерти» применительно к концлагерю в Холмогорах Архангельской губ. Этот термин получил именно в первой половине и сере­дине ХХ в. самое широкое распространение.

    О концлагерях в связи с проблемой изуче­ния «красного террора», упоминает современный историк С.С. Балмасов: еще в начале 1918 г. СНК признал необходимым «обезопасить советскую республику от классовых врагов путем изоляции их в концентрационных лагерях». Уже 31 января 1918 г. Ленин потребовал «принять меры к увели­чению числа мест заключения».

    Несмотря на повышенный интерес, обозначившийся в перестроечной и постперестроечной литературе к вопросу применения «принудительного труда» в Советской России, данная тема находилась и находится «в тени» довольно «раскрученной» истории системы сталинского Гулага.

    Как известно, «трудовая повинность» и «принудительный труд», а, говоря прямо рабский труд, не были «открытием» большевиков. Однако именно в работах всевозможных социалистов, в том числе марксистов, «принудительный труд» обосновывался «теоретически». Достаточно сказать, что по вопросу об использовании принудительного труда Ленин высказывался задолго до 1917 г.

    Причины, по которым социалисты обращались к этой теме, различны, и мы не будем на них останавливаться. Таким образом, вопрос о начале «концлагерного строительства» социализма, так сказать «ленинских концлагерей», представляет повышенный интерес, поскольку на данном примере можно понять, что представляло собой «советское общество», как была построена «исправительно-трудовая» система, как работал репрессивный аппарат, как повлияло на ментальность человека широкое применение «принудительного труда»?

    Термин «концлагерь» в «эпистолярном наследии» Ленина употребляется не так уж часто (если верить «ПСС»). Так, в телеграмме Пензенскому губисполкому еще 9 августа 1918 г. (за месяц до декрета о «Красном терроре») Ленин в ответ на крестьянское восстание, приказывал: «провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов, белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города». В 1919 г. Ленин советовал И.В. Сталину: «Насчет иностранцев советую не спешить с высылкой. Не лучше ли в концентрлагерь, чтобы потом обменять».

    В постановлении Совета обороны (председателем которого был, как известно, Ленин) 15 февраля 1919 г. предписывалось: «Взять заложников из крестьян с тем, что, если расчистка снега не будет произведена, они будут расстреляны», а вообще «все недовольных властью рабочих», в том числе и самих рабочих, отправить в концлагеря - «школу труда».

    По данным Д.А. Волкогонова, в фонде Ленина находящемся на постоянном хранении в бывшем Центральном партархиве, ныне Российский государственный архив социально-политической истории имеется «около трех тысяч документов… подписанных Лениным» и 3724 собственноручно написанных Лениным «документа, которые никогда не были опубликованы». Некоторые из них были опубликованы после снятия режима «спецхрана» с ленинского фонда в 1990-е гг. По словам Ю. Фельштинского и Г. Чернявского в этих документах Ленин «неустанно и истерически повторяет призывы расстрелять, повесить, взять заложников и т.п.»

    Но для раскрытия заявленной темы, вполне достаточно даже и не­однократно купированных и «подчищенных» статей, заметок, телеграмм, теле­фонограмм, писем, интервью и даже документов лишь подписанных Лениным, и вошедших в официальное «ПСС». Кроме того, терминов «концлагерь» и «принудительный труд» в предметном указателе ПСС нет. Он составлен таким образом, что это понятие аккуратно распределено по другим терминам, как-то: «трудовая повинность», «принуждение и убеждение», «трудовой гужевой на­лог» и т.д. Кстати, в указателе нет и терминов «расстрел», «тюрьма», «залож­ники» и др., хотя Ленин во многих работах с 1917 г. неоднократно прибегал к ним.

    Первое выявленное высказывание Ленина в ПСС о применении принудительного труда относится к уже к концу 1917 г. Так, в записке Ф.Э. Дзержинскому 7 декабря 1917 г. с проектом создания ВЧК, Ленин отмечал: «как первый шаг к введению всеобщей трудовой повинности» для лиц «принадлежащих к богатым классам (т.е. имеющие доход в 500 р. в месяц и свыше, владеющих городской недвижимостью, акциями и денежными суммами свыше 1000 р.), а равно служащих в банках, акционерных предприятиях, государственных и общественных учреждениях» будет введение «потребительско-рабочих книжек». Ленин считал, что указанные лица «обязаны в недельный срок со дня издания настоящего закона обзавестись … для ведения еженедельных записей прихода и расхода и для внесения в книжки удостоверения от комитета и учреждения того рода службы общественной, которое данное лицо несет».

    Уже 14 декабря 1917 г. Ленин повторил свои пожелания Дзержинскому в декрете о национализации банков. Нововведения рассматривались Лениным «как первый шаг по введению в жизнь всеобщей трудовой повинности», а также для контроля «над богатыми». В качестве «мер» для несогласных, Ленин предлагал «отправку на фронт и принудительные работы всем ослушникам закона». Ленин также объявлял «саботирующих и бастующих чиновников» «врагами народа», меры против них предлагались тоже репрессивные – «конфискации, аресты».

    По мере строительства социализма, число классовых врагов постоянно увеличивалось. В 1919 г. Ленин заявил, что «крестьянин, который эксплуатирует благодаря тому, что имеет излишки хлеба, наш противник». «Мы говорим», - заявлял Ленин, что производство и продажа «излишков» хлеба – «государственное преступление». Но и после самого драматичного периода Гражданской войны, классовых врагов меньше не становилось. В марте 1920 г. Ленин утверждал, что «на фронте кровавом борьба кончается, а на фронте бескровном только начинается… не меньше нужно напрягать сил и жертв и ставка тут не меньше и сопротивление не меньше, а гораздо больше. Всякий зажиточный крестьянин, всякий кулак, всякий представитель старой администрации, кто не хочет действовать за рабочего, - это все враги».

    Следует отметить, что пристальный интерес к банкам привел к тому, что банковские учреждения вместе со своими зданиями стали базой для каратель­ного аппарата новой власти, хрестоматийный тому пример, здание страхового общества «Россия» в Москве, знаменитая «Лубянка».

    Интересно также отме­тить, что, например, в Воронежской губ., многие документы советских кара­тельных учреждений, в том числе и концлагерей написаны на бланках всевоз­можных банков, страховых обществ и т.п. Таким образом, первые собственно советские тюрьмы, стали хранить, так сказать «человеческий капитал». Как из­вестно, банки и финансы в целом являются «кровеносной системой», рыночной экономики; можно сказать, что банковскую систему стала заменять сеть все­возможных карательных учреждений, широко использовавших принудитель­ный труд в условиях распределительной, социалистической экономики.

    Более того, того общий контроль над системой принудительного труда, работой госаппарата, кооперации и т.д. Ленин возлагал на ВЧК. В 1920 г., вы­ступая перед чекистами, он заявил: «мне хотелось бы обратить внимание на вопрос, который стано­вится перед органами борьбы со шпионажем и спекуля­цией, на бескровный фронт труда, который теперь выдвигается на первый план с точки зрения строительства Советской власти, с точки зрения укрепления ра­боче-крестьян­ской власти и восстановления разрушенного хозяйства». Кроме ЧК возникло немало всевозможных «органов», которые занимались осуществлением принудительного труда. По мнению Ленина, нельзя было «провести трудовую повинность без Народного комиссариата внутренних дел». Например, Управление концентрационных лагерей Тамбовской губ. (1920 – 1922 гг.) находилось в ведении не только Губ. отдела принудработ, но подчинялось также НКВД и ЧК.

    В январе 1920 г. Ленин работал над «Проектом постановления СНК о разгрузке картофеля и очистке от снега московских улиц и железнодорожных путей» для решения насущных проблем строительства социализма. Ленин предлагал «поручить Бурдукову, начальнику Московского гарнизона, Каменеву, Дзержинскому, Курскому из наркома юстиции представить данные о числе взрослых и здоровых мужчин, их нерабочем времени и об их использовании для неотложных работ в городе и проект постановления об их использовании». Ленин также советовал «поручить ВЧК назначить ответственного, партийного, опытного следователя для изучения данных о полной неудовлетворенности постановки трудовой повинности в Москве, как рабочих, так и служащих», а «НКВД принять более энергичные меры для осуществления снеговой повинности». Доклад в СНК о решении этой проблемы оставался за Дзержинским. На него была возложена ответственность за выполнение соответствующего постановления СНК.

    Кроме того, существовали и другие органы осуществлявшие «трудповинность». Основными учреждениями были Народный комиссариат труда (НКТ) и Главный комитет по всеобщей трудовой повинности (ГКТ) во главе с Дзержинским. Это учреждение имело право привлекать к любым работам, в том числе и сельскохозяйственным, каждого гражданина республики, кроме нетрудоспособных. Становился актуальным вопрос о сосредоточении управления «трудповинности» в одном ведомстве. По-видимому, гражданские ведомства, занимавшиеся эксплуатацией принудительного труда, хотели изъять эту сферу из ведения военизированных и карательных учреждений и подчинить ее НКТ. Однако Ленин был против «слияния НКТ и ГКТ». Тем не менее, ГКТ был упразднен 22 марта 1921 г. решением ВЦИК и СНК; было принято постановление «О ликвидации Главного комитета по всеобщей трудовой повинности и местных комитетов по всеобщей трудовой повинности и о реорганизации Народного комиссариата труда».

    Трудовую повинность осуществляли и другие учреждения. Например, Ленин в «Наказе СТО» местным учреждениям спрашивал: «в чем выражается участие местных учреждений Центрального статистического управления (ЦСУ) в деле проведения трудповинности и трудмобилизации?». Он также интересовался перечнем «применяемых трудповинностей», «итоговыми данными о числе привлекаемых и об итогах работы». Ленин также считал, что следует обеспечить губстатбюро (местные отделения ЦСУ) «рабочей силой путем привлечения в порядке трудовой повинности сотрудников других учреждений». Следует отметить, что, наверное, не было ни одного советского учреждения, в той или иной степени не вовлеченных в исполнение или организацию принудительного труда.

    Ленин также писал о принудительном труде в знаменитом манифесте, декрете «Социалистическое отечество в опасности!» 21 февраля 1918 г., соав­тором которого был Л.Д. Троцкий. Ленин призывал «Рабочих и крестьян Пет­рограда, Киева и всех городов, местечек, сел и деревень по линии нового фронта» «мобилизовать батальоны для рытья окопов под руководством воен­ных специалистов». Причем, «в эти батальоны должны быть включены все ра­ботоспособные члены буржуазного класса, мужчины и женщины, под надзором красногвардейцев; сопротивляющихся - расстреливать». К «окопной повинности» Ленин прибегал неоднократно.

    Кроме того, в декрете «Социалистическое отечество…» Ленин не забыл и о привлечении к физическому труду своих идейных оппонентов. В декрете име­лось указание на закрытие газет, выступающих против «революционной обо­роны», при этом «работоспособные редакторы и сотрудники изданий мобили­зуются для рытья окопов и других оборонительных работ». Ленин также высту­пал за привлече­ние к труду интеллигентов не только для «окопной по­винности», но и при решении других вопросов. Например, 18 января 1920 г. он предлагал А.В. Луначарскому, «создать словарь настоящего рус­ского языка, скажем, словарь слов, употребляемых теперь и классиками, от Пушкина до Горького». Для этого Ленин предлагал «посадить за сие 30 ученых, дав им красноармейский паек». С тем же предложением Ленин обратился 5 мая 1920 г. и к М.Н. Покровскому: «засадить на паек человек 30 ученых или сколько надо, взяв, конечно, не годных на иное дело, - и пусть сделают». Тогда же Ленин настаивал на проведении «трудповинности» для «всех» лиц, «могущих ознакомить население с электри­фикацией, тейлоризацией и т.п.».

    Однако Ленин не забыл еще 14 декабря 1917 г. о неимущих классах в связи с «введением всеобщей трудовой повинности»: «Все граждане обоего пола, с 16 до 55 лет, обязаны выполнить те работы, которые будут названы местным Советом… или другим органом Советской власти». Правда в Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа 3 января 1918 г., Ленин уточнял, что трудовая повинность вводится лишь «в целях уничтожения паразитических слоев общества». В марте 1918 г. Ленин также успокаивал «рабочих и беднейших крестьян России» тем, что «трудовая повинность должна означать, прежде всего, и больше всего, привлечение к несению своей общественной службы богатые и имущие классы», но оговаривался: «трудовую повинность мы должны начать осуществлять с богатых».

    Ленин признавал, что «введение трудовой повинности для бога­тых» есть лишь только «первый шаг», за которым должны последовать и дру­гие в том же направлении. Уже в феврале 1918 г. в дополнении к декрету «Со­циалисти­ческое отечество в опасности!» отмечалось: «каждый работник, отра­ботав 8 ча­сов в сутки, обязан три часа ежедневно (или по 4½ часа в сутки с третьим днем отдыха) работать в области военной и административной». На VII-ом съезде РКП (б) 20 марта 1918 г. Ленин назвал «введение трудовой по­винности» - «конкретным требованием Советской власти». Можно сказать, что в вопросе о категориях населения, к которым будет применяться трудовая по­винность, тогда и была поставлена точка: «от трудовой повинности в примене­нии к богатым, Советская власть должна будет перейти, а вернее, од­новре­менно должна будет поставить на очередь задачу применения соответст­вующих принципов к большинству трудящихся, рабочих и крестьян».

    Причину столь жесткого подхода он объяснял так: «Наше дело – ставить вопрос прямо. Что лучше? Выловить и посадить в тюрьму, иногда даже расстрелять сотни изменников из кадетов, беспартийных, меньшевиков, эсеров, "выступающих” (кто с оружием, кто с заговором, кто агитацией против мобилизации, как печатники или железнодорожники из меньшевиков и т.п.) против Советской власти, то есть за Деникина? Или дове­сти и до того, чтобы позволить Колчаку и Деникину перебить, перестрелять, перепороть до смерти десятки рабочих и крестьян? Выбор не труден».

    В статье «Очередные задачи…» Ленин как бы подводил итоги недолгого правления большевиков. Он в частности заключил, что для введения «трудовой повинности» проведена лишь «организационно-подготовительная работа». Кроме того, признавалось, что произошло «опоздание с введением трудовой повинности», что объяснялось слабостью аппарата новой власти. Тем не менее, «начать введение трудовой повинности нам следовало бы немедленно, но вводить ее с большой постепенностью и осмотрительностью, проверяя каждый шаг практическим опытом». Непонятна логика Ленина в вопросе о сроках введения трудовой повинности; «немедленно» или «постепенно» следует ее вводить? Ответ на этот вопрос заключается в том, что, решив проблему теоретически, у большевиков не было еще «практического опыта»; собственно и приобретать данный опыт по организации «принудительного труда» призывал Ленин в своей статье. В 1919 г. в проекте программы РКП (б) Ленин говорил уже о «поголовной мобилизации всего трудоспособного населения Советской властью, при участии профессиональных союзов, для выполнения известных общественных работ, должна быть применяема несравненно шире и систематичнее, чем это делалось до сих пор». На IX съезде РКП (б) 29 марта 1920 г. он отмечал, что «объединение трудящихся» путем «трудовой повинности» «мы осуществляем» «не боясь принуждения».

    Ленин прозорливо вглядывался в «светлые дали» социалистического обще­ства после «истребления» эксплуататорских классов. Так, работая еще 14 де­кабря 1917 г. над проектом декрета о национализации банков Ленин указывал на то, что все население страны должно быть «объединено принудительно в по­требительские общества». Кроме того, в 1918 г. Ленин заговорил о «неуклон­ных, систематических мерах к (переходу к Massenspeisung – общественное питание) замене индивидуаль­ного хозяйничанья отдель­ных семей, общим кормлением больших групп семей». Ленин также рассуждал о «ячейках» социалистического обще­ства недалекого будущего – Союзах потребительской кооперации 24 – 27 де­кабря 1917 г., работая над проектом дек­рета о трудовых коммунах. В 1918 г. Ленин неоднократно обращался к вопросу о «принудительном объединении всего населения в потребительско-производ­ственные коммуны» и «потребительские общества». Все население страны должно было бы вступить в эти союзы, своего рода общины эпохи социализма, в которых будет «всеобщая трудовая повинность» и «запрещение частного сбыта», а между коммунами будет происходить товарообмен. Однако про­блема взаимодействия между коммунами в плане товарообмена так и не была решена даже и в 1921 г., когда уже начался переход к НЭПу. Ленин сетовал: «Вопрос о том, как менять в социалистическом государстве мануфактуру, по­маду и прочее на хлеб, как сделать, чтобы на счет польской соли лишний пудик муки получить, это во сто раз интереснее. Хотя это не обычно, но надо на пар­тийных собраниях заниматься вопросом об этой предприимчивости». Таким образом, Ленин хотел сделать членов правящей партии какими-то первобыт­ными коробейниками, занимающимися натуральным обменом.

    Ленин признавал в декабре 1920 г., что «мы были и остаемся страной мелкокрестьянской, и переход к коммунизму нам неизмеримо труднее. Для того чтобы этот переход совершился, нужно участие самих крестьян в десять раз большее, чем в войне. Однако он понимал, что крестьяне, прежде всего, «собственники» и вообще «социалистами не являются». Поэтому, чтобы крестьянам «показать пример артельного, товарищеского труда, нужно сначала самим удачно организовать такое хозяйство». Однако практически сразу, насаждаемая Лениным система «социалистической кооперации», показала свою полную неэффективность. Например, даже в первый год НЭПа известный большевик С.И. Гусев предложил проект о «коммунистическом производственном кооперативе», суть которого, по словам Ленина, сводилась к тому, что его члены должны были получать от государства «здоровый гигиенический паек». Другими словами, большевики понимали, что данные кооперативы будут изначально нерентабельными, т.е. его члены не смогут прокормить самих себя.

    В конце 1920 г. на съезде Советов Ленин выступал о законопроекте СНК «об укреплении и развитии сельскохозяйственного производства». Он отмечал, что «не встретится теперь уже ни одного товарища, который сомневался бы в необходимости специальных и особенно энергичных мер помощи [крестьянам] не только в смысле принуждения, чтобы земледельческое производство поднять». При этом Ленин заявлял, что «сейчас начинается военная компания против остатков косности, темноты и недоверия среди крестьянских масс».

    Все эти меры означали для большевиков как раз и построение социализма. По этому поводу Ленин писал весной 1918 г.: «борьба с буржуазией переходит в стадию учета и контроля: декларация денег + трудовая повинность + учет продуктов + всеобщее объединение в кооперативы». Как известно, «учет и контроль» стал, едва ли не ключевым вопросом и свелся в дальнейшем к известной формуле – лозунгу «Социализм – это учет и контроль». Однако из этой формулы исключались и важнейшие составляющие, совокупность которых по мысли Ленина и являлась социализмом. Ленин провозгласил некий идеал близкого будущего – социалистического общества, который надо достичь. Формула социалистического общества виделась Ленину так: «Советская власть + прусский порядок железных дорог + американская техника и организация трестов + американское народное образование etc. etc. ++ = Σ = социализм».

    Однако конечной целью большевиков было не внедрение «прусских железных дорог», «американского начального образования» и т.д. Это было лишь средством для построения коммунизма. В декабре 1919 г. Ленин объяснял свою конечную цель так: «коммунизм, если брать это слово в строгом значении, есть безвозмездная работа на общественную пользу, не учитывающая индивидуальных различий, стирающая всякое воспоминание о бытовых предрассудках, стирающая всякую косность, привычки, разницу между отдельными отраслями работы, разницу размера вознаграждения за труд и т.п.». Собственно «коммунистический труд», по мысли Ленина, «в более узком и строгом смысле слова, есть бесплатный труд на пользу общества, труд, производимый не для отбытия определенной повинности, не для получения права на известные продукты, не по заранее установленным и узаконенным нормам, а труд добровольный, труд вне нормы, труд, даваемый без расчета на вознаграждение, без условия о вознаграждении, труд по привычке трудиться на общественную пользу, труд, как потребность здорового организма». Однако пока этого достичь не удалось, организмы трудящихся нездоровы и не ощущают потребность в бесплатном труде, поэтому надо развивать «социалистический труд». И надо начать с «малого» - «субботники, трудовые армии, трудовая повинность». При этом Ленин отмечал, что с «большего» «мы уже начали» – с «государственного переворота, низвергнувшего собственность капиталистов».

    http://nmanifest.ru/anltcs/history/full?newsid=95

    Категория: История | Добавил: Elena17 (13.07.2018)
    Просмотров: 114 | Теги: преступления большевизма, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1054

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru